26 Сентября 2021, Воскресенье, 8:04 Facebook ВКонтакте Twitter Instagram

Александр Крутов: «Курихин выстраивает модель «журналисты-холопы, а я хозяин»

17/10/2016 11:51

На минувшей неделе прошло очередное заседание по уголовному делу против журналиста «Общественного мнения» Сергея Вилкова, обвиняемого в клевете на депутата Саратовской областной думы, крупного бизнесмена Сергея Курихина. На заседании был допрошен коллега Вилкова, журналист-расследователь, двукратный лауреат премии Артема Боровика Александр Крутов.

Как рассказал свидетель Крутов, о криминальном прошлом Курихина ему еще в 2004 году рассказывал главный федеральный инспектор Ринат Халиков, в окружении которого работало множество выходцев из спецслужб. По словам журналиста, еще десять лет назад Курихин и подконтрольное ему СМИ впервые применили такой способ расправы над критиками, как обвинение в вымогательстве в ответ на публикацию Крутовым расследования о сомнительной схеме увода здания детской поликлиники в интересах застройщиков. Способ аналогичен тому, что был использован Курихиным против медиагруппы «ОМ» и Сергея Вилкова. Крутов также в ходе допроса напомнил, что после нападения на него, он предупреждал Вилкова, что в случае если тут будет писать о Курихине, «что-то подобное» может произойти и с ним.
Также свидетель рассказал, что Курихин и его СМИ, по его мнению, оказывали информационное сопровождение националистическим движениям, вплоть до большого цикла статей в поддержку группы Понимасова - «скинхедов из Ленинского района». Более того, свидетель намекнул, что эта группа могла быть оправдана судом после изменения позиции гособвинения, благодаря влиянию Курихина на областную прокуратуру.
Помимо этого, Александр Крутов рассказал о содержании своих приватных разговоров с Сергеем Курихиным. По словам журналиста, депутат и бизнесмен говорил, что ему не нравится «исламский натиск», поэтому он поддерживает православную церковь. При этом он ругался, что «ни один поп не выступил в его защиту», когда имя Курихина в негативном контексте упоминалось в СМИ в 2010 году. Впрочем, свидетель считает, что национализм Курихина совершенно прагматичен: «Он даже, будучи единороссом, готов коммунистов поддержать, если это нужно для борьбы с другим единороссом». Помимо этого, Крутов пояснил, что в ходе бесед с Курихиным, выяснились непреодолимые противоречия в их видении роли СМИ. «Курихин выстраивает совсем иную модель СМИ. Как бы, журналисты-холопы, а я хозяин, вы обслуживаете мои бизнес-интересы», - рассказал свидетель.
Предлагаем сокращенную стенограмму допроса.

Судья Артем Григорашкин: У нас участниками дела являются подсудимый Вилков, потерпевшие Курихин и Завьялов. Кого-нибудь из них знаете, неприязненные отношения испытываете?

Крутов: Ну, я знаю и лично встречался, общался со всеми участниками процесса и их представителями, за исключением Завьялова. Отношения... С кем-то давно общаюсь, с кем-то недавно. Особых неприязненных отношений ни к кому не испытываю.

Допрос начинает подсудимый Сергей Вилков: Александр Николаевич, вот по поводу ваших отношений с Сергеем Курихиным, расскажите пожалуйста, имелись ли у вас какие-либо личные контакты с ним, можете поподробнее рассказать?

Гособвинитель Андрей Склемин: Вопрос задан слишком общо и вопрос не конкретен. Нас конкретное обвинение интересует. Предлагаю отклонить этот вопрос и разъяснить подсудимому Вилкову о необходимости задавать свидетелю вопросы, связанные с существом предъявленного обвинения.

Вилков: Ваша честь, можно? Ну дело в том, что у нас потерпевший и его представитель как бы пытались выдать историю взаимоотношений Курихина и сотрудников «ОМ» за предпосылки к совершению того воображаемого преступления, которое мне вменяется. Потерпевший Курихин в зале суда во всех подробностях рассказывал свою версию событий, поэтому, в интересах объективности, нам нужно выслушать и другую сторону.

Судья разрешает Александру Крутову продолжить, в ходе ответа на этот вопрос его около десяти раз прерывают гособвинитель и представитель Курихина Валерий Холоденко. Для краткости, эти моменты в стенограмме не представлены.

Крутов: Не успел я рта открыть, как господин Склемиин тут делает заявления! Хотя я могу более подробно рассказать тут историю своих взаимоотношений с господином Склеминым... (Судья прерывает. Адвокат подсудимого Андрей Еремин: «Кстати, было бы очень интересно!», - ОМ). Тогда начну с того, почему я считаю, что мой подробный рассказ относится к существу предъявленного обвинения... Я был той ключевой фигурой, которая в 2004 году, задолго до возникновения этого дела, предотвратила захват структурами господина Курихина газеты «Богатей», в которой я тогда работал. В данной истории я опирался на помощь тогдашнего главного федерального инспектора по Саратовской области Халикова. Тогда я впервые и услышал о криминальном прошлом Курихина. Насколько я понимаю, в основе предъявленного Сергею Вилкову обвинения лежат его публикации в соцсетях, где давались некие намеки и отсылы на то, что Сергей Георгиевич Курихин имеет некое криминальное прошлое, имеет отношение к «парковской» группировке. И вот тогда в этой истории с газетой «Богатей» я впервые услышал от достаточно высокопоставленных чиновников информацию о криминальном прошлом... почему эти чиновники и пытались предотвратить захват Курихиным газеты «Богатей». В то время у Халикова работали много довольно опытных оперативных сотрудников разных спецслужб, даже ветеран спецгруппы КГБ «Вымпел» работал, товарищ Гусев. Об этом я и хотел рассказать. Потому что то, в чем сегодня обвиняют Курихина, это начинало звучать, еще начиная с 2004 года. Обо всех этих эпизодах я и хочу рассказать, в том числе о контактах очных и по телефону с господином Курихиным.
Так вот, впервые я узнал о Сергее Курихине и том, что он начинает играть роль в судьбе газеты «Богатей», где я работал, и в моей личной судьбе в 2004 году. Это было связано с попыткой такого очень мягкого приобретения этой газеты. То есть, в конце 2003 года, а все издания у нас, как вы знаете, работали дотационно, ни одно издание, наверное, не является прибыльным в России... и вот появляется новый спонсор господин Жаворонский, который ранее работал в правительстве Саратовской области, потом возглавлял газету «Саратов» и так далее. То есть каждое его посещение газеты сопровождалось выплатой зарплаты. Но одновременно очень сильно ухудшалась обстановка внутри коллектива, потому что даже коллеги подсмеивались и говорили что «Богатей» превращается в газету «Богатей на стройках». То есть газета постоянно начинала публиковать какие-то странные статьи о конфликтах в строительном бизнесе, распределении участков. Потом сотрудников газеты обязали участвовать в выпуске специального журнала, за которым стоял Жаворонский и один из партнеров господина Курихина по фамилии Стрельцин. Журнал «Архитектура и строительство» или какой-то такой. И наконец, к лету 2004 года случился кризис, главред Владимир Горбачев решил покинуть газету. Тогда я узнал, что Курихин планирует приобрести газету. Горбачеву был поставлен ультиматум - либо переписывается газета на каких-то афиллированных с Курихиным лиц, либо прекращается любое финансирование. Тогда я пошел... в то время я поддерживал хорошие отношения с главным федеральным инспектором Ринатом Халиковым... Я пошел, говорю, вот такое дело - коллектив уходит, да и фактически работать не дают, заставляют участвовать в каких-то строительных разборках. Теперь вот вообще Курихин и его люди приобретут. Халиков пришел в некое замешательство, сказал, что «этого ни в коем случае нельзя допустить, господин Курихин человек со, скажем так, тревожным прошлым». «Поговори с Горбачевым, чтобы он недельку подождал со своим увольнением, я решу вопрос и вы не попадете под Курихина». Через неделю он нашел нового спонсора. Объяснил почему нельзя ни в коем случае общаться с Курихиным. А из его окружения я узнал, почему Халикова напрягла фамилия Курихина, была у них какая-то информация о том, что Курихин имел какое-то криминальное прошлое.
Эпизод второй. Второе соприкосновение произошло где-то в мае-июне 2006 года. Редакция «Богатея» получила информацию о том, что некая фирма «Саратов-Рент» с помощью аффилированных чиновников в городской администрации совершила очень странную сделку. На улице Чапаева между Бахметьевской и Белоглинской имеется такой девятиэтажный дом и там в цоколе располагалась детская поликлиника Октябрьского района. Сделка мены предусматривала, что половина этой площади, около 2000 квадратных метров была разменяна на три трехкомнатных квартиры (Крутова опять перерывают, около 15 минут длится перепалка между сторонами.. – ОМ.) ... Ваша честь, дело в том, что эта история с «Саратов-Рент» связана с данным уголовным делом. А связана она тем, что впервые в этой истории Курихин и близкие к нему СМИ, тогда это газета «Взгляд», применил такую форму, как обвинение в вымогательстве. В мае 2006 года в номере 4-м или 6-м, когда газета «Взгляд» только начала выходить, в связи с публикацией мной этой истории... газета «Взгляд» и учредители «Саратов-Рент» обвинили меня в вымогательстве. Практически в том же самом спустя десять лет обвинен господин Вилков. Я считаю, что это уже обычный прием расправы над неугодными применяемый господином Курихиным с помощью своих СМИ, сейчас у него наверное уже связи с правоохранительными органами есть. Расправа с неугодными журналистами и противодействие их деятельности. Учредителями «Саратов-Рент» были Курихин и Стрельцин. Через месяц эта фирма перешла в пользование физических лиц - двое из них были мама и жена Курихина, двое - мама и жена Стрельцина. Это второе мое взаимодействие с господином Курихиным.
Это был второй не визуальный контакт с Курихиным. Теперь перейду к визуальным контактам. Перехожу к 2009-2010 году. У меня состоялось два-три личных контакта каждый по полтора два часа по инициативе Сергея Георгиевича Курихина у него в кабинете. Говорили об очень многих вопросах. Ко мне подошел главный редактор нашего журнала Колобродов. К тому времени в суде пошло дело об убийстве прокурора Саратовской области Евгения Григорьева. В связи с этим уголовным делом, зная что я буду его освещать и зная его роль, Курихин позвонил нашему главному редактору и сказал - я хочу чтобы Крутов пришел ко мне и уже непредвзято из моих уст услышал о моей роли в этом деле и уже писал с учетом моей позиции. Я сказал, что готов его выслушать. Такие встречи состоялись. Надо знать обстановку 2009-2010 годов. Это была обстановка жесткой информационной войны между изданиями господина Курихина, там «Взгляд-инфо», «Четвертая власть» уже появилась вроде к тому времени, и изданиями, которые поддерживали сторону тогдашнего главы города, а ныне депутата Госдумы Олега Грищенко. Поскольку такое противостояние было, наше издание, насколько я понимаю, занимало сторону Грищенко. По крайней мере, меня в этом очень активно тогда убеждал сам Курихин, и, наверное, так оно и было. Он начал с того, что долго рассказывал, как он долго и сильно помогал «Общественному мнению», как он помогал Алексею Колобродову и как Алексей Колобродов ответил ему неблагодарностью. Фактически, он сказал, что его предали, если так условно говорить. Я ему говорю, что не могу здесь оценивать, я пришел несколько за другим. И разговор касался аспектов в том числе мировоззренческих, как бы аспектов национализма. Я почему говорю о национализме, потому что одна из статей, которая вменяется в вину Сергею Вилкову касается как раз того, что Сергей Георгиевич поддерживал национализм. Я могу рассказать, что я слышал собственно и от Сергея Георгиевича по этому вопросу (его прерывают) В общем, пообщались. Я считаю, я достаточно объективно в своих статьях по делу Григорьева осветил позицию Сергея Георгиевича, ну и позицию его оппонентов, и объективные обстоятельства, которые мне стали известны из материалов уголовного дела. Я считал, что у меня отношения с Курихиным нормальные. Но, когда в 2013 году я освещал процесс о покушении на Курихина, я увидел Сергея Георгиевича, он приходил на одно из заседаний в качестве свидетеля. Мы столкнулись в кулуарах, Сергей Георгиевич отвернулся от меня, даже не стал здороваться. Я так понял, что он абсолютно недоволен моим освещением, питает какие-то обиды. Ну питает и питает.
Был еще интересный эпизод. Это было по телефону в феврале-марте 2015 года. Я прожил 56 лет, но это первый в моей жизни случай, когда я общался с человеком ровно три часа. Никогда столь длительных телефонных разговор я ни с кем не имел. Позвонил мне Сергей Георгиевич, и очень длительно и упорно стал говорить «да, я знаю, что ты бессеребренник, что ты не участвуешь в этой группе вымогателей, но ты же работаешь в коллективе, который является вымогателями». Опять было сказана масса нелицеприятных слов в отношении Сергея Вилкова, что он, значит, является стукачом милицейских органов, что его специально прикрыли по оружию. Разговор длился три часа. В качестве аргумента того, что наша редакция является бандой вымогателей, Сергей Георгиевич сказал, что мое руководство получило 8 миллионов рублей за освещение и поддержку процесса Лысенко. Я стал думать, почему же Сергей Георгиевич столь долго и упорно мне все это рассказывает, хотя в ходе уголовного дела по нападению на меня было специально заявлено ходатайство, чтобы были допрошены и господин Стрельцин, и господин Курихин. И вдруг такое расположение, и он мне все так рассказывает. В то время, когда состоялся разговор, я находился в режиме государственной защиты. В договоре был специальный пункт о том, что я согласен на проведение в моем отношении оперативных мероприятий, в том числе прослушки телефона. И поэтому Сергей Георгиевич в материалы оперативных служб вбивал эти тезисы о том, что Вилков является вымогателем, является негодяем, он оговорил умышленно сотрудников наркоконтроля, разрушил великолепную школу, которая вместе с фондом «Православие и современность» занималась обучением рукопашному бою детей, и так далее, и так далее. Поэтому, я считаю, что, если одна из сторон заявит ходатайство о рассекречивании оперативной информации и приобщению к материалу дела монолога господина Курихина, это было бы очень интересно. В значительной степени, он копировал обвинительное заключение в отношении господина Вилкова. После этого контактов не было.

Вилков: А, вот вы сейчас упомянули, что у вас с Курихиным были разговоры о национализме. Вам вообще известно что-либо о националистических взглядах Курихина или о поддержке им тех или иных националистических движений?

Крутов: Кое-что известно, поскольку я в саратовской журналистике работаю уже 22 года. Сергей Георгиевич как публичный политик, претендующий на место в законодательной власти, стартовал в 2006 году, от партии «Родина» он пытался избираться в городскую думу. Я считаю, что партия «Родина» на тот момент была, ну скажем так, мягко националистической организацией, которая этого не скрывала. Второе, что самое интересное, когда с «Родиной» не получилось, национализм Курихина стал приобретать такой скрытно-латентный характер. Сергей Георгиевич, как мы знаем, в 2007 году впервые избрался в Саратовскую областную думу от партии «Единая Россия», которая, как мы знаем, никаким национализмом не отличается. И мы ее в этом упрекнуть не можем. Однако, издания, которые финансировал Курихин, а именно газета «Взгляд» поддержке националистических движений и их видных членов уделяло внимание. Вот, передо мной книжка «СМИ и НКО», где перечисляются всякие правозащитные публикации того времени, книжка 2008-го года. И вот здесь, около восьми или девяти статей посвящены защите группе Понимасова, это как бы скинхеды из Ленинского района, которые обвинялись в Ленинском суде. На первом этапе были осуждены, а в областном суде государственное обвинение вдруг изменило позицию. В 2007 году областную прокуратуру возглавлял прокурор Григорьев, довольно близкий господину Курихину, позиция изменилась, и они были оправданы. Из 250 страниц книги, 30 страниц посвящены статьям Елены Налимовой (в то время журналистка газеты «Саратовский взгляд», - ОМ) в поддержку группы Понимасова, шесть или семь статей. К Сергею Курихину это имеет следующее отношение. Во-первых, газета «Взгляд» финансировалась Курихиным, с 2007 или 2008 года, главным участником ООО, которое издавало газету «Взгляд» была гражданская жена господина Курихина, госпожа Сухоручкина. Это, в общем-то, проистекает из показаний госпожи Сухоручкиной, данных по делу об убийстве Григорьева. Сергей Курихин в своей газете, а он ее очень жестко контролировал, появляется семь или восемь статей в поддержку группы скинхедов, это говорит об определенной направленности публикаций.
Далее, в ходе тех встреч 2009-2010 годов, у нас с Курихиным состоялся такой разговор. Он сказал: «меня беспокоит мусульманский фактор, поэтому я столь активно поддерживаю православие, ввел в своей газете специальную страницу, учредил фонд «Православие и современность». Меня это немножко покоробило в связи с тем, что вот эта поддержка, которую оказывал господин Курихин, она вылилась в том, что им совместно с его другом игуменом Нектарием был учрежден так называемый журналистский фонд памяти Владислава Боровицкого. Этот фонд просуществовал ровно год и вручил всего одну премию, хотя должен был это делать постоянно, и лопнул. Я думаю, что это в том числе результат наших встреч и моих объяснений. Я ему говорю: «Сергей Георгиевич, ты пойми, что Боровицкий это тот человек, который фактически защищал детоубийцу руками твоих сотрудниц Елены Балаян и Елены Налимовой». Они защищали такую, с одной стороны православную активистку, а с другой стороны адепта секты Черковской, которая утопила своего собственного ребенка. Они ходили, собирали подписи, чтобы наехать на прокуратуру, чтобы прекратить уголовное дело в отношении этой Ольги Пальчиковой. Я говорю, это же кощунство! И вот газета 2008-го года, когда за активное проведение православия он наградил премиями очень многих своих журналистов. Здесь фамилии Балаян, Ференец, Налимова, Набатов. То есть фактически своим журналистам под видом поддержки православия... Курихин мне отвечает, что православие нужно для того, чтобы противостоять исламскому натиску, оно сплотит и так далее. Это была первая наша встреча. То есть православие, как он пояснил, использовал для противостояния другой конфессии. Вторая встреча была более интересной. Я его спрашиваю: «Ну как, православие помогает тебе?» А он: «Да вот, смотри что делают». Показывает газету «Время», тогда она выходила. Вот здесь был помещен портрет Курихина, и написано «Мелкий бес». «Вот видишь, что они про меня пишут. И ни один поп за меня не заступился. Нектарий не заступился! Должен был против этого протест Лонгин заявить! А меня называют мелким бесом, и никто из этих попов за меня не заступается». Я говорю, ну и что это вот тебе сплочение русской нации? Вот такой был разговор.... На мой взгляд, этот национализм носит такой прагматический характер, если ему выгодно быть националистом, он будет националистом. Он даже, будучи единороссом, готов коммунистов поддержать, если это нужно для борьбы с другим единороссом. В 2008 году на сайте «Взгляд-инфо» было размещено сфальсифицированное социологическое исследование в пользу коммунистов, в то время как Курихин был единороссом.

Вилков: Александр Николаевич, в продолжение вопроса, вам известно о том, чтобы Курихин использовал в своих лоббистских целях общественников, депутатов, представителей органов власти?

Вопрос снимается после протеста прокурора.

Вилков: Мне известно, что вы присутствовали в суде по иску Георгия Фролова к Павлу Галактионову. Известно ли вам, те документы, которые использовал Галактионов в основе своего блога, за который он и был осужден.. документы которые он получил от пока не известного источника, это какой-то сфальсифицированный компромат или они подлинные?

Крутов: Это подлинные бумаги.

Прокурор протестует, но Крутову дают продолжить.

Крутов: История с Фроловым очень длинная и долгая. В том трехчасовом разговоре, который я упоминал, и который состоялся в феврале-марте 2015 года, Курихин мне говорил - ну зачем же вы устроили такую провокацию с Фроловым. Я говорю, какую провокацию? «Ну как же, вы же заслали ко мне националиста Галактионова (Отметим, что еще осенью 2012 года руководство "Взгляд-инфо" привлекало Павла Галактионова в качестве свидетеля по уголовному делу против собственного читателя, обвиненного в якобы русофобском комментарии. Об этом в интервью нашему изданию рассказывал сам осужденный, ветеран военной разведки Александр Агишев, - ОМ). Он опубликовал на моем сайте некие бумаги, непонятно откуда взятые. После чего у меня начались неприятности. Галактионова в гражданском процессе признали, что он распространял несоответствующие действительности данные. А после этого вы начинаете защищать, и ты пишешь статьи, где доказываешь правоту этого Галактионова и показываешь как неправ Фролов». Получилось ведь что? Я, работая с Вилковым в одном издании, выступил в своих статьях фактически как оппонент Вилкова, поскольку опубликовал серию статей, где подтвердил справедливость... (заявлений Галактионова). (Это не совсем так. В своей статье Вилков не утверждал, что Галактионов осужден справедливо, а также сам подчеркивал что в биографии Фролова есть очень подозрительные разночтения, - ОМ). Потом я уже получил больше документов и смог расписать, что господин Фролов из себя представляет. Сергей Вилков на тот момент эти документы не видел. Поскольку Сергей является интернационалистом и антифашистом, Галактионов для него был такой вот «красной тряпкой», врагом и так далее. Но здесь дело даже не в этом, а в том, что Галактионов, который не оспаривает что он националист, имел свободную трибуну на сайте «Взгляд-инфо». И только после того, как произошел большой скандал, другие единороссы, там Артин и другие, поддержали Фролова, после этого господин Курихин развернулся, перекрыл доступ на свой сайт, я не знаю, или не перекрыл, но там Галактионов перестал появляться (отметим, что его блоги с обвинениями в адрес Фролова до сих пор доступны на "Взгляд-инфо", - ОМ). И стал активно уже нападать на меня и наше издание за то, что мы показываем тематику лжеветеранства. Господин Курихин, когда в областной думе выступал господин Аренин (глава ГУ МВД, - ОМ), стал от Аренина требовать, чтобы милиция расправилась с теми, кто проводит журналистские расследования и выявляет лжеветеранов. Потом там (на "Взгляд-инфо", - ОМ) появилась такая «голосовалка» где предлагалась ответить, как тех кто пишет про лжеветеранов назвать, там варианты были «негодяи», «дураки», «лжецы», еще что-то. Так что вот такая была история, понимаете? Курихин опубликовал Галактионова на своем сайте. Потом Галактионов проиграл в суде, и когда Вилков попытался анализировать произошедшее, против него родился еще один пункт обвинения в клевете.

Вилков: Александр Николаевич, так вам известно что-то о подлинности бумаг, которые использовал Галактионов?

Крутов: У Галактионова был некий набор документов. По-моему он до сих пор на сайте «Взгляд-инфо» висит. Когда я общался с Галактионовым и ходил на процесс, я спросил: «Паш, дай мне, если вы сняли, материалы личного дела (Фролова, - ОМ). Через несколько месяцев руки дошли, я его проанализировал, с Галактионова к тому времени уже начали взыскивать вот эту вот компенсацию морального вреда, а я сам начал писать статьи, которые подтверждали. Если у Галактионов было 10-12 страниц документов, то у меня было перефотографировано все личное дело господина Фролова, полученное абсолютно легально, в ходе судебного рассмотрения. Все эти документы были озвучены. И как бы потом Фролов не прыгал, в какие бы прокуратуры не писал, ни у кого никаких претензий не возникло по поводу этих публикаций. Так что Галактионов вполне легальные документы имел и опубликовал. Почему он был осужден, потому что он в своих публикациях использовал ярлыки, там, вроде «свадебный генерал», «липовое» это самое... Никто документы не оспаривал, эти нехорошие эпитеты и стали основанием для судебного решения.

Вилков: Понятно. Александр Николаевич, чуть немножко в другую тему хочу перейти. Скажите пожалуйста, известно ли вам, были ли у меня какие-то основания считать Сергея Курихина причастным к организации нападения на меня?

Крутов: Ну, тут стоит рассказать о том, как Сергей взялся за тему Курихина. В 2013 году было два знаковых процесса в областном суде. Это процесс против мэра Энгельса Лысенко и второй в отношении людей, которые обвинялись в покушении на Курихина в 2011 году. Мне приходилось ходить и туда, и туда. Три публикации сделал, потом в 2014 к этой теме вернулся, еще сделал три публикации. После этого на меня произошло нападение (на этом месте одновременно гособвинитель Склемин начинает громко кашлять, а адвокат Курихина Холоденко шуршать пакетом, - ОМ).

Вилков: Повторите, пожалуйста, то что вы сейчас говорили.

Крутов: Там между публикациями был перерыв, потому что я отвлекался на дело Лысенко. Летом 2014 года я к теме вернулся, и тут на меня произошло нападение. А дело Лысенко еще не было еще до конца отписано, закончено. В общем, я тогда встретился с Сергеем. А там по делу Курихина намечался еще ряд интересных моментов. Во-первых, в 2013 году были оправданы двое из обвиняемых в покушении. Осенью приговор был оспорен, но там в отношении Майорова (один из первоначально оправданных обвиняемых, - ОМ), параллельно было возбуждено уголовное дело о мошенничестве и под это уголовное дело у него по-моему пытались забрать участок (строительный, - ОМ). Тогда мне некогда было, я пришел, говорю, Сереж, вот есть такое вот дело. Такой непростой человек, который в разных ипостасях, во многих криминальных историях замешан. Если ты возьмешься, то имей в виду, что мало ли произошло нападение, и будь осторожен, может и с тобой что-то такое случится. Вот такой примерно разговор состоялся. Сергей сказал, что нет, я возьму это дело. Я ему передал контакты, передал все, что у меня там было. Он должен был, наверное, отслеживать дело о мошенничестве, которое там назревало. Но потом, поскольку Верховным судом был отменен вердикт присяжных, оправдавших обвиняемых в покушении на Курихина, дело было направлено на новое рассмотрение. Сергей попытался в нем начать участвовать, и вот тогда произошло и на него нападение. Вот такая была хронология событий. Хронология, которая вполне могла навести на размышления, что Курихин имеет отношение и к нападению на него, и к нападению на меня.

Вилков: Александр Николаевич, известно ли вам, привлекался ли Курихин когда-либо к уголовной ответственности по решению суда?

Крутов: Мне это не известно. Но насколько я знаю, вам это не предъявляется в обвинение, что вы писали о том, что он был осужден.

Вилков: А известно ли вам, чтобы Курихину кто-то приписывал прозвище «Мелкий» или называл его так?

Крутов: Это целая история. Я уже упоминал, что в 2009-2010-м году началось обострение отношений (Курихина, - ОМ) с городской администрацией. Там масса всего с обеих сторон. Вплоть до того, что он, как я рассказывал, тряс передо мной газетой, где его называли «Мелкий бес». Я недавно наткнулся на статью в газете «Саратовские вести» того времени, где на первой полосе статья «Давай не видеть Мелкого...». Там про какой-то отъем земли, шантаж и так далее. Фамилия не называется. Но тогда все понимали, о ком это. Можно было написать «Мелкий бес» и поместить рядом фотографию Курихина. И что это такое, отсылка к Сологубу или отсылка к «парковской» группировке? Думай, доказывай. Было издание полуподпольное газеты «Саратовский репортер». После которого ее редактор Сергей Михайлов то ли обвинялся... Но нападение на него тоже как раз в то время произошло. Так что «Мелкий» это было известно с тех пор... Чуть позже в 2011 году была публикация в «Комсомольской правде», уже после покушения, где бывший губернатор Дмитрий Аяцков заявил, что это привет до него долетел из 90-х, из криминального прошлого. Какие бы события ни были, прилагательное «мелкий» к нему употреблялись с отсылками к литературе, песенному искусству. Все понимали, что это речь идет о Курихине. Но все тогда побаивались.

Вилков: Доводилось ли вам ранее слышать, читать что-либо о причастности Сергея Курихина к преступной деятельности или участии его в ОПГ?

Крутов: Ну, вот первое я слышал от Халикова, потом в 2009-2010-м году эти публикации валом пошли. Это и газета «Время», и другие газеты. Потом, позже, году в 2011-м, была публикация «Сергей Курихин: Друзья и враги» на сайте «Криминальный Саратов», автор адвокат Вячеслав Борисов. Там уже приводились какие-то сводки, но говорилось, что по сводкам проходил как «Мелкий», но является ли Курихин «Мелким» или это кто-то другой, там конкретно не фигурировало. Ну и много еще было косвенных доказательств, в частности, в тех же материалах дела по убийству Григорьева, были показания самого Сергея Георгиевича, которые я читал. И он там сам говорит, что один из тех кто приобретал рейдерским путем завод («Серп и Молот», - ОМ), был господин Кокорев. И там, в этих показаниях говорилось, что Курихин его знает лет пятнадцать. То есть 92-93-й года, когда как раз Кокорев, на тот момент участник «платоновской» бригады, был арестован и ждал суда за вымогательство. А следователем как раз был Борисов. И было видно, что Курихин знал всех этих людей, они его как бы давние знакомые. А в настоящее время эти давние знакомые с непростым прошлым, являются его партнерами, у которых он, как сам утверждал, получил 20 или больше процентов акций завода «Серп и Молот». Который и вызвал в общем-то все события, не очень хорошие, закончившиеся убийством прокурора Григорьева.

Вилков: А вы знакомы с материалами дела об убийстве Григорьева?

Крутов: Да, более того, у меня они были на электронном носителе. Они были переданы мной в нашу редакцию и сохранены на сервере. Тогда у нас был редактором сайта Голицын Алексей Александрович. Он сбросил туда. Я ему говорил, что мало ли может быть воспрепятствование моей работе по написанию о деле Григорьева, надо сохранить информацию. Вот они хранились на компьютере в нашей редакции. Я думаю, если качественно проводилось следствие, в наших компьютерах их могли найти. А, может быть и нет, если некачественно.

Вилков: Скажите, а известно ли вам, давали ли свидетели по делу Григорьева показания о причастности Курихина к «парковской» ОПГ?

Гособвинитель пытается отвести вопрос, но безуспешно.

Крутов: Там было много показаний, касающихся Курихина. В том числе несколько итераций показаний самого Сергея Георгиевича. В общем-то, все это было описано Борисовым в 2011 году. Но, если начать с самого Сергея Георгиевича, меня вот очень удивило то, что там было несколько протоколов, и в каждом протоколе Сергей Георгиевич указывал разные даты своего рождения. Адвокат Борисов считает что так он пытался отвлечь внимание от того факта, что Григорьева убили в день рождения Курихина, 13 февраля. А я бы дал другое объяснение. Возможно, есть какие-то документы, где использована истинная дата рождения, и Курихин не хотел, чтобы эти документы засвечивались. Были там показания его гражданской жены, ныне по-моему они разошлись, госпожи Сухоручкиной. Которая говорила, что она фактически является номинальной хозяйкой вот этой империи, в которую входит «Взгляд», «Взгляд-инфо» и так далее. Были очень любопытные показания бывшего вице-губернатора Александра Мирошина, которые проливают свет на взаимоотношения покойного прокурора Григорьева и Курихина. В частности, он рассказывал, что Курихин к нему ходит и чуть ли не дверь ногой открывает. И эти взаимоотношения касались именно использования прокуратурой газеты «Взгляд» и использования газетой «Взгляд» прокуратуры. Вот такой симбиоз. То есть, по всей видимости, прокуратура сливала что-то во «Взгляд», Курихин, видимо, что-то приносил Григорьеву, после чего прокуратура это реализовывала своими методами. Об этом всем подробно рассказывал. Были там показания бывших партнеров Курихина, ну про Кокорева я уже упомянул... И, по-моему, были там Хабеев и Кузнецов, которые говорили что, как им известно, Курихин имел отношение к «парковской» преступной группировке. Но тут надо иметь в виду, что это не формализованное понятие. То есть, поначалу это было сообщество, потом оно раскололось на массу бригад мало контролируемых. Это не централизованная какая-то структура. Поэтому все это такие вот дефиниции... А, ну да, еще там были показания Чечина. Люди, насколько я помню, были допрошены в суде. От своих показаний по-моему никто не отказался, данных в ходе предварительного следствия.

Вилков: Вы тут уже упомянули о связях Сергея Курихина с правоохранителями. А что-то более подробно вам известно о его связях с силовиками?

Вопрос снимается судом.

Допрос продолжает защитник подсудимого Андрей Еремин: Скажите, известно вам, поступали ли угрозы в ваш адрес, в адрес редакции, в адрес Сергея Вилкова от Курихина или его доверенных лиц?

Вопрос снимается в части угроз Александру Крутову и редакции.

Крутов: Ну, Вилков темой Курихина не занимался до нападения на меня, значит нелогично было бы выдвигать угрозы в его адрес. А после этого я находился под госзащитой, до этого была слежка, и в редакции появлялся только сдать материал, поэтому мне не известно, были угрозы в отношении Сергея Вилкова или не были. В адрес других сотрудников, насколько мне известно, такие угрозы были.

Еремин: А в отношении других сотрудников какого характера угрозы и от кого?

Крутов: Мне об этом рассказывал главный редактор Колобродов Алексей Юрьевич, что ему лично позвонил Курихин, ну и угрозы были. Не знаю, какими выражениями. Это было после того... мы долго не могли понять, в связи с чем же это произошло, а потом вспомнили, что на одном из заседаний была озвучена информация о том, что перед покушением на Курихина он проживал в доме на углу Горького и Мичурина, то есть такое там было его лежбище. В одной из информашек мы об этом упомянули. Мы решили, что угрозы связаны с этим. Высказал Колобродову типа «ты что, нарываешься что ли?», «что ты хочешь?». В общем, пацанский, мягко говоря, был разговор.

Еремин: Скажите, а были ли со стороны Курихина просьбы адресованные руководству «ОМ» уволить вас и Вилкова за публикацию материалов о Курихине?

Крутов: Меня мое руководство об этом не информировало. Возможно, меня берегли. Но косвенно мне рассказывали, что неоднократно приходили люди афиллированные с Курихиным к арендодателям нашей редакции и излагали просьбу избавиться от нашей редакции.

Еремин: Скажите, пожалуйста, известно ли вам что-либо о нападении на Вилкова? И сообщал ли вам Вилков о том, кого он подозревает?

Крутов: По-моему это было 13 января 2015 года. Я с утра включил «Эхо Москвы» саратовское, и там как раз передали, что произошло нападение на Сергея Вилкова. Я ему позвонил, он сказал, что нормально себя чувствует и вполне способен самостоятельно передвигаться. В этот же день я приезжал в редакцию, мы это обсуждали. И как одна из версий, не помню высказывал ли ее Вилков, что есть логический ряд - я публикую и на меня происходит нападение, Сергей берет эту тему и происходит нападение на него. Конечно, эта версия высказывалась. О том, что к этому может быть причастен Сергей Курихин.

Еремин: Скажите, каких политических взглядов придерживается Вилков? Известно вам?

Крутов: Известно. Я могу рассказать, что наше знакомство с ним в связи с этим и состоялось. Весной 2004 года, как журналист, я освещал довольно необычный инцидент. Шла демонстрация сторонников «Авангарда красной молодежи» и РКРП. РКРП в то время возглавлял Николай Степанович Солдатов. Подошла к углу Московской и Астраханской, где стояла милицейская машина. И вдруг у этой машины якобы обрушилось заднее стекло. Как будто кто-то выстрелил или еще что. Ну и этих ребят кого-то начали хватать, кого-то разгонять, кто-то из них забежал в корпус университета. Они позвонили, я приехал. В общем, к тому моменту они рассказали обстоятельства. Что какое-то количество этих членов АКМ задержали. Мы пошли к Кировскому РОВД и к УВД Саратова. Вскоре большинство этих людей отпустили, и они сказали, что у них одного товарища не отпустили. Мы прошли с некоторыми из них в приемную Солдатова. Вскоре туда пришел Сергей, я, честно говоря, его тогда особо не зафиксировал. На эту тему я написал статью. С тех пор мы не виделись, пока он не пришел работать в нашу редакцию. Взгляды у него лево-коммунистические, не поменялись. Кроме того, он активно занимался антифашистской деятельностью.

Еремин: Известно ли вам о принадлежности Курихина к «парковской» группировке?

Крутов: В 2003 году я какое-то короткое время был и.о. редактора газеты "Богатей". К нам пришел адвокат Борисов и принес статью. Я ее сильно отредактировал. Из этой статьи можно было понять... Я почему говорю Борисов, в данном случае это для меня авторитет, так как это человек с начала 90-х годов работал в ОРБ, потом следователем при РУБОПе. Это была структура такая многоуровневая. Руководство составляли Валерий Булгаков, кличка «Лапа», Виталий... забили его битами, потом третий в иерархии был Сергей Гусев, сейчас вроде бы, по слухам, в Англии проживает. Еще кто-то. И от нее отпочковывались различные бригады, которые вроде были и при них, и не при них. Там была бригада «Зубана», «Пилюги», если не ошибаюсь. Платонова бригада, Олега Платонова который в 2002 году умер от передозировки наркотиков. У него, в этой как раз «платоновской» бригаде, состоял вот этот вот Кокорев. И была еще такая функциональная группа еврейских бизнесменов, которые работали плотно с ними, и, если говорить языком уголовного кодекса, отмывали деньги. Вкладывали их в легальный бизнес. Кто там с кем работал, кто как пересекался, сейчас трудно сказать. Давали мне в начале двухтысячных аналитические разработки ФСБ... Имел ли отношение Сергей Курихин именно к «парковской» бригаде или нет... потому что были упоминания, что он имел отношения к заводским уже группировкам. В общем, точно не могу сказать.

Еремин: Скажите, вы отвечая на вопрос моего доверителя, сказали что Курихина и прокурора области Григорьева связывали близкие отношения. Что вы имели в виду?

Вопрос отводится после протеста адвоката Холоденко.

Еремин: Александр Николаевич, что вы можете сказать по поводу копий протоколов допросов Кузнецова, Чечина и Хабеева по делу об убийстве облпрокурора Григорева? Передавали ли вы их Вилкову? И каким образом они у вас оказались?

Крутов: В ходе того как я освещал процесс по убийству прокурора Григорьева, я ходил почти на каждое заседание. Завязывались отношения с адвокатами, они практически все были иногородние. В ходе одной из бесед я высказал желание ознакомится с материалами дела. Оно было удовлетворено одним из адвокатов на условиях конфиденциальности. Я принес компакт-диски в редакцию и попросил скинуть информацию на сервер. Наличие этих материалов не было ни для кого секретом. Они активно публиковались, на них давались ссылки с указанием томов и листов дела. В них присутствовали упомянутые показания Хабеева, Чечина и Кузнецова. Они прямо говорили, что Курихин имел отношение к «парковской» группировке. Там же были показания Мирошина, Кокорева, самого Курихина, сожительницы Курихина, в общем, круг людей которые так или иначе были связаны с Курихиным. Там было все дело, все 60 томов на этих компакт-дисках. Там даже мои показания были по этому делу. Все предварительное следствие.

Еремин: Такой вопрос. Курихин, Холоденко и компания считают, что Вилков писал статьи про Курихина по заданию Колобродова и Чесаковой. Известно ли вам, правда ли это? Были ли какие-то указания Вилкову о создании негативных публикаций о Курихине?

Крутов: Мне это не известно. Я рассказал как я передавал эту тему о Курихине. Раньше вел ее я. Может и не надо было передавать, этого процесса бы не было. То, что я передаю эту тему, я с Колобродовым согласовал, он был согласен чтобы я уделил время процессу по Лысенко. Давали ли Чесакова и Колобродов задание Вилкову писать клеветнические статьи? Я думаю, не давали и давать не могли.

Еремин: Связано ли с Курихиным нападение на Рогожина, известно ли вам?

Вопрос отводится судом.

Еремин: Александр Николаевич, известно ли вам об организации Курихиным негативных публикаций в отношении высокопоставленных силовиков, которые ему были чем-то неугодны. Например, в отношении бывшего облпрокурора Владимира Степанова, начальника УФСКН Гришнева, руководства облсуда?

Вопрос отводится судом.

Еремин: Скажите пожалуйста. Александр Николаевич, как вы можете охарактеризовать Сергея Вилкова как журналиста и как человека?

Крутов: Молодой журналист, который активно работает. Амбициозный, но это, наверное, больше плюс. Как человек ровный, спокойный, доброжелательный в общении. Из минусов, на мой взгляд, он активно интересуется социальными сетями. Как журналисту, это, наверное, не в плюс. Это его право, но я свое мнение высказываю.

Вопросы задает сторона государственного обвинения.

Гособвинитель Андрей Склемин: Александр Николаевич, а можете пояснить, достоверность этих копий дела Григорьева, она вами как-то проверялась?

Крутов: Хороший очень вопрос. Проверялась, поскольку процесс длился около полугода и добрая половина свидетелей, которые содержались в имевшихся у меня материалах, была допрошена в суде. Я имел возможность верифицировать это все. А после процесса и публикации статей о нем, была еще одна история, которая подтвердила их подлинность. Есть в Саратове такой человек, зовут его Ландо Александр Соломонович. На тот момент депутат Саратовской областной думы, а ныне председатель Общественной палаты. Мы в журнале публиковали материалы уголовного дела, в том числе записки из служебного дневника Григорьева. Например, была такая запись: приходил Ландо, предлагал рассказать, как Синичкин берет взятки квартирами. И мы это опубликовали. Было 11 публикаций, целый год. Никто, кого мы цитировали не имел претензий. Зато написал заявление в прокуратуру Александр Ландо. Суть его заявления была в том, что Крутов каким-то образом раздобыл материалы уголовного дела, публикует их, чем вмешивается в личную жизнь покойного. По этому поводу меня вызывали в Следственный комитет. Никто никаких претензий по достоверности не предъявлял. Единственное, вот со стороны человека, которого считают весьма близким... да что там говорить, когда «Газета наша версия» публиковала рисунок Курихина в шубе, где у него в качестве двух мопсов сидят на цепи с одной стороны Ландо, с другой Писной. (обращается к гособвинителю Склемину) Андрей Алексеевич, мы готовы принести эти материалы на электронных носителях, давайте затребуем в суде уголовное дело и все верифицируем.

Склемин задает еще ряд уточняющих вопросов на ту же тему. Крутов утверждает, что все протоколы допросов настоящие и не имеют расхождения. В конце концов свидетель не выдерживает: «Андрей Алексеевич, ну смотрите, вот когда вы мне в 2002 году передавали надзорку по вампиру, помните? Как вы вампира в Заводском районе поймали? Я же доверял этим документам».

Склемин: Я вам не передавал, я вам дал посмотреть.

Допрос продолжает представитель потерпевшего Валерий Холоденко. Он интересуется, у свидетеля, как Вилков может существовать на маленькую зарплату и не вынужден ли он брать «заказы» на стороне?

Крутов: Вот, перед вами Вилков живой и здоровый. А если серьезно, конечно, мы небогато живем. Валерий Дмитриевич, я признаю, издания связанные с вашим доверителем, а именно «Взгляд-инфо», «Четвертая власть» и «Лица губернии» публиковали мои фотографии как я копаюсь в мусорных баках. И говорили, что я голодаю. Абсолютно согласен. Но мы существуем и будем существовать.

Холоденко задает еще несколько вопросов, например, спрашивает, правда ли что газету «Богатей» и «Общественное мнение» спонсировали спецслужбы. Несколько вопросов отклоняет суд.

Вопросы задает судья Артем Григорашкин: Александр Николаевич, о характере взаимоотношений с Курихиным. Вы длительно все поясняли. Но, все-таки в каких отношениях вы состояли, в неприятельских или дружеских?

Крутов: Да я бы сказал так: это единство и борьба противоположностей. Сергей Георгиевич Курихин выстраивает совсем иную модель СМИ. Как бы, журналисты-холопы, а я хозяин, вы обслуживаете мои бизнес-интересы. Все мои взаимоотношения с Сергеем Георгиевичем строились на этом противоречии с его взглядами. Я говорил, что должна существовать более или менее независимая пресса, где журналист может сам вырабатывать мнение и выбирать темы, выбирать объекты которые его интересуют. На этом все и продолжает вертеться.

В конце заседания, адвокат Вилкова Андрей Еремин просил суд запросить в «Общественном мнении» материалы дела Григорьева, чтобы приобщить к делу протоколы допросов в которых Кузнецов, Чечин и Хабеев говорят о Курихине. В ходатайстве, после энергичных протестов стороны обвинения, было отказано. Ранее сторона защиты также пыталась приобщить к делу фотокопии протоколов этих допросов, в чем было отказано, по официальной версии, из-за их невыясненного происхождения.


Подпишись на наш Telegram-канал. В нем мы публикуем главное из жизни Саратова и области с комментариями


Теги: Саратов, Александр Ландо, квартиры, Единая Россия, Россия, суд, бизнес, уголовное дело, Андрей Склемин, прокуратура, православие, информация, свидетель, прокурор, судья, нападение, заседание, партии, СМИ, кузнецов, ОПГ, Фонд , публикация, документы, модель, ркрп, депутат, история, следствие, фирма, гособвинитель, группа, газета, ходатайство, суда, журналист, адвокат, про, встреча, Александр Крутов, редакция, там, адрес, организации, Сергей Курихин, вопрос, подсудимый, время, угрозы, Родина, Андрей Еремин, мама, мама, журналисты, ветеран, издание, власть, Ровно, захват

Оцените материал:12345Проголосовали: 1196Итоговая оценка: 3

См. также:

07 Ноября 2016

07/11/2016 11:32
«Курихин верит в созданные им самим мифы» Стенограмма допроса Алексея Колобродова в деле по обвинению журналиста Вилкова в клевете
03 Ноября 2016

03/11/2016 15:54
Сергей Курихин попросил вызвать игумена Нектария свидетелем обвинения против Сергея Вилкова Судья отклонил ходатайство депутата о демонстрации видеозаписи
03/11/2016 13:51
Алексей Колобродов: «Парковская легенда годами сопровождает Курихина, он сам ей способствует» Гендиректор «ОМ» рассказал о «странных» звонках Курихина и просьбах уволить журналистов
03/11/2016 12:24
Сергей Вилков попросил приобщить к его делу материалы дела об убийстве прокурора Григорьева Сергей Курихин считает, что Вилков затягивает процесс
03/11/2016 11:40
Сергей Курихин пришел на допрос Алексея Колобродова по делу Вилкова Началось очередное заседание в мировом суде
27 Октября 2016

27/10/2016 17:47
В суде напомнили о жалобе замглавы администрации Саратова на угрозы некоего Сергея Курихина На заседании выступил сотрудник «Общественного мнения» Антон Касс
20 Октября 2016

20/10/2016 14:41
Любовь Тимошок: «Муж сказал, что господин Курихин бандит и страшный человек» В суде по делу Сергея Вилкова допрошена вдова владельца речного вокзала
06 Октября 2016

06/10/2016 14:08
Показания вдовы Александра Тимошка: Сергей Курихин угрожал ее мужу повторением судьбы Лысенко Перед смертью владелец Речвокзала писал о конфликте президенту: «Я не хочу быть убитым как прокурор Григорьев»
30 Сентября 2016

30/09/2016 13:52
В суде прозвучало сенсационное интервью о бандите «Мелком» и связях Курихина с облпрокурором Григорьевым Его неосторожно предъявила в качестве доказательства сторона обвинения
26 Сентября 2016

26/09/2016 10:51
«Многие в бомонде города Саратова ранее принадлежали к преступным группировкам» Расшифровка допроса Рената Хабеева на суде по делу против журналиста Сергея Вилкова
22 Сентября 2016

22/09/2016 13:22
Ренат Хабеев на суде заявил, что показания «против Курихина» могут угрожать его бизнесу и жизни Свидетель эмоционально попросил не приобщать к делу его предыдущие показания
16 Сентября 2016

16/09/2016 15:24
«Меня тоже парковским можно назвать» Расшифровка допросов Михаила Кузнецова и Якова Стрельцина по делу о «клевете» на депутата областной думы
15 Сентября 2016

15/09/2016 14:53
Яков Стрельцин не помнит, как попал на страничку Сергея Вилкова в соцсетях Однако прекрасно помнит дату, когда это произошло
15/09/2016 13:47
Яков Стрельцин: «Мы не являемся друзьями с Сергеем Курихиным» Глава строительной фирмы показал, что с депутатом его связывают исключительно деловые отношения
15/09/2016 13:34
Сторона потерпевшего упрекнула Сергея Вилкова в демонстративном питье воды Судья сделал замечание Валерию Холоденко
15/09/2016 12:30
На суде по делу Сергея Вилкова начался допрос приятеля и соседа Сергея Курихина После месячного перерыва возобновилось рассмотрение дела против журналиста «ОМ»
05 Августа 2016

05/08/2016 14:10
Допрос Юрия Виткина по делу Сергея Вилкова В суде говорили о судимости за порнографию, некоем деле по факту мошенничества и «теневом финансировании»
22 Июля 2016

22/07/2016 16:59
Допрос шеф-редактора «Коммерсантъ - Средняя Волга» по делу Вилкова Сергей Петунин о свидетелях возможного криминального прошлого Курихина и его информационной поддержке националистов
21 Июля 2016

21/07/2016 16:32
Свидетель по «делу Вилкова» Юрий Виткин демонстративно проигнорировал судебное заседание, появившись в ОПе В мировом суде заявляют, что уже несколько недель не могут найти его
15 Июля 2016

15/07/2016 16:45
Допрос Павла Галактионова по делу Сергея Вилкова В суде против журналиста-антифашиста выступил лидер националистической организации
«Общественное мнение» / Вилков & Курихин / Александр Крутов: «Курихин выстраивает модель «журналисты-холопы, а я хозяин»
Загрузка...
Куда вы планируете потратить 10 и 15 тысяч рублей, выделенные президентом пенсионерам и силовикам?
Оставить комментарий
Россельхозбанк

Новости

Частное мнение

25/09/2021 10:00
Субботнее чтиво: итоги уходящей недели
Субботнее чтиво: итоги уходящей неделиВыборы, покупка полиграфкомбината и много коронавируса
24/09/2021 17:00
Дом кино в выходные покажет фильмы-победители
Дом кино в выходные покажет фильмы-победители "Саратовских страданий"Расскажем подробнее о каждом из них
24/09/2021 14:50
Серийные разборки. Сериал
Серийные разборки. Сериал "Пищеблок"Экранизация последнего романа Алексея Иванова
18/09/2021 09:45
Субботнее чтиво: итоги уходящей недели
Субботнее чтиво: итоги уходящей неделиС чего начинались выборы
17/09/2021 12:12
Серийные разборки. Сериал
Серийные разборки. Сериал "Срок"Выживет ли герой Шона Бина?

Блоги



Полезные советы

Поиск по дате
« 26 Сентября 2021 »
ПнВтСрЧтПтСбВС
303112345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930123
,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,
Яндекс.Метрика


«Общественное мнение» сегодня. Новости Саратова и области. Аналитика, комментарии, блоги, радио- и телепередачи.


Главный редактор сайта: Мурзов Алексей Валериевич
OM-redactor@yandex.ru

Адрес редакции:
410600, Саратов, проспект Кирова, 34, офис 6
тел.: 23-79-65, тел./факс: 23-79-67

При перепечатке материалов ссылка на «Общественное мнение» обязательна.

Сетевое издание «Общественное мнение» зарегистрировано в качестве средства массовой информации, регистрация СМИ №04-36647 от 09.06.2021. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Эл № ФС77-81186 от 08 июня 2021 г.
Учредитель ООО «Медиа Холдинг ОМ»

18+ Федеральный закон Российской Федерации от 29 декабря 2010 г. N 436-ФЗ