19 Января 2018, Пятница, 11:48 Facebook ВКонтакте Twitter Instagram
Прислать новость

Дао-Таун

Номер журнала: №5(186), май 2015 г.
Рубрика: Чай втроём
Дао-Таун01/06/2015 14:59

С доцентом кафедры физической географии и ландшафтной экологии географического факультета СГУ Александром Башкатовым мы знакомы по экспедициям по Саратову и его предместьям. В прошлом году исследовали город в поисках малых рек и родников и в очередной раз поняли, какое природное богатство находится в буквальном смысле за какими-нибудь гаражами или под новостройками. За последнее время город сильно меняется — уходит в прошлое историческая и природная среда, на смену ей приходят сплошные парковки, частокол бизнес-центров и элитных «высоток». Какова тенденция развития города с точки зрения как градостроительства, так и урбанистической экологии? Что можно сделать, чтобы город развивался не только для видящих в нём жирную тушку лоббистов и заполонившего всё частного автотранспорта, но и всех жителей, вне зависимости от масштаба профита и толщины кошелька? Какова роль экспертов и учёных в коммуникации городского сообщества и власти? Эти и другие вопросы мы задали Александру Николаевичу.

А.М. В прошлом году вы участвовали в проекте «Атлас рима», посвящённом «раскрытию» водных маркеров Саратова — малых рек и родников, их сохранению и сбережению. Другой важной инициативой по защите культурного наследия стал проект «Саратовская крепость: рассредоточенный музей истории города», который, как и «Атлас рима», оказался победителем грантового конкурса «Меняющийся музей в меняющемся мире». Собираетесь ли вы участвовать в нём?
— Идея музеефикации старого Саратова, в границах XVII-XVIII веков, давно вынашивается искусствоведом, моим товарищем Игорем Сорокиным, с которым мы вместе работали в рамках проекта «Атлас рима: руководство саратовскому водохлёбу». В проекте «Саратовская крепость» я буду участвовать, но уже не как эксперт, поскольку там, насколько мне известно, нет геологической составляющей. Наше сотрудничество с Игорем строится «на почве воды». Как только возникает проблема «культурологии воды», будь это Глебучев овраг, будь это Волга, будь это родники, тут я могу быть полезен как учёный. А в данном случае я, по мере возможностей, буду участвовать в проекте, но не более как рядовой саратовец, гражданин города. Безусловно, проект «Саратовская крепость: рассредоточенный музей истории города» очень интересен. Он сводится не к строительству потёмкинских муляжей, не к созданию псевдокрепостей и не к выходу на туристические маршруты ряженых стрельцов, а к тому, чтобы в реальности увидеть, что сейчас осталось от прежнего города. Не создать имитацию старины, а «поднять» из существующей городской среды память мест: вот здесь была башня, вот здесь был мост, вот здесь был городской вал, в этом доме происходило то-то… Это прекрасная идея. Она не требует больших материальных вложений, она требует работы души и ума саратовцев.
А.М. Как вы как учёный и эксперт в урбоэкологии оцениваете состояние нашего города, особенно его исторической части? Является ли стадия уничтожения зелёных зон и старинных построек в Саратове критической или же у нас ещё есть шанс сохранить город для будущих поколений?
— С точки зрения урбоэкологии нет такой проблемы, как уничтожение исторических памятников. Экология подразумевает отношение к здоровью городского организма. Другое дело, что Всемирная организация здравоохранения определяет здоровье как физическое, психическое и моральное благополучие. В этом смысле Саратов физически не благополучен. Что касается психического благополучия города, я даже комментировать не буду. Морально? В этом плане тоже есть проблема памяти места и культуры города. Если мы не дорожим историческими памятниками и просто историей места, у нас и не будет благополучного будущего. Это очень важно и для народа, и для города, и для отдельного человека — помнить о прошлом и думать о будущем. Пока Саратов живёт настоящим, и это настоящее неряшливое, нервное и в целом не очень хорошее. Но надежда есть…
С.С. Возвращаясь к проекту «Саратовская крепость»: на уровне идеи всё прекрасно. Но как это будет работать с материальной точки зрения? Что рядовой горожанин увидит в результате: табличку на доме, какое-то обозначение, что здесь была крепостная стена?
— Сам проект я ещё не видел, читал лишь интервью Игоря Сорокина. Насколько я понимаю формат работы Игоря, он уходит от материального к человеческому. То есть, наверное, над проектом будут работать люди, которые в ходе каких-либо мероприятий, действий, поиска будут работать не с бетоном и хрусталём, а с памятью и мыслями горожан.
С.С. То есть это как концепция ноосферы Вернадского, когда, условно, пространство наполняется идеями, и люди начинают смотреть на привычные вещи по-другому?
— Идея ноосферы Вернадского несколько отличается, насколько я понимаю, от сферы разума в её современном понимании. Идея Вернадского в том, что на мёртвой планете появилась жизнь, и географическая оболочка — это продукт деятельности жизни. Потом появились разум и мы, его гордые носители. Чрезмерно гордые. И будущее планеты, будущее географической оболочки будет перестроено, переработано разумными существами так, как когда-то растения переработали неживую природу. Будет ли это хорошо и красиво, не факт. Может быть, это будет вместо почвы культурный слой из свалок… Но это лишь один, апокалиптический, сценарий.
С.С. Я согласна с вами, что особенно в плане моральном Саратов не совсем здоровый город… Наполнение пространства идеями в плане урбоэкологии — это призыв к созданию зелёных зон, не мусорить или нечто иное? Как с точки зрения урбоэкологии добиться оздоровления городской среды?
— Решить проблемы экологии и благоустройства жизненного пространства, насаждая сады или идеи, наверное, не получится. Потому что когда мы что-то насаждаем, это некое внешнее воздействие. В даосизме есть «принцип недеяния». Мне кажется, нам было бы гораздо комфортнее жить, если бы мы были немного даосами. Течёт, например, река — не надо её перегораживать. Дует ветер — пусть он дует. Стоит гора — пусть она стоит. Светит Солнце — пусть светит.
Нужно следовать за природой, в том числе и в плане урбоэкологии. Если бы в городе Саратове следовать природной ситуации, которая есть изначально, у нас было бы всё хорошо. У нас всё просто идеально. Мы живём в Саратовской котловине, в чаше, окружённой невысокими горами. Эти горы закрывают нас от ветров. Перед нами течёт большая река — Волга. На нас светит Солнце. Всего у нас в избытке. Воды у нас много. Родники у нас чистые, потому что ими сочатся горы, которые нас окружают. Лес вокруг был когда-то прекрасный. Через всю Саратовскую котловину из родников в Волгу текут ручьи и малые реки. Это очень похоже на описание идеального мира Атлантиды у Платона. Там люди эту благодать утратили. Если мы данную нам природой благодать просто сохраним или реконструируем, поскольку она уже во многом утрачена, всё у нас будет хорошо. И тогда можно будет ничего не делать, ничего не насаждать.
Сейчас многие призывают: давайте посадим деревья! И все радостно «зарывают» несчастные саженцы. Давайте зададимся вопросом: почему в лесу деревья растут сами по себе? Может быть, пусть лес растёт там, где он, извините за тавтологию, растёт? У нас, в Саратовской котловине, лес будет расти либо на горах, либо по долинам речек, которые текут через город. Сейчас обсуждают проблемы Гусёлки и полей НИИ СХ Юго-Востока. Поля эти располагаются между Лысой и Соколовой горами. В своё время на этом участке была основана опытная сельскохозяйственная станция. Она была основана там не потому, что просто было удобно, а потому что там идеальные почвы для разведения пшеницы. Там, в «коридоре» между горами, постоянно дули ветра. И там никогда не росли леса. Пусть там растет пшеница. Зачем там сажать деревья? А если мы их посадим, их нужно будет постоянно поливать, ухаживать за ними.
В саду «Липки» за всё время его существования было высажено около 6000 саженцев. Из них сейчас растёт тысяча. То есть шесть раз меняли там древесный состав, потому что постоянно нужно вырезать и сажать, вырезать и сажать… Зачем? У нас деревья прекрасно растут в долинах речек. Пусть там и растут. Вот течёт рядом с полями Юго-Востока Гусёлка, давайте там, по долине этой реки, разобьём парк. Там будут прекрасно расти деревья. Там можно будет сделать каскады прудов.
Почему в городском парке дубы растут уже 200 лет? Потому что их не надо поливать. Они питаются той водой, которая имеется в прудах.
С.С. То есть в городе, для его развития, надо использовать естественные природные условия.
— Естественно! Надо использовать то, что происходит в природе без нашего участия.
С.С. А как же деревья на улицах?
— Это озеленение, которое, безусловно, нужно. Но оно потребует определённых усилий, ухода… Но одно дело — ухаживать за деревом, растущим около дома. И совсем другое — поливать огромный парк.
С.С. Раз уж у нас фактически Атлантида, откуда столько пыли на улицах?
— Много открытого грунта и мало травы. Если сравнивать естественный ландшафт в Саратове и вне Саратова — район Синеньких, район Воскресенского — там такие же котловины, горы вокруг и речки текут через котловину, но сходство очевидно: и в климатическом плане, и в эстетическом.
А.М. Вы сказали, что поля НИИ СХ Юго-Востока надо оставить. Но ведь они были основаны на этом месте в начале прошлого века, когда городская черта находилась от них на расстоянии примерно трёх километров. Потом Саратов стал расти, и сегодня поля, то есть земли сельхозназначения, как и аэропорт, располагаются уже фактически в его центре, являя собой эдакие «дыры», которым в черте города не место. Если вопрос о переносе аэропорта сейчас, так или иначе, решается, то что делать с полями? Их, наверное, стоит также выносить за городскую черту, хотя, конечно, это вызовет определённые неудобства для учёных, работающих в НИИ. То есть переносить поля необходимо вместе с созданием материально-технической базы сельхозинститута… В любом случае на сегодняшний момент мы имеем некое противоречие между интересами города, развитием урбанистической среды и интересами науки — НИИ СХ Юго-Востока.
— Есть такое определение: город надвигается на окружающий ландшафт с неизбежностью ледника. Ледник ползет и погребает под собой всё. Так и город. А нужен не город-ледник, город-бульдозер, а город-уютный дом, аккуратно вписывающийся в ландшафт. И посёлок НИИ СХ Юго-Востока — пример такого мягкого вхождения. Что касается экспериментальных полей, нужно использовать эту ситуацию, когда фактически в центре города исторически образовался агропарк. В городах есть лишь обычные парки, где сажают деревья, где устраивают всякие аттракционы etc. А тут можно основать именно агропарк, аналогов которого, насколько мне известно, в других городах России нет. В черте нашего города мы можем создать совершенно уникальный объект.
А.М. Что он должен из себя представлять?
— Конечно, там будут расти деревья. Зелёную зону можно и нужно развивать вдоль Гусёлки. А на остальной части можно оставить поля с пшеницей. Жители Саратова и гости города могли бы туда приезжать, принимать участие в сельхозработах. Там, к примеру, можно поставить ветряные мельницы, они мололи бы муку. Из этой муки пекли бы саратовский каравай. Всё было бы очень хорошо и самобытно.
С.С. Обычный парк в городе разбить — это реально, если исходить из вашей концепции учёта природной среды? Ведь если парк — это обязательно деревья, но некоторые могут ваше мнение истолковать так, что ничего, дескать, у нас не вырастет… Но в «Липках» же 6000 деревьев посадили.
— Посадили, только пять тысяч из них засохли, и их спилили… При наличии больших и долговременных усилий можно сделать всё, что угодно. И Амазонку заасфальтировать, и Эверест срыть… Можно! Но зачем делать то, что неестественно? Парк, зелёную зону, можно устроить в Саратове много где. В центре города, к примеру, есть Глебучев овраг.
А.М. Да, в конце 1970-х существовал проект организации нового городского парка на территории Глебучева оврага от Волги до улицы Горького. Но, как видим, эта идея до сих пор осталась лишь в головах градостроителей и на бумаге…
— Сейчас стоит вопрос об освободившемся пространстве на Ильинской площади. Откройте там долину реки Белой Глинки! Там можно сделать примерно сто метров (или больше) открытого русла, террасировать склоны, озеленить прилегающее пространство. И будет конфетка посреди чрезвычайно нагруженного, урбанизированного центра города. Там зелёная зона просто необходима, без неё город просто задыхается.
А.М. Зато на участке прямо над спрятанной в коллектор рекой Белая Глинка, рядом с Ильинской площадью, собираются построить пять 25-этажных высоток. Наплевав на протесты местных жителей, городские власти выдали разрешение ООО «УМ-24» на строительство этого «чуда света». В данном случае мнения города и его властей диаметрально разошлись. Как, впрочем, и по большинству других похожих вопросов градостроительной политики чиновники встают на сторону застройщиков, а не рядовых жителей и экспертов.
— Тут общий случай. Либо мы принимаем, что мы стихийно существующая и развивающаяся страна, где все вопросы решаются с помощью автомата или каких-то других нецивилизованных методов. Либо мы развитое государство, с нормально функционирующим гражданским обществом, где такого рода вопросы должны решаться согласованно. Если это не так, есть повод подумать, что государственные институции, разные ветви власти, со своими прямыми обязанностями не справляются. Если они допускают такую ситуацию, тогда у нас происходит произвол. Нужно стремиться к созданию пространства для диалога и цивилизованного решения тех или иных вопросов.
А.М. Горожане выступили против строительства, но по итогам обсуждения чиновники отмели это согласованное, коллективное мнение, сославшись на то, что решения публичных слушаний носят рекомендательный характер. Следовательно, интересы бизнеса для власти важнее, чем общественное мнение.
— Слушания могут быть некоей «шапочкой», которая прикрывает произвол. Но не факт, что эти слушания были последними. Надо устраивать вторые, третьи, пятые слушания, чтобы переломить ситуацию. Нужно широкое обсуждение не только с местными жителями, нужно обсуждение этого вопроса на уровне города, так как он касается будущего всего города. Сколько требуется, столько и надо об этой проблеме говорить, поднимать её постоянно.
С.С. Вы верите в социальную активность граждан?
— Если бы я не верил в некую справедливость, тогда, знаете… У нас есть богатый отечественный опыт развития ситуации, когда люди теряют веру в власть, в справедливость и начинается то, что начинается…
С.С. То есть вы полагаете, что с нынешними властями можно договориться — долго, нудно, путём каких-то акций, заявлений?
— Если диалог невозможен, у нас, опять же, есть богатый исторический опыт.
С.С. И это неизбежный вариант?
— Нет. Я считаю, что сегодня не 1905-й, не 1917-й и не 1991-й годы. И как, опять же, показывает исторический опыт, не становится лучше ни в 1906-м, ни в 1918-м или в 1992-м годах. Поэтому надо стремиться к лучшему, а не к худшему. Надо договариваться, убеждать.
А.М. Недавно на заседании градостроительного совета обсуждался вопрос «Зоны особой градостроительной ценности на территории города Саратова», для которых предложено ввести ограничение на строительство. В частности, блогер Денис Жабкин предложил включить в список таких зон микрорайон упоминаемого уже НИИ СХ Юго-Востока — уникальный массив дореволюционной застройки с не менее уникальным набором деревьев, которыми он озеленён. Но присутствующие на градсовете представители строительного лобби только лишь удивлялись: зачем, мол, запрещать там застройку и вообще кому посёлок интересен, кроме местных жителей? Это тот самый пресловутый диалог между бизнесменами, заинтересованными в освоении земельных участков ради дальнейшего их превращения, скажем, в парковки и элитные высотки, а также общественниками, блогерами и архитекторами, желающими, чтобы родной город был удобен для жизни. Как вы думаете, к кому в результате прислушаются те или иные ответственные работники, причастные к принятию решений?
— Необходимо прислушиваться к голосу совести и разума. Бизнес-сообщество — это же далеко не самые глупые люди. Скажем так, дома в Уганде стоят, наверное, дешевле, чем дома в Швейцарии. И, возможно, это имеет место быть не в последнюю очередь благодаря тому, что культурное окружение в двух этих странах отличается. Это культурное окружение создаёт различную ценовую политику. Где выгоднее вести бизнес? В Уганде, наверное, проще. Но выгоднее — в Швейцарии.
Если в Саратове создастся такой климат, как в Центральноафриканской Республике, то и бизнес весь разбежится. И продавать жильё здесь будет некому, потому что кому нужны такие нецивилизованные условия…
С.С. Чиновники уже отчитались, что на 50% упали продажи жилья.
— Наверное, это не столько связано с низким уровнем культурной среды, сколько из-за снижения курса рубля по отношению к доллару и евро. Я говорю о том, что если мы создаём не просто пивной ларёк, а будущее страны и города, нужно мыслить более стратегическими масштабами, чем желание отхватить тот или иной кусок земли в центре Саратова.
С.С. Но ведь через диктат денег и лоббистские механизмы простому человеку пробиться невозможно. Можно сколько угодно проводить флешмобы и митинги, делать хорошие интервью, писать блоги etc, но плетью обуха не перешибить: все попытки изменения среды в лучшую сторону бессильны на фоне зачастую разрушительной стихийной деятельности тех или иных сильных мира.
— Есть опыт соседних государств: когда ситуация становится настолько критичной и конфликтной в этом отношении, появляются не самые хорошие пути решения проблем и противоречий. Есть и у нас собственный исторический опыт. Тут два пути: либо эволюция, либо революция.
С.С. Если речь зашла об истории, был ли временной период, когда Саратов был организован с точки зрения урбоэкологии лучше, чем сейчас?
— Я занимался исторической реконструкцией саратовского ландшафта, и, как мне представляется, у нас было несколько периодов с точки зрения экологии города.
Когда была крепость, собственно, города и не было. Было небольшое административное поселение и вокруг него небольшие выпасы для скота.
Потом настал весьма уютный период в истории Саратова — это XVIII-начало XIX века. Тогда город превратился в огромную усадьбу. Центр города был занят усадьбами чиновников и отчасти купцов. В центре Саратова были сады. Вдоль нынешних улиц Мичурина и Чернышевского сады располагались один за другим, и до сих пор кое-где эта усадебная застройка сохранилась. Это был такой период гоголевской России, провинциальной и хлебосольной. Благоприятное для Саратова время, когда горожане очень внимательно относились к природным ресурсам.
С.С. Это, наверное, самый «даосистский» период?
— Наверное, гоголевские персонажи были в каком-то смысле «даосами» (смеется.— Авт.)! Речки обустраивали, ведь основной вид транспорта тогда были лошади, а лошадей нужно поить. Кроме того, возле речек и родников устраивались сады, огороды, выгоны… Любой водный ресурс был максимально востребованным и в связи с этим обихоженным. Весь город тогда был огромной взаимосвязанной усадьбой.
Но во второй половине XIX века — века капитализма, железных дорог и промышленного строительства — наступила власть денег. И начался весьма неблагоприятный период для Саратова. Во-первых, через город пролегла железная дорога. Во-вторых, на эту железную дорогу «нанизались» различные заводы — машиностроительные, пищевые… При полном отсутствии экологических норм и правил отходы этих заводов надо было утилизировать. И, как правило, стали «утилизировать» за забор, в овраг… И у нас сформировалось восприятие оврага как клоаки. Точно так же делали и первые промышленники, которые сбрасывали отходы в Белую Глинку, в Глебучев овраг…
Следующий этап — это советская эпоха. После периода разрухи, постреволюционного восстановления народного хозяйства и индустриализации наступила довольно благоприятная пора. Особенно это касалось времени послевоенного строительства, когда людям захотелось пожить в уюте. Общественное стремление обиходить свой город присутствовало в массовом сознании. Было произведено масштабное зелёное строительство, затеррасированы и облесены все склоны Саратовской котловины, разбито множество скверов и парков. И это не только сугубо государственное движение. Это была всеобщая инициатива. Люди не прятались по норкам, а сажали деревья, разбивали в своих кварталах мини-скверики, палисаднички… Возле каждой пятиэтажки росли кусты сирени, устраивались лавочки. Люди обихаживали не только квартиры, но и общественное пространство возле домов.
Я прожил всю жизнь в Заводском районе и хорошо помню те времена. У меня бабушка жила на «шарике», где были небольшие двух- и трёхэтажные дома, где жизнь кипела во дворах. Возле домов имелись общие сарайчики и огороды. Никто не мусорил — это было совершенно невозможно, потому что кругом люди, и если ты бросишь мешок с отходами возле дома, тебя, мягко говоря, не станут приветствовать. Никому в голову не приходило творить какие-то бесчинства. И таким был весь город.
Хотя, конечно, в тот период с появлением крупных предприятий стало заметно загрязнение воздуха выбросами, но что касается человеческого отношения к благоустройству, послевоенная эпоха была благоприятна.
Затем пришли 1990-е, и тут комментариев нет. Наступила эпоха полного разрушения не только промышленности, но и экологической культуры.
А.М. А какой период мы переживаем сейчас?
— Сейчас наблюдается тенденция к возрождению экологической культуры, поскольку люди изголодались по уютной, благоприятной, комфортной среде обитания. И они хотят это делать своими руками. Молодёжь подросла, и она проявляет большую, нежели старшие поколения, экологическую сознательность. Старшие поколения, разочаровавшиеся люди, которые жили в 1990-е годы, становятся менее активными. А молодёжь, напротив, более активна. Она хочет налаживать свою жизнь и не хочет оглядываться на прошлое, она не верит во всемогущество денег, она понимает условность призрачного капиталистического рая. И это поколение ищет свои пути. Какие пути, трудно прогнозировать. К примеру, есть надежда на ребят, которые занимаются уборкой мусора на Кумысной поляне или в Корольковом саду. Они регулярно устраивают субботники, их становится всё больше и больше, то есть росточки экосознания пробиваются.
А.М. Не кажется ли вам, что это и есть практическая реализация концепции «умного города», которая появилась с развитием интернета и социальных сетей и повлияла на низовую активность горожан? Есть пример, когда жители посёлка Углёвка самоорганизовались через соцсети и начали бороться за своё жизненное пространство. Можно и другие примеры привести.
— Несомненно. И это даже не концепция как некая мыслительная конструкция, а реалии жизни.
А.М. В Саратове есть весьма контрастные местности с примерно одинаковым жизненным сценарием. Скажем, рабочие посёлки одного из предприятий на окраине города сохранились и пребывают в хорошем состоянии в плане благоустройства — например, 4-я и 5-я Дачные. А есть тоже промышленные районы где-нибудь на Крекинге, которые разрушаются, деградируют, руинизируются, становятся депрессивной местностью. С чем это связано?
— Судьба. Один живёт холёный и благополучный, а другой бомжует и нищенствует. Городские ландшафты — как люди: у каждого своя линия жизни. Но у каждого есть возможность поменять судьбу. К примеру, осознают кварталА в Заводском районе, в какой бездне они оказались,— встанут, умоются и пойдут в новую жизнь. Я шучу, конечно. Разумеется, это зависит от того, насколько благополучен в названных выше трёх смыслах тот или иной участок городской среды.
А.М. Есть 3-я Дачная и завод СЭПО. И есть 25-й квартал и «Оргсинтез». Оба предприятия пережили катаклизмы 90-х, к счастью, сохранились и работают. А вот состояние прилегающих к ним посёлков очень разное.
— Возможно, СЭПО принадлежит людям, которые связывают свою судьбу с Саратовом, а «Оргсинтез» давно не связан с городом: владельцы далеко, они всего лишь зарабатывают здесь деньги, для них это фактория, приносящая прибыль, а до близживущих индейцев особого дела нет. И таких факторий множество. Обычная колониальная политика.
С.С. У нас и центр в таком состоянии, не только окраины.
— Конечно. И от колониального принципа построения экономики нужно уходить. Пока принципиально не изменится схема формирования регионального бюджета, можно сколько угодно плясать с бубном, ситуация не улучшится.
А.М. Вы однажды высказали мысль, что грамотно выстроенные кварталы, массивы застройки хорошо сохранились. Например, уже упоминавшийся посёлок НИИ СХ Юго-Востока. А новостройки, даже в центре города, довольно быстро становятся похожими на трущобы. Почему так происходит?
— Городская среда — сложный организм. Город — это не только сооружения, дома, но и люди, и социально-нравственный климат, и безопасность, и культура. Это сложное переплетение различных смыслов. А новые дома, недавно построенные,— это сугубо бизнес-проекты, просто квартиры на продажу. И купить новый дом не значит купить новый город, продать новый дом — не означает продать атмосферу. То, что сейчас продается как благоприятная среда, через пять лет будет кошмаром. Если, конечно, быстренько продать и быстренько уехать… Продали, и пусть живут, как хотят. Очень многое не решается рыночными отношениями. Самое трагичное заблуждение 90-х годов, когда поверили, что рынок — универсальный регулятор всего и вся. Был такой морок, к сожалению.
С.С. Европа как-то ведь умудряется жить по законам свободного рынка. И в плане благоустройства городской среды тоже.
— Европа живет по закону социализма. Социальная компонента там весьма сильна. И Европа — отнюдь не оазис дикого капитализма, несмотря на имеющиеся определенные проблемы. Это, если можно так сказать, евросоциализм.
С.С. Вы согласны, что Саратов сейчас — этакий купец со славным прошлым, с бэкграундом, но купец этот, в силу разных причин, весьма поиздержался и вынужден ходить в поношенном сюртуке.
— Купцом он был когда-то давно. Сейчас Саратов — городской паренек с деревенским прошлым, который остался без работы и живет случайными заработками. Основное население Саратова — приезжие из деревень, прибывшие сюда в 30-60-е годы трудиться на заводы. В деревне остались их ментальность, память, родственники, дома. То есть люди, оказавшиеся между городом и селом, да ещё и в условиях базара. Что такое саратовский средний класс? Люди, создавшие свой небольшой прожиточный рай не самыми героическими путями: не север исследовали, не тайгу осваивали, не космос покоряли, а где-то что-то купили, продали и устроили маленькое благополучие, в котором не совсем уютно. Они слегка раздражены и разочарованы, потому как чего-то не хватает.
С.С. Имеете в виду некое наполнение, эфемерные субстанции под названием «дух», «душа», при наличии которых человек обустраивает пространство, двор, сажает цветы-деревья и совершает прочие благие деяния?
— Возвращаясь к началу нашего разговора о проекте «Саратовская крепость»: мы не понимаем, кто мы, откуда и куда идём. Мы не видим своего прошлого, не понимаем, кто мы сейчас, не видим своего будущего. А раз так, мы не понимаем, какими быть, чтобы в это будущее прийти. Мы не строим на века, не делаем что-либо на века, и в этом огромная проблема. Прекрасность советской эпохи заключалась в том, что люди видели перед собой светлое будущее. Оно было весьма туманно, оно, конечно, не имело отношения к всеобщей, простите, халяве — коммунизму, но оно было светло и идеально. Сейчас впереди идеала нет, и это чрезвычайно разочаровывает. Наша задача — не заработать много денег и построить большой дом, а найти себя, понять, кто мы в огромном мире, в чем наше послание миру.
Понимаете, ходить и чистить за кем-то грязь не нужно, это, на мой взгляд, не самое удачное решение проблемы. Один будет мусорить, а другой за ним убирать — это поощряет безответственное поведение, да и «мусорителей» всегда больше. Необходима перестройка сознания, как бы банально это ни звучало. А вот когда это случится и случится ли вообще — большой вопрос, но нужно идти в данном направлении. А надежда всегда есть.


Теги:

Оцените материал:12345Проголосовали: 918Итоговая оценка: 2.96Прислать новость
ККК
Какое то неприличное название для статьи придумали :-)
01/06/2015 19:46
Татьяна.
Нормальное название.Даосская теория гармонии для города.
01/06/2015 21:07
Имя:
Сообщение:*
 
*Поля обязательны для заполнения!
НВК
№11-12(206), ноябрь-декабрь 2017 г.№11-12(206), ноябрь-декабрь 2017 г.
Какое событие региона в уходящем году вы считаете главным?
Оставить комментарий

Новости

Частное мнение

18/01/2018 14:05
Сиди, Форрест, сиди!
Сиди, Форрест, сиди! | Отзывов: 3В Балаково сироту, получившего в армии инвалидность, судят и хотят признать невменяемым: возможно идет борьба за подаренную государством квартиру
15/01/2018 11:08
Заложники ритуального бизнеса и политических игр
Заложники ритуального бизнеса и политических игр | Отзывов: 12Жители Саратовского района теперь тратят больше времени и средств в угоду политических и финансовых интересов местных властей
05/01/2018 22:24
Ксения Собчак о расколе в «Открытке» и «выходе Пиночета»
Ксения Собчак о расколе в «Открытке» и «выходе Пиночета» | Отзывов: 26Эксклюзивное интервью с кандидатом в президенты
28/12/2017 13:27
Здесь подготавливают судебных экспертов
Здесь подготавливают судебных экспертов | Отзывов: 9О «кузнице кадров» - Поволжском учебно-исследовательском центре «Волгодортранс» при Саратовском государственном техническом университете имени Ю.А.Гагарина
27/12/2017 09:15
Честная «мировая» для «Торэкса»
Честная «мировая» для «Торэкса» | Отзывов: 8Почему заводчане готовы выйти на митинги, чтобы отстоять историческую справедливость
Педагогические кадры Саратовской области

СПЕЦПРОЕКТЫ

17/03/2017 17:30
Толковый саратовский словарь: «Юрик» - Яхимовича дом
Толковый саратовский словарь: «Юрик» - Яхимовича дом | Отзывов: 3Малая энциклопедия большого города
28/02/2017 16:59
«Грош цена»: сколько стоит репчатый лук
«Грош цена»: сколько стоит репчатый лук | Отзывов: 1Сравниваем цены в магазинах и на рынках города
04/09/2017 14:14
Режем look. Всеволод Хаценко
Режем look. Всеволод Хаценко | Отзывов: 7Фотокамера г-на Хаценко любит, да и он, судя по всему, лишний раз пофотографироваться всегда «за» — хоть в цилиндре, хоть в кольчуге

Блоги

Полезные советы

Поиск по дате
« 19 Января 2018 »
ПнВтСрЧтПтСбВС
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930311234
,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,
Яндекс.Метрика


«Общественное мнение» сегодня. Новости Саратова и области. Аналитика, комментарии, блоги, радио- и телепередачи.


Главный редактор сайта: Мурзов Алексей Валериевич
OM-redactor@yandex.ru

Адрес редакции:
410600, Саратов, проспект Кирова, 34, офис 6
тел.: 23-79-65, тел./факс: 23-79-67

При перепечатке материалов ссылка на «Общественное мнение» обязательна.

Сетевое издание «Общественное мнение» зарегистрировано в качестве средства массовой информации 14 августа 2012 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Эл № ФС77-50818.

16+ Федеральный закон Российской Федерации от 29 декабря 2010 г. N 436-ФЗ