Серные воды
11 Декабря 2018, Вторник, 17:08 Facebook ВКонтакте Twitter Instagram
Прислать новость

Саратов, разбитый на фрагменты

Номер журнала: №9(179), сентябрь 2014 г.
Рубрика: Другой город
Саратов, разбитый на фрагменты10/10/2014 13:27

Скажем прямо и без лишней скромности: мы были первыми, кто начал писать очерки об уголках города, которые, как мы когда-то думали, вряд ли попадут в туристические буклеты. Теперь альтернативное краеведение стало настолько модным, что по местам нашей боевой психогеографической славы экскурсии водят.
Нас, путешественников по параллельным и перпендикулярным мирам Саратова, всё чаще спрашивают: «Ну чё, сталкеры, весь город облазили? Не осталось уже мест, где не ступала нога альтернативных краеведов?». Поспешим разочаровать скептиков: за те годы, что существует рубрика «Другой город», мы не обошли и половины Саратова. А уж в области необычных мест столько, что нашему журналу ещё будет о чём рассказать на три пятилетки вперёд.
А пока, по случаю 15-летия «ОМ», мы публикуем выдержки из наиболее интересных, на наш взгляд, городских очерков — этакий коллаж из городских подворотен, промзон, улиц и кварталов…


Остались кое-где и ларьки, и целые заповедники, где жизнь, кажется, замерла лет 60 назад. Их немного, но моему сердцу ближе всего улица Провиантская. Не знаю, в чем причина моей любви к Провиантской: может, потому что я там родился и до 7 лет этот район был для меня собственным королевством. Особенно участок от Чернышевского до Мичурина. Хотя сама улица длится еще метров 200, вплоть до Советской, но этот участок уже не представляет никакого интереса. С одной стороны — общежитие индустриального техникума и ментовский детский садик с ментовскими правилами для маленьких детей, с другой — кожно-венерологическая клиника. Все это ужасы моего детства: индустриками нас во дворе пугали с рождения, в этот кошмарный детский садик меня пыталась пристроить бабуля, а в клинику уже водила мама — лечить чирьи на заднице, причем самыми изуверскими способами. То есть водораздел моего восприятия Провиантской идет как раз по Мичурина. В семидесятые годы Провиантскую даже пытались переименовать в честь чешского коммуниста Ярослава Галана. И для меня так сложилось, что от Волги до Мичурина — это улица Провиантская, а от Мичурина до Советской — Ярослава Галана.
Вася Джа. «Провиантская, застывшая во времени». Август 2006 г.

Кстати, параллельно с нами, этим летом около «Штанов» работала и другая экспедиция, из политеха, с кафедры социальной антропологии. Отрабатывали грант на исследование бедности. Интересное исследование, и о нем стоит поговорить, но насчет бедности «Штанов» я бы поспорил. Во-первых, до сих пор среди местных ходят легенды про соседей, которые под крыльцом клад нашли. Причем вам примерно покажут и место, где это случилось. А судя по вариантам, клады в районе «Штанов» находят через дом. А во-вторых, когда в начале восьмидесятых «выставили» квартиру бессменной заведующей «Штанов» Розы Ивановны, то вынесли все, кроме бриллиантов. Такие они здоровые были, что воры не поверили, что они настоящие. А они настоящие. Во всяком случае, так утверждает очевидица этих событий, наша саратовская Чиччолина Любовь Филина. Так что, получается, в районе «Штанов» имеет смысл искать бандитские клады, а не корни бедности.
Вася Джа. «Штаны» — гармошка над оврагом». Сентябрь 2006 г.

Вообще, улица им. Сакко и Ванцетти одно время конкурировала с Первомайской по количеству «шинков» на один двор. Во дворе следующего дома после детской больницы их одно время было сразу три. В бизнес были вовлечены фактически все соседи, кроме нескольких интеллигентов, которые отказывались ставить свои собственные фляги с брагой, но пойло покупали. Правда, потом в конкурентной борьбе победил только один, продавец Серега: по слухам, у него были хорошие завязки с участковым. Но не только «шинками» был славен этот двор.
Во дворе росло огромное дерево, и еще в этом дворе жил самый успешный саратовский художник новейшего времени Роман Мерцлин, это дерево нарисовавший. Поэтому в девяностые (а может быть, и раньше) в этом дворе можно было встретить самых богемных людей Саратова. У «шинкарей» бизнес процветал, но интеллигентам они наливали даже в долг, знали, что не обманут. Потом спилили дерево, теперь двор украшает огромный, как обеденный стол, пенек. Потом умер Мерцлин, гнать самогон перестали. И уже давно сидит последний из «шинкарей» за домашнее хулиганство.
Вася Джа. «Магия улицы». Октябрь 2006 г.

Это, конечно, морально унижало — именно недоступность пива из алюминиевой баночки. Но, с другой стороны, попал, например, вечером хороший человек во Фрунзенский трезвяк, расположенный там же, на Астраханской, за 15-й баней. Утром его выпускают, а на выходе сразу же пивной ларек располагался. Ведь, правда, хорошо? Что, разве ему там кружку пива не нальют в долг, если он пообещает, что завтра рубль занесет? Конечно, нальют, тем более, если человек известный.
Сколько таких было пивных ларьков на этом отрезке Астраханской? Всех и не сосчитать, ларьков пять. У каждого ларька своя история, свои герои: Колян, Вован, Пятак. И даже Василий Андреевич, слесарь-лекальщик шестого разряда завода «Серп и молот». От него я первый раз услышал классическую советскую реплику: «Я не настолько богат, чтобы курить дешевые сигареты. Только «Родопи», и только с длинным фильтром».
Вася Джа. «Астраханская (бывш. «Пивная») улица». Апрель 2007 г.

Название, на первый взгляд, не очень симпатичное, ассоциации так себе. Ну а если присмотреться к нему внимательно, то появятся совсем другие параллели, не с уркаганской эстетикой бомжей, а со «Сталкером» Тарковского и «Икстланом» Карлоса Кастанеды. Но для этого нужно исследовать не ту мажорно-пляжную сторонку Зоналки, что находится между Волгой и Усть-Курдюмским шоссе, а противоположную, которая находится между Зоналкой и поселком Юбилейный. А чтобы было совсем торжественно, то в долине реки Гуселки.
Места сказочные. Все девушки, побывавшие там со мной, независимо от жизненных приоритетов, даже если они не любят комаров, костры и палатки, всегда были в восторге. И главный плюс этих мест, на мой взгляд, тот, что туда нет от шоссе хороших дорог, поэтому экология почти первозданная. Этой весной зайца там видел. Как-то раз ночевал там на даче у друзей. Заснул нетрезвый, а проснулся… Бог мой, столько ночных птиц, животных о чем-то разговаривают между собой. Сколько тумана, мистики, шепотков. Вот никому не признавался, а сейчас признаюсь. Было полное ощущение, что попал в фильм «Вий». Всю ночь с топором в руках молился, жалел, что мела нет. Но какое ощущение настоящего счастья наступило, когда наконец стало светать!
Вася Джа. «Экспедиция на «тайную речку». Июль 2007 г.

Поднимаясь от Мичурина по Горького, метров через 10 от перекрестка, многие годы я видел огромное бревно, лежащее по Горького вдоль окон полуподвала. Может, я что-то и путаю, но казалось, что бревно — это неотъемлемая часть местного колорита. И что оно тут лежит еще с тех пор, как дедушка был реалистом, а может, даже с еще более старинных времен.
Менялись жильцы полуподвала, у чьих окон оно лежало, менялась страна, политические режимы, я менялся, а бревно, как константа, лежало «как бревно», и ничего с ним не происходило. В конце восьмидесятых где-то во дворе дома «у бревна» перепродавали незаконный алкоголь, в начале девяностых там была известная точка продажи марихуаны и всяких других вредных веществ. Точку так и называли — «на Мичурке, у бревна».
Но к концу девяностых полуподвал, окно которого как раз и прикрывало бревно, зажил новой жизнью, тамошний бизнес из нелегально-криминального трансформировался в обыкновенный. В нем появилось кафе-рюмочная, со столами, покрытыми клетчатыми клеенками, водкой на разлив и курами гриль.
Вообще-то, ходить туда выпивать не очень хотелось. То есть прийти туда было можно, но только если воспринимать такой поход как культурно-этнографическую экспедицию. «У бревна» была своя субкультура, свои герои и героини, разговоры о неведомых простому обывателю делах, героях, живших быстро и умерших молодыми.
Вася Джа. «Удивительный тотем». Декабрь 2007 г.

Вот встать лицом к Рахова, обратить внимание налево, то ведь вот она, Белоглинка, заросшая осокой. Весной там и воды полно, а лягушки-комары так все лето спать местным не дают. Да что летом! Весной, когда вся природа оживает и особенно хочется живого пива, оживают и убитые реки.
Белоглинка в этих местах и так не особенно мертвая. Каждую весну в этом районе такой разлив реки начинается, что потом все лето (или, ладно, пол-лета) в районе станции «Скорой помощи» дорогу ремонтируют, и каждый год история повторяется заново. Если выпить, на ум приходят какие-то истории про индейские проклятия в США. Эх, жалко Стивен Кинг далеко, узнали бы тогда у него: в Саратове возможны индейские проклятия или нет?
Вася Джа. «Магическая река Белоглинка». Февраль 2008 г.

Мне никогда не приходило в голову, что возле завода «Корпус» есть что-то, что было построено до Великой Отечественной, а тем более задолго до неё. Как-то по умолчанию, мне казалось, что строительство здесь началось в 1950-е годы. Но это не так. В местной мифологии — это массив из четырёх гордых бойцов конармии, а точнее — одинаковые по внешнему виду и внутренней планировке коммунальные дома по адресу: Аэропорт, СХИ, секция 1, 2, 3 и 4.
Если подбираться к ним с улицы Осипова, можно увидеть выступающие из торцов полукруглые эркеры, опирающиеся на колонны, подкованные такой же округлой лестницей, ведущей в единственный подъезд. Если подходить к комплексу с улицы Жуковского, видны гигантские металлические «хвосты» балконов, выход на которые предусмотрен только из общего коридора, поскольку все секции являют собой образцы рекреационных (коридорных, проще говоря) зданий, свойственных коллективистским идеалам первых послеоктябрьских лет. За порогом подъезда начинается гигантская многомаршевая лестница, а на каждом этаже, как я уже говорил, расположена рекреация, по обе стороны которой чередуются двери в квартиры, кухня, туалет и душ — общие на весь этаж.
Сакральная особенность этого комплекса — постоянная безлюдность общих помещений, хотя коммунальный формат здания предусматривает противоположное. Впрочем, пока Сергей (наш фотограф.— Авт.) подбирал ракурсы, сверху спустился какой-то парень, совершенно к нам индифферентный. Видимо, менталитет тут такой, зоновский — тебя не трогают, и ты никого…
Антон Морван. «Забытый конструктивизм». Сентябрь 2009 г.

Если кто не знает, именно в нашем городе в 1980-х годах проходили съёмки историко-революционной ленты о жизни крестьянства начала ХХ века «Хлеб — имя существительное». Да что там 1980-е! Возьми кинематографисты «в разработку» отдельные уголки и сегодняшнего Саратова, здесь без труда можно снять не одну ленту о былых временах не хуже, чем в Питере, где, согласно народной мифологии, подогретой творчеством отдельных личностей, вроде «антибарда» Александра О’Шеннона, ходит «проходным бесконечным двором бородатый студент с надувным топором».
В Саратове мы вряд ли найдём своего Раскольникова, а вот где-нибудь в исторической застройке Волжского района, возле скверика первой учительницы или в окрестностях легендарного магазина «Штаны», того и гляди можно наткнуться на подвыпивших «революционных пролетариев», ругающих власть на чём свет стоит, да студентов-бузотёров интеллигентского вида — сущую реинкарнацию участников марксистских или народовольческих кружков, вышедших из мрачных подворотен как будто не тусоваться, а прямо-таки на боевое задание подпольной ячейки или устремившихся к заводам с запрещёнными прокламациями…
Антон Морван. «Промышленные узлы купеческого города». Февраль 2010 г.

Перед глазами проносятся серые покосившиеся лачуги с закрытыми ставнями, кое-где контрастирующие с более-менее отреставрированными особнячками или вовсе новенькими коттеджами… Непривычной и радикально выпадающей за грань городского ландшафта является улица Мясницкая в промежутке между Большой Горной и Зарубина — как раз на дне Глебоврага. Углублённые в усадьбы большие и маленькие домишки, над которыми футуристично возвышается минарет саратовской мечети. Убогие пристройки, каменные ступеньки и припасенные на будущее запасы строительных отходов. Привыкшие к неприглядности и беспросветности старики в нестильных телогрейках зимой и тельниках да синих майках летом. Сгорбившиеся старухи, занимающиеся сизифовым трудом перегона травяным веником пыли из одного угла минималистического подворья в другой. Весёлые карачаевцы, готовящие за незатейливым штакетником шашлык из баранины и зовущие соседей на пятничный обед. Собаки, покорно устремляющиеся за гоняющей по бездорожью детворой на великах выпуска середины прошлого века. Выставленный напоказ небогатый скарб и тяжёлые грозди сохнущего белья, общедоступно вывешенного на коммунальных верёвках — свои не уворуют, чужие не позарятся. В общем, жестокое испытание бытом и бездействием властей, неприглядная мистерия человеческих судеб, сочетающая то пение муэдзина, то колокольный звон расположенного неподалёку православного храма…
Антон Морван. «От манула до Большой Дождливой». Июнь 2010 г.

Если про политех все более-менее в курсе, то с массивом возле «общежития неизвестных людей» связана масса культурологических баек. Дело в том, что совсем рядом с конструктивистским памятником стоят трехэтажные «сталинки» с высокими фронтонами (и, соответственно, крутыми скатами кровли), почти как в Прибалтике или Северной Европе. Отсюда и миф — дескать, строили дом пленные немцы, которые при строительстве внесли в облик зданий элемент национальной архитектуры. У многих малоэтажных зданий послевоенного периода высокие фронтоны и, следовательно, крутые скаты (достаточно побывать на улице Соколовогорской или на 4-й Дачной). На самом деле, бывшие солдаты вермахта, естественно, никак не могли привносить в возводимые страной-победителем строения формы из североевропейской архитектуры. Как объясняют профессиональные зодчие, высокие кровли, во-первых, обусловлены тем, что в послевоенные годы, несмотря на разруху, не экономили на стройматериалах, и крутые скаты были справедливо заточены под количество выпадающего снега (это уже потом перешли к устройству более плоских крыш за счёт экономии материалов). Во-вторых, на фоне малой этажности любая двускатная или вальмовая (четырёхскатная, когда два ската представляют собой трапеции, а два других — треугольники со стороны торцевых стен) крыша даже визуально воспринимается как мощный курган или пирамида на низком пьедестале.
А я-то и сам в школьные годы верил в этот миф! Особенно после того как с друзьями ходили в альтернативно-краеведческие экспедиции в микрорайон НИИСХ «Юго-Востока» (рядом со Студгородком), где у нас была возможность пробираться в дендропарк с редкими породами деревьев, заглядывать за стёкла общедоступных теплиц, да и просто хилять по неизвестной ранее местности. В этом уютненьком, как жэжэшечка гламурной школьницы, и озеленённом, как партизанская тропа, микрорайоне тоже есть целый массив одно-, двух- и трёхэтажных домов с высокими, почти готическими крышами, утопающими в кронах экзотических деревьев. Почему-то тогда мы тоже считали, что их построили после войны пленные немцы, которые якобы и придали постройкам готический колорит…
Антон Морван. «Нюансы и диссонансы-2». Декабрь 2010 г.

Ну и, конечно же, нельзя не сказать про «вечерний ресторан», а именно его пролетарскую интерпретацию — пивную, завершающую «Челюса» на углу с «сонным бульваром» ул. Рахова. Здесь всегда царит атмосфера советской пивнушки, в своё время игравшей важную роль в жизни представителей рабочего класса. Здесь холодненькое «Жигулёвское» можно пить и стоя на открытом воздухе, и в закрытом помещении.
В годы, когда пролетарии, как пелось в одной андеграундной перестроечной песне, «в три смены двумя руками! / и за одну зарплату … давали стране металл», подобные заведения были своеобразными релаксаторами, где посетители после трудного рабочего дня могли обсудить новости за кружкой пива с рыбой, перекинуться парой-тройкой весёлых анекдотов или просто найти приют в компании добрых друзей.
Уже своеобразным пролетарским фольклором стал диалог двух, замученных скукой позднего совка, работяг в пивной:
— Эх, забухать бы…
— Дык, мы и так бухаем!
— Нет, забухаем мы, когда на работу не выйдем, а это так…

Сегодня другие времена, но положение «гегемона» отнюдь не улучшилось, и «социальный заказ» на пивнушки не исчез. В разной степени изменились разве что ассортимент напитков да антураж питейных заведений, которые и по сей день открывают свои гостеприимные двери для любого желающего. Пивная на Челюскинцев — это целый мир, собирающий не только работников физического труда. Теперь здесь можно встретить и мелких лавочников, заливающих горе и уход лихих 90-х немереными потоками «Каменского», и пролетариев, сурово обсуждающих за «Визитом», куда несанкционированно инсталлированы сто грамм беленькой, очередную задержку получки, и студентов-бузотёров, вместе со знатоками Вима Вендерса, жующих скудные чипсы. В округе — множество лиц без гражданства и определённого места жительства, согревающихся синтетическим портвейном на найденные или выклянченные у завсегдатаев пивнухи монеты…
Антон Морван. «Хиляем по Челюсам». Февраль 2011 г.

Средневековые артефакты археологи в Увеке находят регулярно. Например,— возле холма, расположенного рядом с жилыми домами, называемого в народе Мамаев бугор, а также возле бугра Уейского. Здесь ещё в начале XX века была найдена масса древнетюркских артефактов, в том числе захоронение знатной горожанки в головном уборе «бокка» и с золотыми украшениями. Кстати, Мамаев бугор среди местных жителей пользуется недоброй славой. Дескать, дома, расположенные рядом, регулярно горят, причём самопроизвольно. Но люди знающие говорят, что никакой чертовщины тут нет. Просто рядом находится месторождение природного газа, который иногда вырывается в атмосферу, становясь причиной «самовозгораний».
Впрочем, у неведомых сил есть все основания мстить людям за плохое отношение к памятнику истории. Например, в конце 2005 года при строительстве водопровода техникой было разрушено древнее кладбище — более полусотни захоронений оказались потревоженными…
Антон Морван. «Золотоордынский мегаполис». Август 2011 г.

Ни о каком благоустройстве в «объединённом» Пугачёвском посёлке нет и речи — местность здесь всеми забытая и, как поговаривают старожилы, «разбойничья». В народе она носит название «Шанхай» — конечно, не потому, что плотно застроена современными билдингами: просто находится на отшибе, как на отшибе в русском сознании стоит одноимённый китайский город. По другой версии, топоним возник из-за отсутствия общей организации строительства. Но по мне, так Пугачёвский посёлок (и первый, и второй) — говорящее название, соответствующее, если верить рассказам о местных жителях, бунтарским нравам Емельяна Ивановича.
Антон Морван. «Имени Емельяна Пугачёва и Велимира Хлебникова». Сентябрь 2011 г.

Ещё с Питером данную местность объединяет и другой топоним — Литейный: только не проспект, а проезд, идущий полукругом в районе конечной остановки 10-го трамвая. Между ним и улицей Клочкова — маленький закоулок, застроенный, в основном, уже многоквартирными домами. Удивительно, но этот тихий проезд именуется «улицей имени Карла Маркса»: обычно такое название давалось каким-нибудь центральным улицам и проспектам, но у нас почему-то имя основоположника научного социализма присвоили периферийному проулку. Кстати, тоже определённая параллель с городом на Неве — там, правда, целых пять улиц Маркса и даже один проспект.
Ну а раз речь зашла о Неве и её многочисленных рукавах и каналах, то в Агафоновке есть свой аналог этой водной артерии, а именно — ручей, берущий начало где-то на склонах лысогорского плато. Этот ручеёк аккуратно уложен в почти что гранитные (ну, то есть бетонные) берега практически на всём протяжении микрорайона. Правда, перед кварталами многоэтажной застройки в районе 3-го Паркового проезда он «уходит» в подземный дренаж, несущий воды безымянной речки в пруды Городского парка.
Антон Морван. «Агафоновский остров». Декабрь 2011 г.

Архитектурно-культурологическая чересполосица здешних мест навевает массу параллелей с эпохами, литературными произведениями, кинофильмами. Первым, безусловно, вспоминается Андрей Платонов: «котлованы» («албанские норы»); «дураки на периферии», которые прогнули трубу и сорвали изоляцию с теплотрассы; многочисленные народные правдоискатели, пытающиеся дойти до самой сути (встретившийся нам пенсионер); подобные Дванову дон-кихоты, отправляющиеся «искать коммунизм среди самодеятельности населения». Совсем рядом, за «епифанскими шлюзами» стадиона «Спартак»,— массив из старинных и покосившихся домишек, стоящих на многочисленных, забытых всеми, Интернациональных проездах. Этот пятачок, особенно на фоне элитных новостроек возле Горпарка, весьма далек от «прекрасного и яростного мира», да, собственно, даже от запущенного казарменно-хрущёвско-конструктивистского района за стадионом.
Антон Морван. «Платоновский район». Июнь 2012 г.

«Венцом» нашего путешествия стала находка «царского» колодца, сооружённого Крестьянским поземельным банком больше века назад. Обнаружили мы его в диких местах, чем-то смахивающих на страшноватые антуражи ужастика «Ведьма из Блэр»,— на задворках Поливановки, в лабиринте полузаброшенных садовых участков, огороженных жидкими заборчиками из ветоши и перемежающихся густыми зарослями кустарника и чёрной ольхи в долине речки Разбойщина (получившей название от расположенной неподалёку одноимённой деревни, на месте которой нынче посёлок Сокол). Бетонный портал с надписью «Кр. Поз. Банкъ» хорошо сохранился до наших дней, как и сам колодец с зелёной металлической крышкой. Воду из него берут до сих пор. Правда, теперь её используют преимущественно для полива огородов…
Антон Морван. «Таинственный гарлем». Февраль 2013 г.

Ещё каких-то пару лет назад жители этого «города в городе» могли хоть чуточку скоротать путь до своей вотчины на ходящем по ул. Большая Горная трамвае №12, но, как говорится, иных уж нет. В прошлом веке «на горы» ходило несколько маршрутов трамвая. К примеру, до середины 1960-х существовал трамвай №13, который ездил по Большой Горной через южную часть Аула — в Затон. Но самый малоизвестный маршрут поднимался в гору по улице Симбирской, почти до карьера старого кирпичного завода (по одним данным, до ул. Б. Садовой, по другим — выше, до Пристанской). В качестве упоминания о трамвае на Симбирской сохранились лишь справочник рельсового транспорта Саратова 1916 года и карта трамвайных маршрутов 1926-го, которые раздобыл блогер и краевед Денис Жабкин. Недавно мы с Денисом прошлись по Симбирской, но, увы, кроме старинных столбов, возможно, имевших отношение к трамвайной ветке, никаких артефактов найти не удалось.
Антон Морван. «Другой старый Саратов». Май 2013 г.

Жители Юриша, однако, не унывают: они привыкли жить на пороховой бочке, так что проблемы благоустройства кажутся им поистине мизерными. Чтобы стимулировать социальные связи, местные занимаются альтернативным пьянством (недавно полиция накрыла целый гараж с палёными водкой и коньяком), а кое-кто «развлечениями» пожёстче. Недавно СМИ активно писали про местного маньяка, изощрённо убившего, по меньшей мере, четверых.
Антон Морван. «Портовая романтика Юриша». Август 2013 г.

Получив позитивный заряд ядерной бодрости, продолжим путь по улице Степана Разина, вдоль упомянутого уже завода «Нефтемаш» и конструктивистских ангаров в направлении моста через железную дорогу, по которому ездят машины и трамваи, а некогда ходил троллейбус №13: в напоминание о нём остались провода контактной сети и знаки остановок. Над мостом гордо возвышаются подъёмные краны и опоры линий электропередачи, а внизу — густая солянка из облагороженных граффити заводских корпусов, гаражей да содрогающих мостовой переход несущихся по шпалам товарных и пассажирских составов… Тут впору вспомнить манифесты футуристов, воспевавших мощь индустриального века, но на память приходят почему-то «упаднические» тексты декадентов — ведь панк-роковые промзоны и железная дорога здесь активно разбавлены оятаганенными скелетами цехов и рассыпающимися дореволюционными домишками, некогда прописанными на городских окраинах, а ныне — в этом причудливом месте…
Антон Морван. «Киберпанковский символизм: от «Драмы» до «Монтаги». Ноябрь 2013 г.

В переводе с английского cracking означает «расщепление». Применительно к производству — это высокотемпературная переработка нефтяного сырья с целью получения компонентов высокооктановых бензинов, легкого газойля, углеводородных газов etc. Но в одноимённом микрорайоне расщеплению поддаётся не «чёрное золото», а личность. Она в буквальном смысле распадается на мелкие частицы, тонущие в бездонном море воспоминаний и надежд на то, что ещё всё впереди… У живущих на обочине городского пространства надежды давно заколочены в заброшенных строениях (наподобие конструктивистского здания на 1-м Акмолинском проезде, где сейчас приют для собак), спрятаны в подвалах аварийных бараков на проезде, носящем симптоматичное название Больничный, зарыты в запущенном парке на проспекте Энтузиастов. Впрочем, на Крекинге проспект Энтузиастов хочется называть проспектом Экклезиаста. Ведь именно здесь, на месте некогда умопомрачительной стройки, героизма заводчан во времена налётов Люфтваффе и последующего упадка 90-х, невольно вспоминается: «Всему свой час, и время всякому делу под небесами: / Время родиться и время умирать, / Время насаждать и время вырывать насажденья, / Время убивать и время исцелять, / Время разрушать и время строить…» (Соломон. Экклезиаст. Гл. 3).
Антон Морван. «Психогеография расщепления». Январь-февраль 2014 г.

___________________________________________________________________________
Реклама
Защитите свое жилище от назойливых комаров. Приобретайте москитные сетки на окна. Такая защита легко чистится и ее очень просто установить.


Теги:

Оцените материал:12345Проголосовали: 1191Итоговая оценка: 2.98Прислать новость
Любовь Филина
Жернова телевидения в которые я попала - сделают каждого... Художник- ученица Романа Мерцлина и Юрия Сурина . Номинант национальной литературной премии "Поэт года 2015" Вася Джа, зри в корень !
12/03/2016 12:51
пожилой
Перебирая сувениры, архивы писем, документов, И этим память пробуждая, по тропам жизни Вновь шагаю. Не всё там памяти достойно, Не все и достойно и забвенья, есть чем гордиться, Что оставить в наследство будущим потомкам. А если чьё-то любопытство к следам былого Обратится, воскреснут чувства и поступки, И ближе станут все забытья.
12/03/2016 16:29
Рассказ про " штаны" в журнале P.S.- лидирует!
24/03/2016 12:04
Имя:
Сообщение:*
 
*Поля обязательны для заполнения!
«Общественное мнение» / Публикации / Саратов, разбитый на фрагменты
Загрузка...
Кого из некогда высокопоставленных чиновников вы бы вернули во власть?
Оставить комментарий
благотворительный спектакль

Новости

Частное мнение

11/12/2018 14:18
Судья не увидела леса на чардымских землях
Судья не увидела леса на чардымских земляхТатьяна Мидошина фактически согласилась, что два участка были выведены из лесного фонда законно
11/12/2018 11:12
Стать оценщиком - значит, вложиться в свое будущее
Стать оценщиком - значит, вложиться в свое будущееЧто в наше время может быть более востребованным, чем знания?
10/12/2018 11:10
Конкурсу перевозчиков в мэрии приказали долго жить
Конкурсу перевозчиков в мэрии приказали долго жить | Отзывов: 2Администрация Саратова перенесла сроки проведения тендера, желая, видимо, сохранить статус-кво
07/12/2018 11:34
Собиратель земель колоярских
Собиратель земель колоярских | Отзывов: 2Глава муниципалитета через суд забирает земли умерших пайщиков в обход наследников
06/12/2018 13:25
Арбитражные джокеры Станислава Невейницына. Представитель истца усомнилась в
Арбитражные джокеры Станислава Невейницына. Представитель истца усомнилась в "реальности" ответчика | Отзывов: 3Судья Наталья Павлова, обращаясь к представителю истца: "Вы меня не слышите"
Дендрарий НИИСХ Юго-Востока

Блоги



Полезные советы

Поиск по дате
« 11 Декабря 2018 »
ПнВтСрЧтПтСбВС
262728293012
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31123456
,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,
Яндекс.Метрика


«Общественное мнение» сегодня. Новости Саратова и области. Аналитика, комментарии, блоги, радио- и телепередачи.


Главный редактор сайта: Мурзов Алексей Валериевич
OM-redactor@yandex.ru

Адрес редакции:
410600, Саратов, проспект Кирова, 34, офис 6
тел.: 23-79-65, тел./факс: 23-79-67

При перепечатке материалов ссылка на «Общественное мнение» обязательна.

Сетевое издание «Общественное мнение» зарегистрировано в качестве средства массовой информации 14 августа 2012 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Эл № ФС77-50818.
Учредитель ООО «Медиа-группа ОМ»

16+ Федеральный закон Российской Федерации от 29 декабря 2010 г. N 436-ФЗ
0.035737037658691