19 Мая 2024, Воскресенье, 18:15 ВКонтакте Twitter

Трампарк в тисках Курихина

26/05/2015 14:55

Пока Саратов ломает копья, что делать с городским электротранспортом, точнее, как выбить очередную копейку на поддержание базы МУПП «Саратовгорэлектротранс», руководство самого стратегического предприятия оказалось под сильным влиянием строительного бизнес-клана, который, вероятно, положил глаз на активы МУППа (это целые кварталы в центре города и не только, которые кое-кому так хочется застроить). Около десяти лет назад предприниматели-застройщики предложили руководству МУПП возвести на территории основной промплощадки (в квартале между ул. Московской, Астраханской и Б.Казачьей) некий бизнес-центр. Менеджмент предприятия, как писал «ОМ» в 2005 году, даже заключил договор с одной из строительных фирм, входящей в аффилированную со скандальным олигархом и депутатом Сергеем Курихиным ассоциацию «Союз застройщиков». Но к счастью очередной «инвестпроект», по сути уничтожающий базу стратегического предприятия, реализовать не удалось. Произошло это не то из-за того, что вскоре был отправлен в отставку (а вскоре оказался за решёткой) тогдашний мэр Юрий Аксёненко, любивший распоряжаться городскими землями «направо и налево», не то из-за почти одновременного с Юрием Николаевичем ухода с должности директора МУПП «Саратовгорэлектротранс» Геннадия Кочеткова, который и заключал договорённости с застройщиками. Говорят, г-н Кочетков оставил после себя довольно удручающее наследство – предприятие понесло огромные убытки, а в отношении самого Кочеткова возбудили уголовное дело по статьям УК РФ 201 «Злоупотребление полномочиями» и 330 «Самоуправство». Однако, в отличие от Юрия Николаевича, Геннадий Юрьевич после ухода из МУППа, оказался не за решёткой, а... в кресле первого замминистра транспорта в облправительстве времён Павла Ипатова.

Домом кручу, запутать хочу
Смена руководства МУППа в 2005 году вовсе не означала, что строительное лобби потеряло интерес к активам СГЭТ. Напротив, события, о которых пойдёт речь далее, показывают, что одни коммерсанты, опекающие транспортников с целью рано или поздно отжать жирный кусок от предприятия, не подпускают к предприятию других, которые пытались выполнить социально-полезные для работников трампарка функции. А, вероятно, аффилированное с первыми руководство СГЭТ, вместо лоббирования интересов городского электротранспорта, в условиях хронического недофинансирования тратит немалые средства на борьбу с конкурентами своих «регентов» и словно собака на сене держится за «непрофильные активы», на которые претендуют конкурирующие бизнес-структуры.
Определённым свидетельством вышесказанному стала многолетняя эпопея, развернувшаяся вокруг дома №153 на ул. Московской (на фото). Это деревянное двухэтажное здание, являющееся объектом культурного наследия регионального значения, было построено в 1887 году. Изначально в нём размещались контора и квартира управляющего конной железной дороги. Впоследствии здание, расположенное рядом с трампарком, превратилось в жилой дом работников саратовского трамвая, находящийся на балансе предприятия. В советские годы в нём были устроены две коммунальные квартиры, и до недавнего времени в здании проживало несколько семей сотрудников МУПП «Саратовгорэлектротранс». Среди обитателей дома была родственница саратовской предпринимательницы Анны Молодкиной; последняя вместе со своим супругом, скандально известным предпринимателем Сергеем Белостроповым в 2005 году решила расселить дом. Желание сделать это было вызвано вовсе не попыткой застроить или уничтожить памятник архитектуры, а реконструировать его для нового использования. К тому же жители дома были явно стеснены коммунально-бытовыми условиями. Сделав экономические расчёты, Сергей Белостропов убедился, что расселение исторического здания, ставшего обузой для МУПП, и его переоборудование могут стать с одной стороны выгодным в коммерческом плане, а с другой стороны решит жилищные проблемы проживающих в нём граждан. Белостропов обратился к своему знакомому, московскому предпринимателю Михаилу Панченкову, генеральному директору ОАО «Продинвест» с коммерческим предложением и на его средства, полученные как займы, Анна Молодкина стала выкупать квартиры у жильцов, переселяя их в новое жильё. В последствии Анна переоформила квартиры на Московской, 153 на учреждённое Панченковым ООО «Раском», которое и стало конечным владельцем купленных квартир.
Когда практически все жители дома на Московской были расселены, ООО «Раском» начало оформлять земельный участок под зданием для дальнейшего поиска покупателей. Но тут в дело вмешалась администрация МУПП «Саратовгорэлектротранс», руководимого как и сейчас Робертом Виньковым. Менеджмент предприятия, как рассказывал Белостропов, стал чинить препятствия: поскольку дом числится на балансе МУПП, его руководство не согласовывало проект межевания земельного участка. А вскоре выкатило «козырь» – комнату, находящуюся над входным тамбуром, ранее используемую жильцами как место для сушки белья. Данное помещение, как выяснилось, числилось на балансе МУППа как жилое, и этот предлог руководство предприятия использовало для отказа в согласовании документации.
Предприниматели были готовы приобрести комнату у СГЭТ. В нынешних непростых экономических условиях, дополнительные средства от реализации не используемой как производственный объект комнаты, а также сокращение расходов на содержание непрофильного актива могло бы хоть как-то улучшить финансовое положение МУППа, руководство которого постоянно жалуется на нехватку средств и растущие долги перед энергетиками, из-за которых со дня на день под угрозой существования оказываются то одни, то другие маршруты. Но вместо этого руководство СГЭТа не только представило документы, согласно которым подсобное помещение некогда было жилым, но и обратилось в суд с иском к ООО «Раском» на расторжение договоров купли-продажи квартир у жильцов. Руководство МУПП считало, что у предприятия якобы имелось преимущественное право на заключение договора купли-продажи квартир в доме на Московской, 153 и обратилось с иском в суд, который ему отказал. «Раском» в свою очередь обратился с иском к МУПП и администрации Саратова о предоставлении земельного участка под многоквартирном расселенным домом, но арбитраж также отклонил требования предпринимателей.

Смерть после приёма
До этого – 22 ноября 2006 года – произошло трагическое событие, связанное с историей расселения дома на Московской, 153. В этот день в своей новой квартире покончил с собой 55-летний сотрудник МУПП «Саратовгорэлектротранс» Николай Литвинов. Для описания подробностей трагедии и предшествующим ей событиям стоит привести большую цитату из статьи «Жизнь под снос», опубликованную в газете «Репортёр» 29 ноября 2006 года:
«Литвинов вскрыл себе вены в своей квартире. Его нашла гражданская жена в комнате на полу. В тот день перед смертью Николай Михайлович был на приеме у руководства трамвайного депо. Как сообщили нам его сослуживцы, после беседы с начальством этот человек вышел из кабинета и сказал, что «бомжем жить не будет»...
Литвинов работал в службе пути трамвайного депо водителем спецвагона (ремонтного трамвая) и проживал в доме № 153 по ул. Московской. Это двухэтажное деревянное здание с коммунальными квартирами является ведомственным и находится на балансе «Саратовгорэлектротранса». Домишко находится в катастрофическом состоянии, он ветхий, аварийный, с прохудившейся крышей, его фундамент подмывает вода, что течет неподалеку из дырявых подземных коммуникаций. Жильцы опасались, что здание вот-вот рухнет, поэтому требовали у руководства трамвайного депо помочь хоть как-то восстановить дом. Писали письма во все инстанции, которые обслуживают жилой фонд Саратова. Чиновники не реагировали.
В конце концов терпение у людей кончилось и они подали жалобу в Кировскую прокуратуру на «преступное бездействие» «Саргорэлектротранса» и других жилищных организаций. Одним из подписавшихся под документом был Николай Литвинов.
Обо всем этом редакции сообщила Анна Молодкина, которая является официальным представителем московской фирмы ОАО «Продинвест» в областном центре. В столице фирма занимается производством мебели и пищевых продуктов, а в Саратове она зарегистрирована как инвестор денег для нового жилья и уже расселила почти все семьи из ветхого дома «Саргорэлектротранса». Молодкина считает, что именно подпись под коллективным заявлением в прокуратуру привела Литвинова к гибели.
Мы решили провести собственное расследование истории, закончившейся самоубийством одного из ее героев. Анна Молодкина рассказала нашему корреспонденту, что в доме на улице Московской проживали 15 семей. 12 из них заключили с ней договоры и приобрели новые квартиры, приватизировав, как и полагается по закону, перед этим свои коммунальные комнаты. Среди тех, кто остался «за бортом» приватизации, был Николай Литвинов и две семьи его сослуживцев по трамвайному депо.
Почему? Вот что говорит об этом Анна:
– Эти люди просили гендиректора «Саргорэлектротранса» Роберта Винькова подписать все необходимые для переселения документы. Это необходимо, потому что дом, где они прописаны, является ведомственным. Но Виньков никаких бумаг не подписал.
Вот цитаты из официального письма, которое поступило Роберту Винькову из городской администрации от заместителя главы по градостроительству:
«Продолжение сотрудничества с ОАО «Продинвест» для города является важным направлением привлечения инвестиций... Прошу Вас оказать максимальное содействие и помощь Молодкиной А. О. и гражданам, проживающим в доме № 153 по Московской, в приватизации квартир...»
Однако, как свидетельствуют дальнейшие события, «Саргорэлектротранс» не поторопился выполнять рекомендации городских властей.
Мы дозвонились до Елены Юналиевой, бывшей сослуживицы Литвинова. Женщина работала в службе пути трамвайного депо и проживала в той же ветхой двухэтажке по Московской. Она говорит, что ни она, ни Литвинов, ни третья семья из этого дома не получили подписи на приватизацию от руководства «Саргорэлектротранса». Тем не менее, эти люди получили новое жилье по предварительному договору с ОАО «Продинвест» под гарантию приватизации своих коммуналок. Николай купил себе однокомнатную квартиру в Заводском районе. Елена сообщила нам очень интересную информацию о том, по какой причине ей пришлось внезапно уволиться из трамвайного депо... в день смерти Литвинова.
– Мне позвонили коллеги с работы, посоветовали приехать и как можно быстрее написать заявление на увольнение по собственному желанию,– отмечает она.– Сказали, что иначе я могу вылететь по статье за прогул. Дело в том, что я работала в «Саратовгорэлектротрансе» прачкой, стирала форменную одежду. У меня был устный договор с мастером, что мы будем работать по очереди, подменяя в случае необходимости друг друга. Так продолжалось около трех лет, высшее начальство об этом не знало. Но когда в управление трамвайного депо поступила жалоба в Кировскую прокуратуру, которую я подписала в числе других жильцов, тут же вышел приказ о моем увольнении. Об этом мне сообщила табельщица. Мне пришлось уволиться по собственному желанию. Работники трамвайного депо мне сообщили, что в тот день Николай Литвинов тоже был у начальства, потом вышел весь в эмоциях из кабинета и сказал, что «бомжем жить не будет».
22 ноября Анна Молодкина позвонила Николаю по сотовому телефону где-то около 10 часов утра.
– Я хотела узнать, как у него обстоят дела с работой,– говорит она.– Литвинов сказал мне, что находится у начальства «Саргорэлектротранса». Пишет объяснительную по поводу жалобы в Кировскую прокуратуру. Вечером его мобильный был отключен. На следующий день его сослуживцы сообщили мне, что Николай умер...
– Литвинов сообщил, с кем из начальства он беседовал?
– Нет.
– У вас есть версия того, почему Николай убил себя?
– Думаю, его довели до самоубийства. Кто-то из руководства «Саратовгорэлектротранса» угрожал ему, что у него отнимут квартиры из-за того, что он подписал заявление в прокуратуру...
Мы попытались узнать у руководства «Саргорэлектротранса», о чем говорили Литвинов и руководство трамвайного депо. И кто из руководителей был его собеседником. Поговорить об этом непосредственно с гендиректором Робертом Виньковым не удалось. В приемной секретарь каждый раз сообщала, что его нет на месте. Но мы получили комментарии от двух его замов – Павла Кузнецова и Юрия Клименко.
Кузнецов подтвердил, что дом по Московской находится на балансе «Саргорэлектротранса» и рассказал, что руководство трамвайного депо всеми силами старалось помочь жителям этой ведомственной ветхой двухэтажки. Но денег на ремонт дома не было.
– Никто это здание, которое необходимо снести, на баланс не брал,– говорит Кузнецов.– По поводу проблем с приватизацией коммуналки Литвинова ничего не скажу, я не юрист. Но на 100% уверен, что руководство «Саргорэлектротранса» не препятствовало приватизации.
– А с кем из руководства вашего предприятия говорил Литвинов 22 ноября?
– Он разговаривал с замом по кадрам Юрием Клименко.
Клименко, в свою очередь, утверждал по телефону, что не помнит, с кем из руководства беседовал Литвинов в день своей смерти. На работе, по словам Клименко, Николай Михайлович был на хорошем счету, никаких взысканий не получал. От других комментариев зам по кадрам отказался
».
Можно только догадываться, что послужило причиной суицида. Но версия доведения до самоубийства имеет право на существование: суицид Литвинов совершил сразу после общения с руководством СГЭТ. Как рассказывает Анна Молодкина, которая созванивалась с Литвиновым в день его гибели, первые лица предприятия в беседе со своим сотрудником уповали на то, что поскольку он уже выписался из дома на Московской и не успел оформить права на новую квартиру, его оставят бомжом. До этого менеджмент МУПП «Саратовгорэлектротранс» активно, с обращениями в суды, фактически препятствовал расселению жильцов из малопригодного для нормальной жизни здания. А значит, у него были причины и для возможного запугивания не только Литвинова, но и других обитателей подведомственного дома, что, дескать, коммерсанты отнимут у них крышу над головой, обманут и пустят по миру. Однако в реальности было совсем по иному – после гибели Николая Литвинова, ООО «Раском» через суд добилось оформления права на новое жильё для его внучки. Но это было чуть позже, а в 2006 году возможная «обработка» проживающих в злополучном доме на Московской, 153 со стороны кого-то из руководства МУППа, скорее всего преследовала цель защитить права и интересы не столько рядовых жильцов, сколько саратовских девелоперов, положивших глаз на земельный кусок в центре города и, вероятно, имеющих некое влияние на менеджмент предприятия. И появление на пути застройщиков конкурентов в лице Молодкиной, Белостропова, «Раскома» и «Продинвеста» только спутало расклады.

Скромное обаяние строительного лобби
По факту гибели Николая Литвинова прокуратура Заводского района начала проверку. Как сообщал газете «Репортёр» старший следователь Ярослав Земсков, Литвинов купил квартиру в Заводском районе на улице Огородной, но, как уже отмечалось, оформить права на неё не успел (напомним, позже право собственности через суд внучка погибшего добилась с помощью Анны Молодкиной).
В прокуратуру вызывали и Молодкину, где намекали на неприятности в случае, если она в дальнейшем будет будоражить тему таинственной гибели сотрудника СГЭТ в СМИ. По сути, прокурорская проверка так ничем и не закончилась. По крайней мере, доведение до самоубийства усмотрено не было.
Спрашивается, кто мог так «скромно обаять» руководство предприятия и заставить его отказывать в оформлении земельного участка под домом, продаже пустующей и неприспособленной к проживанию комнаты, то есть чинить препятствия в избавлении предприятия от неиспользуемого здания? Ответ на этот вопрос можно получить из имеющейся в распоряжении «ОМ» информации, которой поделились с нами представители ООО «Раском» и ОАО «Продинвест».
В августе 2010 года они общались к руководству МУПП «Саратовгорэлектротранс» по вопросу оформления земли под домом на Московской, 153 и пытались выяснить, с чем связаны столь активные препятствия планам инвесторов по расселению дома, которых привел в Саратов Сергей Белостропов. В ответ на это представитель администрации предприятия якобы предложил для «решения вопроса» весьма интересную (в первую очередь для правоохранительных органов и борцов с коррупцией) схему: предпринимателям необходимо оформить одну из комнат в доме на некоего Сергея Курихина, а затем выкупить её у него же за 3 миллиона рублей. Является ли этот Сергей Курихин нынешним депутатом облдумы, медиамагнатом и застройщиком, утверждать не берёмся, но то, что коммерческие структуры, аффилированные с известным издателем и православным меценатом, не первый год проявляют интерес к активам СГЭТ – факт, неоднократно описанный в саратовских СМИ. Позволю себе напомнить некоторые штрихи.
В июле 2004 года МУПП «Саратовгорэлектротранс» заключило договор мены с ООО «Саратов-Рент», аффилированным с Сергеем Курихиным. Суть договора заключалась в том, что транспортное предприятие отдавало «Саратов-Рент» массив расположенных в центре города муниципальных офисных помещений общей площадью 1874,2 кв. м, а взамен получало от партнера по сделке семь недостроенных квартир в многоэтажном доме, расположенном неподалеку от телецентра на 2-й Садовой. Общая площадь передаваемых «Саратовгорэлектротрансу» квартир составляла 707,2 кв. метров. Иными словами, муниципалитет в одночасье терял на сделке 1167 кв. м офисных помещений в весьма оживленном месте в центре Саратова. Одним из важных моментов сделки являлось то, частной фирме отходили муниципальные помещения на улице Чапаева, 14/26, в которых много лет до того располагались детская поликлиника Октябрьского района и районная станция Санэпиднадзора. Ранее (за два месяца до сделки) эти помещения были переданы городскими властями в хозяйственное ведение МУПП «Саратовгорэлектротранс» с целью «улучшения финансового положения» предприятия. То есть в данном случае явно непрофильный по отношению к основной деятельности транспортного предприятия объект был быстро реализован (чего не скажешь про ситуацию с Московской, 153, где засветились «не те» предприниматели). Подробнее об этом можно прочитать в статье Александра Крутова «Как увели поликлинику».
Другой пример, проливающий свет на интересы бизнес-империи Сергея Курихина к активам СГЭТ и прилегающим к предприятию территориям,– планы возвести офисное здание ЗАО «Сарград» (где Курихин числится финансовым директором) между средней школой №67 и домом №108 по ул. Большой Казачьей (этот участок расположен на расстоянии менее ста метров от особняка на Московской, 153). Против строительства выступают местные жители, поскольку стройка фактически уничтожит зелёные насаждения в доме на Казачьей. Возможно, из-за огласки планов г-на Курихина в СМИ, он не решается к наступлению на прилегающие к трампарку земли. А, возможно, ждёт более удачного момента для использования данной территории вкупе с активами обескровленного предприятия.
Однако, вернёмся к беседе конкурентов саратовского лобби застройщиков с одним из не самых последних представителей СГЭТ. Как рассказал Сергей Белостропов, представители ООО «Раском» не стали рассматривать всерьёз предложение оформить на некоего Курихина комнату а затем выкупить её за три миллиона, сочтя данное «предложение» глупостью и «разводкой», попахивающей коррупционным злоупотреблением, а то и вовсе вымогательством.
Очень скоро об этом разговоре инвесторов с одним из представителей СГЭТ стало известно в администрации Саратова. В то время Сергей Курихин «воевал» с городской властью, и для представителей последней вся эта мутная история стала поводом для увольнения тогдашнего директора МУПП «Саратовгорэлектротранс» Роберта Винькова (некоторые до сих пор считают его человеком, подконтрольным Сергею Курихину) и назначению в августе 2010 года на эту должность Сергея Крайнова. Правда, Сергей Сергеевич пробыл в кресле руководителя трамвайно-троллейбусного управления совсем недолго, и уже весной 2011-го, когда публичные разборки между городской администрацией и Сергеем Курихиным были прекращены, Роберт Виньков вновь вернулся на свою должность, вероятно, как «гарант» интересов строительного лобби к активам МУПП «Саратовгорэлектротранс».
Стоит отметить, что отношения двух Сергеев – Белостропова и Курихина – испортились сразу после истории с расселением Московской, 153 и трагедии с Николаем Литвиновым. Ещё 11 декабря 2006 года в издаваемой Курихиным газете «Саратовский взгляд» была опубликована статья «Откуда деньжата», в которой утверждалось, что Белостропов якобы расселяет дом на деньги обманутых вкладчиков печально-известного «Мясомолпрома» (впоследствии издания, подконтрольные Сергею Курихину на протяжении нескольких лет вели массированные атаки против Белостропова и его компаньонов). В тот момент Белостропов проходил по уголовному делу и обвинялся в создании финансовой пирамиды, за что через несколько лет отправился в колонию. По мнению компаньонов предпринимателя, уголовное преследование и изоляция Белостропова могут быть выгодными Сергею Курихину, как влиятельному конкуренту по освоению земельного участка «Саратовгорэлектротранса».
Что же касается Московской, 153, к сегодняшнему моменту этот дом (напомним, памятник культурного наследия регионального значения), будучи расселённым, пребывает в запущенном состоянии и тихо разрушается. Как показывает практика, застройщики и их «компаньоны» (каковыми могут быть и аффилированные муниципальные служащие) часто доводят мешающие им памятники архитектуры до безвременной утраты. В итоге объекты становятся бомжатниками, потом там «внезапно» происходит пожар или пустующее здание заваливается от ветхости самостоятельно. А дальше строй – не хочу очередной бизнес-центр или элитку.
Поскольку дом этот до сих пор находится на балансе СГЭТ, на его содержание муниципальное предприятие должно тратить дополнительные средства. Понятно, что у МУППа нет на это ресурсов и возможностей, а вот у саратовских бизнесменов-застройщиков, фактически дёргающих менеджмент СГЭТ за ниточки, не исключено, что есть свои планы.
Что касается нынешнего собственника расселённых квартир дома на Московской, он до сих пор не может оформить права на земельный участок и приобрести единственно оставшуюся у МУППа комнату-сушилку, которую старое-новое руководство предприятия почему-то оберегает как собака на сене. В результате инвестор Панченков, который расселил коммунальные квартиры, больше никогда не захочет иметь в Саратове бизнес – таков результат хваленой инвестиционной привлекательности для избранных.

P.S. Можно предположить, что руководство МУПП «Саратовгорэлектротранс» так держится за особняк на Московской, 153 лишь ради того, чтобы не отдать частникам ни пяди подведомственных активов, пусть даже непрофильных. Однако на этом фоне происходили события прямо противоположные: менеджмент предприятия «сдал» на разграбление и уничтожение огромную и в своём роде уникальную промышленную площадку, которую при всём желании язык не поворачивается назвать «непрофильным активом». Речь идёт о Ленинском трамвайном депо недалеко от Солнечного посёлка. Этот объект, возведённый в середине 1980-х, был самым крупным и современным депо в Саратове, где в лучшие времена трудилось более 400 человек. Но в начале нулевых тогдашнее руководство СГЭТ вывело его из сети. В 2005 году в том числе и за выведение из строя депо в отношении бывшего директора предприятия Геннадия Кочеткова возбуждалось уголовное дело, про которое мы говорили в самом начале и которое завершилось для фигуранта сравнительно мягко – штрафом в размере 100 тысяч рублей. Пришедший на смену Кочеткову Роберт Виньков также не смог восстановить производственную площадку Ленинского депо, которое в настоящий момент уже почти стёрто с лица земли строительной техникой. Поговаривают, что пару лет назад депо и земля под ним была передана под застройку многоэтажками некоему «известному депутату». Что это за депутат такой и как у стратегического предприятия был отчуждён актив, который ещё недавно можно было восстановить и использовать по прямому назначению, то есть под нужды электротранспорта Саратова, разговор отдельный.


Подпишись на наш Telegram-канал. В нем мы публикуем главное из жизни Саратова и области с комментариями


Теги:

Оцените материал:12345Проголосовали: 43Итоговая оценка: 2.95
Чего вам не хватает во дворах?
Оставить комментарий

Новости

Частное мнение

19/05/2024 12:00
Культурный Саратов: афиша мероприятий на 20-26 мая
Культурный Саратов: афиша мероприятий на 20-26 маяКонцерты, спектакли, выставки и другие интересности
18/05/2024 10:00
Субботнее чтиво: итоги уходящей недели
Субботнее чтиво: итоги уходящей неделиПриговор Тепину, дело "Экономбанка" и заседание облдумы
17/05/2024 16:00
Серийные разборки. Сериал
Серийные разборки. Сериал "Горький 53" А нужно ли нам оно, новое "Место встречи изменить нельзя"?
16/05/2024 19:00
"В 2014 году работал в Саратовской области": интервью "ОМ" с украинским военнопленным Он рассказал, что воевать его отправила мать
13/05/2024 15:48
Беседа с инсайдером: непосредственный начальник Тепина Радаев на процессе не появился
Беседа с инсайдером: непосредственный начальник Тепина Радаев на процессе не появилсяСлухи у нас

Блоги



Поиск по дате
« 19 Мая 2024 »
ПнВтСрЧтПтСбВС
293012345
6789101112
13141516171819
20212223242526
272829303112
,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,
Яндекс.Метрика


«Общественное мнение» сегодня. Новости Саратова и области. Аналитика, комментарии, блоги, радио- и телепередачи.


Генеральный директор Чесакова Ольга Юрьевна
Главный редактор Сячинова Светлана Васильевна
OM-redactor@yandex.ru

Адрес редакции:
410012, г. Саратов, Проспект им. Кирова С.М., д.34, оф.28
тел.: 23-79-65

При перепечатке материалов ссылка на «Общественное мнение» обязательна.

Сетевое издание «Общественное мнение» зарегистрировано в качестве средства массовой информации, регистрация СМИ №04-36647 от 09.06.2021. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Эл № ФС77-81186 от 08 июня 2021 г.
Учредитель ООО «Медиа Холдинг ОМ»

18+ Федеральный закон Российской Федерации от 29 декабря 2010 г. N 436-ФЗ