23 Августа 2019, Пятница, 18:04 Facebook ВКонтакте Twitter Instagram
Прислать новость

Жили-были два троцкиста

Номер журнала: №6(187), июнь 2015 г.
Рубрика: Terra incognita
Жили-были два троцкиста10/07/2015 14:46


(начало: «ОМ», 2015, №5)

Помимо Христиана Раковского, про которого мы рассказывали в предыдущей части, с Саратовом оказалась тесно связана судьба другого видного деятеля советского государства и левой оппозиции — Ивана Никитича Смирнова. Итогом во многом вынужденного его пребывания в нашем городе стало появление крупного предприятия — Саратовского завода комбайнов, более известного как авиазавод, уничтоженного «стараниями» современного «менеджмента» несколько лет назад. Подробно изучить саратовский этап биографии Ивана Смирнова оказалось задачей не из простых — после печально известных московских процессов 1936-1938 годов его имя тщательно вымарывалось из учебников истории, книг и даже из периодики. Во время работы над данным материалом с этим столкнулся и автор: как объяснили в областной научной универсальной библиотеке, из подшивок саратовской прессы в период большого террора сотрудники НКВД производили выемки номеров изданий, где были опубликованы статьи «отъявленного троцкиста» Смирнова. Впрочем, кое-какие упоминания о нём в местной периодике начала 1930-х всё же остались, и они вместе с постсоветскими исследованиями историков стали основой этого текста.

Как не стать генсеком
Родился Иван Никитич Смирнов в 1881 году в Рязанской губернии. В ранние годы переехал в Москву, где, поступив в техническое училище, сблизился с революционерами. Уже в 1899 году 18-летний юноша вступает в ряды РСДРП. После раскола партии на знаменитом съезде в 1903 году Смирнов встаёт на сторону Ленина и большевиков. Находясь в дореволюционное время на нелегальном положении и ведя марксистскую пропаганду в Москве, Питере, Ростове, Харькове и других крупных промышленных городах России, семь раз арестовывался и 10 лет провёл в тюрьмах и ссылках.
Февральская революция 1917 года реабилитировала Смирнова, и уже летом того же года он становится одним из руководителей совета солдатских депутатов Томского гарнизона. С началом гражданской войны был членом Реввоенсоветов, Сибирского бюро ЦК РКП(б) и фактически руководил всем большевистским подпольем Урала и Сибири, оказавшихся под властью белогвардейцев. С 1919 по 1921 годы Иван Смирнов возглавлял Сибирский революционный комитет — высший орган центральной власти РСФСР в Сибири. В этот период Смирнова называли «сибирским Лениным», он был одним из организаторов разгрома Колчака и операции по захвату барона Унгерна. «Когда в 1918 году нужно было создавать Красную армию, чтобы вести гражданскую войну и противостоять белочехам, Иван Никитич, в жизни не бравшийся за оружие, надел черную кожанку, заткнул за пояс наган»,— писал о нём мемуарист и деятель Коминтерна Виктор Серж.
Кроме того Смирнов считался одним из создателей Дальневосточной республики — буферного государства, провозглашённого 6 апреля 1920 года на территории Забайкалья и российского Дальнего Востока и просуществовавшего до конца 1922 года. «Благодаря ему установление советской власти на севере Азии прошло почти без репрессий, хотя белые действовали там с чудовищной жестокостью»,— продолжает Виктор Серж.
Как мы уже отмечали, Иван Смирнов изначально принадлежал к большевикам. Но с 1921 года он стал сближаться с позициями Льва Давидовича, расходясь в некоторых вопросах с Владимиром Ильичём и Иосифом Виссарионовичем. Так в марте 1921 года состоялся X съезд РКП(б), на котором была подведена черта в разгоревшейся незадолго дискуссии о профсоюзах и их роли в Советской России. В ходе активной полемики по данному вопросу к началу 1921 года в партии образовалось несколько групп. Сторонники Льва Троцкого объединились в «производственную оппозицию», выступающую за милитаризацию труда и подчинение профсоюзов партии. («Орудием государственного принуждения является его военная сила. Следовательно, элемент милитаризации труда в тех или других пределах, в той или другой форме, неизбежно присущ переходному хозяйству, основанному на всеобщей трудовой повинности <…> Руководящая роль в этой работе должна, наряду с партией, лечь на профессиональные союзы, в состав которых должны быть возвращены лучшие рабочие, прошедшие военную школу»,— писал Троцкий в тезисах «О мобилизации индустриального пролетариата, трудовой повинности, милитаризации хозяйства и применении воинских частей для хозяйственных нужд».)
Главными противниками троцкистов стали представители группы Александра Шляпникова и Александры Коллонтай, известной как «Рабочая оппозиция». Эта группа считала необходимым передачу профсоюзам права руководства народным хозяйством. Ещё одна левая внутрипартийная платформа — «Группа демократического централизма» — критиковала командную роль партии по отношению к советам и профсоюзам, выступала также за внутрипартийную демократию и свободу фракционной деятельности. «Генеральную линию», известную как «платформа десяти», представляли Ленин, Сталин, примкнувшие к ним Григорий Зиновьев, Лев Каменев и другие. Эта группа, считавшая профсоюзы «школой управления, школой хозяйничанья», а саму дискуссию «навязанной» и «непозволительной роскошью» в условиях, когда на повестке дня более важные вопросы, на съезде получила наибольшую поддержку. Также на съезде по инициативе Ленина была принята резолюция «О единстве партии», запрещающая фракционную деятельность внутри РКП(б).
За поддержку Троцкого в дискуссии о роли профсоюзов в Советской России Иван Смирнов и другие деятели были выведены из состава ЦК партии. Однако уровень доверия к Смирнову, вне зависимости от его фракционных предпочтений, на тот момент был очень велик. Как следует из стенографического отчёта X съезда РКП(б), Смирнов был понижен до кандидата в члены ЦК, однако 123 делегата съезда из 479 сами вписали его фамилию в бюллетень в качестве члена ЦК.
Но уже в конце 1921 года Смирнов был возвращён в центральный комитет, стал работать в партийных и советских органах Петрограда, а также руководил Северо-Западным бюро ЦК. Существует мнение, что в марте-апреле 1922 года, когда было решено ввести в партии пост генерального секретаря, большинство партийных руководителей выступало за избрание на новую должность Смирнова. Но как утверждает историк Борис Николаевский, косвенно против данной кандидатуры якобы выступил Ленин, посчитав, что Смирнова лучше направить на работу в ставшую для него родной Сибирь. В результате, как известно, генсеком стал Иосиф Сталин, которого Ленин позже, уже в конце 1922 года, также предлагал снять с данной должности.
Вопреки пожеланию Ильича, вместо работы в Сибири Иван Никитич стал членом президиума высшего совета народного хозяйства РСФСР, а через год, с июля 1923 года — наркомом почт и телеграфов СССР. На этой должности он проработал до конца 1927 года, пока его в числе других активных деятелей троцкистской оппозиции не исключили из партии после XV съезда. Вот как описывает дальнейшие события Виктор Серж: «Иван Никитич сдал дела своему преемнику, назначенному партией, и остался без копейки денег. И вот служащий московской биржи труда увидел перед своим окошком немолодого человека в пенсне, который представился как опытный мастер-механик, ищущий работу на одном из заводов, где, как ему точно известно, не хватает высококвалифицированных рабочих. Служащий стал заполнять анкету. «Ваше прежнее место работы?» — спросил он соискателя. «Нарком почт и телеграфа…».
Далее Серж сообщает, что Смирнова направили в ссылку в Сибирь — «в ту самую Сибирь, которую он в свое время завоевывал для революции». Но это утверждение не соответствует действительности: на самом деле 31 декабря 1927 года Смирнов был осужден на 3 года ссылки и отправлен в город Ново-Баязет в Армению.
Как отмечает историк троцкизма Вадим Роговин, уже в 1928 году среди части оппозиционеров возникли колебания в связи с заявлениями Сталина о борьбе с кулаком и «правым уклоном». Многие рядовые троцкисты восприняли, что он защищает теперь подлинно левую, ленинскую линию в борьбе с «правыми». К примеру, в июне 1928 года Карл Радек писал: «Центр, возглавляемый Сталиным, взял инициативу реформы в свои руки... Не исключено, что центр, поставленный перед выбором — неонэп или борьба, будет принуждён драться и искать нашей помощи. Тогда мы вернемся в партию не в борьбе с ним, а при его помощи. Будет ли Сталин возглавлять тогда центр, или другой — это не имеет решающего значения... В то время как блок наш с правыми исключён — с центром он исторически возможен». Но, как отмечает Роговин, наиболее последовательные оппозиционеры выступали против такой политики. Отвечая Радеку на его суждения о возможности блока со сталинцами, Иван Смирнов писал: «Какой может быть с ними блок... Ты здесь ошибаешься — история не знает случаев, чтобы политические деятели, отражающие интересы одних и тех же групп, посылали друг друга в тюрьму и ссылку... Есть путь в партию — путь Зиновьева, Пятакова, Сафарова — путь подлый, ибо он основан на обмане партии и рабочего класса. Этот путь я в свое время предвидел и при одобрении вышепоименованных так определил: можно сохранить жизнь ценой потери смысла жизни».

«Важнее всего — строительство и запуск новых предприятий»
Однако вскоре Смирнов пересмотрел своё видение ситуации и пришёл к выводу, что бороться за свои идеалы можно только внутри партии. В 1929 году он написал письмо, где формально отрёкся от прежних взглядов. «Наши разногласия глубоки и серьезны; но важнее всего — строительство и запуск новых предприятий…»,— цитирует Ивана Смирнова в кругу друзей Виктор Серж.
В ответ советское руководство назначило Смирнова управляющим трестом Саратовкомбайнстрой. Так начался саратовский этап биографии известного троцкиста.
Вот что сообщается об истории строительства завода комбайнов в книге «Трижды рождённый», посвящённой истории САЗа:
«В мае 1929 года 5-й Съезд Советов Союза ССР утвердил пятилетний план развития народного хозяйства СССР. Этот план предусматривал сооружение ряда заводов сельскохозяйственного машиностроения, в том числе и в Саратове. Выполняя это решение, трест Сельмаш создал 8 июля 1929 года в Саратове бюро по постройке завода сложных молотилок и зерноочистительных машин. Осенью 1929 года были созданы строительные организации — стройбюро Сельмаша, стройбюро промстроительства и контора строительных работ. Участок под строительство завода был выбран на окраине города недалеко от Волги.
Исторически район, где разворачивалось строительство, был сельскохозяйственным, и до революции 1917 года земли принадлежали помещикам:
— на берегу Волги помещику Юришу, где до сих пор сохранился поселок с одноименным названием;
— где расположен 1-й жилучасток, стадион «Волга» — помещице Деконской, где также до недавнего времени был поселок Деконка;
— где расположены 2-й и 4-й жилучастки, аэродром завода — принадлежали помещику Залетаеву и долгое время назывались Залетаевкой.
Первым объектом на стройке стал дом на 1-м жилучастке (около 15-й школы). На площадке, где теперь находится кинотеатр «Темп» (построен за 53 дня — отсюда и название), построили бараки, где разместились столовая, контора строительства, рабочее общежитие, магазин.
В мае 1930 года было решено перепрофилировать строящийся в Саратове завод сельскохозяйственных машин на производство комбайнов.
Постановлением ВСНХ СССР Саратовский завод комбайнов был включен в список 518 ударных строек пятилетки.
Параллельно со строительством жилого поселка велись работы и по закладке производственных корпусов.
26 июня 1930 года (в день открытия XVI съезда ВКП (б)) были заложены фундаменты двух основных цехов завода — механосборочного и ремонтно-инструментального. Этот день стал официальной датой начала строительства Саратовского завода комбайнов. Строительством завода комбайнов руководили:
Смирнов Иван Никитович — начальник строительства (с 18.09.29 г. по 01.11.32 г.)
(в реальности Смирнов работал в должности треста комбайнстрой до конца 1931 года, т.е. до запуска завода комбайнов в строй. — Авт.);
Журавлев Владимир Петрович — зам. начальника строительства (с 18.09.29 г. по 28.05.32 г.);
Волков Александр Петрович — главный инженер строительства (с 1.12.29 г.по 31.12.31 г.).
Определенную помощь в становлении завода оказали постоянно работавшие на нем 111 иностранных специалистов и рабочих, приехавших из Германии и Австрии для передачи технологического опыта и знаний
».
Фактически, под руководством Ивана Смирнова на пустом месте вырос гигант индустриализации, причём не только завод, но и целый жилой массив — 1-й жилучасток (про его строительство мы подробно рассказывали в статье «Прокати нас, Петруша, по первому жилучастку» // «ОМ», 2012, №9(156).
Как следует из справочника по истории КПСС, в партии Смирнова восстановили уже в нашем городе. Произошло это в мае 1930 года. На тот момент он руководил строительством завода уже больше полугода. С 6 по 15 июня 1930 года в Саратове проходила II конференция партийной организации Нижневолжского края, в работе которой принял участие председатель ВЦИК СССР Михаил Калинин. Визит «всесоюзного старосты» в наши края широко освещался в саратовской прессе. Естественно, не могла обойти стороной ни приезд Калинина, ни краевую конференцию главная газета Нижнего Поволжья — «Поволжская правда». В номере за 8 июня 1930 года, в частности, сообщалось: «6 июня, в день приезда, тов. Калинин объехал город, побывал на строительстве завода комбайнов, где осмотрел постройку жилых домов и работы на промышленном участке».

Всплывающая подсказка
На сайте «Фотографии старого Саратова» размещён снимок с визита Михаила Калинина на завод комбайнов. По логике на этой фотографии должен быть и начальник строительства завода — Иван Смирнов, но человека в очках или пенсне (которые носил видный троцкист) мы не увидим. Внешне похож на Ивана Смирнова второй мужчина справа в первом ряду, хоть он и без очков, однако скромный руководитель треста просто мог не быть запечатлённым на снимке, а если и был, не исключено, что впоследствии его по принятой в 1930-е годы традиции «удалили из друзей», то есть заретушировали, как это происходило с изображениями многих высокопоставленных деятелей, внезапно оказавшихся «врагами народа».
В номере «Поволжской правды» за 13 июня 1930 года сообщается о прениях по докладу о развитии народного хозяйства края, с которым вечером 11 июня выступил председатель исполкома Нижне-Волжского краевого совета Михаил Хлоплянкин. Отдельно в первополосном материале номера говорится, что выступил и И.Н. Смирнов. А в номере «Поволжской правды» за 16 июня сообщается, что на прошедшем днём ранее первом пленуме краевой контрольной комиссии ВКП(б) второго созыва «сибирский Ленин»-Смирнов вошёл в президиум и партколлегию КрайКК, а также в коллегию краевой РКИ (рабоче-крестьянской инспекции). Кроме того Смирнова избрали ответственным секретарём партколлегии краевой контрольной комиссии.

Контакты с Троцким и поздравления от Сталина
Бывшему политссыльному и видному троцкисту было оказано «высокое доверие»: Смирнову не только дали руководящую должность и восстановили в партии с избранием на руководящие посты, но и отправляли в загранкомандировки. Так, в 1931 году Иван Смирнов вместе с работниками Высшего совета народного хозяйства отправился в Берлин для участия в переговорах с представителями германской промышленности, которые закончились соглашением о кредитовании заказов ВСНХ.
Позже, на больших московских процессах и в делах бывших оппозиционеров всплывёт информация, что в Берлине Смирнов тайно встречался с проживающим там сыном Троцкого Львом Седовым. Как пишет в книге «1937» Вадим Роговин, летом 1931 года между Смирновым и Седовым «действительно произошла беседа во время их случайной встречи в берлинском универсальном магазине. При встрече Смирнов заявил, что «нынешние условия в СССР не позволяют вести никакой оппозиционной работы и что во всяком случае надо ждать изменения этих условий»... В политических вопросах собеседники установили известную близость взглядов. В конце беседы была достигнута договоренность, что, «если представится возможность, И.Н. Смирнов пришлёт информацию об экономическом и политическом положении в СССР, чтобы помочь здесь, за границей, правильнее ориентироваться в русских вопросах». Действительно, в ноябрьском номере «Бюллетеня оппозиции» за 1932 год вышла статья «Хозяйственное положение Советского Союза», автором которой был руководитель комбайнстроя, скрывающийся под псевдонимом КО. Но всё это было позже, а в последний день 1931 года в Саратове был пущен в строй завод комбайнов.
В репортаже газеты «Поволжская правда» №346 за 31 декабря 1931 года рассказывалось:
«4 часа. Под звуки оркестра комбайн вышел из цеха. Открывает митинг начальник строительства Смирнов Иван Никитович:
— Сегодня мы празднуем новую победу. Выпускаем первый комбайн крупнейшего в мире завода комбайнов. Слушай, страна, нет больше «Комбайнстроя», есть Саратовский завод комбайнов
» (именно этого номера газеты нет в библиотечных подшивках, поэтому заметка цитируется по книге «Трижды рождённый»).
Уже 4 января 1932 года директору нового завода, прибывшему на должность в ноябре, Михаилу Витчинкину и начальнику Комбайнстроя Ивану Смирнову пришла поздравительная телеграмма от... Иосифа Сталина:
«Привет рабочим и работницам и всему руководящему составу завода!
Горячие поздравления активу завода и, прежде всего, ударникам и ударницам с успешным окончанием строительства и пуском завода!
Товарищи! Комбайны нужны стране не меньше, чем тракторы и автомашины. Не сомневаюсь, что добьётесь успеха в деле полного выполнения производственной программы завода.
Вперёд, к новым победам!
».
Так саратовский этап биографии Ивана Смирнова завершился. В 1932 году он будет назначен начальником управления новостроек Наркомата тяжелой промышленности СССР. Но уже 14 января 1933 года Смирнова арестовывают за участие в подпольной троцкистской организации. В ОГПУ считали, что, встретившись летом 1932 года с Львом Седовым в Берлине, Смирнов наладил связь с Львом Троцким и сколотил вокруг себя скрытых оппозиционеров, а они собирались отстранить партийное руководство от власти.
В апреле 1933 года Смирнову дают 5 лет заключения, а в августе 1936 года выводят на первый московский процесс по делу «антисоветского объединенного троцкистско-зиновьевского центра», обвиняют в участии в убийстве Кирова и подготовке к покушению на других руководителей Советского Союза. Доводы Смирнова, что во время убийства Кирова 1 декабря 1934 года он находился под стражей в Суздальском политизоляторе и не мог участвовать в «террористической деятельности», не повлияли на исход дела — все фигуранты 1-го московского процесса были расстреляны 25 августа 1936 года, на следующий день после оглашения вердикта. В 1937 году были казнены первая жена Смирнова Роза и дочь Ольга. Вторая жена — Александра Сафонова в апреле 1933 года была приговорена к трём годам ссылки, а в августе 1936-го выступала свидетелем обвинения на первом московском процессе, пережила большой террор и в 1956 году сообщила в Прокуратуру СССР, что её показания, как и показания других подсудимых, «на 90 процентов не соответствуют действительности». Но реабилитированы Смирнов, Каменев, Зиновьев и остальные 13 участников процесса были только в 1988 году.
Впрочем, посмертное восстановление в правах и даже партии не снимает завесы с расстрелянных, особенно последних лет их жизни. Почти засекреченная история с Иваном Смирновым — тому подтверждение. Думается, исследование огромного пласта событий, связанных с судьбой и деятельностью ссыльных или временно реабилитированных оппозиционеров с конца 1920-х до 1936-1938 годов, только предстоит изучать в буквальном смысле по крупицам и газетным обрывкам.
_________________________________________________________________________________________________________________

Реклама
Сайдинг – это строительный материал, широко применяемый сегодня для облицовки всех типов зданий. Такой материал как металлосайдинг СПК Профиль кроме декорирования, дополнительно защищает стены от воздействий внешней среды, а также используется для утепления дома.


Теги:

Оцените материал:12345Проголосовали: 1354Итоговая оценка: 2.99Прислать новость
Имя:
Сообщение:*
 
*Поля обязательны для заполнения!
«Общественное мнение» / Публикации / Жили-были два троцкиста
Загрузка...
Перелетов в какие страны из Саратова вам не хватает?
Оставить комментарий
Россельхозбанк вклад Инвестиционный

Новости

Частное мнение

21/08/2019 13:56
Стоматология показала зубы
Стоматология показала зубыЖители Саратова взяли кредит на лечение, но оказались в долговой яме
21/08/2019 12:00
"Трубное дело Станислава Невейницына". Цель оправдывает средства | Отзывов: 3На расследование брошены лучшие силы полиции – 6 следователей и 4 оперативника
20/08/2019 13:12
На коротком поводке у
На коротком поводке у "Родительского надзора" | Отзывов: 2Ситуация с реорганизацией так называемой детской поликлиники №10 на Комсомольской получила продолжение
17/08/2019 14:00
Александр Оськин:
Александр Оськин: "Срочно нужен регулятор распространения прессы" | Отзывов: 1"Сожжет" ли цифра бумагу или почему непрофильный ассортимент киоску на пользу
17/08/2019 12:05
Полицейские почти два года ищут убийцу свиней
Полицейские почти два года ищут убийцу свиней | Отзывов: 2Суд и прокуратура указывали на нарушения

Блоги



Полезные советы

Поиск по дате
« 23 Августа 2019 »
ПнВтСрЧтПтСбВС
2930311234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930311
,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,
Яндекс.Метрика


«Общественное мнение» сегодня. Новости Саратова и области. Аналитика, комментарии, блоги, радио- и телепередачи.


Главный редактор сайта: Мурзов Алексей Валериевич
OM-redactor@yandex.ru

Адрес редакции:
410600, Саратов, проспект Кирова, 34, офис 6
тел.: 23-79-65, тел./факс: 23-79-67

При перепечатке материалов ссылка на «Общественное мнение» обязательна.

Сетевое издание «Общественное мнение» зарегистрировано в качестве средства массовой информации 14 августа 2012 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Эл № ФС77-50818.
Учредитель ООО «Медиа-группа ОМ»

18+ Федеральный закон Российской Федерации от 29 декабря 2010 г. N 436-ФЗ