23 Июля 2018, Понедельник, 15:11 Facebook ВКонтакте Twitter Instagram
Прислать новость

Сегодня МУП, а завтра труп

Номер журнала: №10(190), октябрь 2015 г.
Рубрика: Тема
Сегодня МУП, а завтра труп09/11/2015 12:43

Волны инфраструктурных коллапсов накрывают Саратов одна за другой. Тотальный износ сетей МУПП «Саратовводоканал» и многомиллионные долги предприятия грозят оставить город без воды и канализации. Энергетики то и дело грозят отключить от сетей трамваи и троллейбусы, а руководство МУПП «Саратовгорэлектротранс», якобы для сведения концов с концами, закладывает в банке аж целых два депо. Кроме того, под угрозой продажи административно-производственная площадка на Большой Казачьей и Астраханской. Также в городе копится мусор, а прокуратура Кировского района Саратова санкционировала арест имущества МУП КБО «СпецАТХ». Арест был инициирован межрайонной инспекцией ФНС №8 России по Саратовской области из-за долгов предприятия по налогам и обязательным платежам. По официальным данным, в настоящее время «СпецАТХ» находится в крайне тяжелом финансовом положении, имея, как и вышеперечисленные МУППы, огромные долги, взыскать которые крайне проблематично, поскольку более половины — это долги организаций-банкротов, управляющих компаний-«клонов», в том числе, выставляющих задвоенные платёжки жильцам.
Сложившаяся ситуация грозит превратиться в серьёзный социально-политический кризис, который, вопреки телевизору, может обрушить рейтинги партии власти и запустить механизм массового недовольства. К тому же, экономическая петля затягивается на шее не только областного центра. Недавно стало известно о банкротном состоянии «Водоканала» в Балаково. Представители профсоюзной организации предприятия считают, что в настоящий момент, по сути, ведутся целенаправленные действия по рейдерскому захвату. В рамках судебного решения МУПу выставлено инкассовое требование на сумму порядка 13 миллионов рублей. Кроме того, подан иск, уже на сумму 17 миллионов. Предприятие обратилось в суд с просьбой о рассрочке, однако заявитель отказывается брать во внимание факт социальной значимости объекта и взыскивает с МУПа всю сумму целиком. В настоящий момент «Балаково-Водоканал» уже не в состоянии оплатить электроэнергию, а значит, в установленном порядке будет ограничена подача электричества, что фактически остановит работу предприятия. Следующий шаг — невыплата налогов и зарплаты работникам.
В чём причина кризиса стратегических МУПов в Саратовской области? Кто в этом виноват и как решить накопившиеся проблемы? С этими и другими вопросами мы решили обратиться к нашим экспертам.

Валерий Сараев, заместитель председателя правительства Саратовской области
Олег Грищенко, глава Саратова
Денис Лебедь, главный редактор ИА «СаратовИнформ»
Михаил Гамаюнов, политолог
Максим Фатеев, президент Торгово-промышленной палаты Саратовской области
Александр Журбин, председатель СООУ «Щит потребителя», заместитель председателя Саратовского регионального отделения партии «Яблоко»
Александр Башкатов, доцент географического факультета СГУ
Александр Никитин, председатель Саратовского правозащитного центра «Солидарность»
Дмитрий Сорокин, председатель центрального совета межотраслевого социалистического профсоюза «Основа»
Александр Глущенко, директор ИА «Свободные новости», активист общественной приемной оппозиции «Поиск»
Игорь Осовин, главный редактор интернет-ресурса Conspirology.org

Чем, на ваш взгляд, обусловлена непростая ситуация, в которой оказались стратегические муниципальные предприятия Саратова («Водоканал», «Электротранс», «СпецАТХ» и др.)?
Олег Грищенко. Считаю, что причин здесь несколько. Если смотреть в целом, в первую очередь, это несоответствие бюджетных возможностей муниципалитета и возложенных на него полномочий. Этот дисбаланс, а отсюда хроническое, на протяжении многих лет, недофинансирование всего городского хозяйства не могли не привести к финансово-экономическим проблемам жизнеобеспечивающих предприятий, что постепенно сказалось на их материально-технической базе, возможности проводить, например, ремонт техники или коммуникаций, приобретать новое оборудование, проводить своевременную перекладку сетей. К тому же, много лет бюджетные инвестиции в объекты капитального строительства осуществлялись в минимальном количестве, а в последние годы прекратились совсем. Если присовокупить сюда низкую платежную дисциплину абонентов, несоответствие норм накопления мусора современным реалиям, пробелы в законодательстве, невыполнение вышестоящими уровнями власти принятых на себя обязательств, как та же оплата за перевозку льготных категорий граждан, то картина складывается печальная. По сути, коммунальное и транспортное хозяйство города держалось за счет старых запасов. Знаете, это как тот локомотив, который разогнался, а потом катится по инерции. И если его не подтолкнуть, не подбавить топлива, он обязательно остановится. Пусть даже не сразу, но это произойдет. А те небольшие вливания, которые из своего скудного бюджета делал и делает муниципалитет, лишь оттягивают полную остановку, но не решают вопроса кардинально.
Валерий Сараев. Во-первых, на положение предприятий влияет общая экономическая ситуация, когда возможности собственников предприятий — муниципалитетов оказываются весьма скромными: размеры поддержки из региональных и местных бюджетов снижаются. Например, по СГЭТ они снизились более чем в два раза за последние три года.
Во-вторых, существенным фактором является платежная дисциплина. Накапливающаяся задолженность жителей и предприятий перед МУПами ставит последние в непростое положение, приводит к сокращению оборотных средств и накоплению кредиторской задолженности перед поставщиками товаров, ресурсов и услуг.
И, в-третьих, многое зависит от управленческой стратегии, от позиции менеджмента и собственника.
В целом необходимо отметить, что у каждого проблемного МУПа сегодня свой клубок противоречий, распутывать которые предстоит по-разному.
Денис Лебедь. Основная причина — хроническое недофинансирование большинства предприятий. Все они обречены на плановую убыточность: услугами и «Саратовводоканала», и «Саратовгорэлектротранса», и «СпецАТХ» пользуются подавляющее большинство саратовцев. Тарифы на эти услуги искусственно занижаются: если установить их с нормальной положительной рентабельностью, они увеличатся, и очень сильно. Получим массовое недовольство, которое никому не нужно. Поэтому нормальных программ развития на этих предприятиях сейчас просто не может быть, и они работают в режиме постоянного аврала и латания дыр.
Михаил Гамаюнов. Стратегическим планированием содержания и развития коммуникационных систем города со времен СССР никто всерьез не занимался. Были и есть попытки выпрашивания денег на срочные работы, на работы, не терпящие отлагательств, но и всё. В условиях хронического бюджетного дефицита это вопросы, уже давно вышедшие за рамки возможностей города и области. Это вопросы ежедневной работы с Москвой. Для этого необходимо иметь достаточное чувство ответственности, способность и желание проникать в техническую, кадровую, экономическую и политическую суть проблем. Надо уметь ставить вопросы, понимать периферию этих вопросов, их эксплуатационную перспективу по всем направлениям и иметь профессиональную смелость для отстаивания необходимых решений в Москве. Очевидно, саратовская властно-управленческая система не имеет кадров, способных на такую работу. Ведь это не только вопросы исполнительных органов, но и (в первую очередь) представительных. И тут, и там нет управленцев по духу и внутренней ответственности. И это результат властной селекции последних десятилетий.
Максим Фатеев. Ни для кого не секрет, что бюджет не только Саратова, но и всей области испытывает острый дефицит. В результате этого практически все стратегические муниципальные предприятия на протяжении многих лет испытывают проблемы с финансированием, что в конечном итоге вызывало необходимость сокращения расходов на ремонт и модернизацию технических средств и оборудования муниципальных предприятий.
Серьезной причиной может быть и ряд просчетов в области управления и ведения хозяйства этими предприятиями, что подтверждается сменой их руководителей. Скорее всего, мы имеем дело с отсутствием четкого понимания и вектора развития именно муниципальных предприятий.
Безусловно, время сейчас непростое, сложная экономическая ситуация оказывает влияние на все предприятия и организации области, с большими проблемами сталкиваются не только муниципальные предприятия, но и весь бизнес. Тем не менее, бизнес работает. Ищет пути выхода из кризисной ситуации, пробует разные направления своего дальнейшего развития. Естественно, у всех муниципальных предприятий тоже есть все возможности для такого поиска и преодоления трудностей.
Александр Журбин. Администрация города и депутаты городской думы в течение многих лет не осуществляли реального контроля деятельности руководства этих организаций. Реального контроля, а не заслушивания отчётов. Все заслушивания кончались выводом: нет денег для изменения положения. Не проявляли политической воли для решения финансовой проблемы, например, посредством оформления кадастровых паспортов придомовых земельных участков многоквартирных домов в границах, соответствующих границам участков, выделенных для строительства этих домов. Учитывая, что до 2014 года придомовые участки облагались не очень обременительным земельным налогом, идущим в муниципальный бюджет, можно было ежегодно получать серьёзные средства для решения проблем города, в том числе и муниципальных предприятий. Но это полностью исключало бы коррупционные возможности при отводе участков земли под строительство новых МКД. Проще было постоянно поднимать тарифы на услуги этих предприятий.
Не проводилось реального общественного контроля деятельности руководства этих организаций, положения этих организаций. Именно общественного контроля, а не контроля со стороны назначенных «общественников».
Любые попытки если и не полного контроля, то хотя бы выяснение происхождения тарифов на пользование услугами этих предприятий упираются в положение о «коммерческой тайне». Хотя о какой «коммерческой тайне» от тех, за чей счёт они живут (население города), занимая монопольное положение, можно говорить, непонятно.
Складывается впечатление, что во главе таких предприятий не всегда стояли действительно специалисты, по настоящему заинтересованные в их нормальной деятельности.
Александр Башкатов. Давайте называть вещи своими именами: т.н. «стратегические муниципальные предприятия» — это элементы жизнеобеспечения городского хозяйства, проблемы которого приобрели системный характер. Причиной тому — социальная направленность деятельности городских служб при хронической бедности.
Дмитрий Сорокин. Главная проблема, на мой взгляд, состоит в хроническом недофинансировании муниципальных бюджетов на уровне 40-60%. При этом город Саратов на протяжении последних 25 лет является финансовым донором за счёт высасывания из него свыше 80% собираемых налогов через порочную сложившуюся налоговую систему, которая убивает регионы и муниципалитеты. Мы могли бы неплохо жить и развиваться, если бы 30-35% собираемых налогов оставалось в городской казне, а не утекало бы за пределы области и в федеральный центр.
Также важная проблема — истощение ресурсов большинства муниципальных предприятий, заложенных ещё в советские времена, когда наученная горьким опытом выживания после двух колоссальных разрушительных мировых войн советская власть старалась вкладывать деньги в запас прочности. Плановая экономика позволяла своевременно менять трубы, насосные станции и очистные сооружения, обновлять трамвайно-троллейбусный парк, пути и контактные сети, своевременно вывозить и утилизировать мусор. Хотя денег не хватало даже тогда, но бюджеты городов и поселений были несравнимо полнее нынешних. С переходом к рыночной экономике деньги «в будущее» вкладывать сразу же перестали, потому что на смену «длинных советских» денег пришли «короткие рыночные» под максимальные рыночные проценты. Предприятия стали «загибаться», началась жизнь за счёт заложенного ранее «запаса прочности», который уже подошёл к концу. При том, что востребованность населением услуг вышеназванных предприятий колоссальная!
Отдельная проблема — это чудовищно плохой менеджмент. В управлении этими предприятиями непрерывно чередуются люди случайные, временщики, «засланцы партии», которым думать, «что же будет с Родиной и с нами», не велят их спинной мозг, удобное кресло и хорошая зарплата. Вся ответственность за управленческие кадры в Саратовской области лежит на известной партии с лозунгом «Верьте только делам!», у которой давно закончилась своя скамейка квалифицированных «запасных», причём оппозицию к власти она не пропускает, и если ничего не менять, регион и областной центр впереди ждут прогрессирующее загнивание и прозябание.
Александр Никитин. Главная проблема в том, что жители Саратова не считают указанные предприятия своей собственностью и не интересуются их судьбой.
Кроме того, провоцирующими кризис являются:
а) непрозрачность финансовой деятельности этих предприятий;
б) отсутствие ясной стратегии развития предоставления указанных услуг жителям города;
в) высокая коррупционная составляющая.
И все это накладывается на изношенность основных фондов и относительно высокую текучесть кадров.
Александр Глущенко. Главная причина плачевного состояния муниципальных предприятий — жуткие перекосы в распределении поступающих налогов. Это следствие того, что руководство страны фактически упразднило федеративное устройство государства, лишило субъекты права оговаривать предлагаемые им условия нахождения в составе федерации, в том числе и условия налоговые.
Вторая, не менее важная причина беды — ничем не прикрытая и стремительно растущая коррупция в среде чиновничества, отвечающего за размещение государственных и муниципальных заказов. Нет ни одного подряда или поставки, с которой «государевы люди» не получали бы отката. В некоторых отраслях доля отката доходит до 80-90 процентов. Вот куда уходят муниципальные деньги.
Игорь Осовин. Глобальных причин две: экономическая политика федеральной власти и весьма своеобразные социально-экономические подходы местных руководителей — как регионального, так и муниципального (саратовского) уровня. Суть этих подходов, с моей точки зрения, заключается в том, что те или иные сегменты экономики саратовского региона они рассматривают либо как гипотетический источник извлечения прибыли, либо как обузу. Отсюда и результаты.

Банкротство данных предприятий — это реальность или положение дел не столь катастрофично? Может быть, кто-то намеренно сгущает краски в преддверии череды муниципальных, региональных и федеральных выборов, чтобы ближе к ним положительно «решить вопрос» и использовать его как политический пиар?
Валерий Сараев.
Объективно положение МУПов сегодня не из простых, но о банкротстве данных предприятий речь не идет. Ситуация находится под контролем, хотя и требует принятия ряда тяжелых и непопулярных решений. Не хотелось бы примешивать сюда политику, но если кто-то в преддверии ли выборов, или нет, захочет, как вы говорите, «решить вопрос» законными, что очень важно, средствами, мы готовы ему в этом всячески помогать.
Денис Лебедь. Банкротство для предприятий жизнеобеспечения — неприемлемый вариант. Это долгий процесс, который среди прочего подразумевает, например, обеспечительные меры, то есть ограничения на использование имущества и активов предприятий. Кто во время банкротства будет подавать саратовцам воду, вывозить мусор, обеспечивать работу трамваев и троллейбусов? Думаю, до этого дело не дойдет. Как и до массированных финансовых вливаний в эти предприятия — хоть под выборы, хоть по другим поводам.
Олег Грищенко. Не думаю, что кто-то даже в преддверии выборов стал бы искусственно обострять ситуацию, затрагивающую интересы всех жителей почти миллионного города, чтобы затем, как говорится, «попиариться» на ее нормализации. Задача власти — решать вопросы, не дожидаясь возникновения социального напряжения в обществе. Понятно, что отсутствие транспорта, текущие по улицам потоки или заваленные отходами мусорные контейнеры не способствуют положительному восприятию работы властных структур. Но люди должны понимать, почему это происходит, и что предпринимается для устранения препятствий к нормальному существованию города. Проблемы есть, они абсолютно реальны, не считаю возможным скрывать их от горожан. Уверен, решение можно найти только в открытом диалоге. Как с обществом, так и с вышестоящими уровнями власти. Поэтому, честно рассказывая о том, что происходит на предприятиях, мы не сгущаем краски, а ищем выход из создавшегося положения.
Максим Фатеев. Как я уже отметил, все муниципальные предприятия имеют хроническое недофинансирование, связанное с дефицитом бюджета. И если в срочном порядке не предпринимать какие-то меры по изменению процесса принятия управленческих решений по данным предприятиям, банкротство станет реальностью.
Стоит отметить, что помимо общих, уже обозначенных проблем, каждое муниципальное предприятие имеет и свои, специфические проблемы:
- износ городских сетей МУПП «Саратовводоканал» приблизился к 75%, долги по услугам водоснабжения составляют 870 млн рублей;
- в ситуации с МУПП «Саратовгорэлектротранс» целесообразно пересмотреть эффективность движения транспортных средств по маршрутам, потому что, как показывает анализ правительства Саратовской области, средняя наполняемость трамваев и троллейбусов составляет всего 30%, при этом движение по маршрутам запараллелено маршрутными такси и автобусами.
Почему я акцентирую внимание на вопросах принятия управленческих решений? Потому что кардинального изменения в поступлении денежных средств на предприятия не предвидится. В сложной экономической ситуации не только в регионе, но и в стране к этому нет ни малейших предпосылок.
А вот изменение структуры принятия управленческих решений может кардинально изменить ситуацию.
Игорь Осовин. Уверен, положение дел не столь катастрофично. Предвыборный аспект вряд ли оказывает столь сильное влияние на ситуацию, он, скорее, мешает — избирателям надо демонстрировать эффективность работы власти, на что требуются дополнительное время и деньги. А вот влияние бизнес-интереса — несомненно. Совсем недавняя история саратовского региона даёт примеры того, как целенаправленными усилиями со стороны вполне успешные бизнес-структуры резко теряли свою рыночную цену, а затем выкупались у их бывших владельцев практически за бесценок. Что же говорить про муниципальные предприятия? Надо понимать, что правило «политика — это концентрированное выражение экономики» не утратило своей актуальности. Другой вопрос, что политика в современной России (и Саратов в этом плане — не исключение) является самым высокодоходным бизнесом, стать участником которого может себе позволить далеко не каждый желающий.
Александр Глущенко. Считаю, что ультимативные заявления о грядущей остановке трамваев, троллейбусов, водопровода и мусоровозов и, как следствие, нарастание социальной напряженности — это тщательно продуманная тактика по выбиванию денег из федерального и регионального бюджетов для их последующего распила.
Чтобы использовать сложившуюся ситуацию в пиар-целях, дабы предстать на предстоящих выборах в качестве народных спасителей и избавителей от жуткого пешего безводного будущего в заваленном мусором городе и тем заработать электоральные баллы, у наших местных демиургов слишком мало креатива. Вторую сигнальную систему подключать не нужно. Всё просто. Страсть к наживе на зоологическом уровне.
Задумка простая — начальство, испуганное нарастающим народным недовольством в условиях волшебного полета экономики страны вниз головой в пропасть, отстегнет еще немного для продления своей агонии и конвульсии. А местная элитка опять все это попилит.
Кстати, реальная судьба муниципальных предприятий их не волнует, как, впрочем, и всё, что связано с благополучием горожан.
Дмитрий Сорокин. В реальности эти предприятия не должны быть банкротами, они просто обречены на процветание. Попробуйте-ка прожить хоть один день без воды, транспорта и вывоза мусора! Но при плохом управлении или целенаправленном уничтожении вариант банкротства исключать нельзя. Пиар со стороны некоторых политических персон на этой теме я не исключаю, но мы должны понимать, что без стабильных капиталовложений и грамотного управления предприятия не возродить.
Одним пиаром МУПы не спасти, но выборами спасти, я считаю, можно, если провести их честно и пропустить во власть людей, способных и желающих изменить ситуацию в регионе и городе в лучшую сторону.
Когда власть варится в собственном соку, это — плохо, но ещё хуже, когда она начинает вариться в собственных экскрементах, как это происходит у нас на Саратовщине.
Александр Никитин. Банкротство данных предприятий может быть желательным только как условие передела сфер влияния в городе и взятие под контроль финансовых потоков, связанных с оплатой и финансированием услуг этих предприятий, новыми группами городских олигархов и бюрократии, а также как база для приватизации той собственности, которая в результате банкротства может оказаться обесцененной и бесхозной.
Михаил Гамаюнов. Банкротство — это сброс долгов, не имеющих перспективы. В данном случае банкротство само по себе ничего не решает. Оно может быть полезным только и исключительно при наличии согласованного со всеми предполагаемыми участниками процессов плана изменений и точной картины финансового наполнения предстоящих (по плану) работ во времени и составляющих частях проектов.
Без документально подтверждаемых обозначенных выше организационно-финансовых схем любой политический пиар по этим темам — просто суета и враньё.
Александр Журбин. Поскольку нет открытого доступа к информации, характеризующей положение этих предприятий, заявлять о неизбежности их банкротства нет возможности.
Во всяком случае, я не верю в неизбежное банкротство СГЭТ, т.к. полагаю, что регулярное и своевременное погашение задолженности федерального и регионального бюджетов за льготы, предоставляемые их распорядителями, позволило бы не говорить о банкротстве СГЭТ.

В последнее время часто говорится о передаче отдельных МУПов в концессию. С вашей точки зрения, передача муниципальных активов в частные руки — это антикризисная мера или скрытая попытка увода и распила городского имущества?
Олег Грищенко.
Государственно-частное или муниципально-частное партнерство — относительно новая форма взаимоотношений с бизнесом. Есть положительные примеры и в Саратове, такие, как строительство детских садов, например. Но в случае передачи в концессию стратегических муниципальных предприятий, считаю, мы должны просчитать как преимущества этого шага, так и возможные риски. Тем более понимая, что у предпринимателя задача — получение прибыли, а у муниципалитета — обеспечение комфорта горожан и соблюдение их интересов. Вот если эти задачи достигнуты и люди не пострадают, можно считать такой вариант, как концессия, антикризисной мерой. Что касается распила и увода имущества города, недобросовестные и нечистые на руку люди могут это делать не только при передаче в концессию. Еще раз повторюсь — во главе угла для муниципалитета должно стоять соблюдение закона и интересов горожан. Другая сторона процесса в том, что возможных концессионеров трудно заинтересовать. В случае с «Саратовводоканалом», например, стоит вопрос о долгах предприятия, которые кто-то должен на себя взять. Понятно, что бизнесу такая нагрузка ни к чему, а у города просто нет средств. Искать выход, считаю, можно только во взаимодействии не двух, а трех сторон — региональной власти, муниципалитета и бизнеса.
Валерий Сараев. Сразу хочется отметить, что концессия — это не передача муниципальных активов в частные руки, а форма государственно-частного партнерства, которая предполагает привлечение внешнего инвестора и его участие в управлении предприятием. Ни о какой передаче собственности речи не идет. Собственность остается муниципальной.
В настоящее время идет активная работа по заключению концессионного соглашения в отношении МУПП «Саратовводоканал». Этот процесс идет под жестким контролем как со стороны правительства области, так и администрации города Саратова. В управление частным инвесторам планируется передавать объект, включающий централизованную систему водоснабжения города в составе системы питьевого водоснабжения и системы технического водоснабжения и централизованную систему водоотведения. В соответствии с разработанным проектом постановления концессионер обязуется за свой счет создать и реконструировать имущество МУППа, в том числе водопроводные и канализационные сети. Также составлен график мероприятий по передаче систем водоснабжения и водоотведения муниципального образования «Город Саратов» в концессию. Конкретная организация-инвестор будет определена по итогам проведения конкурса.
Помимо этого на сегодняшний день начата работа по заключению концессионного соглашения по строительству мусоросортировочного комплекса полного цикла, включающего в себя сбор, переработку и хранение отходов, который будет обслуживать правобережные районы, в том числе и город Саратов. МУП «СпецАТХ» рассматривается как один из участников этого процесса.
Денис Лебедь. Концессия — это в первую очередь способ привлечь внебюджетные деньги на проблемные муниципальные предприятия. Конечно, нужно смотреть, на каких условиях согласится работать концессионер. Если он намерен окупать расходы за счет роста тарифов — какой смысл в концессии? Тарифы можно поднять и без нее.
Михаил Гамаюнов. Не думаю, что можно серьезно рассматривать тему о концессиях. Совсем не те социально-экономические и политические условия в регионе.
Максим Фатеев. Это один из выходов из ситуации, но не стоит думать, что это резко изменит все в лучшую сторону. Деньги концессионера могут помочь, но его работа должна быть построена на четком и грамотном взаимодействии с органами государственной власти, как и будущее регулирование тарифов.
Александр Журбин. Применительно к «Водоканалу» передача в концессию возможна. Но всё зависит от условий предоставления концессии. Концессионер должен не только обещать вложить необходимые средства, но и представить реальную страховку от невыполнения этих обязательств в серьёзных банковских структурах. Также полагаю необходимым оставить тарифы на холодную воду регулируемыми региональными властями. При передаче в концессию «Водоканала» необходимо установить неизменные тарифы на холодную воду на три-пять лет. Деятельность концессионера должна быть прозрачной, без всяких ссылок на «коммерческую тайну».
Александр Башкатов. Ситуация напоминает об эпохе социализма, когда «общественное» работало плохо. Многим тогда казалось, что выход в переходе к капиталистическим отношениям — мол, рынок всё наладит. Сейчас результат очевиден. Поэтому предложения передачи муниципальных активов в частные руки не могут быть одобрены — слишком велики риски. Тем более в Саратове есть наглядный пример подмены общественного блага интересами бизнеса. Речь о городском водопроводе, который в XIX веке бесплатно доставлял родниковую воду в бассейны на площадях. Но городским гласным захотелось большего, и они заключили концессию с английской компанией, которая стала продавать волжскую воду. Чувствуете разницу: чистая бесплатно, грязная за деньги? Поэтому концессионеры поставили условие —уничтожить родниковый водопровод. Что и было сделано. Аналогичную ситуацию мы наблюдаем сейчас с саратовским трамваем. Маршрутные такси, занявшие место упразднённых трамвайных линий, не сделали город более удобным. К слову, и управляющие компании не оправдали надежд на благоустроенный быт.
Александр Никитин. Жителям Саратова, по большому счету, безразлично, кому принадлежат эти предприятия. Их волнуют только качество оказываемых услуг и их стоимость, учитывая общую нищету населения и низкую способность к самоорганизации для коллективного отстаивания своих интересов. Концессионеры, ставящие своей целью быструю наживу, как правило, редко обновляют основные фонды, используя свое монопольное положение на рынке этих услуг. С этой точки зрения, много выгоднее продать данные предприятия или их акционировать с учетом создания, в качестве обязательного условия, конкурентной среды.
Дмитрий Сорокин. Концессия в данном случае попахивает желанием «бизнес-стервятников» потерзать напоследок уже дышащие на ладан предприятия, погреть на роялти свои заграбастые ручонки, а затем, подвести их к полному банкротству и скупить за бесценок.
Гораздо выгоднее было бы сразу продать предприятия с молотка по коммерческой цене, это было бы честнее и понятнее.
Я, безусловно, против этих вариантов. Считаю, что предприятия можно спасти и даже вывести их на современный уровень работы, несмотря на то, что спасать уже давно пора и сам город Саратов, и область, и страну в целом. Уверен, что люди, способные проделать эту работу, в Саратове есть и они точно не в рядах партии власти.
Игорь Осовин. Концессия — интересный рыночный инструмент, имеющий любопытную историю, но в нынешних саратовских условиях — явно не панацея. Не буду углубляться в детали, но ведь смысл концессии в чём? Некая бизнес-структура получает в концессионное управление убыточное, проблемное муниципальное предприятие. По концессионному договору эта бизнес-структура вкладывает в развитие этого предприятия собственные или заёмные средства. Но потом эти средства необходимо вернуть с прибылью, ведь так? Только так, иначе и быть не может, ибо цель любого бизнеса, по определению,— извлечение прибыли.
Применительно к МУПП «Саратовводоканал», с моей точки зрения, может быть реализована следующая схема увода муниципального предприятия в частные руки: концессионер получает в управление это предприятие, вкладывает в него средства. Затем начинают «неожиданно» проявляться разного рода форс-мажоры, которые не позволяют вывести МУПП на заявленный при заключении договора экономический уровень. Далее возможны варианты, но в итоге МУПП объявляется банкротом, на базе его имущественного комплекса создаётся новое юридическое лицо — либо с организационно-правовой формой в виде муниципального предприятия, либо — сразу в виде частного юрлица.
При реализации схемы концессии возможен иной финальный вариант скрытой приватизации «Саратовводоканала», а именно: создание на его базе имущественного комплекса двух юридических лиц — муниципального предприятия и частного юрлица. Новый МУПП будет осуществлять эксплуатационные функции, а вот ООО с аналогичным названием займётся более привлекательным делом — сбором денежных средств с физических и юридических лиц. Именно такую схему, к примеру, уже используют поставщики природного газа и электрической энергии.
Кстати, примерно по таким схемам, в том числе — с созданием в финале двух предприятий, обеспечивающих работу одного и того же жилищно-коммунального предприятия, городские водоканалы уже переводились из муниципальной собственности в частные руки (к примеру, в ряде городов Ростовской области). В Саратове, видимо, решили пойти по пути использования закона №115-ФЗ от 21.07.2005 г. «О концессионных соглашениях». Закон этот сам по себе неплохой, вопрос в том, кто и с какими целями его использует. Обычная отвёртка ведь тоже может использоваться и как строительный инструмент, и как средство для убийства — всё зависит от того, кто и с какими целями взял её в руку.

Нынешняя ситуация с «Водоканалом», СГЭТ и «СпецАТХ» типична только для Саратова, или же муниципальные предприятия других городов Саратовской области и регионов страны тоже в тотальном кризисе (пример: история с «Водоканалом» в Балаково)?
Валерий Сараев.
Я уже говорил, что, с одной стороны, ситуация определяется внешними факторами, в том числе и макроэкономической ситуацией, с другой — у каждого предприятия свои проблемы.
В настоящее время по каждому предприятию разрабатываются «дорожные карты» по стабилизации их финансово-экономического состояния и обеспечению выполнения данных функций в полном объеме.
Олег Грищенко. Знаю и от своих коллег, и из сообщений СМИ, что трудности в городском хозяйстве испытывают практически все муниципалитеты. Вспомните остановку троллейбусов в Тольятти, угрозу их отключения в Ульяновске и Твери. А уж проблемы состояния коммуникаций — это головная боль любого города, от большого до самого маленького. Наверное, это можно назвать кризисом для провинции. Но главное, считаю,— не опускать руки, а искать, искать и находить решение, причем исходя из существующих обстоятельств.
Есть примеры взаимовыгодного сотрудничества, реализации соглашений в интересах и концессионера, и горожан. Опыт Оренбурга, где предприятие вошло в структуру «Росводоканала», доказывает это. Смотрите, по имеющейся информации, по итогам 2014 года собираемость платежей за услуги предприятия составила 99,1%! Конечно, к этим показателям шли с 2003-го года. Но сумели преодолеть разногласия, наладить работу и реально развивать эту сферу.
Александр Никитин. У нас вся Россия в тотальном кризисе. Феодально-цеховая система уничтожения свободной конкуренции, государственно-корпоративная система разбазаривания и присвоения средств государственной бюджетной поддержки не могут не порождать глубокий системный кризис. При созданной системе общего застоя и загнивания процветать могут только откровенно паразитические промышленно-финансовые системы, типа наших банков — ростовщиков и госкорпораций. При такой ситуации муниципальные предприятия по всей России просто неизбежно должны находиться в перманентном системном кризисе. Конечно, возможны исключения. Но только как исключения из правил.
Михаил Гамаюнов. Инфраструктура городов — штука сложная. Её, по определению, не могут удерживать начальники среднего и ниже уровней развития. Эти системы живут вне политического поля. Их нельзя «уговаривать» и «уминать». Это прежде всего техника, сети. Время эксплуатации и ресурсообеспечение — тут главные факторы. А за всем этим стоят люди. Вот и вернулись к ответу на первый вопрос.
Максим Фатеев. Все эти проблемы типичны не только для Саратова, но и для каждого муниципального образования, не только в регионе, но и по всей стране. Просто каждый из сложной ситуации выходит по-своему: кто-то находит определенные пути выхода из кризиса, кто-то справляется чуть лучше, кто-то хуже — все это зависит, опять же, от качества принятых управленческих решений.
Дмитрий Сорокин. К сожалению, эта ситуация типична для всех муниципалитетов с плохим финансированием, то есть для всей России. Суммарный долг регионов стремительно растёт и скоро превысит отметку в 3 трлн рублей. Вот отсюда все «конвульсии» власти, попытки переложить ответственность с себя на кого-то другого. Где-то ситуация лучше, где-то хуже нашей, но тенденция общая, разрушительно-маниакальная: отдать всё частнику, а тот пусть несёт бремя ответственности, выбивает из населения недоимки, пени, отвечает за плохое качество поставляемых услуг. Мне думается, ничего хорошего из этой затеи не выйдет, гораздо умнее было бы изучить и перенять опыт братской Беларуси, где без всяких приватизаций подобные предприятия прекрасно работают. «Разруха в головах», как писал Михаил Булгаков.
Денис Лебедь. В большинстве муниципалитетов есть такие же проблемные предприятия. Мы помним проблемы с отоплением в Балашове, недавно много говорилось о проблемах балаковского «Водоканала», на грани банкротства муниципальные автотранспортные предприятия в других райцентрах. Так что проблема — скорее системная.
Александр Глущенко. Подобная ситуация может повторяться сколько угодно и во сколь угодно многих точках нашей огромной страны. Причины везде одинаковые (см. пункт 1). И стиль решения возникающих проблем у чиновников до пошлости однообразен — дайте денег на новый распил.
Различного рода прожекты о передаче предбанкротных организаций в частную собственность — не более чем мечты. Точнее, грезы. В современной экономической ситуации, в условиях правового беспредела в вопросах неприкосновенности частной собственности, при постоянно меняющихся ставках налогов, растущей инфляции и неясной кредитной политике банков, нормальный частный инвестор бросаться в этот омут не станет.
Игорь Осовин. И да, и нет. Каждый город, безусловно, имеет свою специфику, хотя, опять-таки, всё зависит от того, кто возглавляет город и какие цели он преследует.
Пример: ситуация с МУП «Предприятие бытового коммунального обслуживания «Спецавтохозяйство по уборке города» (МУП БКО «СпецАТХ»). Предприятию не хватает денег, затраты на осуществление функций МУПа не покрываются его доходами. Лет десять, не меньше, в Саратове шли разговоры о необходимости строительства мусороперерабатывающего завода. Лучше всего — не одного. А такой завод — это не только затраты, это способ зарабатывания денег. Итог — ни один из таких заводов в окрестностях Саратова так и не заработал. Зато такое предприятие в марте 2015 года запущено в эксплуатацию в Энгельсе. Вопрос: везти мусор из Саратова в Энгельс дешевле и удобнее с точки зрения логистики? Очень сомневаюсь. Ещё один вопрос: так почему же за 10 лет этот вопрос так и не был решён?
Второй пример. Пытаясь увеличить доходную часть своего бюджета (что совершенно правильно и логично), МУП «СпецАТХ» в июне 2010 года предпринимает попытку заставить саратовцев, проживающих в частном секторе и малоэтажных домах, платить за вывоз ТБО, проще говоря,— мусора. С августа 2015 года начался второй этап реализации этих усилий — саратовцам начали адресно рассылать именные извещения-счета на оплату вывоза ТБО. Вопрос: почему эта рассылка осуществляется с нарушением ряда статей Федерального закона №152-ФЗ от 27.07.2006 г. «О персональных данных», а платить гражданам предлагается с явным игнорированием норм Гражданского кодекса РФ (в частности, ст.ст. 779-781 гл. 39 ч. 2 ГК РФ)?
Иначе говоря, вместо развития того же жилищно-коммунального хозяйства мы видим попытки переложить все его затраты на население. При этом гражданам предлагается в полном объёме соблюдать дух и букву действующего российского законодательства, готовность к чему как региональная власть, так и муниципальные управленцы не демонстрируют. И в этом смысле ситуация в Саратове является типичной, если смотреть на неё в масштабах всей России.
Александр Башкатов. Конечно, Саратов не выбивается из ряда себе подобных провинциальных городов. Как и городское хозяйство — не исключение из других неблагополучных отраслей экономики, не дающих сверхприбыли. И нет волшебного средства по налаживанию его работы. Но здесь важны не столько крупные инвестиции, сколько добросовестная работа, порядок и инновации. С помощью указанных качеств вполне можно достичь грамотного управления и стимулирования. Работникам муниципальных предприятий, от которых зависит каждодневная жизнь горожан, нужно платить наравне с госслужащими и сотрудниками правоохранительных органов. Конечно, в соответствии с квалификацией и приложенными усилиями. Кроме того, стратегические предприятия нужно поставить в привилегированные условия как с точки зрения налогообложения, так и престижности.
Александр Журбин. Положение с муниципальными предприятиями в той или иной мере характерно не только для Саратова, но и для других городов Саратовской области и регионов страны.

Как на муниципальном хозяйстве Саратова и других городов российской провинции сказывается бюджетно-налоговая политика федерального центра? Ведь не секрет, что, например, из собранных с территории Саратова налоговых отчислений менее 9% остаётся на нужды муниципалитета. Что делать с этой ситуацией? Просто передать МУПы с баланса города в ведение региона или требовать от Москвы пересмотра существующей политики?
Олег Грищенко.
К сожалению, на нужды муниципалитета остается уже даже не 9%, а порядка 7%. Вопрос сбалансированности муниципальных бюджетов и полномочий, возложенных на местную власть, не раз обсуждался на встречах самого разного уровня, участвовал в них и я. Например, на площадке Ассоциации городов Поволжья в период подготовки реформы МСУ нашей рабочей группой были разработаны очень серьезные предложения, в том числе по внесению изменений в бюджетно-налоговое законодательство. Уверен, что рано или поздно эта проблема найдет свое решение. Но в реалиях сегодняшнего дня приоритеты и возможности определяются на федеральном уровне, и это не случайно. Ситуация в стране непростая, поэтому надо смотреть шире, не опускаться до местечкового восприятия проблем. Да, сегодня муниципалитетам нелегко, но, может быть, поэтому центр предоставляет больше возможностей для решения регионам? Именно на областном уровне, считаю, придется находить консенсус, оказывать поддержку местной власти не на словах, а на деле, в том числе принимая на себя часть обязательств по жизнеобеспечению областного центра.
Валерий Сараев. Об этой проблеме сегодня много говорят, я также считаю, что бюджетно-налоговая политика должна быть скорректирована с учетом сложившихся условий. С другой стороны, ответственности за выполнение поставленных задач с нас никто не снимал, поэтому мы должны действовать с учетом сложившихся реалий, с надеждой на лучшее будущее, выстраивая эффективное взаимодействие между всеми уровнями власти. В настоящее время вопрос о передаче МУПов на баланс региона не ставится, хотя такой вариант теоретически существует.
Максим Фатеев. Бюджетно-налоговая политика федерального центра — не самая лояльная по отношению к регионам, но это не основная проблема, которая привела к тяжелому состоянию стратегических муниципальных предприятий. Очень большие суммы в организации не поступают от непосредственно конечных потребителей услуг — населения. К примеру, задолженность по оплате водоснабжения составляет 870 млн руб., при этом долги населения перед МУПП «Саратовводоканал» 752 млн руб. Похожие проблемы и в других организациях. Причины этого есть как субъективные, так и объективные. Это и тяжелая экономическая ситуация, недовольство населения уровнем оказания услуг, невозможность, а иногда и просто нежелание платить. В данном случае необходимо проводить грамотную, дифференцированную политику по взысканию денежных средств с должников. Есть и проблемы в эффективности использования имеющихся у предприятий ресурсов. Как уже отмечал выше, средняя наполняемость трамваев и троллейбусов по Саратову составляет 30%. Это означает, что руководителям организаций следует пересмотреть эффективность использования ресурсов, провести анализ, подключить для этого специалистов. То есть разработать программу по повышению эффективности своих предприятий.
Что же касается вопросов бюджетно-налоговой политики, и здесь требуется постоянный мониторинг ситуации с финансированием, но опять же простое и банальное увеличение поступления денежных средств предприятиям из бюджета не поможет, проблему нужно решать комплексно.
Александр Журбин. К сожалению, у нас в стране очень распространена практика передачи полномочий и ответственности с верхних на нижние уровни власти, вплоть до муниципальных, но без передачи соответствующих источников финансирования. Необходимо серьёзное изменение бюджетно-налоговой политики. Но это нельзя свести только к оставлению больших средств от числа собранных на территории региона, поскольку есть ряд регионов, которые не виноваты в большом объёме собираемых на их территориях средств, например, за счёт наличия основных по размеру запасов нефти, газа и иных полезных ископаемых, являющихся достоянием всей России, а не отдельных её регионов. Необходимо также изменять вертикальное исчисление объёмов производства и уплачиваемых налогов, приводящее к тому, что налоги уплачиваются не по месту реального производства или оказания услуг, а по месту регистрации верхушки компаний, например, в Москве, Самаре, Нижнем Новгороде. Доходит до смешного: жители Саратова оплачивают взносы за капитальный ремонт их домов, а руководство банка-держателя этих средств находится в Нижнем Новгороде. Соответственно, длинные деньги саратовцев работают в интересах Нижнего Новгорода (!?).
Денис Лебедь. Межбюджетные отношения — это уже многолетняя боль российской провинции. Очевидно, что огромную часть бюджетных доходов перераспределили не в пользу муниципалитетов и даже не в пользу субъектов Федерации. Так что передача стратегических муниципальных предприятий на областной уровень — тоже не выход: у области, как и у города, нет свободных ресурсов на их вывод из кризиса.
Александр Башкатов. Самый важный вопрос, который должен быть решён принципиально,— финансирование городского хозяйства. Отдать его в ведение региона представляется нелогичным — у Саратова, областного центра, должны быть свои деньги. Возможна ли самостоятельность при существующей бюджетно-налоговой политике в РФ? Судя по всему, нет. Распределение финансовых ресурсов происходит по колониальному принципу — почти все богатства собираются в метрополии и потом распределяются по провинциям на усмотрение столичных вельмож. Поэтому отдельные регионы получают по максимуму, другие прозябают в бедности. Москву проблемы Саратова не волнуют — там всё хорошо с благоустройством. Так же и в нашем городе — депутаты и администрация не ездят в общественном транспорте, не живут в трущобах, не ходят по грязным улицам с бродячими собаками.
Михаил Гамаюнов. Конечно, бюджетно-финансовая политика во взаимоотношениях центра и периферии требует срочного пересмотра в сторону увеличения бюджетного обеспечения регионов и муниципалитетов. И доведения этих бюджетов до технически необходимых уровней. Но и коррупция, и, опять же, кадровая политика по всей вертикали требуют акцентированного внимания, а там наблюдаются отдельные демонстрационные попытки «воздействия» на отдельно пойманных «несознательностей».
Александр Никитин. У нас единая бюджетно-налоговая политика, которая отвечает глубинным коррупционным интересам бюрократии и аффилированных с нею олигархов как в центре, так и на местах. Поэтому никакого желания менять или даже реформировать сложившуюся систему бюджетных потоков ни у кого из бюрократии реально не имеется. Такая система распределения и перераспределения бюджетных доходов в виде дотаций, субвенций и т.д. при полностью закрытых от народного контроля бюджетах позволяет власть предержащей бюрократии быстро сказочно обогащаться. Лично для меня жалобные вопли, что денег мало и вот-вот наступят коллапс и полный развал, что мы собираем все налоги, а получаем только совсем немного, вызывают усмешку. Прежде всего потому, что депутаты Саратовской городской думы скрывают от жителей города реальные расходы городского бюджета, сведения о целевом и эффективном расходовании этих средств. Нашим городским депутатам следовало бы сначала отчитаться о расходах по бюджету, доказать жителям города Саратова, что он не разворовывается и тратится по уму, а уж затем требовать новые деньги. Что делать в такой ситуации? Чтобы изменилась качественно ситуация, сначала жители города должны вспомнить о своих обязанностях перед городом, перестать терпеть ложь и зло, потребовать распустить и переизбрать все участковые и территориальные избирательные комиссии на территории города Саратова, решительно потребовать лишить всех городских депутатов их неправедных мандатов и провести честные, открытые досрочные выборы депутатов в Саратовскую городскую думу. Это станет реальной основой для изменения ситуации в лучшую сторону как в городе в целом, так и в положении с МУПами.
Дмитрий Сорокин. Просто — не получится. Москва от денег не откажется, поскольку федеральный бюджет «трещит по швам», кроме того, область запуталась в кабальной долговой зависимости, и простая передача предприятий вряд ли их спасёт по причине отсутствия денег у области на их модернизацию и покрытие задолженностей. Это не выход из тупика.
Ситуация должна «дозреть» до того момента, когда «верхи не могут, а низы не хотят». Значит, перемены, которых все ждут сверху, а они не происходят, должны начаться снизу. Без этого никаких изменений в ближайшее время не произойдёт, а значит, передавать МУПы туда-сюда смысла нет, они как загибались в городе, так и будут продолжать загибаться в области.
Ведь если в областном бюджете есть дополнительные деньги для вливания в саратовские МУПы, почему бы их просто не выделить, без лишних хлопот со сменой принадлежности? А если денег нет, зачем менять шило на мыло?
Александр Глущенко. Безусловно, налоговое законодательство в части распределения поступлений по уровням (федеральный, региональный, муниципальный) должно быть модернизировано. Причем модернизировано путем тщательных, скрупулезных, пусть и длительных, переговоров центра с каждым субъектом Федерации и определением взаимоприемлемых ставок. В противном случае наша страна федерацией так никогда и не станет. Она останется «Золотой ордой XXI века», где в налоговой сфере царит не дифференцированный и справедливо распределяемый налог, а унизительная дань, осваиваемая ханом и его приближенными.
Пока люди из центра не насытились, центр на реформу налоговой системы не пойдет. Где это видано, чтобы региональный или муниципальный вассал имел доход наравне с федеральным сюзереном, а то и выше него?
А муниципальные предприятия так и будут балансировать на грани банкротства. Это пока не мешает чиновникам иметь планируемый уровень дополнительного заработка, превышающий их жалованье на «государевой службе». А на случай возникновения «чрезвычайной ситуации» есть домик на Лазурном берегу или во Флориде. Мы это уже проходили с различного рода сити-менеджерами и им подобными «ответственными работниками».
Игорь Осовин. Передача МУПов с баланса города в ведение региона вряд ли кардинально изменит ситуацию. Что происходило последние 20 лет? За эти годы Россия пережила две волны приватизации. Первая прошла в 1990-х годах и во многих регионах (наш — не исключение). Это привело к ликвидации массы промышленных предприятий, которые являлись: а) местом работы для граждан; б) источником налоговых поступлений в бюджеты разных уровней.
Вторая волна приватизации прошлась по России уже в 2000-х годах. Она была менее заметной, но не менее разрушительной. В эти годы федеральные власти (а экономическую политику в России как вчера, так и сегодня продолжают определять последователи экономической теории Милтона Фридмена) предлагали регионалам и муниципалам избавляться от «избыточных функций». То есть приватизировать, распродавать предприятия, находившиеся в региональной и муниципальной собственности. Что и было сделано. Причём многие из этих предприятий также были либо уничтожены, либо влачат жалкое существование.
Итог — сужение налогооблагаемой базы и вполне естественное в этой ситуации нарастание бюджетного кризиса, всё более ощущаемая нехватка денег. Предвижу вопрос: а как же развитие малого и среднего бизнеса и пополнение с его помощью бюджета? Отвечу: а что, он сильно развивается здесь и сейчас и сильно пополняет? Бизнесу тоже надо помогать. В том числе — усилиями муниципалов.

Каким вы видите решение проблемы по выводу из кризиса муниципальных предприятий?
Валерий Сараев.
По каждому предприятию должны быть свои рецепты. К примеру, в выработанных рекомендациях для СГЭТ главными моментами выступают оптимизация транспортной схемы города с целью ликвидации дублирования маршрутов электротранспорта и повышения наполняемости подвижного состава. Кроме этого, прорабатываются вопросы повышения платы за проезд и пересмотра механизма компенсации за перевозку льготных категорий граждан. Все эти меры должны увеличить выручку предприятия и улучшить его финансово-экономическое положение.
Но, тем не менее, общим местом для всех этих предприятий являются повышение эффективности управления и производственных цепочек, снижение издержек и более рациональное использование имеющихся основных фондов.
Олег Грищенко. Вопрос надо решать принципиально, определяя, кто же все-таки возьмет на себя основную ответственность за сложившуюся ситуацию. Мы понимаем, что правительство области тоже не располагает, что называется, «лишними» средствами, но зато имеет значительно больше возможностей содействовать стабилизации работы предприятий. Я уже не раз об этом говорил: тарифная политика, оплата льготников, законодательное определение степени ответственности и наказания нарушителей тех же Правил благоустройства — все это в руках региона. Город готов взаимодействовать по всем вопросам, в том числе организационного характера, но на большее сегодня наших полномочий не хватает.
Денис Лебедь. Наиболее реалистичный вариант, на мой взгляд,— финансирование через специально созданную федеральную программу. Этот метод вполне хорошо себя зарекомендовал и в строительстве жилья, и в развитии сельского хозяйства, и во многих других сферах. Другое дело — насколько сейчас федеральный бюджет выдержит эту нагрузку? Судя по проблемам ключевых предприятий Саратова, речь в масштабах всей России идет о сотнях миллиардов рублей.
Михаил Гамаюнов. В общем, тут уже сформулированы и ответы, и подходы. МУПы Саратова находятся в глубоком затяжном кризисе и без специальных московских программ решений найдено не будет. Могу только лишний раз акцентировать внимание на кадровой политике. Ибо благополучие страны, региона, муниципалитета — это исключительно кадровая проблема. От окраин до Москвы. А кадры — это уже политика. Ну вот что в очередной раз «навыбираем», с тем и будем жить.
Максим Фатеев. Только комплексный подход сможет улучшить ситуацию. Безусловно, без наличия должного финансирования МУПы не смогут существовать. Простым повышением тарифов на оказание услуг результата не добиться. В данном случае необходимо рассчитывать не только и даже не столько на бюджетные средства, сколько на средства заинтересованных в этом бизнесе инвесторов. Но для привлечения инвестиций нужна четкая поэтапная программа развития предприятий. Грамотный анализ эффективности использования имеющихся ресурсов, работа с населением, повышение его социальной ответственности. А руководителям предприятий необходимо вести активный диалог не только с администрациями муниципальных образований, но и с бизнесом, который, уверен, сможет предложить ряд эффективных идей.
Александр Журбин. Многое из того, что необходимо, уже перечислено выше.
Но самое главное — это открытость и прозрачность принимаемых решений. Строго говоря, мы — жители — являемся потребителями услуг, предоставляемых нам органами власти. А потому как потребители имеем право на получение полной и достоверной информации о предоставляемых нам услугах.
Но и мы как ответственные потребители не должны только сидеть и ждать: «вот приедет барин — барин нас рассудит». Мы тоже должны объединяться и выходить к властям с конкретными предложениями, помогающими решить стоящие проблемы.
Александр Никитин. Частично я уже на этот вопрос ответил. Радикальное решение заключается в том, чтобы муниципальные расходы сделать базовыми и первоочередными на территории Российской Федерации. Должен быть принят социальный стандарт уровня обеспечения жителей муниципальными услугами, а также качественным образованием и здравоохранением, что позволило бы поставить такой показатель, как качество жизни человека, в центр государственной политики. Формирование бюджета должно строиться снизу вверх. Из всех собранных налогов муниципалитеты оставляют себе на местах в местные бюджеты средства не ниже муниципального социального стандарта и оставшиеся деньги перечисляют в регион или центр. Бюджет муниципальный должен быть открыт для народного контроля до уровня, который бы не позволял спрятать воровство, нецелевое расходование и разбазаривание бюджетных денег. Но для этого у наших саратовцев должны проснуться спящая совесть и в сердце разгореться чувство неприемлемости сотрудничества со злом и ложью.
Дмитрий Сорокин. Должны смениться власть и прийти новая «прогородская» команда, которая не будет бессловесно взирать на разрушение городской инфраструктуры, голосовать за бюджеты вымирания, будет отстаивать интересы населения города, а не интересы собственных карманов. Возможно, это будет общеоппозиционный фронт, способный реализовывать свои планы через принятие городской думой правовых актов и производить назначение на посты руководителей МУПов людей способных и ответственных. Предприятия, на мой взгляд, должны оставаться в ведении муниципалитета — как минимум, а как максимум — социализироваться, стать народными предприятиями. Деятельность МУПов должна стать максимально прозрачной и иметь реальные планы развития. Начинать надо с учёта, анализа хозяйственной деятельности и составления финансовых планов предприятий, затем переходить к поиску финансовых моделей и протекционистских мер, которые принесут положительные результаты. Пора понять, что у нас другой жизни, другой Родины, другого «Водоканала», другого «Горэлектротранспорта» и т.д. не будет. Значит, надо заняться делом и привести городское имущество в надлежащий порядок.
Александр Глущенко. Предлагаемое решение проблемы может показаться банальным — заменить менеджмент системы ЖКХ на иностранцев. Скажем, японцев или немцев — как представителей стран с наиболее развитыми технологиями и наиболее низким уровнем коррупции. Опыт подобный у нас есть, пожалуй, еще со времен Петра I. Даже анализ более современных экономических событий показывает, что предприятия с иностранным менеджментом в разы успешнее тех, где правят российские «традиционалисты». Не хочу быть банальным, упоминая дураков и дороги. Назову это слабым менеджментом и неразвитой инфраструктурой. Ну что сделаешь? Видать, у великой державы судьба такая — на протяжении всей истории догонять тех, кто себя великими не считает, а просто думает, работает и не ворует.
Игорь Осовин. А это — в качестве продолжения ответа на предыдущий вопрос. Об угрозах отключения городского общественного электротранспорта из-за долгов поставщикам электроэнергии сообщения следуют регулярно: Челябинск, Владимир, Кострома, Владивосток, Саратов. Иначе и быть не может в нынешней ситуации, в том числе — саратовской.
В июне 1984 года в Ленинском районе Саратове вступило в строй самое крупное и самое механизированное трамвайное депо №3. Сейчас от него остались лишь корпуса и остатки инфраструктуры. Как сообщал саратовский блогер Денис Жабкин, территорию депо в 2013 году «продали под застройку многоэтажками известному саратовскому депутату».
Теперь смотрим на эту территорию под другим углом зрения. Там, где ранее были окраины, сегодня уже построены и продолжают возводиться жилые микрорайоны, рассчитанные на проживание десятков тысяч горожан. А что же с созданием транспортной инфраструктуры? А ничего — у нас, в том числе в Саратове, сначала строят огромные жилые микрорайоны, а потом начинают ломать головы, как проживающие в них люди будут перемещаться на работу и обратно. Маршрутные такси, вместительные автобусы, наконец, личный автомобильный транспорт? Да, только это приводит к транспортному коллапсу. Насколько хорошо будет развиваться малый и средний бизнес, если его работники постоянно опаздывают на работу? Ответ напрашивается очевидный.
Вопрос: почему бы в Саратове, в том же Ленинском районе, с учётом нового масштабного жилищного строительства, не проложить несколько новых направлений для трамвая, задействовав для всех необходимых нужд упомянутое выше депо №3? «Трамвай — это общественный транспорт вчерашнего дня!» — знаем, слышали такое возражение. Только почему-то опыт и Соединённых Штатов, и европейских государств, и Японии, да той же Белоруссии показывает обратное. Несколько цифр. По объёмам перевозимого пассажиропотока трамвай уступает только метро (до 50 000 пассажиров в час): скоростной трамвай способен вывозить до 30 000 пассажиров в час, линия традиционного трамвая — 15 000 пассажиров в час. Автобус и троллейбус — не более 7 000 пассажиров в час.
Нет денег? Но вот пример иного рода: в Твери, при остром бюджетном дефиците, смогли изыскать средства для восстановления пока одной, наиболее протяжённой, но убитой в хлам трамвайной линии, подвижного состава и даже для закупки новых трамваев (до этого лет 20 в эту сферу денег вообще не вкладывали и лишь латали дыры). Просто необходимо желание для создания, как любят говорить чиновники, «комфортной среды обитания» и развития городской инфраструктуры.
Необходимо ставить высокую планку — как это было, например, когда область возглавлял Дмитрий Аяцков. Да, многим декларируемые им цели («сделаем Саратов столицей Поволжья») казались чисто популистскими, нереальными. Но вот как-то раз Мопассана спросили, как это ему удаётся писать такие классные новеллы? Мэтр ответил: «Всё очень просто. Замысел должен быть гениальным, когда пишете — ориентируйтесь на шедевр, тогда получится вполне сносный рассказ».
К сожалению, надо констатировать прискорбный факт: нынешняя региональная власть, как и их коллеги на муниципальном уровне в Саратове, не способны решать стоящие перед ними задачи. Причины просты — смотри ответ на первый вопрос.
Александр Башкатов. Что делать? Бороться за свои права.


Теги:

Оцените материал:12345Проголосовали: 1117Итоговая оценка: 2.97Прислать новость
Имя:
Сообщение:*
 
*Поля обязательны для заполнения!
«Общественное мнение» / Публикации / Сегодня МУП, а завтра труп
Загрузка...
№5-6(209), май-июнь 2018 г.№5-6(209), май-июнь 2018 г.
Журнал "Общественное мнение" в ваших телефонах
Скачать приложение для андроида Скачать приложения для iPhone
Как изменилась ваша жизнь в связи с подорожанием бензина?
Оставить комментарий

Новости

Частное мнение

20/07/2018 16:33
Как найти
Как найти "чужих", если их там нет? | Отзывов: 8С 2011 года СГТУ регулярно проверяли, перепроверяли и ничего незаконного не находили
20/07/2018 11:07
"Новый век" и старые схемы марксовской бизнес-империи | Отзывов: 5Уголовное дело в отношении Олега Тополя продолжает обнажать множество интересных фактов
09/07/2018 13:05
Несалонный блюз
Несалонный блюзИз Саратова в Энгельс и обратно
06/07/2018 14:23
В гостях у «Жанны Топор»: ретрофутуризм парижских пригородов
В гостях у «Жанны Топор»: ретрофутуризм парижских пригородов | Отзывов: 4Корреспондент «ОМ» посмотрел на нетуристический Париж и не умер
06/07/2018 12:39
Один за всех
Один за всех | Отзывов: 2Борис Чернодед о букете проблем, сопровождающих бизнес в регионе
Дендрарий НИИСХ Юго-Востока

Блоги



Полезные советы

Поиск по дате
« 23 Июля 2018 »
ПнВтСрЧтПтСбВС
2526272829301
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
303112345
,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,
Яндекс.Метрика


«Общественное мнение» сегодня. Новости Саратова и области. Аналитика, комментарии, блоги, радио- и телепередачи.


Главный редактор сайта: Мурзов Алексей Валериевич
OM-redactor@yandex.ru

Адрес редакции:
410600, Саратов, проспект Кирова, 34, офис 6
тел.: 23-79-65, тел./факс: 23-79-67

При перепечатке материалов ссылка на «Общественное мнение» обязательна.

Сетевое издание «Общественное мнение» зарегистрировано в качестве средства массовой информации 14 августа 2012 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Эл № ФС77-50818.
Учредитель ООО «Медиа-группа ОМ»

16+ Федеральный закон Российской Федерации от 29 декабря 2010 г. N 436-ФЗ