23 Января 2019, Среда, 11:56 Facebook ВКонтакте Twitter Instagram
Прислать новость

Революционер удачи

Номер журнала: №7(177), июль 2014 г.
Рубрика: Terra incognita
Революционер удачи16/07/2014 18:08

Сегодня имя Николая Константиновича Судзиловского забыто даже историками. А зря. Ведь биография революционера-народника, объездившего полмира, побывавшего президентом Гавайских островов и тесно связанного с саратовской землёй, могла бы послужить основой какого-нибудь приключенческого сериала или захватывающего романа. Впрочем, сегодня мало кто увлекается литературой, а сериалы принято снимать никак не про героев освободительного движения. Так что воспринимайте эту статью просто как дань истории — 140 лет назад, в марте 1874 года 23-летний Судзиловский приехал из Петербурга в нынешнее саратовское левобережье. По одной из версий, первым пунктом прибытия молодого народника в наши края стала Покровская слобода (ныне — город Энгельс), куда его направили для модного в те времена в революционной среде «хождения в народ».

Заволжский след вездесущего полиглота
Не исключено, что Покровск был выбран студентом Судзиловским неспроста. Детство уроженец Могилёва Николай Константинович Судзиловский провёл под Новоузенском у родственников (в те годы Покровск входил в Новоузенский уезд Самарской губернии). Отец будущего революционера удачи некогда был состоятельным дворянином: происхождение фамилии Судзиловских связано с имением Судзилы в деревне Фастов Мстиславского уезда Могилёвской губернии. Однако в какой-то момент дела у Константина Судзиловского пошли под откос, его семья обеднела, что, однако, не помешало родителям дать образование Николаю и его семерым братьям и сестрам. «Избыток знаний» четверо братьев и их сестра конвертировали в революционную деятельность.
В гимназии, с 1864 по 1868 годы, Николай Судзиловский знакомится с произведениями Герцена, Добролюбова и Чернышевского. Взгляды нашего революционного земляка будущий гавайский президент уважал особенно: в 1877 году, будучи в эмиграции в Бухаресте, полиглот Судзиловский (к концу жизни он в совершенстве знал 10 языков) напишет статью «Че е де факуль?», в переводе с румынского это означает «Что делать?». На юридическом факультете Петербургского университета Николай Судзиловский активно участвует в сходках и массовом движении против нового правила, согласно которому с осени 1868 года студенты были поставлены под усиленный контроль вузовского руководства и полиции. Участие в беспорядках заставило Судзиловского в июле 1869 года перевестись на медицинский факультет Киевского университета, где он не успел доучиться всего один год. К 1874 году Николай Константинович становится активным членом «Киевской коммуны» народников. Именно в этом статусе он путешествует по стране и останавливается в Покровской слободе, где якобы устраивается в контору на станцию.
Однако информация о месте работы не соответствует действительности, поскольку железнодорожное сообщение в Покровске появилось лишь через двадцать лет — в 1894 году. Между тем, о покровском следе Судзиловского говорится в ряде исторических источников (в частности, в книге Г.А. Мишина «Событий и судеб сплетенье» // Саратов, Приволжское книжное издательство, 1990 г.). В Покровске он сколотил пропагандистский кружок. Собрания проходили на волжских островах — без опасения, что кто-то может «настучать» в полицию. Судзиловский читал запрещённые цензурой газеты, брошюры и книги. На сходках знакомил единомышленников с переведёнными на русский язык работой Маркса «Гражданская война во Франции» и первым томом «Капитала».
После нескольких месяцев в Покровске, летом 1874 года, Николай Судзиловский переезжает в Николаевск (ныне — Пугачёв), где жил его брат Сергей, тоже активный участник народнического движения. Не исключено, что переезд был вызван тревожными для народников событиями в Саратове 31 мая 1874 года. В этот день полиция «накрыла» подпольный центр в одноэтажном домике на улице Царицынской (здание сохранилось до наших дней, его адрес: ул. Киселёва, 4). Официально тут располагалась обувная мастерская сапожника и революционера Иоганна Пельконена, в которой было что-то вроде нелегальной штаб-квартиры. Здесь готовились к хождению в народ (обучившись сапожному делу, подпольщики планировали бродить под видом ремесленников по губернии, изучать нужды и настроения народа и планировать направление дальнейшей деятельности), а также хранили запрещённую литературу. В последний день мая 1874 года Пельконена арестовали, вместе с ним в Саратовской и других губерниях задержали 193 революционера-народника.

Переправа за бугор
Обострение репрессий толкало к кочевому образу жизни. Впрочем, по другим данным, Судзиловский ещё в марте 1874 года приехал в Николаевск, а вовсе не в Покровск, где если и бывал, то проездом и мимолётом.
В Николаевске устроился фельдшером в местную больницу. На работу его принял доктор Александр Кадьян — тоже революционер, выпускник Петербургской медико-хирургической академии, участник студенческих волнений, сотрудничавший с народниками и помогавший им.
Помимо профессиональных хлопот, у фельдшера Судзиловского в Николаевске были и революционные дела, а именно — работа с компактно проживающими на берегах Иргиза раскольниками-старообрядцами (их народники считали своей потенциальной target-группой) и участие в неудачной организации побега заключённых-единомышленников из местного острога. По рекомендации доктора Кадьяна Судзиловского приняли не в обычное, а в арестантское отделение больницы. Фельдшер-подпольщик должен был привлечь на сторону народников несколько больных, с их помощью нейтрализовать охранников и открыть ворота тюрьмы. Часть операции удалось провернуть, однако освободить политических заключённых из николаевского централа не вышло. 14 июня один пациент пригласил конвоиров на стакан чая, в который Судзиловский подсыпал снотворное. Вскоре препарат подействовал, и арестанты направились открывать тюремные ворота, но один из охранников не успел уснуть и поднял тревогу. Побег не удался.
В это время, вслед за разгромом мастерской Пельконена в Саратове, арестовали многих народников. Вскоре они будут проходить по т.н. «делу 193-х», в том числе и группа Порфирия Войнаральского, в которой принимали участие Александр Кадьян и Николай Судзиловский. К Войнаральскому был особый интерес. Ведь, как отмечается в книге Г.А. Мишина «Событий и судеб сплетенье», в начале 1874 года он изощрённо поиздевался над самим николаевским приставом (начальником уездного участка МВД): напал на чиновника в степи, обезоружил и отстегал от души плетью.
Кадьяна арестовали 24 июня 1874 года, а Николая Судзиловского схватить не удалось. Узнав о преследованиях, он, по одной версии, уехал с братом в Самару, по другой — в Нижний Новгород.
Вот что рассказывается в книге М. Иосько «Николай Судзиловский-Руссель. Жизнь, революционная деятельность и мировоззрение», изданной в Минске в 1976 году. После неудавшегося побега подъезды к Николаевску перекрыла полиция, на квартиру Судзиловского пришли полицейские, чтобы арестовать его вместе с соратником (и, кстати, земляком-беларусом) Сергеем Коваликом. Однако какими-то окольными путями Ковалик и Судзиловский добрались до Волги, где решили переправиться на пароме на правый берег Волги в район Вольска, чтобы там раствориться в толпе, а затем на пароходе отправиться в Нижний Новгород.
Приведем цитату из книги:
«Паром медленно разворачивался кормой по течению. Вдруг из-за пригорка вынеслась тройка. Раздались полицейские свистки. Паром затормозил и снова причалил к берегу. Первым попросили сойти с парома молодого господина. Им оказался помещик соседней губернии, направлявшийся на нижегородскую ярмарку. Предъявив приставу паспорт, он, сдерживая гнев, дал понять блюстителю порядка, что не оставит без последствий этот инцидент и пожалуется самарскому губернатору. Второй пассажир, оказавшийся тоже подозрительным, был немцем-колонистом. Коверкая русские слова, немец наотрез отказался сходить на берег. До пристава донеслись обрывки фраз, из которых он понял, что и с этим пассажиром произошла ошибка. Пришлось извиниться. Бежавших из Николаевска преступников полиция на пароме не обнаружила, хотя по имеющимся у пристава приметам двое этих господ чем-то напоминали их. В роли помещика выступил С.Ф. Ковалик, в роли колониста — Н.К. Судзиловский, довольно хорошо владевший немецким языком. Поднимаясь вверх по Волге, они удачно избежали встреч с сыщиками и жандармами, которые на каждой остановке проверяли пассажиров».
В Самаре Ковалик и Судзиловский расстались. Первый вскоре попал в руки местной полиции и четверть века провёл в тюрьмах и на каторге. Второй же каким-то чудом избежал ареста и навсегда покинул Россию — за рубежом Судзиловского ожидали интересные события. В 1875 году он оказался в Лондоне, где познакомился с Карлом Марксом. Затем будут поездка в Америку и возвращение в Европу. В 1876 году — участие в апрельском национально-освободительном восстании в Болгарии, после разгрома которого турецкими войсками наш герой переехал в Бухарест, где под псевдонимом Николас Руссель Судзиловский фактически стал основателем румынского социалистического движения. Там же окончил медицинский университет. Нелегально переправлял в Россию литературу марксистской группы «Освобождение труда». К слову, и родина старалась не забывать своего «блудного сына». Как говорят историки, царская охранка не меньше полиции европейских стран следила за ним, в результате чего Судзиловский мотался по разным странам Старого Света вплоть до 1887 года, до переезда в Сан-Франциско.

Разоблачение священника и президентство на Гавайях
Оказавшись в Америке, Николай Константинович был избран вице-президентом греко-славянского благотворительного общества. На этом посту он успел собрать компромат на православного епископа Алеутского и Аляскинского Владимира, которого заподозрил в коррупции и педофилии. Разоблачение святого отца в буквальном смысле раскололо русскую общину, наиболее прогрессивная часть которой под руководством Русселя провела митинг прихожан. На этой акции была принята резолюция с требованием к русскому царю Александру III отозвать погрязшего в пороках священника. Впрочем, сам отец Владимир предал доктора Русселя анафеме, а в 1891 году вернулся в Россию.
В 1892 году Судзиловский-Руссель устроился судовым врачом на корабль, следовавший на Гавайские острова, где и остался жить — сначала на острове Саху, а затем Гавайо. Здесь Николай Константинович занимался врачебной практикой и разведением кофе, бананов и цитрусовых. До социальной справедливости на островах было очень далеко — США фактически контролировали архипелаг, формально (аж до 1959 года) остающийся независимой республикой. Коренное население (канаки) вместе с гастарбайтерами из Китая и Японии считались людьми второго сорта, дешёвой рабочей силой для «белых людей» — американцев, аннексировавших острова у испанцев в 1898 году. Последние, как нетрудно догадаться, решили «делать» на островах свою политику: на выборах в местный парламент предполагалось, что будут участвовать две силы — республиканцы и демократы. Но обладающий большим опытом революционно-пропагандистской работы доктор Руссель, которого местные стали именовать Каука Лукини («русский доктор»), сумел за сравнительно короткий период создать третью силу — «партию самоуправления Гавайев», получившую поддержку коренного населения и бедноты. На выборах в 1900 году новая партия прошла в парламент, а её лидер — Каука Лукини — стал сенатором. Через год русский доктор был избран президентом Гавайских островов, вместе с ним новообразованной республикой руководили 3 министра и 14 членов государственного совета.
На Гавайи переселилась и сестра Судзиловского — Евгения Волынская, бежавшая сюда из Самары от политических преследований. Судзиловский вёл переписку с Максимом Горьким, Владимиром Короленко и Львом Толстым, которому тоже предлагал переселиться от гонений церковников.
Правда, русский доктор руководил Гавайями всего около года. За это время провел реформы в интересах населения (против спаивания туземцев, антисанитарии, несправедливой налоговой системы, за отмену смертной казни, введение бесплатного образования и медицины) и ограничил права колонизаторов. Прогрессивный режим, не успевший даже обзавестись своей армией, без опыта организации и мобилизации туземцев, вряд ли мог продержаться долго и устоять перед растущей мощью Североамериканских штатов.

«Национал-предатель» из Японии
В 1905 году Судзиловский перебирается в Японию, в город Кобе, где было много русских военнопленных (шла Русско-японская война). Среди них он начинает вести пропаганду, публикуется в русскоязычном журнале «Россия и Япония». Сейчас бы Судзиловского назвали национал-предателем. Ведь он агитировал против «Бога, царя и отечества» в стране, находящейся с его родиной в состоянии войны. Да ещё и (о ужас!) журнал издавался на средства американского журналиста Джорджа Кеннана, известного тем, что он был активным сторонником русского освободительного движения (то есть «пятой колонны»). К тому же, Судзиловский был своего рода японским «связным» для русских подпольщиков, переправлявших через него подрывную литературу.
В Японии Судзиловский разработал план военного похода на Российскую империю силами возвращённых на родину военнопленных. Планировалось, что около сорока тысяч военных должны были захватить Транссиб, переагитировать части, расквартированные в Сибири и на Дальнем Востоке, и двинуться в сторону столицы. Об этом, как говорится в исторических свидетельствах, Судзиловский написал в письме к руководству партии социалистов-революционеров, о чём узнал полицейский осведомитель Евно Фишелевич Азеф, и затея провалилась.
Вскоре после смерти жены в 1910 году Судзиловский усыновил двух детей-сирот и ещё несколько лет жил в стране восходящего солнца. Позже переехал на Филиппины, а затем в Китай, где поддерживал контакт с основателем Гоминьдана Сунь Ятсеном. Весть об октябрьской революции в России не сподвигла Николая Константиновича вернуться. Как эсер, он расходился во взглядах с большевиками, критически относился к Ленину. При этом сами большевики не забывали Судзиловского и помогали ему. Доктор Руссель получал от советского правительства персональную пенсию, был членом Всесоюзного общества политкаторжан, публиковался в журнале «Каторга и ссылка».
В 1930 году 79-летний Судзиловский всё же решил отправиться в СССР, но на родину так и не вернулся. В пути он заболел пневмонией и 30 апреля 1930 года скончался на вокзале одного из китайских городов (по одним сведениям, это был Чуньцин, по другим — Тяньцзинь).

* * *
Николай Константинович Судзиловский был не только революционером и подрывателем основ. В медицине он открыл фуксинофильные тельца; стал первооткрывателем и исследователем ряда островов в Тихом океане. Помимо этого практически и теоретически занимался этнографией, энтомологией, химией, биологией и агрономией. В «Новейшем философском словаре» Николай Константинович назван «первым и последним энциклопедистом XX века».
«Если подвести итоги его изумительно содержательной жизни и всему тому, что он сделал и что видел, конечно, этого содержания с избытком хватит не на одну столетнюю человеческую жизнь»,— это слова из некролога Судзиловского, опубликованного в журнале «Каторга и ссылка». И одна из жизней (пусть даже с историческими загадками) была прожита на территории нашего региона.


Теги:

Оцените материал:12345Проголосовали: 1138Итоговая оценка: 3.04Прислать новость
Имя:
Сообщение:*
 
*Поля обязательны для заполнения!
«Общественное мнение» / Публикации / Революционер удачи
Загрузка...
Кто станет следующим председателем ОП Саратовской области после Александра Ландо?
Оставить комментарий

Новости

Частное мнение

22/01/2019 14:37
В ФНС проверят, как известный саратовский бизнесмен платит налоги
В ФНС проверят, как известный саратовский бизнесмен платит налоги | Отзывов: 4Соответствующую информацию налоговикам в отношении Станислава Невейницына отправила прокуратура Саратовской области
21/01/2019 11:49
Арбитражные джокеры Станислава Невейницына. Судья хотела разобраться, но не смогла
Арбитражные джокеры Станислава Невейницына. Судья хотела разобраться, но не смоглаБывший руководитель "Энгельсской промышленной компании" остался должен, потому что не смог установить подлинность подписи партнера
10/01/2019 12:58
Арбитражные джокеры Станислава Невейницына. Выигрыш на 17 миллионов
Арбитражные джокеры Станислава Невейницына. Выигрыш на 17 миллионов | Отзывов: 3Станет ли бизнесмен набирать себе новую колоду в апелляционной инстанции?
05/01/2019 11:04
СК РФ просят разрешить уголовное преследование судьи по делу Елены Никитиной
СК РФ просят разрешить уголовное преследование судьи по делу Елены Никитиной | Отзывов: 31Муж бывшей чиновницы обратился с ходатайством о мерах безопасности
02/01/2019 12:35
"Длинноиграющие" инвестиции и сюжеты главы концерна "Мосфильм"Карен Шахназаров: "Модернизацию, обновление всех фондов "Мосфильма" провёл за счёт собственных средств"
Дендрарий НИИСХ Юго-Востока

Блоги



Полезные советы

Поиск по дате
« 23 Января 2019 »
ПнВтСрЧтПтСбВС
31123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031123
,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,
Яндекс.Метрика


«Общественное мнение» сегодня. Новости Саратова и области. Аналитика, комментарии, блоги, радио- и телепередачи.


Главный редактор сайта: Мурзов Алексей Валериевич
OM-redactor@yandex.ru

Адрес редакции:
410600, Саратов, проспект Кирова, 34, офис 6
тел.: 23-79-65, тел./факс: 23-79-67

При перепечатке материалов ссылка на «Общественное мнение» обязательна.

Сетевое издание «Общественное мнение» зарегистрировано в качестве средства массовой информации 14 августа 2012 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Эл № ФС77-50818.
Учредитель ООО «Медиа-группа ОМ»

16+ Федеральный закон Российской Федерации от 29 декабря 2010 г. N 436-ФЗ
0.022544145584106