20 Октября 2017, Пятница, 3:23 Facebook ВКонтакте Twitter Instagram
Прислать новость

«Экстремисты здесь не нужны»

Рубрика: Синхрон
«Экстремисты здесь не нужны»20/08/2015 17:33

Питерский район Саратовской области входит в число муниципалитетов с компактным проживанием казахов: по данным переписи 2010 года, почти каждый пятый житель здесь указал такую национальность. Логично, если бы здесь была крупная исламская община, но ничего подобного: корреспондента «ОМ» встретила скромная мечеть, переделанная под храм из сельского госархива. Имам Бердагали хазрат Нуржанов уже более 10 лет возглавляет местную умму, стоял у истоков ее создания.

«Религия идет из семьи»
Саму Питерку трудно выделить из числа других районных центров Саратовской области. О близости с Казахстаном можно судить только по общей разрухе — чем дальше от областного центра, тем традиционно местные власти меньше обращают внимание на состояние инфраструктуры. Остатки дорог рассыпаются, постепенно ветшают даже административные здания. Говорят, что здесь хорошо летом, но, вероятно, так считают только внуки любящих бабушек или отъявленные фанаты сельского экстрима. Городскому жителю здесь делать совершенно нечего. Даже общественный транспорт сюда ходит неохотно, хотя расстояние до Саратова, по меркам области, не такое уж и большое — каких-то 180 км. Тем не менее, чтобы выбраться в областной центр, местные жители предпочитают в складчину арендовать такси. А чаще вообще никуда не выезжают.
Бердагали хаджи (такую приставку к имени получает мусульманин, совершивший паломничество в Мекку, — хадж), встречает меня у калитки своего дома на окраине села, обнимает как давно знакомого, почти родного человека и сразу ведет в гости. Скромный неприметный дом: что здесь живет местный имам, можно определить только по наклейке на казахском языке на одном из автомобилей, неряшливо припаркованном на газоне.
— У меня сегодня полный дом гостей, приехали братья по вере, навестить, поделиться новостями, знаниями,— имам, улыбаясь, приглашает к накрытому столу.— Я с ними позже пообщаюсь, а сейчас вы мой гость. Только вчера сам приехал со свадьбы, тамадой был. Как видите, и светские развлечения нам не чужды. Приехал, а меня уже здесь ждут.
Проходим на кухню его дома, хозяин сразу усаживает за стол. По казахской традиции, гостя первым делом нужно накормить, на столе обязательно мясо.
— Мы, казахи, даже если чай пить садимся, должно быть мясо,— объясняет Бердагали хаджи. Убранство в доме небогатое, никакой тебе золотой посуды, расшитых скатертей или еще чего подобного, что почему-то ожидаешь увидеть в доме мусульманского священнослужителя. Хозяин с гордостью показывает пластмассовую сувенирную ложку с надписью на арабском.
— На ней написано «Что сегодня ты сделал ради Аллаха?», когда берешь в руки, задумываешься над этими словами. Я совсем недавно приехал из Турции, там было что-то вроде курсов повышения квалификации, привез эту ложку оттуда. Очень важная надпись. Что бы мы ни делали, мы всегда должны помнить об Аллахе, что он смотрит на нас и за каждое наше деяние Аллах нам воздаст. Я и сына так воспитываю, чтобы он знал, что за все придется платить, и, возможно, цена будет куда большей, чем мы можем себе представить.
У Нуржанова трое детей:­ две старшие дочери и младший сын Айшат, школьник. Интересуюсь, не навязывают ли в школе религиозное обучение, в частности, православие.
— Нет, у них есть только ОРКСЭ (основы религиозных культур и светской этики.— Авт.), к тому же, это факультативно. Преподавание ОРКСЭ в начальных классах — хорошее дело, хотя я за то, чтобы религию, ее смысл детям доносили их родители. Собственно, религиозное образование должно идти из семьи. Школьники еще малы, чтобы постигать основы вероучений,— говорит хазрат.
— Среди некоторых мусульман, с которыми мне доводилось общаться, бытует мнение, что школа не дает ребенку должного воспитания. Они переводят детей на домашнее обучение и отдают их на воспитание имаму. Как вы к этому относитесь? — интересуюсь я. Вопрос заставляет священнослужителя задуматься на минуту.
— Нет, я не считаю, что это правильно. Все-таки должно быть светское образование. И современное школьное образование мне не кажется плохим. К тому же, в школе ребенок получает навыки общения в коллективе.
— Мы жили в эпоху социализма, поэтому неудивительно, что я рос убежденным атеистом, даже экзамен в институте по научному атеизму сдал на «отлично»,— имам рассказывает свою историю принятия религии.— Нам с детства внушали, что религия — это опиум, сказки и Бога нет. Все пришло с распадом страны Советов, в начале 90-х годов. В это время я приехал жить в Питерский район и начал работать в колхозе. По соседству со мной жил проповедник-протестант, который мне сказал, что жить надо правильно, боясь наказания Бога. Давал мне читать брошюрки религиозного содержания. Но в ту пору я не готов был осмыслить прочитанное. Это пришло позже. В последние годы жизни мой отец начал изучать Коран, научился некоторым сурам и, конечно же, начал делиться своими познаниями с нами, своими детьми. После смерти отца мать отдала мне книги, которые читал отец, чтобы я продолжил их изучение. В то время я работал в отделе культуры района и уже занимался национальной казахской культурой, само собой, постигал и религию своего народа. Так в поисках знаний я впервые переступил мечеть в городе Энгельсе. После пятничной молитвы познакомился с имамом мечети Рушаном хазратом Сайфетдиновым, он призвал меня выбрать между учебой и работой, которая, по моим словам, мне мешала познавать Ислам. В начале 2000 года, по милости Аллаха, я стал инициатором создания в Питерском районе мусульманской организации, и через несколько лет прихожане избрали меня своим имамом. За эти годы я постоянно искал знания, закончил медресе «Шейх саид» при нашем Духовном управлении, совершил хадж.

«Имамы в селе живут небогато»
Хозяйство Бердагали хаджи не очень крупное. Как обычно бывает, на заднем дворе обитают птица и телята. Интересуюсь, на какие средства живет сельский имам, ведь по шариату его должна содержать община. Оказывается, село еще далеко от этого.
— В селе имамы живут небогато. Мы живем тем, что содержим вот этих животных,— говорит Нуржанов, показывая на птиц и стоящих в загоне телят: поросль еще не очень уверенно держится на ногах, но с любопытством поглядывает на гостя.— Коровы на пастбище, овцы на выпасе. Община еще не готова содержать мечеть, что говорить об имаме, всему свое время. Вот эта живность в конечном итоге и есть мой доход, то, что кормит меня, семью и моих гостей. Можно, конечно же, поехать на заработки, в селе туго с работой, но мечеть нельзя оставлять, это тоже своего рода работа.
Сельский быт имаму нравится, и он никогда бы не сменил его на городскую суету.
— В селе жить проще, здесь люди спокойнее, душевнее. Многие знают друг друга, совершишь любой поступок, будь он добрым или плохим, всегда будешь на виду, люди все равно об этом узнают,— рассказывает Бердагали хаджи.
Видно, что в Питерке он человек известный и уважаемый, с нм здороваются на улице как казахи, так и русские.
Звонит мобильный телефон и хазрат начинает что-то пояснять собеседнику, дает какие-то инструкции, советы.
— Сами что-нибудь придумайте, почему сразу ко мне обращаетесь? — смеется он в трубку.— Делайте, а я буду у вас в качестве гостя.
— Вот так зачастую и живем: советами, помощью,— уже обращается ко мне. Из глаз стреляют хитроватые лучи улыбки, в голосе звучат легкие нотки гордости.

«Старики не хотят в мечеть»
По пути к местной мечети я интересуюсь у священнослужителя, много ли сельчан приходят на намаз.
— Нет, к сожалению, мало совсем. Даже по пятницам и десяти человек не приходят. Нет, к сожалению. В основном идет молодежь, старшее поколение живет прежними представлениями о своей религии. Говорят, нам достаточно того, что мы верим в Бога, а молиться мы можем и дома,— вздыхает Бердагали хаджи.
— Это расстраивает?
— Да нет, сколько есть, столько есть, и то хорошо. Я не давлю на людей, в религию насильно не приводят, все по намерению и по воле Аллаха.
— А молодые агрессивные течения ислама до села доходят?
— Нет, почти не доходят. Население сел по большому счету консервативное, даже если бы появились такие молодые люди, им сложно было бы доносить свои идеи. Я постоянно контролирую ситуацию, если появится какой-нибудь человек с какими-то радикальными мыслями, мне об этом сообщат, проведем разъяснительную работу. Нам экстремисты не нужны.
— В мечеть правоохранительные органы не приходят? Может, книги какие-то проверить, исламскую литературу же часто признают экстремистской, прокуратура за ней охотится, — спрашиваю у хазрата и получаю ответ:
— Нет, у нас хорошие доверительные отношения с правоохранительными органами. За время моей работы ни разу не возникало никаких проблем.
Понять, что ветхое здание с осыпающейся побелкой — на самом деле местная мечеть, можно только по табличке «Мечеть Махалля с. Питерка» и зеленому куполу, лежащему на земле перед входом. В помещении снимаем обувь и ступаем на ковры, которыми устлан пол. Очевидно, что их собирали все прихожане, кому что не жалко из дома. Из-за этого молельный зал выглядит несколько нелепо, хотя и все правила соблюдены.
Вообще, жизнь мусульманской общины в Питерке больше напоминает не столько религиозное объединение, сколько национально-культурное, причем «старорежимного» советского типа. Мне показывают самодельные альбомы о жизни питерских мусульман — вырезки из районных газет аккуратно наклеены на листы бумаги и хранятся в прозрачных файлах, там же фотографии с мероприятий, сопровождаемые краткими пояснениями. Мне это напомнило «портфолио» сельских учителей, которые они методично собирают для отчета в районные отделы образования. Впрочем, в мечети есть и другие признаки школы: на стене арабский алфавит из 28 букв, старательно нарисованный яркими фломастерами, рядом выполненный в аналогичной «технике» казахский алфавит.
— Здесь мы учим детей, чтоб они и Коран умели читать, и родную азбуку знали,— объясняет «хозяин» мечети.
Меня как гостя, естественно, усаживают пить чай. В мечеть подтягиваются прихожане, тоже садятся за стол. Хотя стола в нашем понимании в храме нет, все сидят на полу, и с непривычки основательно затекают ноги. Люди приходят больше пожилые, уставшие.
Разговор заходит о меценатстве: поясняя долю состоятельных людей, имам приводит пример из Библии.
— Вы же знаете, что в Евангелие сказано, что легче пройти верблюду через игольное ушко, чем богатому войти в рай. Ведь современные богачи, чтобы сколотить состояние, вынуждены нарушать законы. Это и взяточничество, и коррупция, богатым людям, чтобы сохранить свое имущество, зачастую приходится жить в преступной среде. Им необходимо очищаться, раскаиваться и жить в мире со своею совестью.
Все согласно кивают.
Любопытно, но Бердагали хаджи часто обращается именно к христианским притчам и не считает это неправильным:
— Христианство по своей сути призывает людей творить добро и удерживать от совершения зла, а это наша общая задача, и притчи, взятые из Библии, помогают, например, православным лучше понять Ислам.

«Он мне завидует»
Храм Архистратига Божия Михаила села Питерка не в пример богаче местной мечети, хотя, похоже, и он до новейшего времени был каким-то административным зданием. Только что закончилась служба, из центрального входа выходят люди, вежливо здороваются с имамом. Внутри привычно пахнет ладаном. На стенах новые иконы, старинных не видно. За центральным залом коридор, по которому носятся дети, их пытаются угомонить строгие женщины в аккуратно завязанных платках — работает вечерняя школа.
Настоятель храма отец Сергий Ясиновский — приятный, довольно молодой внешне человек с редкой бородой и мягким рукопожатием выходит пообщаться буквально на несколько минут — очень занят работой с детьми. Я интересуюсь, как они с хазратом делят паству.
— Ни в коем случае не делим и никакой конкуренции у нас нет,— говорит отец Сергий.— Мы вместе состоим в районном общественном совете, часто встречаемся, общаемся, провели множество совместных мероприятий в районе, посвященных, например, здоровому образу жизни. Конечно, мы друг с другом делимся, когда кто-то какую-то семью к себе привел, вместе радуемся этому. Мы же в итоге одно дело делаем — ведем людей к Богу, только разными дорогами.
— Конечно, христианству больше достается,— с некоторым сожалением говорит Бердагали хаджи, когда мы уже покидаем церковь.— На него все государство работает — и телевидение, и финансы выделяются. Ислам же сам выживает. Но отец Сергий мне завидует: я почти во всех священных для христиан местах побывал, а он нигде не был. Недавно из Стамбула приехал, а он говорит — это же Константинополь, колыбель православия, и тут ты меня опередил!


Теги:

Оцените материал:12345Проголосовали: 796Итоговая оценка: 3.01Прислать новость
Имя:
Сообщение:*
 
*Поля обязательны для заполнения!
«Общественное мнение» / Публикации / «Экстремисты здесь не нужны»
НВК
Свободная пресса - Поволжье
№7-8(204), июль-август 2017 г.№7-8(204), июль-август 2017 г.
Какие каналы связи вы используете для приватных переговоров?
Оставить комментарий

Новости

Частное мнение

18/10/2017 10:40
Когда ты VIP, правила не для тебя. То же самое, когда ты мертвый.
Когда ты VIP, правила не для тебя. То же самое, когда ты мертвый. | Отзывов: 22Была ли трагедия в Юбилейном спровоцирована стритрейсингом с участием судьи и пасынка подполковника ГИБДД?
17/10/2017 11:13
Перевозчики просят поставить облминтрансу диагноз
Перевозчики просят поставить облминтрансу диагноз | Отзывов: 11Предприниматели – Михаил Борунов, Алексей Максимов и Артем Казарин, занимающиеся перевозками пассажиров, обратились в УФАС с жалобами на действия ведомства
13/10/2017 10:27
Дороги России - под строгим контролем
Дороги России - под строгим контролем | Отзывов: 1915 октября свой профессиональный праздник отмечают дорожные строители. К поздравлениям коллегам присоединяется и Поволжский учебно-исследовательский центр «Волгодортранс» СГТУ. Предприятию, насчитывающему 60-летнюю историю, есть что рассказать о себе и что пожелать партнерам.
13/10/2017 09:17
Незаконное предпринимательство или мошенничество?
Незаконное предпринимательство или мошенничество? | Отзывов: 34После публикаций «ОМ» про незаконное недропользование под Чардымом правоохранительные органы начали предпринимать меры
10/10/2017 15:36
Шампанское выдохлось, дело осталось
Шампанское выдохлось, дело осталось | Отзывов: 8Стали известны подробности расследования уголовного дела, возбужденного в отношении бывшего заместителя главы администрации Фрунзенского района по экономике Елены Никитиной

СПЕЦПРОЕКТЫ

17/03/2017 17:30
Толковый саратовский словарь: «Юрик» - Яхимовича дом
Толковый саратовский словарь: «Юрик» - Яхимовича дом | Отзывов: 3Малая энциклопедия большого города
28/02/2017 16:59
«Грош цена»: сколько стоит репчатый лук
«Грош цена»: сколько стоит репчатый лук | Отзывов: 1Сравниваем цены в магазинах и на рынках города
04/09/2017 14:14
Режем look. Всеволод Хаценко
Режем look. Всеволод Хаценко | Отзывов: 6Фотокамера г-на Хаценко любит, да и он, судя по всему, лишний раз пофотографироваться всегда «за» — хоть в цилиндре, хоть в кольчуге

Блоги

Новый взгляд

Полезные советы

Поиск по дате
<< 20 Октября 2017 >>
ПнВтСрЧтПтСбВС
2526272829301
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
303112345
,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,
Яндекс.Метрика


«Общественное мнение» сегодня. Новости Саратова и области. Аналитика, комментарии, блоги, радио- и телепередачи.


Главный редактор сайта: Мурзов Алексей Валериевич
OM-redactor@yandex.ru

Адрес редакции:
410600, Саратов, проспект Кирова, 34, офис 6
тел.: 23-79-65, тел./факс: 23-79-67

При перепечатке материалов ссылка на «Общественное мнение» обязательна.

Сетевое издание «Общественное мнение» зарегистрировано в качестве средства массовой информации 14 августа 2012 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Эл № ФС77-50818.

16+ Федеральный закон Российской Федерации от 29 декабря 2010 г. N 436-ФЗ