13 Ноября 2018, Вторник, 19:55 Facebook ВКонтакте Twitter Instagram
Прислать новость

В поисках Саратова

Рубрика: Terra incognita
В поисках Саратова28/04/2018 15:45

(начало: «ОМ», 2018, №1-2)

В последние годы в Саратове вышли две хорошо изданные книги Светланы Александровны Браташовой, кандидата географических наук: «Волга инкогнита» (по картам II–XVIII веков) в 2011 г. и «Ранний Саратов: на перекрёстке путей и эпох» в 2015 г. Книги переполнены новой, неизвестной для меня информацией, смелыми предположениями и фантастическими версиями. Например: возможно, что «цитадель Увека по указанию Тохтамыша… перенесена на левый берег».
Зато она убедительно показала, что Тамерлан, в погоне за Тохтамышем, до Увека не доходил, следовательно, не жег и не разрушал его, и что Ибн Батутта на Увеке не был, а «город средней величины и красивой постройки…» — это город Укак у современного Мариуполя на Азовском море.
Дата основания Саратова — 1590 год — вызывает у неё сомнения. У Саратова, считает она, были предшественники: «загадочная Саратара». И к расстояниям в КБЧ она относится выборочно: все расстояния относительно верные, и только касающиеся Саратова — неправильные. В первой книге «Волга инкогнита» (2011 г.) Светлана Александровна была согласна, «что Саратовская крепость, поставленная в 1590 году и сгоревшая зимой 1613–14 годов, находилась в Курдюмских займищах у с. Пристанного (на р. Гуселке.— Авт.), а новый город Саратов был воссоздан в 1617 году на левом берегу Волги на реке Саратовке» (Браташова С.А. Волга инкогнита. Саратов, 2011. С.98).
А раньше, по её мнению, тут стояла мифическая «Сарата» (ссылка на карту А. Олеария). Но на его картах Волги наш город называют и Sarata, и Saratof, и Saratoff, а в русском издании 1906 года вообще — Sorato. Но это ошибки переводчиков и иностранных издателей карт, не более того: в переписке зазимовавших в Саратове посольств на одной и той же странице из-под руки пишущего появляются «САмара» и «СОмара», «САратов» и «СОратов».
Но во второй своей книге Светлана Александровна своё отношение к версии основания Саратова в р-не Пристанного изменила: «Да и никаких остатков саратовского острога, как и следов пожара, уничтожившего, по сохранившимся сведениям, эту крепость в 1613 году, на этом мысу не найдено» (Браташова С.А. Ранний Саратов: на перекрёстке путей и эпох. Саратов, 2015. С.10).
Теперь, по её мнению, Саратов в 1590 году был поставлен на острове. Причина? «Опрометчивая жестокость князя Г.О. Засекина, которая и привела к 84-летней одиссее Саратова» (Там же. С.80).
Будучи воеводой в Самаре, Засекин вынужден был казнить несколько казаков, в том числе и знаменитого атамана Матюшу Мещеряка. Поэтому С.А. Браташова считает, что от страха мести казаков у Г.О. Засекина «как-то вдруг пропал градостроительный дар», поэтому Царицын и Саратов Засекин построил на островах (Там же. С.80).
Струсил, получается, воевода, на островах решил от казаков прятаться. Кажется, Саратов дождался своего Фенимора Купера.
А историк-археолог И.И. Дремов отметил досадную ошибку С.А. Браташовой, «открывшей» новый древний Саратов и утверждающей, что до Саратова уже существовал город Саратау или Сарата на известном всем золотоордынском Квасниковском городище.
«Решающим «документом» в её конструкции является упоминание Саратау в «Истории Казани» («Казан Тарихы») Мухаммедьяра Бу-Юргана. Труд приписывается средневековому поэту Мухаммедьяру (1502–1552), жившему в Казани. Это известная историкам фальшивка, разоблачённая ещё до её публикации, была создана студентом Казанского университета, пытавшимся на его основе защитить дипломную работу, но затея провалилась. Об этой фальшивке много написано, а сама рукопись «сгинула в застенках КГБ».
И ещё: «Зная о традиции приписывать Александру Македонскому все впечатляющие творения, С.А. Браташова приводит слова арабского учёного XII в. ал-Идриси о нелокализованном городе Кукийана и ал-Хорезми (IX в.) — о Зу-л-Карнайя, «созданных» Александром Великим. На основании сложных вычислений эти города тоже оказываются Увеком и Сарытау!» (Дремов И.И. Две разгадки Саратова // Волга, 2015, №9-10. С.6).
В 2015 году краеведы и все интересующиеся историей Саратова получили ещё один ценный подарок — книгу «Старый собор и Старый город», которую написал протоиерей Михаил Павлович Беликов. Книга посвящена истории Свято-Троицкого кафедрального собора, которая тесно связана с историей города Саратова. М.П. Беликов придерживается популярной ныне версии: Саратов основан «при устье правобережной речки Гуселки», а через 20 с лишним лет «был отстроен на левой, луговой стороне Волги при реке Саратовке». Одной из причин переноса первого Саратова на р. Гуселке на левый берег М.П. Беликов называет «неудобную пристань». «Первый Саратов находился примерно в трех километрах от коренной Волги, и доплыть до города можно было только по протоке … только в полую воду, в межень (протока и р. Гуселка) сильно мелели».
Правильно. Ведь место под строительство города выбиралось очень тщательно, а удобный причал имел для города большое значение. Грузы приходилось бы выгружать далеко от города. Нет, такую ошибку допустить не могли. Может быть, Саратов был основан в другом месте? Ссылаясь на Я.Н. Рабиновича, М.П. Беликов уточняет, что Саратов на р. Гуселке сгорел не позднее сентября 1613 года и прекратил своё существование. А в какой же тогда Саратов стрельцы завезли колокола в 1614 г. с «Саратовского пепелища»? М.П. Беликов дает такой ответ: «Колокола они завезли в некий пункт… который воевода Одоевский назвал в своей «Памяти…» Саратовом. В этом пункте стоял, вероятно, воинский отряд — ведь должны же были какие-то люди… принять от стрельцов колокола». «Пункт» и «вероятно» — это всё домыслы. Может быть, стоит поверить воеводе Одоевскому — непосредственному участнику тех событий, что передовой отряд завез колокола не в «пункт», а в Саратов?
В 1614 году в Астрахань на поимку Заруцкого «наспех» был послан отряд, составленный из 6 приказов (а приказ, как пишет М.П. Беликов, это от 300 до 1 000 человек). Трудно себе представить, что копать ямы и искать «поклажев» на «Саратовское пепелище» приехали несколько тысяч стрельцов. Может быть, только часть? Саратовские стрельцы из сгоревшего Саратова могли отпроситься поискать свои личные пожитки, а потом догнали остальных? Но это только предположение.
А дальше Михаил Павлович пишет про наш последний правобережный Саратов, родившийся у Воровского оврага (ныне Глебучев овраг), где собирались когда-то обсуждать свои планы лихие волжские разбойнички. Он привлекает много новых документов, по-новому, в непривычно больших объемах звучат привычные цитаты; анализируются чертежи-планы и застройка города. Но это уже другая тема, а мы ищем ответ на вопрос: где был основан Саратов?
Был и ещё один подарок к 425-летию Саратова. Археолог, кандидат исторических наук Игорь Иванович Дремов опубликовал свой очерк «Две разгадки Саратова». Напечатал его для надежности сразу в двух журналах — «Волга» и «Волга – XXI век»
Помните, тридцать лет назад профессор Н.Н. Студенцов назвал свою книжку «Две загадки Саратова»? Вот теперь, после прочтения очерка И.И. Дремова, загадок, надо думать, у Саратова больше не останется.
«Уже из названия нашего города следует, что для строительства Саратова был выбран не Увек!» — делает вывод И.И. Дремов (Дремов И.И. Две разгадки Саратова // Волга, 2015, №9-10. С.2).
Дальше идет анализ «Книги Большому Чертежу», в котором Игорь Иванович склоняет читателя к мысли, что при её написании (в 1627 году.— Авт.) автор упоминает Саратов на левом берегу только потому, что в это время он действительно там находился. Это неверно — в КБЧ записан первоначальный Саратов, основанный на левом берегу,— его видели на этом месте в конце 16 века, когда был закончен Большой Чертеж. Это бесспорный и точно установленный наукой факт.
Но версию основания Саратова на левом берегу Волги в р-не п. Анисовка И.И. Дремов подвергает беспощадной критике: «…данные Книги Большому Чертежу, по мнению архитектора и краеведа Б.Н. Донецкого, указывают на расположение первого Саратова напротив Увека в Анисовке… Эту территорию неоднократно обследовали, так как некоторые археологи жили или живут недалеко… Ни русских, ни золотоордынских артефактов не находили… Я осматривал здесь береговые обнажения и котлован строящегося дома на самом мысу Волги у подтопленного устья оврага. Кроме поверхностного современного бытового и строительного мусора нет даже намёка на культурный слой... Утверждения Б.Н. Донецкого беспочвенны… У автора необъяснимым образом не нашлось места для единственных двух пунктов, согласующихся и с документальными источниками, и с археологическими находками,— для устья Гусёлки и для Шумейского поселения» (Там же. С.3-5).
Про находки на р. Гуселке мы расскажем позже, а «Саратов на Шумейке» — это личная версия Игоря Ивановича (тоже, кстати, «левобережная»). Он даже сумел организовать там масштабные археологические раскопки и сам сознается, что не было найдено никаких признаков Саратова. И это при том, что, по его мнению, все расстояния сходятся: и «не дошед до Саратова за семь верст», и «от городища заезжали к Саратову близко десять вёрст»; и речка Гуселка напротив, и брод, и Курдюмские пожни, и — «остров»!!! «Моя версия согласовывалась с письменными источниками и подтверждалась несколькими находками. Здесь на берегу был найден русский горшок … и обломки русской керамики, но следы русского города не выявлены»,— как бы разводит руками Игорь Иванович (Там же. С.9).
«Возможно, когда Ф.М. Турова назначили в 1590 г. в Саратов, здесь или поблизости на острове уже была застава, в которую они с князем Г.О. Засекиным приехали на заклад города, но крепость заложили на близлежащем берегу» (Указ. соч. С.8).
Напрашивается вопрос: для чего Туров и Засекин проделали такую странную манипуляцию?
«Итак, мы выяснили,— подводит итоги Игорь Иванович,— что места расположения первого Саратова на Увеке, в Анисовке и на Глебучевом овраге противоречат всем письменным источникам…» (Там же. С.9). Вынеся свой окончательный приговор вышеперечисленным версиям, Игорь Иванович возвращается к своей — «Саратов на Шумейке»: «Местность у Шумейки согласуется со всеми документами, отвечая, в том числе, определению Саратов-остров, но не подтверждается археологическими раскопками…
Сочетание Саратов-остров более подходит к Шумейскому поселению, но не исключается и правый берег. На острове могла находиться застава, предшествовавшая городу, в таком случае, выражение «Саратов-остров» первое время могло использоваться по инерции. Могли и местность в устье Гусёлки по какой-то причине называть островом
» (Там же. С.10). Все эти «аргументы» — «могла», «могло», «могли» — говорят о том, что «не смогли».
Об имени Саратова Игорь Иванович высказал оригинальную версию-разгадку. Но сначала он знакомит нас с версией казахского физика-ядерщика Мухаммет-Халел Сулейманова, «который после производственной аварии занялся историей и без использования каких-либо источников опубликовал версию», где Саратов назван в честь предводителя сартов «Сары-ата», откочевавшего на Волгу и похороненного на горе Сары-ата тау (Там же. С.12). («Сары», мы знаем, — желтый, «ата» — отец, «тау» — гора. Получилось: Саратов — «Желтый отец горы». Неплохо).
И, наконец, Дремов называет «свою» версию-разгадку: «Для географических представлений кочевников, которые населяли степные территории в течение тысячелетий, важнейшими являлись определения сторон света... Слово «сары» часто означает в тюркских языках и, как правило, в топонимах не «жёлтый/красивый», а «сторона» ... «Сары» может означать только направление… Если исходить от значения «нагорная сторона», всё встаёт на свои места… Для территории на противоположном высоком берегу вполне уместно название «Сара-тау» — «Нагорная Сара», или «Нагорная сторона». Это название применимо ко всему правобережью Волги и его этимология может вызывать сомнения, но в данном случае оно относится к конкретному участку правого берега. Участок этот расположен между р. Курдюм и Соколовой горой» (Там же. С.13,14).
«Саратов,— решительно заявляет И.И. Дремов,— «Нагорная сторона»! Вот такая получилась разгадка. А какая же вторая? Ведь в заголовке статьи обещано «Две разгадки Саратова». Вторая, надо думать, — несостоявшееся основание Саратова на Шумейке.
Но оказалось, что Игорь Иванович не случайно отказывается от любимой Шумейки и называет теперь (всё в одном очерке) не конкретное предполагаемое место основания Саратова, а 20-километровый участок от Курдюма до Соколовой горы — тогда сюда попадает и древнее Алексеевское городище. И археолог И.И. Дремов в своих статьях и интервью старается доказать, что это городище является предшественником Саратова, и, по результатам раскопок, его возраст можно увеличить на 1 500 лет (Поселение на Алексеевском городище может быть предшественником Саратова. Дремов И.И. Регион 64. ИА. 07.09.2015. (17.04.2017 г.).
Заманчиво? А чего скромничать? Казани можно, а Саратову нельзя? Дагестанский Дербент считается самым старым городом России — 2 000 лет. Мы что, ещё 500 лет не наберем? Ведь на Алексеевском городище в землянках уже, может быть, 3 000 лет назад обитали саратауны. Сделаем Саратов самым древним городом России! А что?
Кстати, наши соседи — самарцы лет 10 назад тоже предприняли попытку увеличить возраст Самары. И у них, кажется, были на то основания. Дело в том, что на средневековых картах братьев Пицигано (1367) и венецианского монаха Фра Мауро (1459) показано поселение Samar. Но, по международным правилам, жизнь поселения должна быть непрерывной. И Самара осталась при своём. И у Саратова, по этой же причине, шансов нет.
Всплывающая подсказка

Наша версия
Надо сказать, что версию «Саратов — «Нагорная сторона» Е.К. Максимов, Л.Г. Хижняк и З.Л. Новожженова высказали задолго до археолога И.И. Дремова (в 1990–1991 гг.). А есть ли где-нибудь города с такими названиями, как предлагается Саратову: «Северная сторона», «Западная сторона» или какая-нибудь другая сторона?
Ближайшие к нам Мордовия, Пензенская и Тамбовская области пестрят названиями, содержащими САР: Сара, Сар-Барыш, Сар-Бахтина, Саранск, Санаксара, Сарга, Инсар, Большая и Малая Сарка; часто встречаются слова: сар, сарлей, саргужа, сарпандо.
На Увеке (уже в черте Саратова) есть речка Саранка. Сара — это мордовское слово — «заболоченная река», «заросшая осокой болотистая местность». Может быть, и нам далеко ходить не надо, а в названии Саратов поискать мордовские корни? А ещё: Сар (Шар) — седловина между горами (угор. яз.), Сары — приток (морд. и др.), Сар — коршун (монг.), Сар (Чар) — царь.
Слово Сар — одно из древнейших на земле. Реки Сар — в Испании и России, Сарата — приток р. Прут и поселок под Одессой, Сарт — в Бельгии, Франции и Ташкенте, город Сарат — в Казахстане, Сары-тау — горные вершины в Кабардино-Балкарии и на Тянь-Шане. Остров Сардиния! А наши сарматы! А вот что говорил создатель «нового учения об языке» академик Н.Я. Марр: «Города Приволжья именовались по племенным названиям, как вообще у всех яфетических народов… Название хазарской столицы Sarkel мы не имеем основания понять иначе, как город саров, или har,ов, т.е. хазаров, т.е. sar- в Sarkel, так же как sar- в Sar+a-toy (про Саратов, кажется.— Авт.)… не прилагательное, а племенное название, название великих доисторических строителей городов и весей, т.е. хазаров, еще, следовательно, до появления их в поле зрения истории и её письменных источников». Яфетиды — это потомки библейского Иафета, одного из трёх сыновей Ноя. После смерти Н.Я. Марра «Новое учение» было признано ненаучным.
Исстари путешествующие по Волге отмечали, что Саратов стоит на половине пути (от Итиля до Булгара, от Казани до Астрахани, от Самары до Царицына…). Саратов — это середина. Или вершина? И так гадать можно до бесконечности. Вот и поэт-краевед Игорь Сорокин о том же: «Слово САРАТОВ явно распадается на две части: сар-, сара- и -тов, -атав. С блуждающим центром: сар-А-тов — первой буквой алфавита, альфой. Если из всех языков и наречий когда-либо обитавших на берегах Волги народов вычленить смысловые значения этих корней, получится широкое семантическое поле. Настолько широкое, что каждый сможет сотворить из этих корней свой САР-А-ТОВ».
Но установить, почему наш город называется Саратов, никогда и никому уже не удастся. Предлагать правдоподобные и остроумные версии можно сколько угодно. Нам же известно, что перед началом строительства городов (в ту эпоху, про которую мы говорим) проводился не только тщательный выбор места, но и расспрос! воевод и казачьих атаманов (постоянных жителей тут не было) о названии местности. Сведений об этом расспросе не сохранилось. Архивы сгорели, кочевники откочевали навсегда. Спросить не у кого.

***
Прочитав книгу Н.Н. Студенцова «Две загадки Саратова» автор этого очерка тоже решил изложить свою версию. В 1998 г. в альманахе «Памятники Отечества» №38 его статью, сильно сократив, напечатали под названием «Кочующая» крепость».
Знакомясь с растянувшейся на многие десятилетия заочной полемикой о месте основания Саратова, трудно объяснить, почему никто из исследователей (кроме профессора Н.Н. Студенцова, автора книги «Занимательная география») не полагался полностью на «Книгу Большому Чертежу». Упоминали, ссылались, но тут же предлагали свои версии. А ведь этот источник был доступен для исследователей. Книга неоднократно издавалась, начиная с 1773 года. Уже говорилось, что «Книга Большому Чертежу», по единодушному мнению ученых (кроме И.И. Дремова),— это основной и самый авторитетный историко-географический справочник о Московском государстве XVII века. И местонахождение Саратова указано в нем очень точно.
Напомним, что составление Большого Чертежа было закончено в 1598 году. В 1627 году с него сделали копию, ничего в него не добавляя. Всю информацию со Старого Чертежа списали в книгу (названия населенных мест, урочищ, рек, расстояния) и назвали этот труд «Книга Большому Чертежу». Она не сохранилась, но до нас дошло более 30 рукописных списков XVII века. Переписчиками КБЧ давались иногда на полях пояснения, дополнения или приписки. Например, г. Царицын был основан на острове, а затем перенесен на правый берег. На полях одного из списков КБЧ к фразе «А на острову город Царицын…» сделано дополнение: «И Царицын город с того места перенесен и поставлен на нагорной стороне». О Саратове таких сообщений нет, потому что к 1627 году, когда делали копию с Большого Чертежа и писали «Книгу Большому Чертежу», он оставался на своем первоначальном месте, где в 1590 году его поставил Г.О. Засекин.
В КБЧ сказано: «А Увеша пала в Волгу против города Саратова, выше городища Увешина» (Книга Большому Чертежу. К.Н.Сербина (редактор). АН СССР, 1950. С.85).
Вот и ответ на волнующий нас вопрос, где был основан Саратов. Куда точнее? Железнодорожный мост наглядно зафиксировал эту историческую связь: на правом берегу — древний Увек, на левом — основан город-крепость Саратов.
Насколько точны расстояния, приведенные в Книге Большому Чертежу, мы можем узнать, сравнив их с современными данными. Воспользуемся для этого очень надежным документом — «Лоцманская карта. Река Волга от г. Горького (Нижний Новгород.— Авт.) до г. Астрахани, 1943 г.». Расстояния на этой карте («для служебного пользования»!) определены очень точно. Водохранилищ еще не было, и Волга текла в своем старом русле.
В КБЧ в главе «Река Волга» (с.140) о Саратове говорится: «А ниже Самары 200 верст на Волге город Саратов». Напомним, что в то время в ходу было две версты: в 500 сажен (1 080 м) и 1 000 сажен (2 160 м). Мы на бытовом уровне знаем, что до Самары от Саратова около 400 км. Значит, 200 верст из КБЧ даны в двухкилометровых верстах, что составляет 432 км.
Расстояние, взятое от устья р. Самары, где стоял город-крепость Самара, до Саратова, который, согласно тексту КБЧ, был напротив устья р. Увеши (ныне речка Назаровка), по «Лоцманской карте» составляет 446 км. Разница с КБЧ 14 км.
С. 143: «А ниже Иргыз реки 30 верст Караман-река...». 30 верст в КБЧ = 64,8 км, современное расстояние по лоции — 63 км. Разница в 1,8 км.
«А ниже Караман-реки 40 верст на Волге город Саратов...». 40 верст в КБЧ = 86,4 км, по «Лоцманской карте» до пос. Анисовка, где Сухая Саратовка подходит к Вихляному оврагу — 85 км. Разница с КБЧ — 1,4 км. До ж/д моста 87 км. Мы видим, что расстояния по «Лоцманской карте» практически точно совпадают с данными «Книги Большому Чертежу».
Вот мы и пришли к выводу, что Саратов в 1590 г. был основан на левом берегу Волги, напротив Увека. Этот Саратов на месте «татарского перелаза» контролировал удобную переправу через р. Волгу у развалин одного из крупнейших городов Золотой Орды — Увека. Гильом де Рубрук, путешествующий по Волге в 1253 году, назвал Увек новым посёлком, «который татары устроили вперемежку из русских и сарацин, перевозящих послов, как направляющихся ко двору Бату, так и возвращающихся оттуда, потому что Бату находится на другом берегу, в восточном направлении…». Здесь был, оказывается, персональный перевоз всемогущего хана Батыя! Вот ещё одна тема для развития въездного саратовского туризма.
Ширина реки здесь в межень была небольшой —1,2 км (самое узкое место на всей нижней Волге, что и надо для переправы), а во время высоких вод — около 4,5 км. Т.е. в половодье левый берег на 3 км покрывался водой. Осока, наверное, хорошо росла — «сара».
Обратимся опять к КБЧ: «Под Саратовом пала речка из озера, а другая ис поля»* (*в примечании в №2490 (список КБЧ), л.156 на полях написано: «допросить о речке»). Т.е. речка «ис поля» на Старом Чертеже была ещё безымянной, а назвали её позднее по городу, около которого она протекала,— Саратовкой.
Вот что пишет об этой речке «ис поля» самый авторитетный краевед г. Энгельса Константин Иванович Шкода в книге «Город Энгельс»: «Дальше — разросшееся село и станция Анисовка, а налево, за мостиком через «Сухую Саратовку»,— новый р-н, рабочий пос. Приволжский» (Шкода К. Город Энгельс. Саратов, 1971. С.101).
«Сухая Саратовка» — это след той самой р. Саратовки, которая протекала у стен первого Саратова. Второй речкой, которая «пала из озера», могла быть та, что протекала по дну Вихляного оврага или р. Сазанка. Здесь, у левобережного Саратова, где-то в 1606–1608 годах произошел такой эпизод: ногайский князь Иштерек послал в Саратов к воеводам своих послов. «Послы прибыли к Саратову по луговой стороне, и саратовские воеводы, не имея … особого доверия к ногайцам, «послов… ево Иштерековых в городке не взяли». «Городок» — это левобережный Саратов. М.П. Беликов, из книги которого я списал этот эпизод, считает, что речь идет лишь о сторожевом форпосте Саратова. Но ведь в «Актах времен царя Василия Шуйского…» написано: «… прибыли к Саратову» (Беликов М.П. Указ. соч. С.32, 33)! Зачем же выдумывать сторожевой форпост в кустах?

О реке Таибалык

Описание Саратова в КБЧ дополнено фразой: «А с нагорной стороны выше Саратова пала река Таибалык…». На карте Адама Олеария на правом берегу Волги, выше Увека, но ниже левобережного Саратова, на реке Ouraslava (название, скорее всего, ошибочное; ныне — р. Саратовка), мимо которого он проплывал в 1636 и 1638 гг., показана небольшая речка Таибалык. Автор этого текста предположил, что она протекала по дну нынешнего Глебучева оврага и впадала в Волгу под Соколовой горой.
Автор был очень доволен, что первым «ввел в научный оборот» реку Таибалык, на которую никто до него не обращал внимания. Оказалось, что речка эта не простая (в КБЧ она пишется и Таибалык, и Табалык) и упоминается еще не раз: «А сверху реки Ланкодода потекла река Табалык прямо в Волгу», «А Сартаба вытекла от Табалыки реки…», «а Сартаба вязалась верховьем с Табалыком рекою, да с рекою Бурлуком, да с рекою Медведицею», «а Медведица река вытекла двумя протоки от Табалыки реки». С.А. Браташова в своей книге «Волга инкогнита» поправила меня: «река Таибалык по Глебоврагу не протекала, Таибалык — это старое название реки Терешки».
Этот Тайбалык (современный вариант названия) запутал многих. Историк и журналист М.С. Полубояров написал: «Табалык (Талбалык) — историческое название реки Узы», а про «наш» Тайбалык, который впадает «прямо в Волгу»: «явно не Уза, а Чардым». А ещё две Табалы в КБЧ «в Дон потекли». Но и Полубояров ошибается.
Тайбалык упоминается в Географическом словаре Российского государства А. Щекатова (Географический словарь Российского государства. А.Щекатов. М., 1808, ч.6. С.51): «Тайбалык — речка в Саратовской губернии и уезде, вытекающая с нагорной стороны реки Волги и впадающая в оную выше губернского города Саратова». Так она и показана на карте А. Олеария — небольшая речка, сразу выше Саратова, впадает в Волгу. В том же словаре есть и река Терешка: «Терешка — река Саратовской губернии, начавшись в северной стороне Хвалынской округи, от границы Симбирской губернии…» (Там же. С.183, 184).
Получается, что Тайбалык и Терешка — это две разные реки. Названия рек Курдюм и Чардым были в то время известны. Что остается для Тайбалыка? Может быть, р. Гуселка или тот же Глебовраг с безымянной речкой.
Моя «ошибка» имела продолжение. Директору Дома-музея Павла Кузнецова Игорю Сорокину название мутного ручья в Глебовраге — «река Тайбалык» — очень понравилось. Лучше, чем р. Грязнуха (как выражались самые культурные местные жители) рядом с его домом-музеем. И он с единомышленниками организовал экспедицию. По дну оврага они прошли от устья до истока, выиграли грант Владимира Потанина и написали книгу «Музейная долина» (2005 г.).
Но раз такой речки сейчас нет, а название саратовцам полюбилось, то пусть и течет себе спокойно в Глебучевом овраге река Тайбалык, пришедшая к нам со страниц «Книги Большому Чертежу». А краевед А.С. Папшев сделал когда-то такой перевод: «тай» – отрицание, «балык» — рыба, получается — «нетрыбы». (Да и как же ей быть, если из земли выходит «веселящий газ» радон?! Поэтому и стоит здесь водолечебница).
На современных картах реки Тайбалык нет. Пока нет.

Первые описания и первый рисунок Саратова

Самые первые описания левобережного Саратова оставили нам русский купец Федот Афанасьевич Котов, направлявшийся в Персию с царскими товарами в 1623 г., и упомянутый выше Адам Олеарий, проплывавший с голштинским посольством мимо Саратова дважды в 1636 и в 1638 годах.
Вот как описывает Саратов Ф.А. Котов: «А на Саратове город стоит на луговой стороне, стоячий острог и башни рубленые, круглые, дворы и ряды в городе, а за городом стрелецкие дворы и рыбные лавки и анбары, где кладут с судов запасы. А стоит над Волгою на ровном месте, а по нижнюю сторону речка Саратовка вышла из степи» (Котов Ф. Хождение купца Федота Котова в Персию. М., 1958. С.29). Это 1623 год.
А вот описание Саратова, сделанное 1 сентября 1636 года (через 13 лет после Ф. Котова) ученым и путешественником А. Олеарием: «В 9 часов утра мы миновали город Саратов. Этот город лежит в 4-х верстах от главной реки в ровном месте, на рукаве, который Волга кидает от себя по левую руку. Здесь живут одни лишь стрельцы, находящиеся под управлением воеводы и полковника и обязанные защищать страну от татар, которые именуются у них калмыками» (Уткин С.Н. Саратов глазами путешественников. Саратов, 2005. С.19).
Всплывающая подсказка
По этим цитатам видно, что Ф. Котов и А. Олеарий описывают разные города. У Котова — Саратов «стоит над Волгой», а у Олеария он «в 4-х верстах от главной реки, на рукаве». Но все, кто писал про левобережный Саратов, считают почему-то, что Котов и Олеарий описывают один и тот же город на р. Саратовке. Но это же очевидно — города разные. Безымянную речку (в КБЧ — «ис поля») у Анисовки Котов в 1623 году уже называет Саратовкой. И не прав И.И. Дремов, когда производит название р. Саратовки «от иранского «сара» или тюркизированного «сар-атав». Речка Саратовка получила название от города Саратова. Вообще, у «правобережников» получается странно: Саратов они «основали» на правом берегу, а речка Саратовка течет на левом. Это ещё раз говорит о том, что теория об основании Саратова на правом берегу не верна. Её сторонники считают, что Саратов на левом берегу построили в 1615 году. Уже задавался вопрос: а в какой Саратов в 1614 году стрельцы «прислали колокола»? Внятного ответа нет. Допустим, построили в 1615 году Саратов на р. Саратовке, а что стали строить в 1630-м на той же Саратовке? По нашей версии: Саратов был основан в 1590 году на левом берегу, в р-не п. Анисовка, а оттуда уже перенесен на р. Саратовку.
Когда же мог произойти перенос города из р-на Анисовки в р-н Шалово на нынешнюю речку Саратовку? В 1628 году Саратов подвергся ожесточенному нападению ногаев, осадивших город, но его гарнизон во главе с воеводою Г. Орловым выстоял. «Несмотря на победу,— пишут А.А. Гераклитов и В.А. Осипов,— Саратов как крепость, вероятно, основательно пострадал от нападения. Укрепления его стали ненадежными и недостаточными. Более того, с появлением в начале 30-х годов XVII в. в Заволжье, в непосредственной близости от Саратова воинственных орд калмыков-кочевников, оттеснивших отсюда ногайцев, саратовские воеводы считали, что опасность для Саратова возросла. И в 1630 г. при воеводе С.В. Чемесове начато было строительство нового острога, и продолжалось оно в течение нескольких лет» (Осипов В.А. Очерки по истории Саратовского края в XVI – XVII вв. Изд-во СГУ, 1976. С.35, 36).
Кроме обычного состава гарнизона в 1630 г. — 326 человек, в Саратов прислали на время «покамест острог сделают» … дополнительно к гарнизону 426 человек. Из них 50 плотников. Эти строители находились в Саратове до 1633 года. Некоторые исследователи считают (В.А. Осипов в том числе), что 400 с лишним человек прислали делать второй ряд частокола — острога. И они делали этот забор несколько лет? Несерьезно. У слова «острог» много значений: и тюрьма, и острог-частокол, и населённый укреплённый пункт, обнесённый частоколом из заострённых сверху брёвен.
Команду «для острожного дела» прислали строить новый город на новом месте! «Когда Федор Оболенский по пути в Астрахань в мае 1631 г. останавливался в Саратове, строительство новой саратовской крепости уже шло полным ходом» (Рабинович Я.Н. Воеводы левобережного Саратова (1616 –1641). Саратов, 2013. С.25).
Почему город перенесли на р. Саратовку? Возможно, по стратегическим соображениям, ближе к образовавшемуся (или сильно обмельчавшему) броду, по которому можно было перейти через Волгу, не слезая с коня (как Овечий брод у Хвалынска, которым пользовались ногаи). А старый острог-частокол, поставленный в 1590 году, просто прогнил. Давно обратил внимание, что остроги (ограждение из врытых в землю остроконечных бревен) за 40 лет сгнивают. Второй Саратов на р. Саратовке простоит с 1633 до 1674 года — 41 год. Вот что напишет саратовский воевода Ф.И. Леонтьев царю в 1672 году: «А на Саратове, великий государь, от всяких воровских людей опасение большое, потому, государь, что город Саратов худ, острог весь развалился…». Забор подгнил и повалился.
1 сентября 1636 года около 9 часов утра парусно-весельный корабль «Фридрих» с голштинским посольством проплывал мимо Саратова. На борту корабля был ученый и путешественник Адам Олеарий. Путешествуя по России, он сделал массу рисунков. Зарисовал и города на Волге: Нижний Новгород, Казань, Самару, Саратов, Царицын, Астрахань и др. Конечно, проплывая мимо городов, он успевал сделать только набросок. Саратов стоял в это время не на Волге, а на рукаве — протоке, где в него впадала речка Саратовка. А «Фридрих» плыл по основному руслу.
Протока отделялась от Волги длинным нешироким островом, заросшим деревьями; увидеть город можно было только с высоты. Для этого служила корзина-марс, закрепленная на мачте. А чтобы сделать быстро более-менее точный рисунок, Олеарий пользовался камерой-обскура.
Ка́мера-обску́ра — простейший вид устройства, позволяющего получать оптическое изображение объектов. Представляет собой светонепроницаемый ящик с отверстием в одной из стенок и экраном (матовым стеклом или тонкой белой бумагой) на противоположной стенке. Лучи света, проходя сквозь отверстие диаметром приблизительно 0,5-5 мм, создают перевёрнутое изображение на экране. Если к матовому стеклу приложить полупрозрачную бумагу, то на ней можно с помощью карандаша довольно точно зафиксировать на просвет изображение (в данном случае — Саратова). Для этого нужно было быстро обвести контуры изображения города на бумаге. А потом снять лист и спокойно доработать рисунок. Первым использовал камеру-обскура для зарисовок с натуры Леонардо да Винчи.
Рисунок Саратова сделан, предположительно, с помощью камеры-обскура. А вот под рисунком А. Олеария, запечатлевшего Нижний Новгород, так и написано: «сделан с помощью камеры-обскура». А потом художник-гравер из наброска создал целую картину: с деревьями, людьми, лошадьми, телегами, даже горами (лугового-то Саратова!) и другими выдуманными подробностями.
Всплывающая подсказка

Саратов-остров
От Саратова на острове придётся отказаться. Вот смотрит «чертещик» Афанасий Мезенцов на Старый Чертеж, как инструкция велит, и записывает в КБЧ, что видит: «А ниже Балыклеи 80 верст на Волге остров Царицын; а против острова пала в Волгу река Царица … а на острову город Царицын». А острова, на котором бы стоял Саратов, он на карте не видит и пишет: «А ниже Караман реки 40 верст на Волге город Саратов ... А Увеша река пала в Волгу против города Саратова». Купец Ф. Котов тоже говорит: «А на Саратове город стоит на луговой стороне…». Опять не на острове. В разрядных книгах, действительно, писали: «на Саратове-острове». Сам город Саратов — это остров. Вот что говорят словари: «Остров — разного рода участки, выделяющиеся чем-нибудь среди остальной местности: небольшой лес среди поля, оазис в пустыне, степи; возвышенное, сухое место среди болот… То, что выделяется, стоит особняком среди остального». Смысл другой был у слова «остров». В КБЧ: «…под Саратовом пала речка из озера, а другая речка из поля». Вот эти речки могли выделить Саратов как остров, или он стоял на возвышенном месте. В этом случае может подойти один из существующих вариантов имени Саратова — «сар атав» означает «низменный остров».
Волгоградское водохранилище подняло уровень Волги у Саратова, кажется, на 8 метров. И, конечно, речка Саратовка впадала в Волгу намного дальше от нынешнего берега. Саратов-остров мог уйти под воду или был размыт, как был размыт и исчез остров, на котором стоял Царицын. А на острове Саратов никогда не стоял.

Зачем Саратов на реке Гуселке?
С какой целью ставили Самару, Царицын и Саратов? Одна из главных: для охраны водного пути на Волге, по которому шли торговые, посольские, военные суда. И крепости ставили в наиболее уязвимых стратегических пунктах. Могла бы крепость на Гуселке выполнять свои функции? Сомнительно. Отсюда Волга может просматриваться только вниз по течению, да и то на небольшое расстояние. Обзору на север мешает перепад высот самого берега, который здесь образовал, по выражению Н.Н. Студенцова, «многокилометровую дугу выпуклой стороной к юго-востоку». А обзор на восток — на фарватер Волги — закрывали заросшие лесом острова. А хороший обзор — это одно из главных требований выбора места для города-крепости.
Для выполнения своих функций крепости должны были располагаться в непосредственной близости от Волги. Саратов решили ставить «на Увеке» (в районе Увека) для контроля над известной переправой. Обсуждалось и устье Иргиза (тоже левый берег!), но крепость была бы близко от Самары, а для лучшего контроля над Волгой она должна стоять на середине между Самарой и Царицыным. И на левом берегу — чтобы контролировать (и не допускать, когда надо) переправы.
Речка Гуселка впадает в протоку, которая раньше в межень сильно мелела, и пристань находилась бы в нескольких километрах на коренной Волге. Наличие рядом брода-мели отрезало бы город от основной транспортной артерии.
А как бы строили Саратов на протоке, которая после весеннего половодья мелела? Ведь Засекин с Туровым приехали «на заклад города» в июле — в самую межень. Даже И.И. Дремов признает, что «к неудобствам расположения города здесь следует отнести удаленность от коренной Волги (приблизительно 2-3 км)» (Дремов И.И. Две разгадки Саратова // Волга, 2015, №9-10. С.38).
«Если бы Саратов ставили здесь, то привезенный на судах для строительства города лес надо было бы разгрузить, перефразируя известное уже выражение «не доехав до Саратова три версты», и по бревнышку перетаскивать всё к подножию мыса высотой «10-15 м над урезом воды в Волге» (Там же. С.35). А потом всё это поднимать наверх. Хотелось бы посмотреть на сторонников правобережной версии, перетащивших за 3 км хотя бы одно бревно.
А ведь места для городов-крепостей выбирали тщательно, продуманно; почему же тогда перенесли Саратов на левый берег, если он так «удачно» был основан на Гуселке?
Как родилась версия правобережного Саратова на Гуселке? В 1600 году посольские суда разбились против Курдюм-острова, «не дошед до Саратова за семь верст»? А.А. Гераклитов отложил линейкой на карте 7 км (верста была 1,08 км), оказался около с. Пристанного и решил, что здесь и был 10 лет назад основан Саратов. Потом, во время раскопок на р. Гуселке в 1960-е гг., случайно были найдены кости, глиняные черепки и каменное ядро. И сторонники «гусельской версии» эти находки стали называть результатом «археологических раскопок, проведенных профессором И.В. Синицыным».
Но имя профессора И.В. Синицына здесь используется безосновательно. Ему приписывают и раскопки, и находки «на предполагаемом месте существования в начале ХVII в. правобережного Саратова … Нательные крестики, обнаруженные в захоронениях, были подвергнуты радиоуглеродному анализу, показавшему, что захоронения с этими крестиками относятся к концу ХVI — началу ХVII веков... Профессор И.В. Синицын считал, что результаты раскопок на Гуселке — еще одно свидетельство о правобережном Саратове начала ХVII в.». Так писал Осипов В.А. в своей книге «Очерки истории Саратовского Поволжья».(Саратов, 1976).
Но всё это, мягко говоря, не соответствует действительности.
Что же искал и что нашел профессор И.В. Синицын на реке Гуселке? На левом берегу, рядом с ее устьем, находится археологический памятник — Танавское городище, возраст которого около трех тысяч лет. Экспедиция под руководством И.В. Синицына вела здесь раскопки с 1960 по 1963 годы. Однажды студенты-археологи, копая яму для столба волейбольной площадки, обнаружили кости и черепки русской керамики. Еще были найдены нательный крестик и каменное ядро. Все находки, уместившиеся в два ведра, были переданы в краеведческий музей, где и затерялись. Эти подробности мне рассказал участник тех раскопок в ранге студента, впоследствии видный саратовский археолог, кандидат исторических наук В.Г. Миронов (1938–1996) .
За 4 года экспедиции ни в одном научном археологическом отчете эти находки не упоминаются. Нет об этом ни статей, ни публикаций. Отсутствуют, наконец, и сами археологические материалы с предполагаемого места Саратова. А без этого никаких серьезно аргументированных выводов делать нельзя, даже на уровне предположений. И.В. Синицына краеведческая тема основания Саратова, по словам В.Г. Миронова, в общем-то, не интересовала.
Что касается определения возраста методом радиоуглеродного анализа «крестиков» (был найден только один), на которые ссылается В.А. Осипов, то его просто не могло быть, поскольку металл для этого не пригоден. Историк В.А. Осипов об этом, конечно, знал. Так что в разгадку тайны основания Саратова экспедиция И.В. Синицына никакой ясности не внесла.
«На помощь профессиональным археологам,— рассказывает И.И. Дремов,— пришел краевед, протоиерей Михаил Беликов… В Гуселке, на своем и соседнем дачных участках, где закладывали фундамент дома, священник нашел древнерусскую керамику, останки захоронений, была замечена кладка из камней…».
Судя по находкам, собранным на р. Гуселке, там могли быть, как считает Н.Н. Студенцов, сторожевой стан и какое-то поселение при нем. Да и название с. «Пристанное» подсказывает — это «при стане».
Всплывающая подсказка

Разделенный город
Князь Г.О. Засекин в 1590 году основал на левом берегу Волги город (небольшой городок) Саратов; другой городок — поселение семейных стрельцов, неслужилых людей и рыболовов — стал складываться на правом берегу Волги, около Глебоврага, и получил название от крепости, тоже — Саратов. В 1612–1613 гг. один из них (правобережный) сгорел и его стали называть «Саратовским пепелищем», или «Саратовским городищем» (бывшим поселением). Всё население, в т.ч. стрельцы, находившиеся в нем, жены и дети ушли в Самару. А левобережный Саратов-крепость продолжал нести свою сторожевую службу. Туда стрельцы и завезли в 1614 году найденные на пепелище колокола. От «Саратовского пепелища» (устье Глебоврага) до Саратова на Анисовке по фарватеру сейчас около 17 км, до водохранилища было побольше — как раз «близко десять верст» (межевых).
Можно было бы говорить про «два Саратова», но М.П. Беликов нашел более точное слово — «Разделенный город». Под защитой левобережной крепости на правом берегу формировался укрепленный острогом посад — такой же городок, только более многолюдный. Через 10 лет он так вырос, что в зиму 1600–1601 годов здесь без проблем разместились два посольства — персидское и русское, вместе со стрельцами, кречетниками и другими сопровождающими лицами (около 400 человек). Во многом благодаря посадским жителям, которые держали разную скотину и птицу, удалось прокормить эти два посольства.
А левобережная крепость на зиму часто пустела. Ведь часть стрельцов служила сезонно — с весны до осени; другие несли «объезжую службу»: сопровождали караваны торговых и посольских судов и оставались зимовать там, где их заставал конец навигации. Кочевники в октябре прекращали свои набеги. Семейные стрельцы на зиму перебирались к своим на посад. От Саратова до Москвы было кратчайшее расстояние, по сравнению с другими понизовыми городами. И он становился перевалочным пунктом. Отсюда шли обозы в Москву с сушеной, соленой и замороженной рыбой, с солью. Отсюда шла переписка с Разрядным приказом. А на Соколовой горе, как считает Н.Н. Студенцов, выставляли дозорных, «наряду с обзором русла Волги с дозорных башен левобережной крепости».
Когда в 1674 году Саратов с левого берега окончательно перешел на правый, там уже были рыбный городок, слобода и монастырь. А когда чумаки-солевозы на левом берегу Волги основали свою Покровскую слободу, она считалась пригородной слободой правобережного Саратова. Так и живет до сих пор «разделенный город Саратов» на двух берегах.

Всплывающая подсказка
Борис Донецкий — архитектор, краевед, писатель. Автор книг «Архитекторы Саратова» (совместно с Е.К. Максимовым) и «По саратовским следам «Золотого телёнка»; статей по вопросам архитектуры и охраны памятников истории и культуры.





Теги:

Оцените материал:12345Проголосовали: 132Итоговая оценка: 2.95Прислать новость
большой брат
а никто из этих археологов раньше за крупные взятки не подписывал девелоперам разрешительные документы?...
10/05/2018 11:59
С. Камели
К саратовскому "краеведу" вопросов нет. Его статьи и ранее блистали беспардонными ляпами. Но должен же быть редактор в "ОМ". Пропускать Саркел (на Дону) как столицу Хазарии вместо всем известного Итиля (в устье Волги) - это перебор. После этого об откровенном вранье относительно масштабов Книги Большому Чертежу, где вне засечных черт использовались межевые версты, а не только у Саратова, в чем он огульно Браташову обвинил, незнание размера верст XVII в. и т.п. даже обсуждать не имеет смысла.
10/05/2018 13:46
Имя:
Сообщение:*
 
*Поля обязательны для заполнения!
Загрузка...
Россельхозбанк
Сколько ежемесячно вам требуется денег на питание?
Оставить комментарий
Звезды мирового балета в Саратове

Новости

Частное мнение

09/11/2018 16:35
Кому достаются
Кому достаются "лишние" миллионы от госзакупок в здравоохранении | Отзывов: 6"ОМ" продолжает расследование. "На арене" все те же плюс УФАС
09/11/2018 08:00
Спасти склады Рейнеке
Спасти склады Рейнеке"ОМ" разобирается в недавней истории вокруг объекта культурного наследия
07/11/2018 15:28
Арбитражные джокеры Станислава Невейницына
Арбитражные джокеры Станислава Невейницына | Отзывов: 2Уже больше трех лет он пытается обвинить своего бывшего топ-менеджера Владимира Ковыряева в многочисленных махинациях и воровстве
07/11/2018 13:29
Памятка для зрителя
Памятка для зрителя "Питера Пэна"Всегда интересно, что ждать от премьеры
07/11/2018 11:56
Ленин в цветах
Ленин в цветахПамятник перекрашивался почти ежегодно и запомнился в основном своими голубым и розовым воплощениями
Дендрарий НИИСХ Юго-Востока

Блоги



Полезные советы

Поиск по дате
« 13 Ноября 2018 »
ПнВтСрЧтПтСбВС
2930311234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293012
,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,
Яндекс.Метрика


«Общественное мнение» сегодня. Новости Саратова и области. Аналитика, комментарии, блоги, радио- и телепередачи.


Главный редактор сайта: Мурзов Алексей Валериевич
OM-redactor@yandex.ru

Адрес редакции:
410600, Саратов, проспект Кирова, 34, офис 6
тел.: 23-79-65, тел./факс: 23-79-67

При перепечатке материалов ссылка на «Общественное мнение» обязательна.

Сетевое издание «Общественное мнение» зарегистрировано в качестве средства массовой информации 14 августа 2012 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Эл № ФС77-50818.
Учредитель ООО «Медиа-группа ОМ»

16+ Федеральный закон Российской Федерации от 29 декабря 2010 г. N 436-ФЗ
0.11616706848145