21 Июня 2024, Пятница, 6:29 ВКонтакте Twitter

Еда не уходит одна

Номер журнала: №9(189), сентябрь 2015 г.
Рубрика: Тема
05/10/2015 15:23

О незавидной судьбе еды, попавшей под российские контрсанкции, сегодня кто только ни говорит. В колонке на сайте «Свободная пресса» журналист Олег Кашин, к примеру, сравнил крематории для санкционных продуктов, размещённые на российских границах, с упомянутыми у Солженицына фургонами «Хлеб» и «Мясо», в которых возили заключённых. У автора «В круге первом», по мнению г-на Кашина, получился очень сильный образ — «ты видишь машину и думаешь, что в ней еда, а в ней на самом деле несчастные люди». В данной связи журналист вспоминает, как после трёхлетней давности наводнения в Краснодарском крае для перевозки трупов использовали рефрижераторы с символикой известной торговой сети, отчего при виде фуры возникал вопрос: продукты в ней везут или мертвецов? Касательно ситуации со сжиганием санкционной еды, российские производители мобильных крематориев уже выразили готовность оказать властям содействие в этом деле, что наводит на очень неприятные ассоциации. «Да, я понимаю, что я сейчас выступаю в роли параноика, но если бы я был российским чиновником, заинтересованным в сокрытии человеческих жертв на востоке Украины,— военных ли, добровольческих ли, каких угодно,— идея со сжиганием еды была бы мне лучшим подарком. Решение уничтожать санкционную еду с самого начала выглядело странным, но если посмотреть на него глазами конспиролога, все становится на свои места. Просто представьте, что они хотят сжигать не еду».
Мы представили... и решили поговорить об этом с нашими экспертами, задав им по традиции несколько вопросов.

Эксперты:
Анатолий Файфель, предприниматель
Владимир Пожаров, министр экономического развития и инвестиционной политики Саратовской области
Александр Исаев, активист Левого фронта
Алексей Лукьянов, предприниматель, активист Республиканского клуба
Ольга Алимова, депутат Госдумы (КПРФ)
Андрей Рудой, гражданский активист, историк
Елена Ножечкина, замглавы администрации Саратова по экономическим вопросам

Как вы относитесь к уничтожению санкционных продуктов? Эта мера пойдёт во благо российской экономике или, напротив, во вред?
Елена Ножечкина.
Уничтожение ввезённых на территорию Российской Федерации сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия, страной происхождения которых является государство, принявшее решение о введении экономических санкций в отношении российских юридических и (или) физических лиц или присоединившееся к такому решению, и которые запрещены к ввозу на территорию Российской Федерации, осуществляется в соответствии с указом президента Российской Федерации «Об отдельных специальных экономических мерах, применяемых в целях обеспечения безопасности Российской Федерации». Нормы данного правового акта не являются рекомендательными и подлежат обязательному исполнению.
Анатолий Файфель. Отрицательно. Уничтожение санкционных продуктов влечет негативные экономические последствия:
1) Поставщики, которые завезли эти продукты в Россию, оплатили их стоимость производителям, доставку, таможенные издержки, продвижение на рынке и пр., получат убытки.
2) Несанкционные продукты подорожают, так как спрос — величина более-менее постоянная, а предложение уменьшится из-за изъятия товаров из оборота.
Кого наказали? Непонятно.
Наивно предполагать, что российские производители от этого выиграют. Главным образом потому, что значительная часть технологий все равно зарубежная и так же не поступает в Россию.
Социальные последствия этого шага тоже отрицательные: в стране, где многие люди живут на грани бедности, уничтожать продукты просто кощунственно. Иначе как «мракобесие» назвать эти действия нельзя.
Подобные меры выглядят дико для цивилизованных стран, что не улучшает инвестиционный климат. Грубо говоря, любой инвестор, прежде чем инвестировать в Россию, еще крепко подумает: «Что там эти русские еще выдумают? Сегодня сыр жгут, а завтра объявят картриджи для принтера вне закона». Я, конечно, утрирую, но примерно так они нас и воспринимают после подобных акций.
Владимир Пожаров. Уничтожение контрафактной (поддельной) санкционной продукции обязательно, поскольку невозможно установить ее соответствие действующим нормативам и санитарным правилам. Если же продукция имеет всю необходимую документацию, на мой взгляд, можно ее использовать для целей социальной поддержки, благотворительности либо реализовывать по примеру работавшего в СССР «Конфиската».
Александр Исаев. Не люблю всякую конспирологию, но я не верю в уничтожение. Что-то для виду, может, и сожгли, но большая часть продуктов, скорее всего, «ушла» куда-нибудь «налево» и была вброшена на рынок. После того как г-жа Васильева у всех на глазах получает УДО, в реальное уничтожение чего-то, что может принести доход, сложно поверить.
Алексей Лукьянов. Резко отрицательно. Нельзя уничтожать продукты человеческого труда, если они не опасны для жизни. Тем более в стране, не единожды пережившей разруху и голод. В стране, в которой 16% населения — это почти 23 млн человек — находятся за чертой бедности. В конце концов, можно было просто раздать нуждающимся. Потеряли бы в этом случае заказчики, импортеры, перевозчики. Вероятно, сделали бы соответствующие выводы. Но уничтожать качественные иностранные продукты, не имеющие российских аналогов, которые уже были ввезены в РФ, прошли таможню и всяческий контроль — это варварство в современном мире. В результате обогатились таможенники, санитарный надзор, налоговики, а предприниматели и покупатели потеряли. Чиновники, которые лично участвуют в уничтожении продуктов, похожи на жалких воинов-опричников. Только вместо людских голов под пресс попадают мирные мандарины и ни в чём не виноватый сыр.
Любые меры, направленные правительством на снижение благосостояния граждан, свободу выбора товаров, на ухудшение качества товаров из-за отсутствия конкуренции, конечно, приносят только вред. Уничтожают — значит, ограничивают поступление товаров на свой рынок. Значит, других мер, как поднять российскую экономику, уже нет. Используют самый примитивный способ, прикручивая к нему политику.
Ольга Алимова. На мой взгляд, уничтожение санкционных продуктов — это всего лишь пиар-акция российской власти. Доходит до смешного: где-то уничтожили аж трех санкционных кур. Давили их бульдозерами. Как обычно, исполнители на местах «немного» перегибают палку. Видимо, хотят как можно лучше исполнить высочайший приказ.
У меня же в связи с этими акциями есть два вопроса. Во-первых, как вообще «санкционные» продукты смогли дойти до прилавков? И второй вопрос: не лучше ли вместо уничтожения отдать продукты малоимущим людям?!
И если на первый вопрос должны отвечать соответствующие органы, надзирающие за исполнением законности на территории России, то на второй вопрос, к моему сожалению, способен ответить любой человек: так выгодно власти!
Андрей Рудой. Признаться, я очень болезненно воспринимаю неразумное использование ресурсов в современном обществе. Рыночный хаос, неумелое регулирование, навязанные потребительские стандарты — всё это ведёт к колоссальному перерасходу сырья, пропадающего без толку. Но куда более возмутительно намеренное планомерное уничтожение продукции, которое предприняли российские власти. Кажется, даже лояльные по отношению к нынешнему строю граждане были изумлены подобным действом. Пошло ли оно на пользу отечественной экономике? Сомнительно. Некоторые из санкционных товаров были лихо заменены отечественными — дорогими и некачественными, что сыграло на руку крупной российской буржуазии. Изменило ли это положение рядовых граждан к лучшему? Нет, не изменило.

По вашему мнению, данное решение продиктовано в первую очередь политическими соображениями (противоречия с Западом) или экономическими (желание руководства России развивать реальный сектор)?
Владимир Пожаров.
Думаю, и теми, и другими.
Анатолий Файфель. Конечно, данное решение продиктовано политическими соображениями или даже идеологическими. Любому, кто хоть немного разбирается в экономике, абсолютно очевидно, что своими экономическими контрсанкциями Россия не может нанести значимый вред ни ЕС, ни США. И Россия — далеко не самый большой рынок сбыта. Просто цифры для сравнения: в США проживают 300 млн человек, в ЕС — 700 млн, в России —140 млн;
ВВП США — $17 трлн, ВВП ЕС — $18 трлн, ВВП России — $1,8 трлн. Ну где с такими показателями состязаться с Западом?
С учетом, что правительство России делает очень мало для поддержания частного бизнеса, говорить о желании руководства развивать реальный сектор не приходится. Так как развивать реальный сектор нужно не путем создания искусственных и изолированных рынков для российских предприятий, а путем снижения административных барьеров и коррупции, стабильного законодательства, снижения налогового бремени и субсидирования через дешевые кредиты.
Елена Ножечкина. Решение об уничтожении товаров, ввоз которых на территорию Российской Федерации запрещен, принято в целях обеспечения национальных интересов государства. Бесспорно, оно имеет как политическую, так и экономическую основу. Задача в том, чтобы санкции исполнялись, никакие запрещенные продукты не должны проникать на российский рынок. После принятия решения об уничтожении незаконно ввезенного продовольствия, а, к сожалению, зачастую многие понимают необходимость исполнения законодательных норм после того как их ударят по кошельку, объем ввоза контрабандной продукции безусловно сократится. Экономическая же основа — в поддержке отечественного товаропроизводителя. Мы — крупная промышленная и аграрная держава, в последние годы сократившая свой потенциал в силу значительного объема ввозимой продукции импортного производства. Принимаемые меры должны дать толчок к развитию реального сектора экономики.
Алексей Лукьянов. Политические и экономические соображения идут параллельно. Отсутствие политических реформ внутри страны, стратегически ошибочные решения во внешней политике, противостояние с Западом — вместо продолжения интеграции в мировое сообщество — стали локомотивом и тянут за собой ряд экономических проблем. Здесь и падение национальной валюты, снижение роста ВВП, снижение социальных гарантий, висящие на волоске обязательства пенсионного фонда и грядущий банковский кризис. Теперь появилось вдруг желание развивать, создавать. Что называется, припёрло. Но без изменения политических решений. А так не получится, если ты пришёл в место, созданное не тобой, и там установлены правила, играй по ним или создавай свои. Долго и упорно, в гордом одиночестве. Есть Куба, есть Северная Корея — удручающие примеры.
Александр Исаев. В основе всякой политической причины почти всегда причина экономическая, так что, полагаю, вопрос не вполне корректно сформулирован. Если же говорить про эту нашу новую политику «импортозамещения», она вполне может быть объяснена экономическими причинами. Во время всякого экономического кризиса начинает преобладать протекционизм, так же как во время экономического подъема — свободная торговля. Текущий мировой кризис по России бьет больнее, чем по ведущим экономическим державам, а санкции эту боль усилили. Потому и пришло время закрываться. Но чтобы оправдать запрет на ввоз товаров в глазах населения, было придумано оправдание, что мы, дескать, это в ответ вводим, мол, «они первые начали».
Андрей Рудой. Странно, когда, обсуждая причины этой «санкционной войны», некоторые пытаются разделить политические и экономические причины случившегося. Политические действия (в особенности — столь громкие и значимые), так или иначе, опираются на экономическую основу. Столкновение интересов российского и западного крупного капиталов в Украине не только сделало последнюю настоящим военным полигоном, но и запустило череду политических шагов, одним из которых как раз и явилось уничтожение санкционных продуктов. Вроде бы и имиджевое действо, а вроде и карманы отечественных буржуа поднаполнились, да и сделан ход в глобальной экономической игре.
Ольга Алимова. Подобное странное решение продиктовано желанием показать всем, насколько мы независимы. Всего лишь пропаганда и немного политики. Про экономику тут даже говорить нечего. Прекрасно помню: когда вводились санкции, были очень оптимистичные заявления, что данная акция позволит начать процедуру импортозамещения и очень скоро на всех прилавках появится много дешевых, качественных отечественных продуктов.
Что произошло в действительности? Ничего, кроме роста цен. То есть внешнеполитические «понты» российской власти оплатили обычные граждане.

Насколько, на ваш взгляд, реализуема идея импортозамещения? Способны ли в нынешних условиях отечественные товаропроизводители составить конкуренцию иностранным компаниям?
Андрей Рудой.
В условиях, когда упали цены на нефть, усилив деструктивные тенденции в российской экономике, эта мысль выглядит почти фантастикой. Пока рубль упал, логичнее ждать прихода тех же иностранных инвесторов, от которых правящая верхушка на словах отпирается. Да и если здраво рассудить — ну зачем российской элите рвать все связи с «гнилым Западом» и полностью замыкаться в «осаждённой крепости»? Ведь тогда детишки в Лондоне не поживут, счета заграничные арестуют, Кобзон в Германии не полечится.
Владимир Пожаров. При наличии достаточного, доступного и долгосрочного финансирования как импортозамещение, так и повышение конкурентоспособности отечественных производителей достижимы.
Анатолий Файфель. Идея импортозамещения нереализуема, т.к. российские предприятия в значительной степени зависят от западных технологий, отечественных аналогов которым нет или они значительно уступают. Отсюда более низкая производительность и более высокая себестоимость конечного продукта. Поэтому составить конкуренцию на внешних рынках Россия не может. На внутренних — да, это возможно. Но только конкуренция эта «нечестная», а в честной конкурентной борьбе российские предприятия давно проиграли схватку за отечественного потребителя. Есть, наверное, исключения, но как говорится, исключение лишь подтверждает правило.
Ольга Алимова. Сама по себе идея импортозамещения неплохая и даже хорошая. Давно пора заняться реальным сектором экономики, что даст рост, новые рабочие места, и развивать собственный агросектор. Но это надо было делать вчера, а не болтать сегодня и завтра. Импортозамещение должно идти впереди решения о вступлении в ВТО. Так что намерения никак не могут стать конкурентоспособными. Но вместо этого власть занимается только выделением денег из бюджета банкам и помощью нефтегазовому сектору. Те же, кто кормят людей, практически не замечаются государством. Так что, на мой взгляд, нет, в полной мере конкурировать местные производители пока не могут.
Елена Ножечкина. Идея импортозамещения в настоящее время реализуема. Российские предприятия обладают достаточным производственным, научным, кадровым потенциалом для производства товаров, аналогичных, сопоставимых по качеству ввозимым из-за рубежа. Политика импортозамещения, проводимая в настоящее время, заключается не в механическом замещении качественных импортных товаров на российские, а в создании конкурентоспособной продукции отечественного производства. В то же время должны оказываться эффективные меры финансовой поддержки отечественных товаропроизводителей, в первую очередь, за счет федеральных средств, на техническое перевооружение и модернизацию имеющегося оборудования.
На заседании комиссии по обеспечению устойчивого развития экономики и социальной стабильности в Саратовской области под руководством губернатора области Валерия Васильевича Радаева был утвержден перечень предприятий и организаций, имеющих региональное значение и задействованных в импортозамещении, из которого практически половину составляют предприятия, функционирующие на территории города Саратова.
Александр Исаев. Стопроцентно экономически самодостаточных стран вообще не бывает. Идея импортозамещения теоретически вполне реализуема, почему нет? Практически она столкнется, во-первых, с тем, что вся эта «вертикаль власти» работает, мягко говоря, «со скрипом». Во-вторых, импортозамещение невыгодно держателям сырьевой ренты, как, в свое время, держателям земельной ренты, феодалам, было невыгодно развитие промышленности и торговли, то есть буржуазии. В общем, на все это будет интересно посмотреть.
Алексей Лукьянов. Импортозамещение — не что иное, как пропагандистское заявление нашего правительства. Налаживание любого производства требует значительного времени, чтобы российские товары достигли достойного уровня и могли конкурировать с западными по качеству и по цене. Этого времени у нас нет. Нужны значительные инвестиции, которых тоже нет и которые не строятся менее одного года. А санкции в конце концов могут отменить, и кому будут нужны неконкурентные, в большинстве случаев, товары? Это высокие риски. Мы — страна с низкой экономикой, с высокими издержками на производство, запутанной налоговой системой. Плюс мы еще становимся страной-изгоем с политической изоляцией и практически в экономической блокаде. Российских производителей с выходом на внешний рынок и конкурентными товарами в Саратовской области я знаю, они есть, но это единицы и они очень зависят от иностранного сырья и быстро реагируют на рост курса доллара. Их доля в экономике мала, а налоговые отчисления поступают в основном в офшорные зоны. Деньги всегда текут туда, где им спокойнее и где созданы условия для их сохранности.

Каким вы видите современное состояние агропромышленной отрасли в России? Сколько времени необходимо для восстановления сельхозпроизводства, внедрения современных технологий, грамотной логистики, подготовки специалистов?
Александр Исаев.
Не могу ничего сказать. Вопрос для специалиста. Пытаться строить из себя знатока на основании пары прочитанных в Википедии статей не буду, это все профанация.
Владимир Пожаров. На этот вопрос могут профессионально в рамках своей компетенции ответить в министерстве сельского хозяйства области.
Анатолий Файфель. Это вопрос для специалистов в агросекторе. Как обыватель могу сказать следующее: стоит обратить внимание на количество заброшенных ферм в области. Раньше, в СССР, эти фермы (колхозы) как-то работали, но и тогда не могли решить проблему продуктового дефицита. Сейчас ферм стало меньше: можно сделать вывод о плачевном состоянии отечественного АПК.
Внедрение современных технологий в АПК и подготовка специалистов — это наука. А для любой науки время, необходимое на создание научной школы, это 10-15 лет. Соответственно, примерно столько же требуется, чтобы догнать остальной мир в АПК. Но это невозможно сделать в изоляции от всего мира и без привлечения зарубежных специалистов.
Елена Ножечкина. Агропромышленный комплекс представляет собой комплекс взаимосвязанных отраслей экономики, участвующих в производстве, обработке и доведении сельскохозяйственной продукции до конечного потребителя. Процесс технологического перевооружения, организации логистической инфраструктуры является довольно длительным и зависит от множества факторов, таких, как фактическое состояние производственных мощностей, их технологический уровень, финансовые возможности предприятий, наличие и эффективность осуществления мер государственной поддержки данного процесса и т.д. Но надо понимать, что заниматься агропромышленной отраслью необходимо. Поток импортной продукции, заполонивший рынок, не позволял в должной мере развивать сельскохозяйственное производство в России, от этого страдали, прежде всего, отечественные товаропроизводители, а это рабочие места на селе, налоги в бюджеты муниципальных районов, развитие сельских поселений.
Андрей Рудой. Мне, признаться, сложно судить, в какие сроки отечественный аграрный сектор мог бы выйти на конкурентоспособный уровень. Но если взглянуть на плачевное состояние российской деревни, уничтоженные после развала Союза экономические связи и неспособность властей на фоне нарастающего кризиса инвестировать огромные средства в сельское хозяйство, ответ кажется очевидным.
Алексей Лукьянов. Если оценить мясное производство, крупные хозяйства работают по принципу — дайте денег из федерального бюджета по программе, дайте дотацию на ставку по кредиту, повлияйте на торгующие сети, чтобы они брали нашу дорогую продукцию. Взамен будем строить, развивать, никого не увольнять. Всю прибыль себе, все убытки — местной казне. Мало кто из них может существовать самостоятельно. Развиваются, но медленно. Ведь правительством сделана ставка на крупных производителей, последние в свою очередь не очень охотно стимулируют наёмных работников, оставляя им малую долю полученной прибыли. Нужно развитие малых фермерских хозяйств. Семейных ферм.
Кто занимаются в этой отрасли, уже имеют более-менее современную технологию, и логистика у них худо-бедно построена. Остро чувствуется нехватка квалифицированных кадров. Купить технику сегодня проще, чем научить людей, создать им условия для жизни и дать стимул. При существующих политических отношениях, государственном капитализме и расколе общества внутри страны прогнозировать что-либо весьма сложно.
Ольга Алимова. Сегодня агропромышленность в России практически разрушена. Конечно, есть редкие производства, прекрасно работающие и не испытывающие трудности. Но, по большому счёту, — это исключения, и они развиваются вопреки желаниям власти. Молодежь сегодня не то что не стремится работать «на селе», а опережающими темпами горит желанием сбежать в большие города в поисках счастья. Знаю эту ситуацию не понаслышке. Много раз посещала небольшие населенные пункты, и картина везде одна и та же: население покидает сёла по причине отсутствия работы, перспективы. Власть закрывает школы, больницы. Есть такие села, где даже подстричься проблема: приходится ездить в районный центр, иногда за сотню километров. И, боюсь, тенденция покидания сел в ближайшее время только усилится. А если никто не будет жить и работать на селе, никакого импортозамещения не получится. Хлеб сам по себе не вырастет, не уберется и не превратится по волшебству из зерна в батон.

Считаете ли вы, что в связи с ограничением ввоза в Россию продукции из «недружественных стран» мы можем столкнуться с ростом цен и, как следствие, ухудшением положения рядовых граждан? Если «да», как минимизировать данную негативную тенденцию?
Андрей Рудой.
Вне всякого сомнения, в ситуации, когда для немалого количества импортных товаров поставлен барьер на ввоз в Россию, а готовности к полноценному их замещению нет, нас ждёт рост цен. Да что там ждёт — он уже имеет место быть. К примеру, в Краснодарском крае (где в первую очередь стали уничтожать иностранную еду) на прилавках сразу появились отечественные аналоги худшего качества и по заоблачным ценам. Как бороться с ростом цен? В ситуации, когда власть имущие толстосумы лихо собирают с потребителей хрустящие купюры и звонкие монеты, борьба с ростом цен автоматически должна переходить в борьбу с этими самыми толстосумами. Вопрос в другом — понимает ли народ всю схему, по которой его надувают, и поймёт ли в ближайшее время?
Александр Исаев. Конечно, с ростом цен столкнемся. Есть фундаментальные экономические законы: зависимость цены от соотношения спроса и предложения — один из них. Так как предложение станет меньше, а спрос остался таким же, цены вырастут. Минимизировать эту тенденцию, по идее, должно время. Со временем местные производители смогут приблизить предложение к прежнему уровню. Правда, совсем не факт, что у них получится, и полностью компенсировать снижение количества зарубежных товаров они вряд ли смогут.
Владимир Пожаров. По экспертной оценке, рост цен на импортные товары, ввозимые как из «дружественных», так и из «недружественных» стран, в большей степени обусловлен курсовыми колебаниями рубля. Следовательно, минимизация негативных последствий этого напрямую связана со стабилизацией и укреплением курса нашей национальной валюты.
Ольга Алимова. Рост цен, на мой взгляд, будет галопировать, несмотря на то, что основной рост случился на старте продовольственных санкций. А население уже довольно давно расплачивается за последствия работы нынешнего правительства. Рука государства постоянно ныряет в кошельки граждан и с их помощью пытается латать дыры в казне. Как минимизировать негативную тенденцию роста цен? Фракция КПРФ в Госдуме неоднократно предлагала пакет законопроектов, которые бы позволили сдержать постоянную алчность монополистов и перекупщиков торговых сетей, накручивающих немыслимые проценты прибыли, но эти идеи постоянно отвергаются парламентским большинством. В итоге мы имеем бесконечный рост цен, и все вокруг делают вид, что все прекрасно и замечательно. За что надо сказать «спасибо» телевизору, который выигрывает не только у холодильника, но и кошелька.
Анатолий Файфель. Да именно так и считаю. Минимизировать эту негативную тенденцию можно очень просто — не делать глупостей, из-за которых уменьшается количество товара на рынке.
И уж чего совершенно точно не стоит делать, так это вводить ограничения на личные подсобные хозяйства. Люди, которые раньше сами себя как-то кормили, будут вынуждены покупать эти продукты. Это увеличит спрос, что неизбежно приведет к дополнительному росту цен.
Алексей Лукьянов. Мы уже сталкиваемся. Магазины закрываются один за одним из-за отсутствия покупателей. Отсутствие импорта порождает на него спрос и рост цен. За ним поднимают цены и отечественные производители. Результат — люди больше тратят, остаются без денег, но также работают. Пока работают. Но очень скоро попросят прибавки. Отменить эти ограничения на ввоз как можно раньше! Вернутся товары, их будет больше, а цену определит рынок. Возможно, она снизится. Это заставит наших производителей делать качественнее товары, снижать издержки производства.
Елена Ножечкина. Цена товара для конечного потребителя формируется под воздействием ряда факторов, как непосредственно влияющих на стоимость его производства (стоимость сырья, рабочей силы, энергоресурсов и т.д.), так и факторов, связанных с рыночной конъюнктурой (соотношение спроса и предложения, сезонность, колебания национальной валюты и др.).
Существенного влияния продовольственное эмбарго на цену товаров, производимых на территории России, оказать не должно. В большей степени рост цен, если и будет, то за счет инфляционных процессов. В то же время резкого непрогнозируемого скачка в настоящее время не ожидается.

Какие продукты разумно производить в России (и, в частности, в Саратовской области), а какие лучше всё же ввозить из других стран?
Александр Исаев.
Разумно с чьей точки зрения? С точки зрения конечного потребителя, разумно производить то, что получается дешевле или выше качеством, чем импортное, и наоборот. А с точки зрения, например, госбюджета, разумно все, что увеличивает поступления в бюджет, повышает налогооблагаемую базу. С точки зрения пролетариата, разумно все, что создает рабочие места. С точки зрения буржуазии, разумно делать то, что приносит наибольшую прибыль. Так что тут сам вопрос нуждается в некотором уточнении.
Елена Ножечкина. Целесообразность производства товара на территории РФ или его импорта определяется исходя из наличия спроса, доступности сырьевой базы, наличия производственной инфраструктуры, климатических особенностей территории и т.д.
Речь не идет о полном импортозамещении, да это и невозможно. Есть такие группы товаров как, например, экзотические фрукты, которые мы привыкли употреблять, но которые в России произрастать никогда не будут. Имеются и другие, не менее востребованные, товары импортного производства.
Меры правительства РФ направлены совсем в другую сторону — против эскалации в экономической сфере; мы уже столкнулись с этой проблемой и ее необходимо решать, делать все, чтобы российская экономика адаптировалась к существующим обстоятельствам, пришла к экономической независимости. Чтобы средства населения вкладывались в развитие материально-технической основы нашей экономики, а не в оплату закупаемой импортной продукции.
Анатолий Файфель. Это должна регулировать «невидимая рука рынка». Все, что получается производить здесь,— нужно производить здесь. «Получается» означает, что предприятие, производящее тот или иной вид продукции,— недотационное и даже прибыльное. Во всех остальных случаях нужно или менять внешние условия, или менять менеджмент, или сворачивать деятельность. Типичный пример неудачного «импортозамещения» — кукурузная кампания Н.С. Хрущева.
О том, что лучше производить в Саратовской области, лучше спросить специалистов.
Владимир Пожаров. На этот вопрос могут профессионально в рамках своей компетенции ответить в министерстве сельского хозяйства области.
Ольга Алимова. Разумнее всего выращивать то, что исторически произрастает на территории нашей страны. Я искренне уверена, что наши аграрии смогут вырастить хоть ананас, хоть банан, если государство не будет мешать фермерам и хозяйствам. Но пока государство занимается только разрушением. Закрыто опытное хозяйство у Березиной речки г. Саратова, специалисты которого занимались разработкой новых сортов фруктов и ягод. А теперь сжигаются санкционные яблоки. Отнимаются поля у НИИСХ Юго-Востока. В общем, при таком деструкцизме хорошо, что хотя бы хлеб выращиваем сами. Но если будем засевать поля подсолнечником, скоро на истощенной и измученной земле ничего не будет колоситься, а будет буйствовать только полынок.
Андрей Рудой. Вопрос, что же лучше производить самим, а что закупать в других уголках мира, конечно, интересный. Ещё во времена развития классической политэкономии была известна мысль, что производить нужно то, что производить выгодно. Доведя до ума международную кооперацию, построенную на равноправных экономических основах, можно было бы построить совершенно другой мир. В котором уж точно не будет места «санкционным войнам». К сожалению, нынешняя глобальная экономическая система работает совершенно иным образом. Земной шар превратился в футбольный мяч, которым играют транснациональные корпорации. Пока же не настало время «другой глобализации», не слишком-то хочется давать советы о производственных приоритетах.
Алексей Лукьянов. Полки местных магазинов завалены одними и теми же российскими брендами. Ассортимент невелик. В основном жалкие подделки именитых иностранных фирм, напоминающие добротное изделие с названием, которое, естественно, взято у европейских фирм. И здесь доля саратовских товаропроизводителей совсем невелика. Когда-то Саратовская область имела хорошие позиции по животноводству, надо продолжать в этом направлении. Возрождать яблочные сады. Разумно производить всё, что растёт в местности, кроме апельсинов, кокосов и прочих экзотических фруктов. Саратовская земля плодородна, хотя и имеет засушливые места. Будет жить село, будет развиваться и город.

Как вы думаете, какие меры экономического регулирования в текущей ситуации предпримет российское правительство и какие, на ваш взгляд, должно принять?
Елена Ножечкина.
В настоящее время правительство Российской Федерации разработало комплекс мер, направленных на импортозамещение в агропромышленном, оборонном и промышленном комплексе, реализуются меры валютного регулирования. Считаю, что реализация данных мероприятий должна быть продолжена. Но необходимо понимать, что без значительных вливаний денежных средств вряд ли мы получим желаемый результат в кратчайшие сроки.
Анатолий Файфель. Прогнозировать действия российского правительства — занятие бессмысленное, так как никакой формальной логикой его действия необъяснимы. Однако думаю, что будут повышаться налоги, национализироваться предприятия и т.д. В то время как действия должны быть строго противоположными. Но об этом я уже говорил выше.
Андрей Рудой. Немало из того, что будет предпринимать правительство в данной ситуации, зависит от договоров с «иностранными партнёрами». Возможно, что поиграв в «войнушку», игроки захотят вернуть всё «как было». Ибо уж слишком большие потери у всех сторон выходят в краткосрочном периоде — несмотря на возможность в будущем «сорвать куш», по-новому поделив сферы влияния. Российские власти могут и упереться, стоять на своём, но тогда обострение ситуации внутри страны очень быстро даст о себе знать.
Владимир Пожаров. Федеральное правительство, на мой взгляд, применяет весь комплекс доступных ему в нынешних условиях мер.
Александр Исаев. Выход новой «Анатомии протеста» подсказывает нам, что единственный выход, который видит правительство, заключен в накачке «патриотизма», повышении накала разоблачительства «врагов» и продолжении формирования образа осажденной крепости. Видимо, в правительстве считают, что изливающейся с экранов телевизора пропагандой можно намазывать хлеб, заменив таким образом дорожающее масло. Боюсь, правда, что если там и правда так думают, их ждет некоторое разочарование. Хотя наверняка предпримут и другие меры. Например, повысят тарифы на электроэнергию в Армении, чтобы за счет армянских потребителей наполнить кошельки российских бюджетников. А если в Армении вдруг случится то же, что и в Киеве, будет еще один повод рассказать про козни Америки.
Что должно делать? Я бы начал с прогрессивной шкалы налогообложения хотя бы, но, зная всю предыдущую практику существующего строя, это выглядит научной фантастикой.
Алексей Лукьянов. Не хотелось бы прогнозировать, но скорее всего правительство найдёт изощрённые способы фискального контроля и преследования неплательщиков налогов, снизит обязательства на социальную сферу, сократит рабочие места в госструктурах, заморозит пенсии, распродаст остатки госсобственности, аэропорт Шереметьево — тому пример, отменит антисанкции и поднимет таможенные пошлины, увеличит цены на бензин (через него возьмет недополученные налоги), сделает дополнительную эмиссию денег и снизит ставку рефинансирования ЦБ. Ускорит трату государственных резервов для создания государственного спроса. Потратит большое количество денег на интересные проекты «Крым» и будущий чемпионат по футболу.
Необходимо остановить бегство капитала из страны. В 2015 году отток, по прогнозам Минэкономразвития, уже составит 115 миллиардов долларов. Создать эффективную систему рефинансирования. Сейчас, с одной стороны, государство размещает средства за рубежом, а с другой — через госбанки и госкомпании заимствует их там же. Вернуть деньги в бюджеты регионов, брать налоги, хотя бы 50 на 50. Это позволит выполнять указы президента, которые взвалили на плечи муниципалитетов. Дать беспроцентно деньги регионам для погашения коммерческих кредитов. Снизить затраты на оборону и полицию. Остановить рост налогов и сборов.
Ольга Алимова. Скорее всего, все действия, которые предпримет власть, будут иметь все то же пропагандистское значение. То есть мер не будет, будут красивые картинки на экране телевизора и лозунг «Верьте только делам!».

Подпишись на наш Telegram-канал. В нем мы публикуем главное из жизни Саратова и области с комментариями


Теги:

Оцените материал:12345Проголосовали: 38Итоговая оценка: 3.05
Будет ли эффект от целевого обучения?
Оставить комментарий

Новости

Частное мнение

20/06/2024 18:30
Контрастный Северодонецк. Репортаж Всеволода Колобродова из зоны СВО. Часть 4
Контрастный Северодонецк. Репортаж Всеволода Колобродова из зоны СВО. Часть 4Город до сих пор в непосредственной близости от линии соприкосновения
17/06/2024 11:31
Беседа с инсайдером: учредят МУП по отходам, и мы узнаем, что такое мусорный коллапс
Беседа с инсайдером: учредят МУП по отходам, и мы узнаем, что такое мусорный коллапсСлухи у нас
16/06/2024 12:00
Культурный Саратов: афиша мероприятий на 17-23 июня
Культурный Саратов: афиша мероприятий на 17-23 июняКонцерты, спектакли, выставки и другие интересности
15/06/2024 10:00
Субботнее чтиво: итоги уходящей недели
Субботнее чтиво: итоги уходящей неделиДело "Экономбанка", цветы и диплом об Александре Крутове
14/06/2024 16:00
Серийные разборки. Сериал
Серийные разборки. Сериал "Золотое дно" 18+Неожиданно неплохой наш ответ всяким там их "Наследникам"

Блоги



Поиск по дате
« 21 Июня 2024 »
ПнВтСрЧтПтСбВС
272829303112
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,
Яндекс.Метрика


«Общественное мнение» сегодня. Новости Саратова и области. Аналитика, комментарии, блоги, радио- и телепередачи.


Генеральный директор Чесакова Ольга Юрьевна
Главный редактор Сячинова Светлана Васильевна
OM-redactor@yandex.ru

Адрес редакции:
410012, г. Саратов, Проспект им. Кирова С.М., д.34, оф.28
тел.: 23-79-65

При перепечатке материалов ссылка на «Общественное мнение» обязательна.

Сетевое издание «Общественное мнение» зарегистрировано в качестве средства массовой информации. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Эл № ФС77-81186 от 08 июня 2021 г.
Учредитель ООО «Медиа Холдинг ОМ»

18+ Федеральный закон Российской Федерации от 29 декабря 2010 г. N 436-ФЗ