Серные воды
10 Декабря 2018, Понедельник, 21:59 Facebook ВКонтакте Twitter Instagram
Прислать новость

Остров свободы по имени «СарСтрад»

Рубрика: Кино культ
Остров свободы по имени «СарСтрад»09/11/2017 15:47

С 22 по 27 сентября на базе Нижне-Волжской студии кинохроники состоялся очередной, XIV, международный телекинофестиваль документальной мелодрамы «Саратовские страдания». Как и годом ранее, на фоне поствыборных «страданий» (к которым прибавились ещё и урбанистические) казалось, что кинофорум несколько отодвинут на второй план, хотя это никоим образом не отменяет, что «СарСтрад» остаётся одним из центральных культурных событий нашего замкадья.
Шутка ли: в 2017 году на участие заявились 1 826 работ из 104 стран мира. При этом самое большое число фильмов было прислано из Индии (179), Ирана (127), США (113) и Италии (98). Из этого громадья отборочная комиссия включила в конкурсную программу 24 документальных фильма из 15 стран мира — России, Мексики, Нидерландов, Хорватии, Польши, Мьянмы, Греции, Ирландии, Словении, Великобритании, Германии, Испании, Марокко, Норвегии и Литвы. Плюс, кроме основной конкурсной программы, на фестивале показали картины местных авторов, объединённые в блок «Наша кинофабрика».
Навязшую в зубах местечковость саратовской околокультурной жизни «СарСтрад» разбавил и составом жюри, возглавлял которое в этом году режиссёр Николай Досталь («Облако Рай», «Маленький гигант большого секса», «Монах и Бес» и др.). На церемонии открытия он сказал, что был удивлен приглашением на «СарСтрад» и не сразу согласился его принять, так как не имеет отношения к документальному кино. Однако, по словам режиссёра, у российского документального кино больше удач и наград, чем у игрового.
Фильмом открытия, как это часто бывает, стала внеконкурсная игровая картина. В этом году, после официальной церемонии перерезания кинопленки и вручения членам жюри традиционных зонтов с принтами холстов саратовских художников, в Доме кино показали новый фильм Бориса Хлебникова «Аритмия». Картина не столь социально-критичная, как, например, его прежние работы «Свободное плавание», «Сумасшедшая помощь» и предвосхитившая звягинцевский «Левиафан» «Долгая и счастливая жизнь». При этом «Аритмия», показывающая житейскую, в общем-то, историю фельдшера скорой помощи и его супруги, словно слепок с действительности, царапает повседневность и насаждаемые свыше семейные ценности. Тоже, можно сказать, документальная мелодрама, если не считать эффекта постановочности и художественного вымысла. Такая же, к слову, как и менее оптимистичная и более холодная «Нелюбовь», с которой стало хорошим тоном рифмовать «Аритмию» (похоже, Звягинцев и Хлебников поневоле выступают кинематографическими визави, ковыряющими одни и те же обломки действительности с разных краёв).

От дальнобойщиков до трансгендеров
Конкурсная программа существенно отличает «СарСтрад» от многих других фестивальных площадок своим подлинно независимым подходом к отбору лент, о чём в беседе с «ОМ» сказала продюсер представленного в программе фильма «Хроники неслучившейся революции» Майя Селина, супруга режиссёра картины Константина Селина. Фильм этот, получивший в Саратове приз «За первый уверенный шаг в профессию», ранее отказывались брать многие другие площадки, опасаясь его сюжета,— феноменологического описания борьбы дальнобойщиков против побора под названием «Платон».

Всплывающая подсказка
Показ «Хроник неслучившейся революции» перерос в политические дебаты по итогам просмотра с участием самих дальнобойщиков, посетивших Нижне-Волжскую студию. В кулуарах они много рассказывали о том, о чём перед фильмом говорила Майя Селина,— о социальном пробуждении отдельной группы, чьи интересы столкнулись с олигархическим государством. Собственно, картина Константина Селина — это «снятое политически», но не политическое (по Ж.-Л. Годару) кино о том, как из аполитичных, в общем-то, обывателей водители большегрузов стали, не желая того, критиками решений партии и правительства, которые «услышали» дальнобойщиков, лишь когда те громко заявили о своих правах. Тема сопротивления не каких-то озабоченных чистотой выборов щуплых интеллигентов, которых официоз записывает в «агентов госдепа», а простых мужиков из разных регионов страны, похоже, стала фактором, из-за которого фильму было так тяжело пробиться не то что к широкому зрителю, но даже на малочисленные фестивальные площадки. Многие испугались опасной и «недозволенной темы». «СарСтрад» же поломал этот охранительский консенсус, диктуемый не только рекомендациями чиновников, но и основанной на страхах самоцензуре многих прокатчиков.
Другим злободневным фильмом конкурсной программы стала часовая картина Татьяны Чистовой «Убеждения». Поразительно, что эта работа получила приз от главы администрации Саратова, благо (для главы администрации), этот пост был на момент вручения награды пуст — Валерия Сараева «ушли», а Михаила Исаева ещё «не пришли».
«Убеждения» — это зарисовка о российских призывниках, далеко не все из которых желают исполнять «священный патриотический долг». Кто-то из-за пацифизма, кто-то — из-за нежелания воевать за интересы олигархического государства.
Авторы фильма делают акцент на столкновении убеждений юных героев со слепой стеной бюрократии, невольно вытаскивая наружу подлинную серьёзность обладающих собственным мнением юных парней на фоне карикатурности казённых стен военкоматов и их обитателей.
В условиях официозной любви ко всему, что стреляет, бомбит и взрывается на фоне активного поиска внутренних и внешних врагов, фильм русских документалистов, который, к тому же, сделан в Польше, — это такая форменная пощёчина общественному вкусу. Хотя бы потому, что один из героев, не стесняясь, говорит: «Окончательно мои убеждения сложились в связи с трагическими событиями в Украине, когда правительство принуждает воевать с братским народом…». Ему, конечно, отказали, хотя, как отмечают авторы фильма, ещё в 1987 году комиссия ООН по правам человека приняла резолюцию, признающую отказ от воинской службы по убеждениям «законным проявлением свободы мысли, совести и религии».
При этом нельзя назвать фильм руководством к действию по «откосу» от армии. В кадрах присутствуют и душевные прокуроры, и задумчивые члены призывных комиссий, но это не отменяет наличия той ватерлинии, которая незримо разделяет общество на два условных лагеря. С одной стороны — архаичное, молчаливое и живущее по правилам хорошего поведения «консервативное большинство». С другой — пассионарные, не такие, как все, местами даже чем-то напоминающие подростков из фильмов Пазолини, политактивисты, пацифисты и гомосексуалы.
Впрочем, политические убеждения, сексуальная ориентация, бытовые предпочтения — всё в этом коктейле второстепенно по сравнению с чувством (вИдением, если хотите) острых углов действительности, запираемых в тёмную комнату обскурантистского табуирования. В определённые исторические моменты либо холод реакции надолго морозит эти различия (иногда весьма горячим полицейским методом), либо «призывное рабство» повседневной жизни заканчивается растаявшим молчанием и неистовым подъёмом. Таким, например, как его показали в другой, на первый (особенно, консервативный;)) взгляд, скандальной ленте нидерландского режиссёра Даниэля Абмы «Транзит Гавана».
Эта картина рассказывает — выдохните — о судьбе транссексуалов на Кубе. В зашоренную как «традиционными», так и либеральными штампами картину мира не укладывается факт, что на «диктаторском» коммунистическом острове возможно существование ЛГБТ-сообщества, к интересам и правам которого проявляют внимание не какие-то маргиналы, а, в общем-то, первые лица государства. На не любимом как «славянофилами», так и «западниками» Острове свободы правами секс-меньшинств занимается дочь действующего лидера Кубы — Мариэла Кастро, директор национального центра сексуального образования в Гаване и действительный член Всемирной ассоциации сексуального здоровья. Герои фильма — несколько трансгендеров. Справедливости ради, когда-то на Кубе тоже были проблемы с гомофобией и гендерными правами, о чём рассказывает один из великовозрастных героев — первый ЛГБТ-активист на острове, но революция не стоит на месте и преодолевает свои ошибки.
Авторы картины не занимаются пропагандой (как вообще возможно пропагандировать смену пола, о которой герои ленты хоть и мечтают, но всё же боятся?), до чего так охочи озабоченные граждане типа Милонова или Мизулиной. Картина всего лишь беспристрастно показывают жизнь «фриков»: их не загоняют под плинтус, а дают право на свободное существование и выбор. «Нет — гомофобии, да — социализму!» — звучащие в фильме футуристические лозунги акций под радужными знамёнами диссонируют с переживаниями героев, которые, несмотря на свою «ненормальность», являются конкретно-историческими слепками текущего момента с его «нормальными» страхами. Картина эта не столько про экзотику, сколько про противоречие формы и содержания (каковым является сам феномен Кубы — острова социалистического эксперимента, редуцируемого костлявой рукой нищеты и санкций мирового империализма).

Водоворот реальности

С голландско-кубинской картиной несколько переплетаются «Бабочки» восходящей звезды русской документалистики Дмитрия Кубасова и «Ненад» словенского режиссёра Юлии Молиной. Если «Ненад» — это коротенькая гонзо-зарисовочка откровений охранника гей-клуба, который сбивчиво делится историей, как он начал думать собственной головой, чтобы преодолеть диктуемые социумом стереотипы, то «Бабочки» — вещь куда более глубокая. А по сути, картина Кубасова — это своего рода «побочный эффект» (в самом хорошем смысле!) проекта «Реальность» оператора Павла Костомарова и режиссёра Александра Расторгуева. Кто смотрел дилогию «Я тебя люблю» и «Я тебя не люблю» (показывали на «СарСтраде» в прошлые годы), тот поймёт, о чём речь. Но для тех, кому это ни о чём не говорит, поясним: в 2013 году Костомаров и Расторгуев замахнулись на первый в России документальный сериал, чьи герои должны были снимать свою реальную жизнь на видеокамеру. Был объявлен набор в проект, отозвались больше 2 тысяч человек, к одному из них — москвичу по имени Алексей — присмотрелся Кубасов, вооружив его видеокамерой и сделав главным героем «Бабочек».
Алексей — гомосексуал, не скрывающий своей ориентации, из-за чего у него постоянные конфликты с родственниками и — шире — с непонимающим его обществом. Как альтернатива — уход от реальности в какое-то веб-панковское зазеркалье с пьяными вечеринками, попсой и прочим «адиком в падике». Жизнь героя меняется, когда он отправляется в Плёс на фестиваль Тарковского, где встречает местного парня Гришу, и тут, как принято говорить в синопсисах, его жизнь неожиданно меняется...
Подобного рода документальные реалити-шоу хороши не тем, что почти сводят к нулю возможность авторского вмешательства, а тем, что, вовлекая героя в производственный процесс, разрушают перегородку между реальностью и замыслом, между игрой и документом.
Как бы противовесом «скандальной» и «запретной» фактуры, на которую замахнулись Чистова, Абма, Молина и Кубасов, стал сюжет фильма испанского режиссера Розе Корелла «Хватай и беги». Эта картина рассказывает о таких традиционных ценностях, как ала качуу — похищение невест в Кыргызстане. Сия «духовная скрепа» в центральноазиатском государстве стала возрождаться после разрушения советской власти, активно боровшейся с пережитком. В итоге, по данным создателей картины, больше половины женщин в Кыргызстане вышли замуж после похищения своими женихами. Некоторым удалось сбежать после жёстких издевательств, но большинство остаются с мужьями, боясь нарушить «священные традиции», на варварство которых местные власти молчаливо закрывают глаза. О похищениях рассказывают сами женщины, традицию обсуждают в школах, авторы картины приводят видео с самих «процессий», отчего картина больше похожа на репортаж, чем на документальное кино. Но это, впрочем, идёт не в минус работе, которая получила приз губернатора, а в какой-то степени приближает работу к жанру социально-документальной мелодрамы.
Нельзя не сказать пары слов о фильме-победителе этого года — работе мексиканского режиссёра Лоры Эрреро Гарвин «Водоворот». Захватывающая лента о деревне Эль Ремолино на берегу моря, которую ежегодно затапливает, и борьбе местных жителей за существование на негостеприимной земле — это бесконечный водоворот их собственной жизни на фоне природной стихии. По сути — это вечная тема, вдохновляющая кинематографистов во всех уголках земного шара. Если Лора Эрреро Гарвин сняла эпохальную драму, то для присохшего к суровым условиям норвежского Шпицбергена Ивана Твердовского корреляция песчинки-человека и океана-природы — это всё хиханьки да хаханьки, что следует уже из названия фильма «Велкам ту Пирамида».

Всплывающая подсказка
Документальная комедия — жанр довольно сложный, и малейший просчет может всё опошлить и превратить в своеобразное подобие позднего Петросяна. Справедливости ради стоит отметить, что скатившийся к упрощениям Твердовский не впал в банальность, сняв почти телевизионный фильм-зарисовку про то, как три человека в законсервированном шахтёрском посёлке Пирамида на Шпицбергене «реализуют фантастическую идею высокого начальства о создании в посёлке крупного центра арктического туризма». Мы не зря сказали, что Твердовский присох к арктическому архипелагу. На фестивале в 2015 году он представлял фильм «Грумант — остров коммунизма», про принадлежащий России ещё с 1920-х годов населённый пункт на Шпицбергене, куда рабочие по сей день вахтой ездят на добычу каменного угля.

Из чего соткана идентичность
Продолжая тему судьбы человека, затянутого в водоворот, нельзя не упомянуть две разные по сюжету, но схожие по канве картины про персонажей, оказавшихся в омуте социальных, а не природных катаклизмов. Это фильм «Песочный человек» Таля Амирана из Британии и «Сельский киномеханик» российского режиссёра Александра Калашникова. Британский фильм — это своего рода документальный переклад любимой сюжетной линии финского мэтра Аки Каурисмяки с его тяготением к судьбам пилигримов, мигрантов и людей на обочине. Герои Таля Амирана — это три мигранта из Румынии — Некулай, Аурель и Радж, приехавшие в поисках лучшей жизни в Лондон и возводящие на его улицах скульптуры из песка. Они пытаются найти надежду в преодолении трудностей, и мысли о будущем их детей не позволяют им сдаваться. Словом, эдакий социальный нуар, изображающий странную теплоту народного творчества, пытающуюся растопить холодное дыхание мегаполиса, но на выходе — лишь неизбывность капиталистического неравенства.
Мастер создания эпохальных картин и внушительных кадров Александр Калашников делает феноменологическую зарисовку про сельского киномеханика Тимура из сибирского старообрядческого села Нижние Куряты, где есть клуб, руководимый супругой главного героя. В клубе стоит старый кинопроектор, с помощью которого можно крутить плёночное кино. Герои фильма пытаются возродить на селе что-то вроде культурной жизни, но это сложно, хотя Тимур убежден в глубокой связи между героями экрана прошлых лет и уроженцами этих суровых и покидаемых многими мест. Старый киноаппарат тут (да и профессия героя) — метафора стирающегося и уходящего в небытие «лампового» мира.
Под занавес — про весьма интересную по замыслу и исполнению картину частого гостя «СарСтрада» Родиона Исмаилова — «Плацкарт».

Всплывающая подсказка
Картина снималась в экстремальных условиях и за неделю — именно столько находится в пути поезд Москва-Владивосток. Как вы, наверное, уже догадались, Родион сделал кино о пассажирах этого самого длинного в мире железнодорожного маршрута, они рассказывали о себе и своей жизни в небольших монологах, дурашливых и проникновенных, разбавленных видами сибирской природы за окном и прочей «поездной романтикой». Недельное путешествие из одного конца нашей бескрайней Родины в другой, особенно, когда на улице под минус 30 градусов — это своего рода испытание, переживаемое вместе с героями этого неторопливого, как российские железные дороги, фильма. Во время просмотра вспоминаются строчки Высоцкого: «Здесь леса кругом гнутся по ветру / Синева кругом, как не выть, / А позади шесть тысяч километров, / А впереди семь лет синевы» — масштабы и бэкграунд этих мест ложатся на простые человеческие истории, из которых соткана болезненная наша коллективная идентичность.


Номинанты и победители XIV международного телекинофестиваля «Саратовские страдания»
Главный приз фестиваля — «Саратов — открытый город»: «ВОДОВОРОТ» (Лора Эрреро Гарвин, Мексика, 2016)

Приз губернатора Саратовской области «Саратовская гармония»: «ХВАТАЙ И БЕГИ» (Розе Корелла, Испания, 2017)

Приз главы администрации муниципального образования «Город Саратов» — «Из Саратова с любовью»: «УБЕЖДЕНИЯ» (Татьяна Чистова, Польша, 2016)

Приз министерства культуры Саратовской области: «СЕЛЬСКИЙ КИНОМЕХАНИК» (Александр Калашников, Россия, 2016)

Приз лучшему оператору (имени Владислава Микоши): «ВОДОВОРОТ» (Лора Эрреро Гарвин, Мексика, 2016)

Приз «За первый уверенный шаг в профессию» (дебют): «ХРОНИКИ НЕСЛУЧИВШЕЙСЯ РЕВОЛЮЦИИ» (Константин Селин, Россия/Германия, 2016)

Специальное упоминание жюри: «НА ГРАНИ» (Миа Мулларки, Ирландия, 2017)

Специальное упоминание жюри: «ШЕКСПИР В КАСАБЛАНКЕ» (Соня Терраб, Марокко, 2016)

Приз за лучший фильм программы «Наша кинофабрика»: «РАССТРИГИ» (Эрланд Кельтер, Россия, 2017)

Специальный приз ГТРК «Саратов»: «ПЛАЦКАРТ» (Родион Исмаилов, Россия, 2017)

Специальный приз киноклуба «Волшебный фонарь» «За самое точное попадание в жанр»: «СЕЛЬСКИЙ КИНОМЕХАНИК» (Александр Калашников, Россия, 2016)

Специальный приз ОАО «Саратовнефтегаз»: «ПРОСЛУШИВАНИЕ» (Тиль Хармс, Германия, 2017)

Специальный диплом программы «НАША КИНОФАБРИКА» «За воплощение вселенного масштаба маленького пространства»: «ПОСЁЛОК НА БЕРЕГУ ВСЕЛЕННОЙ» (Евгений Борисов, Россия, 2017)

Специальный диплом программы «НАША КИНОФАБРИКА» «За сердечную и девственную любовь к природе Поволжья»: «ОКРЕСТНОСТИ АЛТЫННОЙ ГОРЫ» (Наталья Курышова, Россия, 2017)


Теги:

Оцените материал:12345Проголосовали: 325Итоговая оценка: 3.05Прислать новость
Имя:
Сообщение:*
 
*Поля обязательны для заполнения!
«Общественное мнение» / Публикации / Остров свободы по имени «СарСтрад»
Загрузка...
Кого из некогда высокопоставленных чиновников вы бы вернули во власть?
Оставить комментарий
благотворительный спектакль

Новости

Частное мнение

10/12/2018 11:10
Конкурсу перевозчиков в мэрии приказали долго жить
Конкурсу перевозчиков в мэрии приказали долго жить | Отзывов: 2Администрация Саратова перенесла сроки проведения тендера, желая, видимо, сохранить статус-кво
08/12/2018 12:05
Павел Гусев:
Павел Гусев: "Тенденция огосударствления СМИ стала угрожающей"Насколько свобода слова материализуется в непростых экономических условиях?
07/12/2018 11:34
Собиратель земель колоярских
Собиратель земель колоярских | Отзывов: 2Глава муниципалитета через суд забирает земли умерших пайщиков в обход наследников
06/12/2018 12:19
Телеграм-пространство Саратова подверглось исследованию
Телеграм-пространство Саратова подверглось исследованию | Отзывов: 1"ОМ" публикует первую часть аналитического отчета
04/12/2018 13:40
"Самоназванец" муниципального разлива | Отзывов: 28В Саратовской областной думе произошел прелюбопытнейший инцидент с участием региональных парламентариев и депутата местного собрания ЗАТО Светлый Алексея Требунского
Дендрарий НИИСХ Юго-Востока

Блоги



Полезные советы

Поиск по дате
« 10 Декабря 2018 »
ПнВтСрЧтПтСбВС
262728293012
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31123456
,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,
Яндекс.Метрика


«Общественное мнение» сегодня. Новости Саратова и области. Аналитика, комментарии, блоги, радио- и телепередачи.


Главный редактор сайта: Мурзов Алексей Валериевич
OM-redactor@yandex.ru

Адрес редакции:
410600, Саратов, проспект Кирова, 34, офис 6
тел.: 23-79-65, тел./факс: 23-79-67

При перепечатке материалов ссылка на «Общественное мнение» обязательна.

Сетевое издание «Общественное мнение» зарегистрировано в качестве средства массовой информации 14 августа 2012 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Эл № ФС77-50818.
Учредитель ООО «Медиа-группа ОМ»

16+ Федеральный закон Российской Федерации от 29 декабря 2010 г. N 436-ФЗ
0.022462129592896