20 Сентября 2018, Четверг, 7:28 Facebook ВКонтакте Twitter Instagram
Прислать новость

Слышен на Волге голос Припяти

Рубрика: Terra incognita
Слышен на Волге голос Припяти28/04/2018 15:48

В этом году 25 марта в соседней Беларуси отмечали важный юбилей: 100-летие Беларуской народной республики (БНР), ставшей, несмотря на все свои «косяки», первой самостоятельной формой беларуской государственности и, вопреки политическим разногласиям, основой для создания впоследствии Советской Беларуси. Сразу несколько человек, стоявших у истоков БНР, волею судеб и крутых виражей политической истории, оказались связанными с Саратовом и его окрестностями.

От национал-уклонистов до держиморд
По историческим меркам БНР как реальная структура просуществовала всего ничего — с 1918 по 1920 годы, пережив за это время две оккупации. Когда территория Беларуси была занята кайзеровскими войсками, германская военная администрация не признавала статуса независимой республики. Это не помешало части членов Рады БНР отправить кайзеру телеграмму, в которой выражалась благодарность за «освобождение» и уверенность, что только в союзе с Германией у новой республики есть будущее. В ноябре 1918 года, после поражения в Первой мировой войне, германские войска стали покидать Беларусь. Вслед за этим республика оказалась во власти большевиков, которые зашли не только на штыках Красной армии, но и при широкой поддержке городских трудящихся. Сельская беднота поддерживала Беларускую партию социалистов-революционеров, существенно превосходящую по численности своих соратников-большевиков. Ленинцы воспринимали БНР как попытку национальной буржуазии создать искусственные перегородки между русскими и белорусскими трудящимися и разделить единый фронт борьбы за социализм. Хотя внутри самого большевизма, признающего фундаментальное право народов на самоопределение, были на тот момент разные течения — от условных «национал-уклонистов» (приверженцев максимальной самостоятельности этнических окраин бывшей империи) до ультралевых «национал-нигилистов» (отрицающих или минимизирующих необходимость национального строительства). Между двумя этими условными полюсами были ещё и на первый взгляд близкие к «национал-нигилистам» сторонники «единой и неделимой» советской России, именуемые с подачи Ленина «великодержавными держимордами». (Принято считать, что линию «великодержавников» проводил Сталин, сменивший в конце 1930-х политику «коренизации» в национальных республиках на русификацию, но в послевоенные годы он боролся и с «русской партией» внутри большевизма, свидетельством чему стало «ленинградское дело».)
Эти разногласия проявились в декабре 1917 года, когда часть большевиков во главе с секретарем северо-западного губкома РСДРП(б) Александром Мясникяном и его ближайшими соратниками Вильгельмом Кнориным и Карлом Ландером, выступавшими против любой автономии на вверенной территории, разогнали в декабре 1917 года Первый всебеларуский съезд, санкцию на который дали первые лица партии. Так, незадолго до этого беларуский левый эсер Евсей Канчер, находясь в Петрограде, получил добро на проведение съезда от Ленина, Фрунзе и Сталина (последний даже обещал профинансировать мероприятие из государственного банка).
В начале советско-польской войны 1919-1921 годов и оккупации Беларуси войском Пилсудского поляков приветствовали почти все политические структуры Беларуси, кроме большевиков, создавших первую советскую республику Беларусь в начале 1919 года в Смоленске. Уже к концу года оказавшиеся под «опекой» Польши вожди БНР раскололись на сторонников и противников — Верховная Рада БНР под руководством Антона Луцкевича поддерживала сотрудничество с Варшавой, а Народная Рада под руководством Вацлава Ластовского, позже возглавившего правительство республики, полагала действия Пилсудского колониальной политикой, опираясь на союзничество со «свободными» республиками Прибалтики и в первую очередь с Литвой.

Антон Луцкевич
К началу 1920-х оказавшаяся в изоляции как со стороны Запада, так и Советского Союза, БНР превратилась в «тело без органов» с номинальным правительством в изгнании. Стоящие у её истоков деятели либо остались за рубежом, либо включились в советскую «беларусизацию» и строительство БССР.
Примечательный факт: многие основатели БНР были не профессиональными политиками или закалёнными в боях с царизмом революционерами, но интеллигентами — литераторами, историками и этнографами, создавшими и сохранившими язык, поддержке которого в современной Беларуси стали уделять внимание только в последнее время. Можно сказать, по отношению к царизму и, тем более, Временному правительству вожди БНР были не ультрарадикалами, а умеренными оппозиционерами.
100-летие БНРВ этом году «Дзень Волi» (именно так называется дата объявления БНР) был отмечен разрешённым концертом в центре Минска — руководство страны во главе с президентом Александром Лукашенко впервые было не против акции. До этого нынешний беларуский официоз, отказавшийся от бело-красного флага БНР и вернувший в середине 1990-х красно-зеленый флаг БССР (только без серпа и молота), предпочитал не просто дистанцироваться, но жёстко разгонять «чтящую корни» разношерстную оппозицию. И это неудивительно, ведь режим Лукашенко ведёт своё «летоисчисление» от лишённых коммунистического содержания традиций позднего СССР с его политикой русификации и ползучего возвращения унитарной империи. Умеренный, вызванный боязнью повторения украинских событий 2014 года, реверанс минских властей в сторону «националистов» и «сепаратистов» ожидаемо в штыки воспринял российский официоз, чуть ли не обвиняя Лукашенко в «русофобии». И это неудивительно в контексте нынешней кремлёвской идеологии, одновременно эксплуатирующей ностальгию по царской России и СССР.
В этой картине мира любая самостоятельная государственность бывших окраин Российской империи если и не подводится под состав новой уголовной статьи об отрицании территориальной целостности, то вполне отчетливо полагается опасным и чуждым «нашей морали» явлением. Неудивительно, что это способствует посыпанию пеплом забвения всех, кто связан с национальным развитием «малых» народов, но мы нарушим эту традицию и расскажем об упомянутом ранее Вацлаве Устиновиче Ластовском — писателе, филологе, историке, общественном и политическом деятеле, премьер-министре БНР, который в наших краях отбывал ссылку и погиб в годину Большого террора. И не только о нём.

Ктулху из Полоцка
Вацлав ЛастовскийВацлав Ластовский родился 27 октября (8 ноября) 1883 года в поселении Колесники Дисенского уезда Виленской губернии (ныне — Глубокский район Витебской области Беларуси) в семье безземельных шляхтичей (дворян на землях Великого княжества Литовского). После окончания четырёх классов Погостской начальной школы, в 1896 году, отправился в Вильно. Там Ластовский трудился в винной лавке посыльным, потом канцеляристом в Шаулях (ныне литовский город Шауляй). В 1904 году перебрался в Петербург, где работал библиотекарем в студенческой читальне и посещал на правах вольного слушателя курсы классического университета. Высшего образования он так и не получил, хотя вскоре стал энциклопедистом беларуской истории, культуры и литературы, автором множества теоретических (и не только) текстов, вошедших в документальные и художественные книги, такие, как «Краткая история Беларуси», «Подручный российско-кривский (белорусский) словарь», «История беларуской (кривской) книги». Как отмечают литературные критики, вышедшая в 1923 году повесть «Лабиринты» (про столкновение человечества с погибшей цивилизацией, артефактом существования которой является гигантский лабиринт под беларуским Полоцком) сблизила Вацлава Ластовского с творчеством Говарда Филлипса Лавкрафта — создателя мифов Ктулху, хтонического чудища с головой в виде осьминога.
Находясь в Литве, Ластовский в 1902 году вступает в партию Социал-демократия Королевства Польского и Литвы (СДКПиЛ). Скорее всего выбор политической структуры был определен отсутствием контактов с другими левыми (впоследствии, как мы уже говорили, Вацлав Устинович выступал против оккупации Беларуси Польшей). Когда Ластовский пришёл в социал-демократию, она в царской России представляла собой ещё слабо оформившееся течение. Центральная партия — РСДРП (кстати, учреждённая в 1898 году в беларуском Минске, через пять лет после образования СДКПиЛ) — не успела ещё расколоться на большевиков и меньшевиков, не говоря уже о появлении в социал-демократии многочисленных «национально-освободительных» ответвлений, зачатки которых на рубеже XIX-XX веков находились на докружковой стадии. В том же 1902 году группа интеллигентов создают Беларускую революционную громаду, через год переименованную в Беларускую социалистическую громаду (БСГ) — партию, которая наряду с социалистическими преобразованиями написала на своём знамени лозунг национально-культурной автономии, а затем — и права на сецессию. Через несколько лет к БСГ примкнёт и Ластовский, за что его арестуют в 1906 году и на несколько месяцев посадят в тюрьму. В 1909 году Вацлав Ластовский становится секретарем редакции беларускоязычной газеты «Наша Ніва», а также заведующим первым беларуским книжным магазином в Вильно. В 1916-1917 годах он — редактор газеты «Гоман», позднее издает журнал «Крывіч», выходивший в литовском Ковно (современный Каунас).
После поражения БНР Ластовский оказался в Литве, к концу 1918 года он даже вошел в тарибу — орган власти отколовшейся от России республики, где возглавил беларуское представительство, а затем стал атташе при посольстве Литвы в Берлине.
В декабре 1919 года Вацлав Ластовский возглавил кабмин Народной рады БНР, став премьером непризнанной республики, создаваемой при его непосредственном участии,— главой правительства в изгнании. В этом ранге Ластовский занимался поддержкой антипольского движения беларуских партизан, за что был арестован властями Польши в декабре 1919 года и пробыл до февраля 1920 года в заключении. В октябре 1920 года, после подписания мира между РСФСР и Польшей на конференции в Риге, Ластовский создал блок партий для борьбы за независимую и неделимую Беларусь на два фронта — против Варшавы и Москвы. Известно, что в 1922 году Ластовский представлял БНР на Генуэзской конференции 1922 года. Но мировое сообщество не воспринимало всерьез республику, к которой по мере укрепления советской Беларуси всё больше относились как к фейку. В итоге, 20 апреля 1923 года, Ластовский объявил об уходе с поста главы правительства БНР, оставаясь в Литве до конца 1926 года, пока в этой республике не произошел фашистский переворот Аугустинаса Вольдемараса. Новый режим отказался поддерживать беларускую вольницу Ластовского, который к тому времени фактически отошёл от прежних взглядов и всё больше присматривался к Советской Беларуси, где под руководством большевиков вовсю шла «коренизация» — развитие родной культуры и языка, то есть то, за что Ластовский выступал как буржуазный «этносоциалист». К тому же, в ноябре 1926 года его приглашают в БССР на конференцию, посвящённую реформе беларуского правописания и азбуки.
В апреле 1927 года Вацлав Ластовский остаётся в советской Беларуси, где становится директором республиканского музея, завкафедрой этнографии при Институте беларуской культуры, который в 1928 году реорганизовывается в Академию наук БССР. Таким образом, Ластовский, имея всего четыре класса официального образования, стал большим учёным — такой путь проделывали в то время многие интеллигенты, особенно из представителей угнетённых народов. Будучи академиком, Ластовский трудился в комиссии живого беларуского языка и в комиссии по охране республиканских памятников культурного наследия, где проводил этнографические экспедиции.

Из академиков в библиотекари
Всё бы хорошо, но с учётом небольшевистского (и даже антиленинского) прошлого про Ластовского вспомнили в ОГПУ и 21 июля 1930 года арестовали по делу «Союза освобождения Беларуси», фигурантами которого стали десятки людей, в прошлом придерживавшихся разных взглядов, в том числе и создатели БНР.
Лишённый академических регалий, Ластовский оказался в заключении, но, как любят говорить, времена были ещё вегетарианские, и в апреле 1931 года он «отделался» ссылкой на пять лет в Саратов. В нашем городе Вацлав Устинович трудоустраивается в библиотеку классического университета. Как пишет замдиректора ЗНБ СГУ Алексей Зюзин, первое заявление Ластовского о приеме на работу в Саратове датировано 8 августа 1931 года, однако документы отложили «до разрешения ОГПУ», и уже 24 сентября его приняли в Фундаментальную библиотеку СГУ сверх штата помощником библиотекаря.
По разным данным, в ноябре или декабре 1931 года Ластовского переводят на должность старшего библиотекаря в отдел редких и ценных книг, отделение рукописей. Почти сразу ссыльный академик и создатель БНР организовывает занятия по повышению квалификации сотрудников, а также читает персоналу библиотеки СГУ лекции по книговедению. Как отмечает заведующая научно-методическим отделом ЗНБ СГУ Елена Яковчук, с открытием при университетской библиотеке двухгодичных курсов Ластовский становится одним из преподавателей и читает курс «История книги». А в 1936 году программа курса выходит отдельной публикацией, ставшей единственной печатной работой Ластовского в его последний, саратовский, этап биографии (Алексей Зюзин пишет, что публикация не сохранилась, но сведения о ней приводятся в приложении №14 к отчету Ассоциации по публикациям библиотек: «Программа лекций В. Ластовского по «Истории книги» // Саратов: Тип. газ., 1936).
Участвует Ластовский и в работе созданной в 1932 году Ассоциации научных и вузовских библиотек Саратова, выступая не только как представитель библиотеки СГУ, но и как преподаватель книговедения на проводимых ассоциацией курсах повышения квалификации.
В статье заведующей отделом редких книг и рукописей ЗНБ Нелли Попковой, посвященной Ластовскому, отмечается, что опальный беларуский ученый вел исследовательскую деятельность не только в Саратове, но и, к примеру, в 1935 году занимался отбором книжных изданий в Пугачеве. Кроме этого, в том же году по линии Ассоциации научных и вузовских библиотек Саратова Ластовский написал доклад «О работе отдела редких, ценных и рукописных книг Научной библиотеки при Саратовском государственном университете». В этом не опубликованном тогда, но сохранившемся документе отмечается, что коллекция библиотеки «является солидной базой для будущего исторического факультета при СГУ» (факультет в новой форме был учреждён в 1935 году. — Авт.).
«Как в области естествознания базой изучения является сама природа, так в области исторических наук — базу составляют первоисточники. На этих первоисточниках базируется все наше историческое знание и ими питается. Поэтому в системе Научной библиотеки отдел, хранящий первоисточники, обслуживающий квалифицированных научных работников и знакомящий с прошлым массового посетителя, а также способствующий переработке буржуазного и феодального наследства в пролетарскую культуру, пользуется особой заботливостью дирекции Научной библиотеки и Саратовского госуниверситета, в смысле оборудования и пополнения»,— говорил Ластовский уже на языке не национально-освободительного, но следующего, социалистического, этапа человеческой цивилизации.
Апелляция к социализму и диктатуре пролетариата не помогла не только Ластовскому, априори считавшемуся «попутчиком» с тёмным прошлым буржуазного реакционера, но и такому безупречному, казалось бы, человеку, как Давид Рязанов — старейшему члену РСДРП, создателю института Маркса и Энгельса, который тоже отбывал ссылку в Саратове с апреля 1931 года и тоже работал в университетской библиотеке (наверняка Ластовский и Рязанов пересекались по работе, хотя документальных подтверждений этого не имеется). Обоих «взяли» летом печально прозаического 1937-го: Рязанова в конце июля, Ластовского — 20 августа. Уже через два дня в приказе по НБ СГУ №127 написано: «С 21/VIII с/г отчислить из штата библиотеки сотрудника библиотеки Ластовского В.У. как арестованного органами НКВД».
Как рассказывает беларуский историк Андрей Чернекевич, Ластовского осудили как «агента польской разведки и участника национал-фашистской организации». По другим — непроверенным — данным, создателя беларуской государственности якобы уличили в поездке в Ватикан, где он действительно был, как и во многих других «капстранах», являясь в начале 1920-х своего рода «полпредом» БНР.
По информации Алексея Зюзина, в начале 1990-х годов последующую судьбу Вацлава Ластовского прояснила легендарный директор ЗНБ СГУ Вера Артисевич, которая трудилась на этом посту с 1932 года и была своего рода работодателем беларуского учёного.
Вера Александровна стала хлопотать после того, как в октябре 1990 года к ней из Минска приехали телевизионщики, которые на волне перестроечной гласности и тяготения к истории национальных движений в республиках СССР собирали про Ластовского материалы. После встречи с минским режиссером Сухоцким Артисевич написала в архив саратовского КГБ запрос по поводу изучения материалов дела Ластовского, но ей было отказано в доступе к бумагам, и только через три года Вера Александровна смогла добиться из органов ответа на несколько интересующих её вопросов. Из полученной бумаги, как отмечает Алексей Зюзин, следовало, что Вацлав Ластовский по приговору Военной коллегии Верховного Суда СССР был расстрелян 23 января 1938 года. 16 сентября 1958 года, в период оттепели, его реабилитировали. Примечательно, что в ответе из органов содержалась информация о супруге Вацлава Устиновича — Станиславе Петровне Ластовской, которая на момент реабилитации проживала в доме №145 по улице Большая Горная, то есть очевидно, что после потери мужа она больше 20 лет прожила в нашем городе. Дом на пересечении Большой Горной и Соборной (Коммунарной), где жила вдова Вацлава Устиновича, не сохранился — в конце 1970-х здесь выстроили многоэтажку, чей двор сегодня украшают причудливые животные в духе провинциального двор-арта. Быть может, эти добродушные хранители постсоветского урбанистического апокалипсиса стали чем-то вроде напоминания о зубрах и прочей реликтовой живности, обитающей в лесах и на партизанских тропах Беларуси, которая появилась на карте мира во многом благодаря забытому саратовскому библиотекарю.

Язеп ЛёсикP.S. Кроме Ластовского с саратовским краем связано ещё несколько судеб вершителей беларуской государственности.
Писатель, публицист, языковед, педагог и один из отцов-основателей БНР Язеп Лёсик известен как родной дядя писателя Якуба Коласа. Он, как и Вацлав Устинович, принял после некоторых колебаний советскую власть и стал академиком АН БССР, но в 1930 году вместе с Ластовским стал фигурантом дела «Союза освобождения Беларуси» и был сослан на пять лет в город Камышин Нижне-Волжского края (столицей которого был Саратов). В 1934 году Лёсика амнистировали, запретив возвращаться в Минск, и после коротких скитаний по Брянской области он в 1937 году поселяется в Аткарске, где работал преподавателем в местном педагогическом техникуме. В 1938 году уже в Саратове Язепа Лёсика вновь арестуют якобы по подозрению в принадлежности к контрреволюционной организации, и 31 марта 1940 года суд приговорит его к пяти годам лагерей. Дальнейшая судьба неизвестна.
Всеволод ИгнатовскийДругой создатель БНР — Антон Луцкевич — советскую власть не принял и после создания БССР жил в Литве и Польше, где, кстати, подвергался репрессиям за «просоветские высказывания», хотя в статье 1930 года «Тень Азефа» резко раскритиковал Сталина. В 1939 году, после подписания пакта Молотова-Риббентропа, Луцкевича задерживают в Вильно сотрудники НКВД. В СССР ему дают восемь лет лагерей, в которых он погибает. Дату и место смерти Луцкевича различные источники указывают разную. По одной из версий, умер он на пересылке в упомянутом уже Аткарске 23 марта 1942 года.
А ещё с нашими краями связан один из создателей Советской Беларуси Всеволод Игнатовский — революционер, учёный, первый нарком просвещения БССР, создатель Беларуской академии наук (где трудились Ластовский и Лёсик) и вдохновитель политики беларусизации. По некоторым непроверенным данным, весной 1921 года, находясь в Саратовской области, Игнатовский якобы оказался в плену участников контрреволюционного выступления Антонова, известного более как Тамбовское восстание. Так это или нет, судить не берёмся, однако в наших краях он бывать вполне мог, поскольку с 1908 года Всеволод Макарович был женат на уроженке Балашовского уезда Марии Севастьяновне Игнатовской, в девичестве — Арефьевой.


Теги:

Оцените материал:12345Проголосовали: 168Итоговая оценка: 2.82Прислать новость
Имя:
Сообщение:*
 
*Поля обязательны для заполнения!
«Общественное мнение» / Публикации / Слышен на Волге голос Припяти
Загрузка...
№5-6(209), май-июнь 2018 г.№5-6(209), май-июнь 2018 г.
Журнал "Общественное мнение" в ваших телефонах
Скачать приложение для андроида Скачать приложения для iPhone
Какие у вас долги?
Оставить комментарий

Новости

Частное мнение

18/09/2018 13:48
Аварийное мышление
Аварийное мышление | Отзывов: 12Как не согласиться с местом переселения и не остаться с пустыми карманами
15/09/2018 11:37
О чем судья по делу Никитиной жалуется президенту адвокатской палаты
О чем судья по делу Никитиной жалуется президенту адвокатской палаты | Отзывов: 37И причем тут начальник УФССП по Саратовской области?
12/09/2018 13:52
Дело Миненкова. Три этапа изощренных махинаций
Дело Миненкова. Три этапа изощренных махинаций | Отзывов: 7В ближайшее время суд огласит приговор в отношении конкурсного управляющего Дмитрия Миненкова
11/09/2018 10:02
Медийные нострадамусы, или Алиби от клеветы
Медийные нострадамусы, или Алиби от клеветы | Отзывов: 52Ради спасения журналистов из пула Сергея Курихина полиция упорно пытается найти уголовную статью для Веры Шульковой
10/09/2018 10:00
Право чиновника из Фрунзенского района
Право чиновника из Фрунзенского района "оказаться" на Луне | Отзывов: 46О чем следователь Якушев рассказал подсудимой Никитиной
Дендрарий НИИСХ Юго-Востока

Блоги



Полезные советы

Поиск по дате
« 20 Сентября 2018 »
ПнВтСрЧтПтСбВС
272829303112
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,
Яндекс.Метрика


«Общественное мнение» сегодня. Новости Саратова и области. Аналитика, комментарии, блоги, радио- и телепередачи.


Главный редактор сайта: Мурзов Алексей Валериевич
OM-redactor@yandex.ru

Адрес редакции:
410600, Саратов, проспект Кирова, 34, офис 6
тел.: 23-79-65, тел./факс: 23-79-67

При перепечатке материалов ссылка на «Общественное мнение» обязательна.

Сетевое издание «Общественное мнение» зарегистрировано в качестве средства массовой информации 14 августа 2012 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Эл № ФС77-50818.
Учредитель ООО «Медиа-группа ОМ»

16+ Федеральный закон Российской Федерации от 29 декабря 2010 г. N 436-ФЗ
0.02623987197876