18 Января 2019, Пятница, 20:10 Facebook ВКонтакте Twitter Instagram
Прислать новость

Трубное дело Станислава Невейницына

Трубное дело Станислава Невейницына24/10/2018 11:23

Месть – блюдо, которое подают холодным. Однако блюдо, приготовленное, сдобренное желанием владельца бизнес-империи Станислава Невейницына "наказать" строптивого топ-менеджера и поданное им в виде откровенно сфабрикованного дела, скорее всего перегрелось и слегка подгорело. Больше четырех месяцев следователь СУ МУ МВД РФ "Энгельсское" Алина Выпова пытается расследовать уголовное дело, фигурантом которого является бывший директор невейницынской компании "Энгельсская промышленная компания" Владимир Ковыряев. За это время она, имея в распоряжении арестованного инвалида, копию неизвестно кем подписанного договора купли-продажи и стойкое намерение заявителя расквитаться с бывшим подчиненным, успела лишь назначить товароведческую и почерковедческую экспертизы, а также допросить обвиняемого. Успех несомненный, если учесть, что чуть больше чем через месяц сроки предварительного следствия заканчиваются. Адвокаты Ковыряева, как и сам подследственный, уверены в заинтересованности следствия и прокуратуры, которые, как водится, шьют дело белыми нитками. Правда, в нашем случае ниток почему-то не хватает.

В ответе за чужие трубы
О сути конфликта между владельцем ООО "ЭПК2 Станиславом Невейницыным и ее бывшим директором Владимиром Ковыряевым, вылившегося в возбуждение очередного уголовного дела по статье 160 УК РФ – "Присвоение и растрата", "ОМ" рассказал в материале – "История одного предательства". В нем мы коснулись истории взаимоотношений Невейницына и Ковыряева. Однако чтобы разобраться, в чем же все-таки обвиняют последнего, необходимо вернуться в 2003 год, когда еще относительно начинающий бизнесмен Невейницын пригласил своего старинного приятеля Ковыряева возглавить одну из своих только что открытых фирм. До Ковыряева там успели неудачно поработать два директора, которые не смогли справиться с растущими аппетитами и требованиями Невейницына.
Компания "ЭПК" располагалась в Энгельсе на Химиков,1 – территории бывшего предприятия "Химволокно", к тому времени обанкротившегося и поочередно разделенного на три компании (ОАО "Капрон", ОАО "Ацетат" и ОАО "Химволокно"), которые в свою очередь также вскоре почили в бозе. В результате различных конкурсных процедур и сделок с недвижимостью контроль над большей частью производственных мощностей и территорией химического производства получила аффилированная с Невейницыным компания "Рубин-XXI век". Именно с ней 4 июня 2004 года "ЭПК" заключила договор купли-продажи недвижимого имущества, подписанный, с одной стороны, Владимиром Ковыряевым, а с другой – Вадимом Дадаяном.
В результате сделки на сумму 10 368 434 рубля "ЭПК" стала владельцем более 30 объектов недвижимости. Территория нового владельца фактически окружила земельный участок, оставшийся в собственности уже "стоявшего на коленях" ОАО "Капрон". Через этот участок проходили коммуникации, в том числе и трубопроводы захоложенной воды и сжатого воздуха, состоявшие из нескольких линий металлической трубы различного сечения. По логике, трубопровод принадлежал владельцам "Капрона", хотя и соединял два строения "ЭПК".
Именно в хищении этого трубопровода Невейницын и обвинил Ковыряева. По материалам дела, обвиняемый продал трубы, а полученные 324 677,97 рублей присвоил и потратил на свое усмотрение.
В постановлении о предъявлении обвинения Ковыряеву от 23 августа 2018 года говорится, что собственник ООО "Олеонафта" (является учредителем ООО "ЭПК") Станислав Невейницын принял решение – создать на территории "ЭПК" индустриальный парк (были построены торговые комплексы, занимаемые сейчас "Лентой", "Эльдорадо" и "Стройландией"). Он дал указание очистить территорию от ненужного металла, в том числе трубопроводов, по возможности продать их, а вырученные денежные средства внести в кассу "ЭПК". Далее в постановлении пишется: "В неустановленное в ходе следствия время, но не позднее начала 2011 года, у Ковыряева возник умысел, направленный на хищение путем присвоения имущества "ЭПК", с использованием своего служебного положения… В период времени с июня 2011-го по июнь 2012 годов, силами наемных рабочих, Ковыряев демонтировал трубопроводы, в дальнейшем реализовав их неустановленным лицам, а денежные средства присвоил себе".
При этом в материалах дела фигурируют договор купли-продажи недвижимого имущества, акт приема-передачи имущества и некое дополнение к акту. Оригиналами документов следствие не располагает – только копией. Дополнение к акту датировано двумя месяцами позднее основного документа. Сам Ковыряев этого документа не помнит. Вадим Дадаев – директор компании, продавшей недвижимое имущество "ЭПК", утверждает, что он не подписывал документ. Да и трубы, проходя через чужую территорию, не могли принадлежать "ЭПК". Таким образом, следователь Выпова решилась на предъявление обвинения, имея на руках неизвестно откуда взятые лишь копию договора и заявление Невейницына. Время совершения преступления и кому были проданы трубы, следователю неизвестны. При этом Выпова прекрасно понимает, что не должна выпускать Ковыряева из-под ареста, иначе бы уже давно допросила Дадаяна и представителя компании "Капрон" (называть имя пока не будем), которые фактически опровергают все заявления Невейницына. Протоколы их опроса, взятые адвокатом Ковыряева еще 22 августа, Выпова приобщила к материалам дела 25 августа. На одном из судебных заседаний, касавшихся меры пресечения Ковыряеву, у следователя поинтересовались – почему эти важные свидетели до сих пор не были допрошены. Выпова ответила, что это ее право, поскольку она обладает процессуальной самостоятельностью и не обязана ни перед кем отчитываться. Все верно – возможно, поэтому она и не стала допрашивать, иначе вся заявленная обвинительная версия рухнула бы в одночасье, и тогда бы пришлось уже отчитываться…

Неудобные свидетели
На другой чаше весов имеются и другие факты и свидетельства, доказывающие невиновность Ковыряева. А именно – протоколы опроса двоих управленцев "Капрона", разнорабочего "ЭПК" Октая Абасова и начальника транспортного участка "ЭПК" Александра Полещенко.
Эти опросы проводил в октябре адвокат Ковыряева – Андрей Еремин. Позднее он также передал их следователю Выповой, чем изрядно смутил ее. На этот раз Выпова была более предусмотрительной и отказалась приобщить их к материалам дела, однако на последнем судебном заседании по вопросу о продлении меры пресечения судья Мария Серебрякова приняла ходатайство адвокатов по этим опросам. Документы были приобщены. Теперь Выпова имеет в деле 5 невыгодных свидетельств – против заявления Невейницына и допроса трех представителей "ЭПК", принятых на работу в компанию в 2016 году, то есть после увольнения Ковыряева. Последние свидетельства Выповой показались крайне ценными и важными – они же укладываются в обвинительный тон дела.
Итак, все свидетели, опрошенные адвокатом, говорят, что трубопроводы проходили по территории, принадлежавшей не Невейницыну, а ОАО "Капрон". Управленцы вообще утверждают, что трубопровод стоял на балансовом учете в "Капроне". Также все они сообщают, что примерно осенью 2004 года, а не в 2011-2012 годах (в это время Ковыряев находился в "бегах" и не появлялся на работе), как говорится в материалах дела, собственник трубопровода по решению ликвидационной комиссии, намеревался демонтировать трубопроводы и реализовать как металлолом. Оговоримся. То, что Ковыряев был в бегах, не является тайной, и наше издание сообщало об этом в предыдущем материале. Однако Выпова и к этому факту подходит по принципам двойных стандартов. Когда она предъявляла обвинение подозреваемому, предположительным временем совершения преступления назвала 2011-2012 годы, начисто забыв об отсутствии Ковыряева на рабочем месте. Когда же в суде речь зашла о мере пресечения, следователь тут же использовала это, чтобы усилить негативный эффект от персоны обвиняемого, – "он же был в бегах". При этом она почему-то не пожелала вспоминать и о другом, что Ковыряев скрывался, так как не был ни в чем виноват, что и было в дальнейшем подтверждено.
Вернемся в 2004 год, о событиях которого в связи с исчезновением трубопровода вспомнили свидетели. "Капрон" заключил с ГУП "Вторчермет" договор купли-продажи металла, а резчики приступили к демонтажу. Вывезти трубы не удалось, поскольку Ковыряев вызвал милицию. Это было сделано по указанию Невейницына, вспоминает Ковыряев, поскольку учредитель посчитал, что трубы принадлежат ему, так как соединяют два его объекта, отстоявшие друг от друга на расстоянии примерно 700-800 метров. Стражи порядка приехали, изъяли трубы и вывезли их на некую площадку – на хранение. В дальнейшем было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, а сторонам предложено решать вопрос в судебном порядке. Что стало с трубами в дальнейшем, никому, в том числе обвиняемому Ковыряеву, неизвестно.
Иными словами на начало 2005 года трубопровода уже не было.
Все это установить до предъявления обвинения Ковыряеву не представляло никакого труда, однако следователь по каким-то причинам не посчитала это необходимым. На судебных заседаниях об избрании и продлении меры пресечения адвокаты неоднократно говорили, что причиной этому является явная заинтересованность следствия и надзорного ведомства, которые не хотят проверить имеющиеся данные и дать законную оценку заявлениям Невейницына.
А теперь вернемся к договору о покупке "ЭПК" недвижимости. В пункте 33 договора и акта приемки к нему речь идет о неких "передаточных устройствах эстакады и технологических трубопроводов". Что это – не совсем понятно, так как нет расшифровки, отсутствует указание на конкретные трубопроводы и уж тем более не обозначены его параметры – сечение, длина. И вот неожиданно Невейницын предоставляет следствию копию дополнения к акту. Документ датирован 27 августа 2004 года. В нем идет речь именно о пункте 33 договора, указываются протяженность и диаметр трубопроводов. На документе стоят подписи Ковыряева и Дадаяна. Однако даже при поверхностном его изучении видно, что он выполнен другим шрифтом, подпись Дадаяна не похожа на его же подпись в первичных документах, печати поставлены на подписи (на первичных документах сделано по-другому). Именно поэтому адвокаты Ковыряева настояли на проведении почерковедческой экспертизы. Впрочем, следователь, согласившись с ее проведением, почему-то не отобрала у подписантов образцы почерков. Как экспертиза будет проводиться – остается только догадываться.
Но есть еще один немаловажный нюанс. При опросе Октай Абасов сообщил, что в конце сентября – начале октября этого года к нему обратился один из подрядчиков "ЭПК" Павел Ралдугин и сказал, что с ним хочет встретиться и переговорить по поводу имеющейся работы нынешний директор компании Сергей Маган. Во время встречи Маган, по словам Абасова, просил сходить к следователю и дать показания против Ковыряева. Абасов отказался, но расценил это предложение как давление на него.
Отметим, что нынешний директор "ЭПК" Сергей Маган уже во время предварительного следствия написал на Ковыряева заявление, что тот угрожал ему и пытался подкупить. По словам Магана, это произошло во время экспертизы, назначенной Арбитражным судом и проводившейся на территории "ЭПК". Ответчиком по арбитражному делу выступает Ковыряев. Заявление Магана стало ключевым моментом и основанием для задержания Ковыряева, помещения его в ИВС и дальнейшего домашнего ареста. Следователь в суде утверждала, что Ковыряев оказывает давление на свидетелей, но в то же время забыла сообщить суду, что вынесла отказное постановление по заявлению Магана. Об этом ей напомнил адвокат Ковыряева. Между тем, у самого обвиняемого имеется видеозапись экспертизы, на которой видно, что Маган подошел к Ковыряеву и предложил поговорить. Никаких угроз подследственный ему не выдвигал. При этом, по словам Ковыряева, он увидел тогда Магана впервые и не знал – кто он. И это доказательство следователь отказалась приобщить к делу. К слову сказать, Ковыряев написал в полицию заявление на Магана о клевете, проверка по которому уже прошла, – в возбуждении уголовного дела в отношении Магана отказано.
Ковыряев отмечает еще один важный нюанс. Следователь в первую очередь назначила товароведческую экспертизу, которая должна оценить стоимость якобы похищенного имущества. "Зачем оценивать то, что уже оценено в процессе договора купли-продажи? – задает риторический вопрос Ковыряев и сам на него отвечает. – Видимо, есть непреодолимое желание сделать его дороже, а потом переквалифицировать дело по другой – более тяжкой части статьи 160".

Арестовать любой ценой
Не менее примечательно, как следователь Выпова провела "операцию" по задержанию Ковыряева.
Хронология событий такова.

Уголовное дело было возбуждено 13 июля 2018 года. 10 августа на территории "ЭПК" проводилась очередная экспертиза по арбитражному делу. К Ковыряеву подошел оперативник и, отвлекая от участия в экспертизе, стал вручать повестку к следователю на 15 августа. До этого о деле Ковыряев ничего не знал. Между ними произошел конфликт, в результате которого Ковыряеву стало плохо (гипертонический криз), и ему вызвали "скорую помощь". 14 августа Ковыряев обратился к врачу, которая в связи с гипертонией отправила его на больничный с посещением дневного стационара. Адвокат Ковыряева сообщила следователю о больничном. Выпова опросила врача и убедилась, что Ковыряев действительно серьезно болен. Договорились, что он явится к следователю 21 августа. 17 августа Выпова сообщила адвокату, что хочет видеть Ковыряева 20 августа. В этот день он должен был отмечать свой день рождения на турбазе, где временно проживал. Ковыряев вспоминает, что не видел смысла менять договоренность о встрече 21 августа: "Я не знал в чем суть уголовного дела, никакого официального статуса на тот момент я не имел, и никто меня должным образом не извещал". Позднее, при избрании меры пресечения, Выпова предоставила в суде копию 2-страничного некоего документа, подтверждающего, что она извещала подследственного должным образом. Получить документ, написанный неразборчивым почерком, не удалось – прокурор сказал, что он для служебного пользования.
21 августа, как и было оговорено ранее, Ковыряев приехал к Выповой. Она его сразу же допросила и отправила в ИВС до решения суда о мере пресечения. 23 августа она предъявила ему обвинение.
В дальнейшем выяснилось, что примерно 19-20 августа по ее поручению оперативник Николай Шапин искал Ковыряева. Полицейский якобы проехал по нескольким адресам возможного нахождения разыскиваемого. В частности, он побывал на улице Малиновая, 12 – адрес был указан в какой-то медкарте Ковыряева. "Что находится по этому адресу – я даже не представляю", – рассказал Ковыряев. Затем оперативник побывал по месту старой прописки. Заехал Шапин и к врачу, разминувшись с Ковыряевым буквально на 30 минут. Естественно, что Ковыряева нигде найти не удалось, поэтому Выпова объявила подозреваемого в розыск. Ее не смутил тот факт, что она знала о больничном, и с ней договорились о встрече на 21 августа.


Трефовый интерес
Зачем же следствию понадобился арест Ковыряева, который, по мнению Выповой и прокуратуры, может оказать давление на свидетелей, скрыться (будучи инвалидом, сбежать от семьи – двоих малолетних детей)? Сам обвиняемый уверен, что причина лежит на поверхности – не дать ему возможность нормально защищать свои права в трех арбитражных процессах, также инициированных против него в 2016-2018 годах Невейницыным. Предметом иска являются исчезновение расходных строительных материалов на 24,5 млн рублей, потеря 7,5 млн при демонтаже и монтаже крыши на одном из объектов и недополучение "ЭПК" 2 млн по НДС. Выигрыш в судебном процессе, который также трещит по швам и продолжается только за счет административных ресурсов истца, сулит Невейницыну не только возможные дивиденды, но и дальнейшее раскручивание уголовного маховика против Ковыряева. Примечателен тот факт, что дело о 24 млн ведет судья Диана Мамяшева. Странным образом она является судьей и еще в целом ряде дел, где истцом выступают структуры Невейницына.
Мы не будем пока вдаваться в подробности этих дел, которые требуют отдельного внимания и материала. Отметим только, что доказательства, предъявляемые суду и странным образом отметаемые им, ставят под сомнение не только увольнение Ковыряева в 2015 году, но и заключение инвентаризационной комиссии, предоставленное истцом в качестве подтверждения фактов недоимки.
В суде одна из членов инвентаризационной комиссии, сформированной в момент увольнения Ковыряева из "ЭПК", заявила, что заключение комиссии было сфабриковано. То есть она признала под присягой, что все доказательства, на которые опирается истец, – незаконные. Судья на это не обратила ровным счетом никакого внимания. После такой откровенности женщину уволили из компании Невейницына, не вернули трудовую (на момент подготовки материала) и стали оказывать давление, о чем она сообщила в полицию. Во время инвентаризации еще один из членов комиссии вообще не мог находиться на работе, поскольку был в больнице – ему делали операцию. Суд почему-то отказался сделать запрос в минздрав и больницу. Между тем, комиссия проводила инвентаризацию на основании приказа Минфина РФ №49 от 13.06.95 г., в котором эти факты являются основополагающими при отмене результатов работы такой комиссии.
Последнее заседание Энгельсского райсуда о продлении меры пресечения Ковыряеву стало лишним свидетельством, что Невейницын запустил против бывшего своего топ-менеджера целый механизм в виде силового тарана, неожиданно появляющихся странных документов и попыток надавить на свидетелей. Оказывалось, что у следователя нет справок о составе семьи Ковыряева, она ничего не знала о необходимости замены протеза. Представители заявителя вообще говорили о непоследовательности обвиняемого, который почему-то не является на заседания арбитражного суда. Действительно, и почему не является? Может, потому, что он под домашним арестом. На все нестыковки и откровенные нарушения УПК судье указывали адвокаты. В частности, Андрея Еремина крайне удивил тот факт, что директору "ЭПК" Магану удалось получить в полиции характеристику на Ковыряева, учитывая, что это персональные данные. Хотя нас это не удивляет – службу безопасности в бизнес-империи Невейницына возглавляет Михаил Петров, когда-то возглавлявший уголовный розыск в ГУВД по Саратовской области. Фигура крайне неоднозначная и интересная. О нем много писали саратовские СМИ.

Становится понятно, что самую важную роль в этом деле оппоненты Ковыряева, видимо, отводят людям в погонах. Определенный трефовый интерес силовиков и правоохранителей был отмечен в нашем материале "Пожарная безопасность и надзорная безответственность". Делать ставку на эту масть в такого рода делах стало приметой времени. Невейницын старается оставаться в тренде.

Фото - 4vsar.ru


Теги: уголовное дело, Станислав Невейницын, Владимир Ковыряев, следователь, Алина Выпова, прокуратура, суд, Арбитражный суд Саратовской области, Диана Мамяшева

Оцените материал:12345Проголосовали: 130Итоговая оценка: 3.08Прислать новость
Житель
Петров молодец))
24/10/2018 11:38
Левон Энгельс
Скажем Киракосяну Владимиру Геннадьевичу - Большоее человеческое Спасибо !!!! Мы ждём тебя тварь гнилозубая !!!!!!!!!!
24/10/2018 13:10
Миша Петров и Сережа Полтанов раньше работали в Кировском РОВД операми. Потом Миша Петров стал начальником Октябрьского РОВД, а Сережа Полтанов - Ленинского. Оба - Курихинские, чему есть масса подтверждений в свободных источниках. Еще позже Петров стал начальником областного Управления Уголовного розыска, а затем со скандалом ушел на пенсию и сейчас работает на Стасика. А Сережа Полтанов и по сей день зам.начальника ГУ МВД по Саратовской области.
24/10/2018 13:21
Диверсант
Теперь цепочка понятна: Стасик послал Петрова к Полтанову, Петров пришел с капустой и Полтанову, последний позвонил Молчанову и сразу было возбуждено уголовное дело в отношении Ковыряева.... А Выпова просто писарь, исполнительница чужой воли, секратерь-оформитель....
24/10/2018 13:24
Шигурдымурды
Возможен еще другой вариант - Петров и Маган пришли не к Полтанову, а к Климову!
24/10/2018 13:33
Рыба мутной воды
Маган - бывший оперок, "семёрочник", в процессуальных вопросах не силен, поэтому в процессах дурак-дураком, двух слов сформулировать не может. Максимум, на что он способен - это подслушивать, подглядывать и устраивать провокации. А от него больше ничего и не требуется - собака должна верно служить своему хозяину!
24/10/2018 13:38
Пророк
Маган, пёс позорный, скоро и на тебя дело заведут, когда ты станешь не нужен Хозяину!
25/10/2018 04:35
ахтырко г.в., правозащитник
Верно ли, что Станислав практически постоянно проживает на своей исторической родине - в Израиле?
25/10/2018 11:14
ИА "Медуза": 22 октября 2018 текст: Евгений Антонов Как гомосексуалов в СССР почти 60 лет сажали в тюрьмы, зачем лесбиянкам делали операции по коррекции пола и кто в Ленинграде боролся против гомофобных законов 13 Антигомосексуальное законодательство существовало в Российской империи, Советском Союзе и в ранние годы Российской Федерации. Гомосексуалов сажали в тюрьмы, отправляли в психиатрические больницы и меняли им пол. Статью за «мужеложство» отменили лишь в 1993 году — ровно 25 лет назад. Почему после революции 1917 года ненадолго декриминализировали гомосексуальные отношения из-за их «традиционности», как «активные» гомосексуалы выступали свидетелями в делах против «пассивных» и когда в Ленинграде появилась первая правозащитная ЛГБТ-группа? «Бумага» поговорила с социологом Александром Кондаковым, исследующим статью за «мужеложство» в СССР. Александр Кондаков Социолог, научный сотрудник Университета Хельсинки, руководитель Лаборатории исследований сексуальности Как революция изменила антигомосексуальное законодательство царской России и почему советское общество оставалось гомофобным За гомосексуальные отношения в России мужчин стали наказывать относительно недавно — в середине XIX века, когда было принято «Уложение о наказаниях уголовных и исправительных». Это довольно поздно для европейских стран, среди которых антигомосексуальное законодательство существовало уже давно. В России гомосексуальность традиционно вообще не была серьезной проблемой. До «Уложения» сексуальность регулировалась широким спектром правил: церковными предписаниями, нормами крестьянской общины, суждениями помещиков, военными уставами. Единого мнения по поводу гомосексуальности не существовало, многие из властных инстанций вообще никакого внимания этому вопросу не уделяли. Чаще всего гомосексуальность обозначалась словосочетанием «содомский грех», как в «Судебнике Ивана Грозного» 1551 года. Как показало исследование Марианны Муравьевой о правоприменении в средневековой России, под ним понимались практически любые половые контакты, отступающие от «миссионерской» позы — как гомосексуальные, так и гетеросексуальные. При этом и в Средние века, и в XIX веке за гомосексуальность осуждали редко, неохотно и без понимания, в чем заключается проблема. Гравюра «Сожжение содомита», Европа, XVIII век. Фото: wikimedia После революции 1917 года статья за мужеложство была отменена, как и практически всё законодательство Российской Империи. На протяжении почти 20 лет гомосексуальные отношения открыто не преследовались. Однако непонятно, насколько это была осознанная политика. С одной стороны, согласно исследованию Дана Хили, некоторые советские министры называли отмену этой статьи частью сексуальной революции и верным шагом на пути эмансипации, на который нужно равняться пролетариям других стран. Но говорили они это в основном на международной арене, когда ездили за рубеж. С другой стороны, внутри Советского Союза дискуссия шла совершенно иначе: прежде всего, мужскую гомосексуальность связывали с традиционными ценностями [народов Азии, территории которых были в составе Российской империи] — в новом советском государстве традиции считались пережитками прошлого. Это было связано с тем, что на некоторых, особенно мусульманских, окраинах Советского Союза практиковались ритуалы, по форме квалифицируемые сегодня как «иные действия сексуального характера с лицами одного пола». Эта практика называлась «бача-бази» (когда мальчики допубертатного возраста исполняли эротические танцы и занимались сексом со взрослыми мужчинами за плату и дальнейшее покровительство — прим. «Бумаги»). Танцующие мальчики. Традиция «бача-бази». Фото: wikimedia Если почитать советские газеты, то там гомосексуальность обсуждалась либо как отжившая традиция, либо в криминальных сводках, где обвиняемого пытались дискредитировать по совокупности «проступков»: якобы он не только убийца и вор, но еще и «гомосексуалист». Это показывает, что реального изменения отношения к гомосексуальности не произошло, несмотря на отмену уголовного преследования. Мужская гомосексуальность в то время ассоциировалась с чем-то плохим. Исследователь Дан Хили также описывает, как в 1920-е годы велись попытки преследовать мужчин-гомосексуалов. Состоялось несколько громких заседаний в советских судах, в рамках которых к уголовной ответственности привлекались мужчины, устраивающие в Петрограде вечеринки. Чтобы их наказать, использовались уголовные статьи, не имеющие отношения к гомосексуальности — например, о контрреволюционном заговоре. Как Петроград стал гей-столицей СССР? paperpaper.ru Рассказывает искусствовед Ольга Хорошилова, которая исследует историю травести-культуры Как в СССР снова ввели уголовное наказание за мужскую гомосексуальность и зачем это было нужно В 1934 году в Уголовный кодекс СССР ввели статью 154 о мужеложстве, в пункте «а» которой говорилось о запрете добровольных гомосексуальных отношений (наказание — от трех до пяти лет лишения свободы), а в пункте «б» — недобровольных (от пяти до восьми лет заключения). После реформы кодекса в 1960 году эта статья получила номер 121, а сроки немного изменились: за добровольные гомосексуальные отношения грозило до пяти лет лишения свободы. Нижняя граница срока лишения свободы не была указана. В будущем это позволяло судам выносить относительно мягкие приговоры. Если рассматривать общие предпосылки криминализации, то можно сказать, что 1920-е годы были временем экспериментов, в том числе в праве, образовании и сексуальности, а 1930-е стали временем осознанных шагов назад и возвращения системы абсолютной централизованной власти, которая была и до революции. Криминализация гомосексуальности не стала единственным таким шагом. Было еще и ужесточение политики разводов, запрет абортов. В это же время ученые перестают изучать гомосексуальность — им запрещают говорить об этом. С момента введения статьи запустилась систематическая работа по уголовному преследованию гомосексуалов. Появилось и медикаментозное и психиатрическое «лечение» лесбиянок, а также некоторых мужчин. При этом судили по 154-й, а впоследствии по 121-й статье только мужчин — женщин не могли уголовно преследовать из-за их сексуальности. Лесбийская любовь не считалась чем-то преступным, однако, конечно, эта тема была табуирована. Участники бала-маскарада 15 января 1921 года. Петроград. Фото: Автор: wikimedia Что известно о судах за мужеложство в СССР и почему в основном судили лишь гомосексуалов в «пассивной» роли Информации о делах против гомосексуалов практически нет в открытом доступе: до них легче добраться сотрудникам университетов МВД России, но они не очень хотят изучать эту тему. При этом, насколько я понимаю, верхних пределов [срока заключения] по этой статье советские суды никогда не давали. По обрывкам дел, которые смогли получить российские историки, мы знаем, что по статье за мужеложство в основном преследовали тех мужчин, кто играл в сексуальных отношениях «пассивную» роль. Часто «активные» гомосексуалы выступали в судах свидетелями или заявителями. Деление на «активов» и «пассивов» отражает распространенные до сих пор предрассудки по поводу мужской гомосексуальности. Часто гомосексуалы становились жертвами доносительства. Так как в Советском союзе избежать коллектива было сложно, свидетелями выступали соседи по коммунальной квартире или общежитию, товарищи по цеху. Милиция реагировала не на все заявления о гомосексуальности. Часто они вели списки гомосексуальных мужчин, которых, шантажируя уголовным делом, заставляли быть информаторами. Если дело заводилось, то собирались обычные доказательства, согласно УПК: показания свидетелей, медицинские экспертизы (врачи искали остатки, например, спермы в теле человека). Осужденные практически не оставили свидетельств о ходе дел против них. Одна из самых больших находок — это дневник певца Козина, который записал подробные воспоминания о колонии и колонии-поселении. Его музей-квартира находится в Магадане, где он умер в 1994 году. Но экспозиция не фокусируется на этой стороне жизни исполнителя. Насколько известно из архивных исследований [профессора] Владимира Володина, после реформы статьи о мужеложстве в Уголовном кодексе 60-х годов ежегодно в СССР по ней осуждалось около тысячи человек. Пик обвинительных приговоров приходится на 1985 год, когда в лагеря отправили 1620 мужчин. К концу 1980-х это цифра снижается до 800–700 человек в год. Но так как дела закрыты, пока невозможно узнать точное количество осужденных. Не имея доступа к делам, мы не можем говорить об обстоятельствах возбуждения дела. Например, интересно, насколько часто статья применялась к тем, кто уже отбывает наказание в тюрьме. Известно, что сотрудники колоний использовали статью 121 против заключенных, если считали, что те провинились в чем-то. К тому же мы знаем, что статья использовалась против «идеологических врагов» СССР. Известно о нескольких громких делах, когда людей, которые, вполне возможно, не имели никакого отношения к гомосексуальным отношениям, осуждали по этой статье. Например, прежде всего по политическим мотивам осудили режиссера Сергея Параджанова и ленинградского историка Льва Клейна. О непубличных политзаключенных мы можем не знать. Как петербуржец изменил мировую археологию, попал в тюрьму по делу о мужеложстве и вместе с коллегами создал Европейский университет paperpaper.ru История 90-летнего ученого Льва Клейна Как гомосексуалам меняли пол и почему лесбиянок отправляли в психиатрические больницы В Советском союзе люди не обязательно шли в милицию, если замечали, что кто-то нарушает Уголовный кодекс. Это касалось и гомосексуальных отношений — человека могли отправить на товарищеский суд или партсобрание, где могли решить ничего не предпринимать, сделать выговор, лишить членства в партии или отправить в лечебницу. Это, как показывает [социолог] Францеска Стелла, было особенно актуально для лесбиянок — психиатрическая больница была наиболее вероятным путем разрешения ситуации. В СССР для лечения женщин и немногих мужчин, которые тоже могли оказаться в психиатрической лечебнице, использовали электрошок и медикаментозные препараты. [Американский профессор социологии, посещавшая СССР] Лори Эссиг выяснила, что уже в начале 1970-х годов некоторые врачи делали мужчинам и женщинам с гомосексуальной ориентацией операции по коррекции пола. В основном это исходило из теории о том, что если, например, у мужчины сексуальное желание направлено на мужчину, то он женщина. Таким образом советские врачи хотели «излечить» гомосексуалов. Для этого не обязательно нужно было решение суда — достаточно было обратиться за помощью и стать пациентом. При коррекции пола в то время уже применялась соответствующая гормональная терапия, а также хирургическое вмешательство, то есть пластические операции на теле, в том числе на половых органах. Всё проходило официально. Финансировались такие операции из бюджета СССР. Часть операций, конечно, касалась вовсе не гомосексуальных мужчин и женщин, а трансгендерных людей, желающих провести коррекцию пола. Как в Петербурге поменять документы и найти работу с «чужим» паспортом paperpaper.ru В трех монологах трансгендеров Как в СССР вновь заговорили о гомосексуальности и как в Ленинграде возникла первая ЛГБТ-группа С 1930-х годов тема гомосексуальности практически не обсуждалась. Нельзя было даже произносить такого слова — это могли делать только специально обученные люди в стенах кабинетов МВД или судебных залов. Одной из первых улик, указывающих на то, что обсуждение гомосексуальности велось кулуарно, стало новое издание Большой советской энциклопедии в 1970-х годах. В ней появилось сразу два слова, касающиеся этого вопроса, — это «мужеложство» и «гомосексуализм». Под мужеложством понималось уголовно преследуемое «половое извращение, заключающееся в половых сношениях мужчины с мужчиной; обычно при гомосексуализме, реже — ситуационные». А под «гомосексуализмом» — медицинская сторона того же самого феномена. Можно сказать, что это выражение какого-то плюрализма мнений. И действительно, известно, что в это время ленинградские юристы готовили проект по декриминализации «мужеложства». В итоге эта идея была не утверждена и забыта — хотя не до конца известно, почему именно. Сергей Параджанов, осужденный по статье за «мужеложство». Фото: wikimedia В журнале «Огонек» после долгого молчания в 1970-е годы тоже неожиданно появляется несколько материалов, посвященных сексуальности и ЛГБТ. Они описывают гомосексуальность с негативной точки зрения, но, благодаря им, завеса молчания еще больше приоткрылась. После вступления в силу новой политики гласности [после 1986 года] вопрос гомосексуальности начинает активно обсуждаться, хотя эти обсуждения часто связаны с начинающейся в то же время эпидемией ВИЧ. К концу 1980-х годов о гомосексуальности высказываются уже по-разному, хотя в основном в негативном ключе. В это же время в РСФСР возникли первые инициативные ЛГБТ-группы. В Ленинграде была одна из самых известных организаций — группа «Крылья», которая активно, насколько это было возможно, противостояла криминализации мужской гомосексуальности. Активисты вели переписку с людьми, которые прошли через тюрьму по 121-й статье, лоббировали отмену статьи через знакомых из политбюро и в итоге добились регистрации своей организации в 1991 году. Тогда же, в начале 1990-х годов, в СССР прошли первые конференции на тему здоровья для мужчин-геев, построенные вокруг проблемы ВИЧ. Первая состоялась в Таллинне в 1990 году, а уже в следующем году — в Москве и Ленинграде. А потом Советский союз распался — но статья осталась в законодательстве России. Как в России декриминализировали статью за мужеложство и что случилось с осужденными после этого Большинство ученых, которые анализировали отмену статьи за мужеложство в России в мае 1993 года, склоняются к тому, что причиной стало вступление страны в международные организации. Например, для вступления в Совет Европы было четкое требование — декриминализация гомосексуальности. Несмотря на то, что поправки были техническими, норма закрепилась в обществе — и статья за «мужеложство» не вернулась в УК, когда российское правительство стало активно отходить от европейских конвенций и мотивировать законотворчество политическими предлогами. Предложения вернуть в законодательство «мужеложство» и «лесбиянство» были — и продолжают поступать в Госдуму, но пока не находят поддержки. Закон о запрете «пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений» в 2013 году был принят как раз потому, что за 20 лет до этого, при декриминализации, отмена антигомосексуального законодательства не являлась прямым следствием понимания необходимости этого шага. Правительство тогда не было готово принять современное общество, и оно все еще не готово к этому. Когда закон о «мужеложстве» был отменен, по первой части статьи — за добровольные гомосексуальные отношения — в 1993 году была амнистия и осужденных постепенно отпустили из мест заключения. Однако никто из них не был реабилитирован, то есть не признан неправомерно осужденным, им не полагаются какие-либо льготы или выплаты за перенесенные в тюрьмах страдания.
25/10/2018 12:07
Кара
Стасика, Петрова, Магана - всех на цугундер и в одну камеру!
26/10/2018 21:01
Про "Мелкого"
Курихина крышует Володин! Иначе бандит "Мелкий" из ОПГ "Парковская" давно бы сидел не в думе, а на нарах!
27/10/2018 21:51
Имя:
Сообщение:*
 
*Поля обязательны для заполнения!
«Общественное мнение» / Общество / Трубное дело Станислава Невейницына
Загрузка...
Кого из некогда высокопоставленных чиновников вы бы вернули во власть?
Оставить комментарий

Новости

Частное мнение

10/01/2019 12:58
Арбитражные джокеры Станислава Невейницына. Выигрыш на 17 миллионов
Арбитражные джокеры Станислава Невейницына. Выигрыш на 17 миллионов | Отзывов: 3Станет ли бизнесмен набирать себе новую колоду в апелляционной инстанции?
05/01/2019 11:04
СК РФ просят разрешить уголовное преследование судьи по делу Елены Никитиной
СК РФ просят разрешить уголовное преследование судьи по делу Елены Никитиной | Отзывов: 29Муж бывшей чиновницы обратился с ходатайством о мерах безопасности
02/01/2019 12:35
"Длинноиграющие" инвестиции и сюжеты главы концерна "Мосфильм"Карен Шахназаров: "Модернизацию, обновление всех фондов "Мосфильма" провёл за счёт собственных средств"
02/01/2019 10:00
Дело Никитиной превратилось в
Дело Никитиной превратилось в "дело" ее адвоката? | Отзывов: 44"Я все равно буду оказывать ей юридическую помощь, жалобы и отводы буду писать в два раза больше"
25/12/2018 12:18
Глава
Глава "БАТ Россия" о закрытии фабрики: "Мы не смогли избежать этого решения" | Отзывов: 2Управляющий директор "БАТ Россия" Аттила Кундрак дал эксклюзивное интервью шеф-редактору "Коммерсантъ-Средняя Волга" Сергею Петунину
Дендрарий НИИСХ Юго-Востока

Блоги



Полезные советы

Поиск по дате
« 18 Января 2019 »
ПнВтСрЧтПтСбВС
31123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031123
,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,
Яндекс.Метрика


«Общественное мнение» сегодня. Новости Саратова и области. Аналитика, комментарии, блоги, радио- и телепередачи.


Главный редактор сайта: Мурзов Алексей Валериевич
OM-redactor@yandex.ru

Адрес редакции:
410600, Саратов, проспект Кирова, 34, офис 6
тел.: 23-79-65, тел./факс: 23-79-67

При перепечатке материалов ссылка на «Общественное мнение» обязательна.

Сетевое издание «Общественное мнение» зарегистрировано в качестве средства массовой информации 14 августа 2012 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Эл № ФС77-50818.
Учредитель ООО «Медиа-группа ОМ»

16+ Федеральный закон Российской Федерации от 29 декабря 2010 г. N 436-ФЗ
0.026657104492188