20 Сентября 2017, Среда, 4:16 Facebook ВКонтакте Twitter Instagram
Прислать новость

Архивное дело

Архивное дело04/09/2017 14:54

В Государственном архиве Саратовской области (ГАСО) 2 074 фонда, в которых около миллиона исторических документов, охватывающих период с середины XVIII до конца XX веков. Тихое учреждение, живущее спокойной жизнью, однако с недавнего времени в главном хранилище региона случаются скандалы.
В марте этого года начальник отдела технического и хозяйственного обеспечения ГАСО Алексей Полынин, попросту говоря — завхоз, похитил 57 церковных метрических книг 1821-1825 годов. Книги были проданы частным лицам по цене от 500 до 1 000 рублей за штуку, в то время как реальная стоимость каждого экземпляра, согласно проведенной товароведческой судебной экспертизе, составляет 26 миллионов рублей. Общая стоимость похищенного — 1 миллиард 234 миллиона рублей. Кировский районный суд Саратова назначил г-ну Полынину четыре года лишения свободы условно.
В мае Следственный комитет сообщил о возбуждении уголовного дела в отношении бывшей заведующей архивохранилищем ОГУ ГАСО Людмилы Павловой. Ее подозревают в халатности, повлекшей причинение особо крупного ущерба (ч. 1.1 ст. 293 УК РФ).
В июне историк-генеалог Виталий Семенов опубликовал в соцсетях петицию, в которой, в частности, говорится: «За последние 15 лет архив Саратовской области стал настоящей горячей точкой, где происходит планомерное уничтожение национального достояния русского и немецкого народов, а также других народов, которые населяли Саратовский край.
Коррупция, непрофессионализм, отвратительные условия хранения документов, кражи из архива привели к тому, что сегодня огромный регион России остался без своей исторической памяти,— большинство документов, хранящихся в ГАСО, недоступны к выдаче в связи с поражением дел грибком или по другим причинам.
У сотрудников архива и его регионального руководства нет ни средств, ни профессионализма, ни воли, чтобы решить эту проблему. Саратовская архивная катастрофа стала не просто федеральной, а проблемой всей мировой культуры, т.к. в архиве хранятся документы о тысячах немцев Поволжья, Украины, Бессарабии
».
Директор архива Светлана Соломатина о петиции г-на Семенова знает и согласна, что проблема поставлена верно.
Нам стало интересно, что думают о состоянии архивных дел рядовые посетители, о чем их и спрашиваем.

Надежда Гусева, председатель Саратовского регионального историко-родословного общества
Алексей Голицын, журналист
Ирина Ковшова, кандидат философских наук, самозанятый репетитор
Алексей Наумов, историк, гендиректор Фонда сохранения и развития историко-культурного наследия Хвалынского района «Сосновый остров»
Геннадий Кузнецов, краевед
Михаил Ковалев, кандидат исторических наук, доцент

1. Кто приходит в архив? С какой целью лично вы посещаете ГАСО? Это хобби или связано с вашими профессиональными обязанностями?
Геннадий Кузнецов. Люди в Саратовский архив приходят самые разные. Я бы выделил три группы:
а) те, кто пытаются найти документы по отводу земли садовым товариществам советскими райисполкомами. Работают недолго, за два-три посещения находят документы и больше не появляются;
б) генеалоги, то есть те, кто пытаются документально восстановить свою родословную. Они работают дольше, но большинство за пару месяцев удовлетворяются находками в 3-4-м колене, на этом посещения заканчиваются;
в) профессиональные исследователи. Это историки, краеведы и генеалоги, которые не хотят останавливаться на информации о ближайших родственниках.
Я начинал работу в архиве как генеалог, нашёл всех предков, которых можно в рамках одного архива найти. Однако вскоре пришло понимание, что для постижения этой маленькой истории нужно знать историю большую — уезда, края — и понимать исторические процессы того времени. Материалов, касающихся моей родной, заволжской, стороны, очень мало, и приходится с тех пор перекапывать сотни документов, проводить время в библиотеках, музеях, архивах (не только в Саратовском, а и в Энгельсском, и в Самарском). Так что в настоящее время моя цель — восстановление не только истории своей семьи, но и истории заселения района в целом, то есть скорее краеведение. Соприкосновение с подлинными документами затягивает, начинаешь лучше понимать, как жили, чем дышали, о чем думали твои предки.
Хобби или профессиональная деятельность — очень интересен вопрос о границе между ними. Профессионально — это когда получаешь зарплату за ничем не примечательную деятельность или когда бесплатно, обладая уникальными компетенциями, восстанавливаешь историю, уничтоженную советскими «инженерами душ», делаешь что-то если не грандиозное, то неподъёмное для других? Да, как и большинство других, я занимаюсь этим во внерабочее время.
Ирина Ковшова. Среди посетителей архива не преобладает какая-либо возрастная группа. Туда ходят довольно молодые парни и девушки, люди среднего возраста, пенсионеры. Читальный зал всегда полон. Часто приезжают жители из области, других регионов. Уже сложившийся интерес у широкой аудитории российских граждан знать живую историю своих предков и малой родины в последние годы только крепнет. В архив ходят люди, чьи жизненные потребности не ограничиваются повседневными нуждами, кто осмысленно подходит к жизни своей семьи и готов выделить на создание исторического семейного наследия время, силы и средства.
Если мотивация для восстановления истории семьи есть, архивную информацию приходится систематизировать примерно по следующим этапам, которые так или иначе связаны с региональным архивом. В ряде субъектов Федерации (Самарская область, Воронежская область, республика Башкирия и др.) она уже обрабатывается при поддержке проектов различного уровня и СМИ. Степень интереса к местной истории, на мой взгляд, как лакмусовая бумажка, показывает, вынуждены жители выживать или они полноценно живут в своем регионе.
История края. Мое образование и преподавательский опыт работы связаны с историей. Можно было бы сказать, что мои представления об истории Саратовского края, после того как я начала изучать свою родословную по архивным документам, перевернулись, если бы не выяснилось, что их целостных изначально и не было. Восполнить эти пробелы помогли книги замечательных саратовских краеведов Д.С. Худякова, М.В. Булычева и др. Вот что надо изучать ученикам всех школ Саратовской области для формирования патриотизма.
История населенного пункта. Обычно это деревня или село. Причем в них, как правило, о прошлом знают очень туманно, какие-то этапы обязательно выпадают. Причина — болезненные моменты истории и частое изменение административного деления (до 15 за 150 лет). Документы часто находятся в нескольких архивах. В региональных архивах можно найти первые карты населенных пунктов (фонд губернской чертежной), из ревизских сказок узнать, откуда переселились жители (фонд губернская казенная палата). В районных архивах — послереволюционная история.
Сословное деление и система управления. Далее надо разобраться, в каком фонде документы какого дореволюционного учреждения хранятся, какую информацию там можно найти. История дворянства (фонд губернского дворянского депутатского собрания) связана с историей их крепостных крестьян. Одно дело знать, что было крепостное право, а другое —читать ревизские сказки, где написано, что твои предки были куплены у помещика такого-то в таком-то году. Если бы удалось найти купчие (фонды уездных судов), то в них были бы описание каждого крестьянина и его стоимость в рублях. Теперь с известным саратовским губернатором П.А. Столыпиным меня связывает не только то, что я работала в институте его имени, но и то, что по одной из ветвей мои предки были крепостными его отца. Уставная грамота, по которой помещик отпускал своих крестьян (фонд губернского по крестьянским делам присутствия), во многом определяла их дальнейшее материальное положение на многие годы. Остальное крестьянство, хотя и было в лучших условиях, также считалось чьим-то имуществом — царской фамилии, государства, монастырей. Также отдельное сословие составляло духовенство (фонд губернской духовной консистории), существовали сословные группы городского населения — почетные граждане, купцы, ремесленники, мещане (фонд городской мещанской управы). Крещение, венчание, отпевание всех православных, независимо от сословия, фиксировалось в метрических церковных книгах (фонд коллекции метрических книг церквей Саратовской губернии). По другим конфессиям (раскольникам, магометанам, лютеранам, католикам) информация разрознена. Их списки, например, можно найти в фондах канцелярии губернатора и губернского правления.
Другие фонды. В архиве есть документы по системе крестьянского самоуправления после 1861 года (выбирались судьи, писари и т.д.), сельскохозяйственные карточки хуторян-зажиточных крестьян, материалы по выборам в учредительное собрание с результатами и списками голосующих, документы об ужасающих последствиях голода в Поволжье и т.д. Можно узнать о рекрутах и гордиться, что предки участвовали не только в Великой Отечественной войне, но и в Первой мировой, русско-японской, русско-турецкой, войне 1812 года и т.д.
Мне, как и, наверное, многим посетителям архива, хотелось бы воспринимать составление своей родословной как проект, то есть долгую сложную задачу, но с обозримыми временными рамками, а не дурную бесконечность.
Алексей Наумов. Впервые я попал в ГАСО в 2001 году, когда учился в школе. Там работала замечательная женщина –– Ольга Константиновна Пудовочкина, у которой были хвалынские корни и которая на протяжении многих лет была моим проводником в архивное дело. Сам я родом из Хвалынска и живу здесь. Наши архивы были уничтожены в годы Гражданской войны, в 1940-е ими топили печи в музее, поэтому для нас, как и для многих других, Саратовский архив –– это единственный хранитель истории города, уезда, нескольких поколений моих земляков. Любознательность и жажда новых открытий привели меня в архивы Саратова, Москвы, Санкт-Петербурга, Воронежа, а так же Польши, Германии, США. Результатом трудов стали несколько книг и написанная мною история города, поставленная на крепкую источниковую базу, а не на записки и вымыслы краеведов.
Алексей Голицын. Посетители архивов делятся на четыре группы: профессиональные историки, генеалоги на коммерческой основе, получатели всяческих справок и литераторы вроде меня. Моя цель –– найти и опубликовать документы, по разным причинам обойденные вниманием профессионалов. Это и хобби, и обязанность –– то есть призвание.
Надежда Гусева. Люди. И у каждого свои цели. Начиная от поиска документов для установления стажа и составления родословной до поиска документов о возникновении конкретного населенного пункта.
Что касается моего интереса –– он широк. Но оговорюсь: я давно уже пенсионер, что дает мне возможность все свободное время посвящать изучению архивных документов. Мне в жизни повезло: я никогда не делила свои увлечения на работу и хобби, как и большинство моих коллег архитекторов. Меня всегда интересовала история строительства как отдельных зданий, так и населенных пунктов. Многое, что нахожу, публикую, к примеру, на сайте «Фотографии старого Саратова», который создан и существует как площадка для распространения свободных знаний, не загнанных в рамки коммерческих изданий. Одна из последних находок, опубликованных на олдсаратов, касается пивоваренного завода, недавно уничтоженного. Подобные исследования не могут быть отделены от истории личностей, создававших материальное. В том числе и истории семей, эпохи и т.д. А изучение своего рода занятие не только полезное, но и увлекательное.
Михаил Ковалев. В архив приходят самые разные люди. Это и ученые, причем не только историки, и люди, интересующиеся своей генеалогией. Не будем забывать, что архивы выполняют еще и социальную функцию — выдают справки о трудовом стаже, заработной плате, имущественных правах.
В ГАСО я впервые попал на втором курсе исторического факультета, когда мы, студенты, проходили там архивную практику. Признаюсь, сегодня я — редкий гость в ГАСО. Это связано со спецификой моих основных научных интересов, далеких от Саратова. Гораздо чаще я посещаю зарубежные архивы — в Чехии, Венгрии, Франции, Великобритании, Германии, Сербии и других странах. Но и в ГАСО всё же бываю. Так, на основе материалов этого архива вместе с моим другом и коллегой Александром Шешнёвым мы подготовили статью о микрогеографии эпидемий холеры в Саратове на рубеже XIX–XX вв., которая недавно была опубликована в «Вестнике МГУ». Моих лучших студентов я стараюсь направлять в архив с целью сбора материала для их дипломных работ. Причем мы выбираем нестандартные, новаторские темы, лежащие в русле экологической истории,— активно развивающегося междисциплинарного направления.

2.В чем уникальность/стандартность Саратовского архива?
Михаил Ковалев. Каждый архив по-своему уникален. Измерить эту самую уникальность в количественных единицах невозможно. Материалы ГАСО, разумеется, важны в первую очередь для нашего края и для его истории.
Алексей Голицын. Любой архив уникален. Это же не районная библиотека с тиражными изданиями.
Алексей Наумов. Практически любой архив уникален, так как является частичкой бесценного наследия культуры. Это как собрание какого-нибудь крутого музея –– там есть и Леонардо, и Тициан, и Репин, и еще кто-нибудь малоизвестный… Громкость имен разная, но вместе они –– собрание, каждый из экспонатов по-своему ценен.
Ирина Ковшова. Ни у кого не вызывает сомнения значимость хранимых Саратовским архивом документов. Все знают, что Саратовский край был центром старообрядчества и немецких колоний. Благодаря крестьянскому трудолюбию и купеческой хватке губерния богатела и тянулась к европейским стандартам культуры и быта. Поэтому к началу 20 века по численности населения и культурному развитию Саратов стал третьим после Санкт-Петербурга и Москвы городом. Отсюда былая слава столицы Поволжья. То есть налицо готовое конкурентное преимущество для построения имиджа области, о котором сейчас много говорится, на основе ее богатого исторического и культурного наследия без изобретения велосипеда –– и тут бы архиву быть в первых рядах. А с другой стороны, в голод в Поволжье не уникальными были случаи, когда отобранное у обезумевших умирающих от голода крестьян зерно сгнивало у них на глазах, а тут всего лишь какие-то старые книги грибок ест.
Надежда Гусева. Уникальность ГАСО в том, что кроме материалов, хранящих региональную историю, в архиве огромный пласт документов по истории других государств, ранее входящих в состав Российской империи и СССР.
Геннадий Кузнецов. Уникальность Саратовского архива — в огромном массиве исторических документов. Возможно, он не уникален, но превосходит этим объёмом многие областные архивы. И, несмотря на большой объём разнородных документов, в ГАСО создана стройная, хорошо структурированная система хранения. Легко понять, где и как искать необходимую тебе информацию. Это очень отличает ГАСО в лучшую сторону от других архивов.

3.Как вы оцениваете положение дел в областном архиве (хранение документов, компетентность сотрудников, обслуживание посетителей и т.д.)? На ваш взгляд, точка невозврата уже пройдена или ситуацию пока еще можно исправить?
Михаил Ковалев. Как я понимаю, вопрос задан в свете истории с недавними хищениями метрических книг. Так вот скажу, что этот случай далеко не уникален. Мы пока слабо представляем масштабы подобных явлений. Приведу пример, чтобы было понятно. В начале 1990-х гг. на Запад было продано немало документов из архивов Министерства обороны СССР и даже КГБ. Известно мне об этих фактах не из желтой прессы, а от людей за границей, кому эти документы предлагали, и кто их покупал. Потому общие масштабы документальных потерь предстоит еще выяснить.
Я, кстати, не думаю, что ГАСО в этом плане сильно пострадал. По крайней мере, мне не было известно о фактах хищений до недавней нашумевшей истории.
Что касается хранения, наслышан, что имеется серьезная проблема с поражением многих документов грибком. Не знаю ее масштабов, но какими бы они не были, бороться с ними необходимо.
Компетентность сотрудников, с которыми мне приходилось сталкиваться, никогда не вызывала сомнения. Безгранично уважаемый мною бывший директор ГАСО — Алексей Владимирович Воронежцев — мой самый надежный консультант по архивным фондам.
Надежда Гусева. Я не могу давать оценку тому, чего не знаю. В хранилищах никогда не была. Но количество дел, не выдаваемых в читальный зал по причине заражения грибком или из-за плохого физического состояния, настораживает. ИМХО: число таких дел искусственно завышено. Объясню, почему так думаю: постоянные жалобы сотрудников архива на то, что многократно увеличился объем работы, в связи с разрешением выдавать в читальный зал метрические книги, ревизские сказки, востребованные посетителями читальных залов (эти дела объемны, тяжелы); в архиве, из-за маленьких зарплат, в основном работают женщины, труд их не механизирован. Одна тележка, на которой в читальный зал возят документы, достойна отдельной песни… Сотрудники читального зала, вместо работы с посетителями, вынуждены целый день тягать тележки с делами! Непонятно, каким образом и кто распределял так должностные обязанности среди сотрудников архива. В других архивах этим занимаются работники других подразделений. После постоянных жалоб исследователей читальный зал увеличили с 6 посадочных мест до 12-ти. Но не был увеличен штат сотрудников. И в такой ситуации естественен всплеск протеста со стороны архивистов. Полагаю, предпринята попытка закрыть фонды, дабы исключить тяжелую часть работы. Плюс активная позиция людей, занимающихся историей, привела к отмене ряда запретов, незаконно действующих в архивах. А именно: использование при работе с архивными документами современных гаджетов, а не карандашей и бумаги для фиксации изучаемого документа, материала. Но архивисты по-прежнему живут в «совке», где главным была разрешительная система. Исправить ситуацию можно, но дорого: надо оцифровать хранящиеся документы в архиве и открыть свободный доступ через интернет, параллельно «леча» и реставрируя дела. Как это делают другие архивы.
Ирина Ковшова. Хранение. Стоимость одного архивного дела доходит до нескольких десятков миллионов рублей. Всего в архиве чуть больше 2 тысяч фондов, около 1 миллиона единиц хранения. Условия хранения уникальной ценной государственной собственности и отношение к ней сотрудников архива вызывают множество вопросов. На фоне многочисленных рассказов о том, что происходило в архиве, инцидент с кражей архивных дел начальником хозяйственного отдела стоимостью почти 30 миллионов рублей каждое, их продажей через Авито по 500 рублей и сроком за это 4 года условно выглядит ужасающе закономерным. Несмотря на составленный несколько месяцев назад многостраничный список дел, требующих реставрации, переплета, дезинфекции, их точное количество до сих пор неизвестно и, как написано на сайте архива, будет уточняться. В целом из 10 запрашиваемых дел по причинам физического состояния в среднем 7-8 не выдаются. При этом архивом по этим же невыдаваемым делам выполняются платные (независимо от результата) запросы со сроком исполнения месяц.
Реставрация. На сайт начала выкладываться информация о ведущейся работе по улучшению физического состояния документов. Вопрос: если в архиве находится около миллиона единиц хранения, при этом по запросам больше половины не выдается, значит ли это, что, предположительно, так как точных официальных цифр пока нет, сотни тысяч единиц повреждены? Еще вопрос: если на сайте указано, что дезинфекция от грибка может проводиться только в летнее время, и к августу 2017 года ее прошли около 60 дел, то сколько лет потребуется, чтобы избавить от грибка десятки тысяч дел, и сколько дел эту процедуру дождутся? За 2016 год улучшено физическое состояние (реставрация, переплет, подшивка) около 400 документов, за первое полугодие 2017 года — больше 450.
Оцифровка. Архив неоднократно отказывался от предложений бесплатной оцифровки документов. Совсем недавно «по объективным причинам» был дан отказ некоммерческой организации Family Search International, которая бесплатно в 2017 году планирует оцифровать 29 тысяч дел в Астраханской области. Этим летом в Саратовском архиве самостоятельно оцифрованы первые 5 дел.
Копирование. Позитивное изменение — фотографирование дел стало бесплатным.
Читальный зал. Места обычно все заняты, часто приходится по несколько часов ждать в живой очереди. Обслуживание исследователей новыми сотрудниками читального зала стало заметно лучше. До этого доводилось видеть доведенных до истерики приезжих посетителей, которым так же, как и местным, говорили — разбирайтесь с 2 тысячами имеющихся фондов как-нибудь сами. Я лично, являясь постоянным пользователем архива, за несколько лет не совсем разобралась и не много, из того, что было бы возможно, смогла найти.
Информационно-аналитическая работа. В этом году на сайте появился список всех фондов. Также есть несколько, как там указано, архивных справочников, которые представляют собой разрозненные небольшие проекты, проводимые в 2007-м, 2010-м годах. Так, например, из 40 описей фонда метрических книг на сайте представлено содержание только одной. Поэтому все описи, большинство из которых отпечатаны еще на машинке, всё равно приходится просматривать вручную в читальном зале, в котором, кстати, нет ни одного компьютера. Основная сложность — в отсутствии налаженной системной аналитической работы по обработке информации, имеющейся в архиве, нет внятных методичек-путеводителей, поисковых систем. В результате каждый приходящий в архив начинает гигантскую работу с нуля, тратя впустую колоссальное количество сил и времени, попадая в многолетний квест «найди иголку в стоге сена, а потом тяни-толкай». Посетители за работников архива в качестве взаимопомощи составляют внутренние описи дел наиболее востребованных фондов, активно делятся информацией на ветках всероссийского генеалогического форума и т.д.
Алексей Голицын. Ситуацию в ГАСО я бы не назвал катастрофической: она не слишком отличается от положения дел в других российских хранилищах. Судя по сообщениям на форумах, нарушения есть везде, и проблема не в работниках архива, а в отношении государства к собственной истории. Российская власть всегда с подозрением относилась к попыткам залезть в свое прошлое.
Алексей Наумов. Мне трудно судить о положении дел в архиве, так как в последнее время я там бываю редко. Хотя приходится слышать много критики и скандалов. Да, там всегда были проблемы. И как понимаете, эти проблемы связаны с финансированием учреждения, нищенскими зарплатами сотрудников. Известный долгострой, маленький читальный зал, очереди. Это было многие годы. Да, приходил студентом и пару часов ждал очередь. При этом сотрудники в архиве всегда отличались вежливостью и желанием помочь. Может быть, мне повезло? С одной стороны, мы видим многолетние нерешенные проблемы (а ресурсов для их решения нет), а с другой –– проявились силы, которые заинтересованы в нагнетании ситуации, так как информация из архивного фонда для некоторых исследователей –– это источник дохода и они хотят всецело удовлетворять свои потребности и не хотят мириться со сложившимся положением. Они имеют на это право и они правы. Это их гражданская позиция, которая помогла сдвинуть с мертвой точки многие вопросы. Но иногда, как мне кажется, эта позиция переходит рамки здравого смысла, что мешает работе учреждения. Ломать устои всегда болезненно, поэтому мы имеем то, что имеем.

4.Каковы причины плачевного состояния ГАСО?
Ирина Ковшова. Это с точки зрения граждан не укладывается в рамки здравого смысла, как такой процент государственной собственности может быть в плохом физическом состоянии и в грибке, как не осознавать культурной значимости исторических документов, как в век интернета не создавать информационно-аналитическую систему?! А с другой стороны — где государственные жесткие стандарты, которые бы задавали региональным архивам общую планку и заставляли бы ее придерживаться, как это происходит в других бюджетных сферах?
Надежда Гусева. Причины одни у всех проблем в регионе и стране. Озвучивать, полагаю, не надо.
Михаил Ковалев. Трудно дать однозначный ответ на этот вопрос. Но попробую сформулировать некоторые мысли. Во-первых, архив давно задыхается от нехватки помещений. Новый корпус является известным саратовским долгостроем. Это очень большая, очень серьезная проблема. Она препятствует пополнению архива новыми документами от организаций, затрудняет работу сотрудников и посетителей. Во-вторых, архив имеет слабую материально-техническую базу. Часто работая за рубежом, я имею возможность видеть новое оборудование. Это и бесконтактные большеформатные сканеры, которые позволяют быстро оцифровывать документы, не нанося им вреда; это и оборудование для изготовления и просмотра микрофильмов, и много чего еще. Увы, и в ГАСО, и в российских архивах вообще зачастую нет современной техники! И это настоящий позор. В-третьих, унизительно низкие зарплаты сотрудников.
Алексей Голицын. Отсутствие финансирования.
Геннадий Кузнецов. Причины нынешнего состояния ГАСО — плохое финансирование со стороны областного правительства. Уже не один десяток лет рядом с ГАСО стоит недостроенное здание. Его сдача решила бы массу проблем архива: и размер читального зала, и вопросы хранения документов. 2012 год был объявлен указом президента Годом российской истории, но нам, исследователям, не удалось добиться никаких сдвигов в работе архива.
Отсюда происходит и нынешнее положение дел в архиве, но лишь отчасти. Предыдущему директору ценой больших усилий удалось добиться значительного улучшения положения исследователей: после получения архивом дополнительных помещений был значительно расширен читальный зал, и притча во языцех — огромные очереди в крошечный читальный зал ГАСО — была решена. Однако с новым директором положение исследователей было отброшено далеко назад. Компетентность сотрудников читального зала ужасна, обслуживание посетителей живо напоминает хамство продавцов в советском магазине. На исследователей смотрят с ненавистью, напоминая всякий раз, что вы, твари бессловесные, будете делать то, что мы скажем. Введены какие-то глупые пропуска, надо расписываться в массе журналов за незначительные действия. Описи, которые раньше стояли свободно, теперь выдаются сотрудником, и ты должен нижайше просить то, что является само собой разумеющимся. И эти хамство и совок никак финансированием не объяснишь.
Второй вопрос, вызывающий возмущение исследователей,— непредсказуемость выдачи документов. Понятно, что в любом архиве есть дела в плохом физическом состоянии, однако могут не выдать дела, которые неделю назад совершенно свободно смотрел твой коллега. То есть неделю назад состояние было удовлетворительным и вдруг стало плохим? А потом снова — удовлетворительным? В зависимости от настроения сотрудника?
Есть теперь прекрасный читальный зал, но получить-то в работу мало что можно по двум вышеуказанным причинам!

5.Проблема типична для всех подобных учреждений или это исключительно местная боль?
Михаил Ковалев. Абсолютно типична для подавляющего большинства российских архивов.
Геннадий Кузнецов. В любом архиве есть дела в плохом физическом состоянии, но такого, чтобы состояние документов менялось так произвольно волюнтаристским образом,— такого нигде более не припомню. По отношению сотрудников к посетителям — бывает по-разному и зависит от отношения руководства: создавать условия для работы исследователей или хамить по-советски.
Алексей Голицын. Давайте возьмем два крупнейших архива Саратовской области: ГАСО и ГАНИСО (Государственный архив новейшей истории Саратовской области.— Авт.). Набор проблем в обоих учреждениях одинаков, но в ГАНИСО значительно меньше посетителей. В результате никто не скандалит из-за крошечного читального зала, а заказанные дела приносят точно в срок. Да и сами документы новейшей истории еще не успели прийти в руинированное состояние.
Надежда Гусева. Такого количества заражения грибком архивных дел нет ни в одном другом архиве, насколько мне известно из общения с исследователями из других регионов.
Алексей Наумов. Я бы не стал посыпать голову пеплом. Не думаю, что Саратовский архив –– это самое ужасное из всех архивов место. Тем более кое-что всё же было сделано: расширен читальный зал, появилась возможность бесплатно переснимать архивные дела, количество дел на выдачу увеличилось. И в других регионах есть проблемы. Внимание к архиву сейчас повышенное, но считаю, что проблема архивов в России –– комплексная. Есть архивы, где ждать заказанных дел приходится неделю, количество документов на выдачу сильно ограничено, исследователи вынуждены тратить кучу денег на командировки и просиживать дни в ожидании заказа, а еще и очереди бывают. Это самый главный ужас российских архивов. Однажды мне пришлось поработать в архиве Колумбийского университета в Нью-Йорке. Через интернет я зарегистрировался, всё заполнил, сделал заказ, на месте за три минуты оформил пропуск и был допущен к фондам. К сожалению, я немного запутался и предварительно заказал две из 17 коробок с документами. Расстроился, что не успею всё посмотреть, так как нужно было уезжать. Но сотрудники мне предложили две новости: хорошую и плохую. Плохая заключалась в том, что нужные мне 15 коробок находились на хранении в другом штате, а хорошая в том, что мне их привезут все наутро завтрашнего дня, и я их за раз посмотрю! В наших архивах такое невозможно, так же, как и бесплатная пересъемка документов (хотя в ГАСО добились возможности самостоятельно и безвозмездно делать фотокопии документов, и это большой плюс, предыдущий директор сделал всё возможное, чтобы расширить читальный зал и увеличить количество дел на выдачу), тем более неразобранных и без описи, а в США я работал именно с такими документами, которые были просто свалены в коробки. Еще одна проблема наших архивов –– это бредовые законы о праве первой публикации за сотрудниками архива (музея). Любая завистливая или просто вредная сотрудница может тебе испортить исследовательскую жизнь, скрывая документы под этим предлогом. И ты не в состоянии будешь что-то сделать, кроме как угождать и искать выходы на эту «мышь». Так у меня периодически случается во время работы с документами в хвалынском музее, где некоторые сотрудники десятилетиями используют музей как свое личное пространство. И работа с документами часто зависит от их расположения или настроения. Смешно, но это так.
Ирина Ковшова. Подобную проблему с фондами немыслимо представить в областной библиотеке или в областном музее. Есть несколько региональных архивов, где ситуация также складывается не лучшим образом. Но Саратовский архив уникален своим составом документов и масштабом. Ссылка на нехватку средств областного бюджета не может быть оправданием сложившейся ситуации, так как несколько лет назад при участии президента и правительства РФ проводилась масштабная программа поддержки развития культуры страны. На информационно-техническое обеспечение архивов выделялись многомиллионные гранты. Такой грант на несколько лет получил, например, государственный архив Самарской области. В нем часть документов составляют документы Левобережья Саратовского края периода второй половины 19-го – первой четверти 20 веков (Николаевский и Новоузенский уезды). На сайте архива в поисковой онлайн системе представлен список всех дел всех фондов. Все метрические книги, ревизские сказки, рекрутские списки и часть других документов оцифрованы, доступ к ним осуществляется также через сайт. Это позволило сократить число читателей непосредственно в читальном зале, который в два раза больше, чем в Саратовском архиве, а обслуживается одним сотрудником. Зал оборудован компьютерами. Есть несколько внутренних поисковых систем по населенным пунктам и церковным приходам. Сотрудники архива издали несколько путеводителей по фондам архива, касающихся немцев Поволжья, Первой мировой войны и др. Перед приездом туда я выбрала все нужные дела, около 40, и они все были мне выданы. Наполняется запущенная информационная онлайн система по предоставлению сканированных копий документов архива Воронежской области, на сайте архива Астраханской области выложены сканированные копии всех описей, планируется массовая оцифровка и т.д.

6.Что, с вашей точки зрения, необходимо сделать для спасения Саратовского архива?
Ирина Ковшова. Для кардинального решения проблемы, к которому архив подталкивают все неравнодушные к судьбе истории Саратовского края, нужны большие гранты или от государства, или от некоммерческой организации. В настоящее время архив опирается на собственные силы. Определены пять наиболее востребованных фондов, по ним начата работа по восстановлению физического состояния, дезинфекции, оцифровке. Стратегия дальнейшего развития ситуации зависит от воли нового директора, позиции региональных и реакции федеральных властей. Нужно продолжать освящать ситуацию в СМИ, поддерживать группы в соцсетях, подписывать обращения. Отдельное спасибо московскому историку Виталию Семенову.
Геннадий Кузнецов. С объективной точки зрения — завершить строительство второго здания для архива. Оцифровать наиболее востребованные дела и обеспечить к ним доступ, чтобы навсегда закрыть вопрос с физическим состоянием дел. А с субъективной точки зрения — выстроить вежливое уважительное взаимодействие с исследователями. Потому что можно выстроить второе здание и оцифровать всё-всё — и продолжать хамить исследователям, создать махровым совковым обслуживанием дополнительные проблемы в работе, которые перечеркнут все объективные достижения.
Алексей Голицын. Сдать в эксплуатацию второй корпус, повысить зарплаты рядовым сотрудникам (они получают меньше 15 тысяч), увеличить затраты на сохранение фондов. А в идеале –– понять, что единственный выход –– это оцифровка документов.
Алексей Наумов. Решение проблемы архива –– это его оцифровка и выкладка во всеобщий доступ. Создание электронного читального зала. Люди готовы покупать месячные, годовые абонементы для работы в электронном архиве. Это уже постепенно внедряется в других регионах. Шаги в этом направлении делаются и у нас. Главное сейчас –– это подойти к проблеме с остывшей головой.
Михаил Ковалев. Пока власти (и федеральные, и региональные) не осознают ценность для страны архивов (а вместе с ними — музеев, библиотек и т.д.), не изменится ничего. Увы, никаких серьезных подвижек в этом направлении я не вижу. Статус архивов как хранилищ исторической памяти должен быть принципиально иным. И тут нам есть чему поучиться у зарубежных стран. Подчеркну также, что и ученое сообщество Саратова должно проявить себя. Выскажу сейчас мнение, с которым явно согласятся не все мои коллеги, но интерес к материалам ГАСО среди саратовских ученых сегодня невысок. Немало сюжетов, на которых можно построить интересные проекты и гранты, остаются без внимания. Например, та же экологическая история Саратовского Поволжья.
Надежда Гусева. Выше уже ответила: тотальная оцифровка всех документов. Но это нереальная задача. Архив, область не имеют денег… О чем говорить, если уже не один десяток лет стоит недостроенным здание архива! Ну а поскольку все мы вышли из страны советов, позволю себе дать совет саратовским архивистам: не ищите врагов в исследователях, а находите точки взаимодействия с ними. В то время, когда надо спасать народное достояние, необходимо объединять усилия, а не конфронтации создавать. Как пример можно использовать опыт соседей. Самарскому архиву несколько лет назад сторонняя организация помогла с оцифровкой, теперь через портал «Госуслуги» работает бесплатно онлайн читальный зал. С подобными предложениями обращались и к бывшему директору (Н.И. Шировой), и к нынешнему. Но наши архивисты стоят «на страже» и отвечают категорическими отказами, даже путеводители архивные не выкладывают в сеть, не говоря об описях и делах. «Следовательно, разруха не в клозетах, а в головах».
В феврале 2017 года Росархив опубликовал проект нового Порядка использования архивных документов в архивах РФ. Проект содержал массу положений, противоречащих законодательству РФ, в том числе вводящих в завуалированной форме платность самостоятельного копирования. Благодаря активности исследователей, общественное обсуждение и независимую антикоррупционную экспертизу он не прошел, и Росархив отказался от его разработки. Но это было лишь тактическим ходом. В конце мая один из депутатов Госдумы сразу во втором чтении делает поправку в ранее внесенный президентом законопроект, касавшийся изменения сроков хранения архивных документов и подчиненности Росархива. Данная поправка позволяет Росархиву вводить любые «ограничения по объему, срокам, используемым техническим средствам копирования, выдаче и копированию архивных документов на возмездной или безвозмездной основе». В настоящее время сообщество исследователей продолжает предпринимать попытки для защиты своих прав на свободное изучение архивных документов и урезонить архивных «коррупционеров», неправильно толкующих собственные должностные обязанности, самоутверждающихся и подчеркивающих свою значимость через ограничения в доступе к вверенным им для хранения документам. Вспоминаю фразу одного сотрудника ГАСО: «Мы (архивисты) поставлены для сохранения наследия для будущих поколений!».
Вот так пафосно. И никак иначе... На мой взгляд, полное непонимание того, что документы в архивах не должны лежать мертвым грузом, убиваясь грибком, но должны «работать» сейчас, завтра, через десятилетия...

P.S.: Пока номер готовился к печати, на сайте ГАСО появилась информация: «В архиве началась планомерная работа по оцифровке документов, в том числе вновь приобретенным сканером. Информация о ходе оцифровки будет еженедельно обновляться (в таблице на сайте.— Авт.) Список невыдаваемых дел будет доступен в читальном зале архива после проведения экспертизы физического состояния дел и поэтапного определения сроков его улучшения по каждому фонду».

P.P.S.
Спасти архив! // «Поволжская правда», 12 декабря 1930 года

Началась чистка сотрудников крайархивбюро. Одновременно специальная бригада посетила помещение архива. То, что ей довелось увидеть, является прекрасным материалом для характеристики архивного аппарата.
В саратовском архиве есть много ценностей. Они заключаются в редких исторических документах, по которым можно проследить и узнать очень много о важнейших событиях разных эпох.
Как обращаются с этими ценностями в архиве? Все материалы находятся в большом беспорядке. Они даже не разложены, а лежат сваленными в кучу с тех пор, как архив был переведен в помещение бывшего женского монастыря (апрель прошлого года). Разного рода документы лежат в архиве не меньше 50 вагонов. Научные работники, вынужденные пользоваться архивными сведениями для научных трудов, тщетно пытаются разобрать беспорядочные кучи папок, книг и кип.
Как реагировал аппарат архивного бюро на перевод его в неблагоустроенное, дырявое, абсолютно неподходящее помещение? Да почти никак. Он не поднял на ноги руководящие организации, находящиеся в Саратове, не сигнализировал о неизбежной гибели архива в том помещении, которое ему отвели. Бригада была поражена, увидев, как ценнейшие материалы лежат в конюшнях, сараях, засыпанные снегом.
Комиссия по чистке, безусловно, сделает свои выводы из вопиюще небрежного, беззаботного отношения работников архивного бюро к своим обязанностям. Но этого недостаточно. Необходимо, чтобы президиум горсовета, РКИ и прокурор обратили внимание на состояние архива и решительными мерами обеспечили сохранность его содержимого.
________
Реклама
Думаете начать торговать на финансовом рынке? Главное в этом деле, уметь анализировать и быстро реагировать на изменения. Все эти навыки вам поможет освоить брокер, услуги которого представлены на сайте http://forex-broker.com.ua/broker-teletrade/. Станьте успешными в любом деле!


Теги:

Оцените материал:12345Проголосовали: 50Итоговая оценка: 3.12Прислать новость
Ярослав
К Леше вопросов нет. Историк с большой буквы. Про Медема потрясающее исследование. Ярослав. Киев 2007, истфак.
04/09/2017 20:53
Гость
Одна из крупнейших проблем ГАСО - так называемые "генеалоги" (такие как Н. Гусева или В. Семенов). Они как грибок заразили архив, создают массу проблем сотрудникам и нормальным пользователям, делают атмосферу невыносимой. Кроме того, именно эти людишки создают спрос, который приводит к краже документов, поскольку ни один исследователь-профессионал не будет покупать метрические книги или аналогичные вещи. Только те, кто делает на этом свой позорный бизнес.
04/09/2017 21:58
Xoчу пoдeлитьcя cвoeй историeй, я давнo пытaлaсь пoxудeть (сидeла на диeтах, приниmала прeпараты), нo килогpаммы cнoва вoзвращалиcь, пoкa нe пoпробoвaлa уникaльный инновациoнный комплeкc. Hиkoгда нe вeрила в тaкиe прeпараты, но c пoмощью егo я зa двe нeдeли cбрocилa 7 кг. и бeз cпoртa и диeт и килoграммы не вeрнулись. A вычитaлa о нeм здecь (кcтaти ceйчаc нa негo бeшеная aкция! He пpoпуcтитe), пoчитайтe oбязательнo.P.s.извиниТe за cпам --- http://gg.gg/mednews
05/09/2017 00:21
Семёнов Виталий Викторович
Почему Саратовский архив нельзя оставить в покое? Потому что его руководство не способно работать самостоятельно: Комментарий пользователя: "Виталий, в приведенном Вами источнике № 3 упоминается о начале масштабной оцифровки. Так вот (я все "о своем, о девичьем"): пресловутая таблица за месяц так и не изменилась, обещание еженедельного обновления архивом не выполняется."
05/09/2017 08:56
Гость
Гостю 04/09/2017 21:58 Не отношусь к генеалогам - всего лишь исследую историю своего рода, но категорически не могу с Вами согласиться по поводу позорного бизнеса. Скажите, пожалуйста, чем он отличается от любого другого? Какие конкретно проблемы оба названных Вами человека создают сотрудникам и другим пользователям?
05/09/2017 09:35
Гусева Н.
Гость написал свой коммет анонимно. Очевидно, кто-то из неравнодушных сотрудников архива или им сочувствующий. Из тех, кому, так называемые "генеалоги" в ходе своих исследований выявляют исчезновение документов из архива, мешают делать свой бизнес - растаскивать архив по листочкам.
05/09/2017 11:00
Гость 2
Естественно, во всех проблемах ГАСО виноваты Семенов, Гусева и иже с ними. Это ж они довели архив до состояния 80% ветхости. Это они годами сидели на попе ровно и палец о палец не ударили, что б изменить ситуацию с состоянием дел в лучшую сторону, прекрасно зная ее изнутри. Они набирают на работу людей, которые ни по своему образованию, ни по своим профессиональным и моральным качествам не должны и близко допускаться к хранению столь ценных документов. Они годами разворовывают хранилище и продают потом дела на аукционах. Они виноваты в том, что архив не может решить вопрос удовлетворения спроса со стороны исследователей, которые самостоятельно не могут попасть по разным причинам в наш славный архив и вынуждены пользоваться услугами архивистов, не говоря уже о том, что во многих случаях, сотрудники архива исполняют запросы на таком "высоком" профессиональном уровне, что даже дождавшись через много месяцев ответ по поиску и заплатив немалые деньги, человек получает отписку и вынужден опять же обращаться к местным исследователям. Поэтому, давайте, господа архивисты и им сочувствующие, не будем валить с больной головы на здоровую. Может пора уже очнуться от многолетней литаргии и начать нормально работать? На всех уровнях, начиная от управления и заканчивая рядовыми сотрудниками, среди которых все-таки еще остаются достойные и профессиональные люди. Благодаря которым еще не все развалилось в ГАСО.
05/09/2017 12:43
гость
гусеву с её блевотным кефирчиком нельзя и близко подпускать к делам. а коммерса семенова - тем более. мужичонка пиарится на чужой проблеме, и больше ничего.
08/09/2017 21:23
Имя:
Сообщение:*
 
*Поля обязательны для заполнения!
НВК
Свободная пресса - Поволжье
№7-8(204), июль-август 2017 г.№7-8(204), июль-август 2017 г.
Какой руководитель города был наиболее эффективный?
Оставить комментарий

Новости

Частное мнение

13/09/2017 09:52
Рыба гниет с хвоста или с головы?
Рыба гниет с хвоста или с головы? | Отзывов: 4В деле об уголовном преследовании энгельсских фермеров Елисеевых не всё чисто
12/09/2017 18:38
В Энгельсе открылся новый универсам для всех категорий граждан
В Энгельсе открылся новый универсам для всех категорий граждан | Отзывов: 4X5 Retail Group 7 сентября объявила об открытии в России 10 000-го универсама «Пятёрочка»
09/09/2017 09:00
Энциклопедист старины саратовской
Энциклопедист старины саратовской | Отзывов: 610 сентября исполняется 40 дней со дня кончины Евгения Константиновича Максимова
05/09/2017 12:22
Судебная арена
Судебная арена | Отзывов: 2Уголовное дело в отношении фермеров Елисеевых всё больше начинает напоминать фарс
05/09/2017 08:49
Котлованы беззакония: кто виноват?
Котлованы беззакония: кто виноват? | Отзывов: 10В результате самовольного пользования недрами для нужд базы отдыха «Ветерок» ущерб государству был причинен в размере более 53 миллионов рублей
Достижения саратовских спортсменов

СПЕЦПРОЕКТЫ

17/03/2017 17:30
Толковый саратовский словарь: «Юрик» - Яхимовича дом
Толковый саратовский словарь: «Юрик» - Яхимовича дом | Отзывов: 2Малая энциклопедия большого города
28/02/2017 16:59
«Грош цена»: сколько стоит репчатый лук
«Грош цена»: сколько стоит репчатый лук | Отзывов: 1Сравниваем цены в магазинах и на рынках города
04/09/2017 14:14
Режем look. Всеволод Хаценко
Режем look. Всеволод Хаценко | Отзывов: 6Фотокамера г-на Хаценко любит, да и он, судя по всему, лишний раз пофотографироваться всегда «за» — хоть в цилиндре, хоть в кольчуге

Блоги

Полезные советы

Поиск по дате
<< 20 Сентября 2017 >>
ПнВтСрЧтПтСбВС
28293031123
45678910
11121314151617
18192021222324
2526272829301
,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,
Яндекс.Метрика


«Общественное мнение» сегодня. Новости Саратова и области. Аналитика, комментарии, блоги, радио- и телепередачи.


Главный редактор сайта: Мурзов Алексей Валериевич
OM-redactor@yandex.ru

Адрес редакции:
410600, Саратов, проспект Кирова, 34, офис 6
тел.: 23-79-65, тел./факс: 23-79-67

При перепечатке материалов ссылка на «Общественное мнение» обязательна.

Сетевое издание «Общественное мнение» зарегистрировано в качестве средства массовой информации 14 августа 2012 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Эл № ФС77-50818.

16+ Федеральный закон Российской Федерации от 29 декабря 2010 г. N 436-ФЗ