19 Ноября 2018, Понедельник, 17:44 Facebook ВКонтакте Twitter Instagram
Прислать новость

Арбитражные джокеры Станислава Невейницына

Арбитражные джокеры Станислава Невейницына 07/11/2018 15:28

Чем глубже погружаешься в многочисленные дела, инициированные саратовским бизнесменом Станиславом Невейницыным, тем больше убеждаешься в абсурдности и нелогичности поведения представителей государственно-административной машины, вставших, как по команде, на страже интересов отдельно взятого бизнес-магната.
Вспоминаются слова героя фильма "Гений" Ненашева, которого сыграл Александр Абдулов. Ненашев говорит: "Нет, с государством нельзя играть в азартные игры – у него вся карта крапленая, все равно будешь в дураках. Спокойным можно быть только в гробу". Никаких аналогий мы проводить не будем, никого из героев фильма с настоящими действующими лицами так называемого "Трубного дела" сравнить также не хотим. Просто навеяло и не случайно.


Уже больше трех лет господин Невейницын пытается обвинить своего бывшего топ-менеджера Владимира Ковыряева в многочисленных махинациях и воровстве. То, что это противостояние проходит по правилам "заказчика" – Станислава Невейницына, мы убедились, разложив по полочкам скудные материалы уголовного дела, возбужденного против Ковыряева. Впрочем, главным козырем и даже джокерами Невейницына в этой партии является не это, наспех сшитое дело, а три арбитражных процесса, ответчиком в которых выступает Ковыряев. Владелец бизнес-империи намерен отсудить у бывшего работника ни много ни мало, а более 33 млн рублей.

Директор без полномочий

Около недели назад завершился один из трех арбитражных процессов, инициированных компанией "Олеонафта". Являясь единственным участником "ЭПК", общество в 2016 году подало иск против бывшего директора ООО "Энгельсская промышленная компания" Владимира Ковыряева. Ответчик проиграл – по решению судьи Дианы Мамяшевой он должен выплатить "Олеонафте" более 11 млн рублей. Каким образом получилась такая сумма и из чего исходила Мамяшева – понять сложно, как и вообще любое решение, которое выносила судья в процессе арбитражного расследования. Хотя стоит отметить, что Мамяшева вела процесс крайне деликатно – давала возможность всем высказаться, заявить любые ходатайства, затем удалялась в совещательную комнату либо переносила заседание, а потом выносила решение. Как можно догадаться – в пользу истца. Чтобы разобраться, насколько такие решения были нелогичны, предлагаем еще раз проанализировать материалы дела, тем более что апелляционной инстанции они будут также интересны.
Итак, учредитель "Олеонафты" Станислав Невейницын утверждал, что действия ответчиков привели к утере товарно-материальных ценностей и имущества на сумму 24 789 995,72 рубля. Такой ущерб, как значится в исковом заявлении, был выявлен при проведении ревизионной комиссией инвентаризации складских помещений. Сравнение находившихся в наличии материалов проводилось с данными бухгалтерского учета путем сплошного пересчета и взвешивания.
Вернемся в 2015 год, благо документальных свидетельств того времени у нас предостаточно. Впрочем, у госпожи Мамяшевой их было не меньше.
Прежде всего, обращает на себя внимание путаница в датах в исковом заявлении. Важным и, пожалуй, ключевым эпизодом в деле можно считать то, как увольнялся Владимир Ковыряев. Истец утверждает, что Ковыряев работал директором "ЭПК" с 1 декабря 2003 года по 10 декабря 2015 года. Иными словами – такая запись должна содержаться в трудовой книжке, которую Ковыряеву, к слову, до сих пор так и не выдали. Получается, что единственным свидетельством этого факта является лишь утверждение самого работодателя. Дальше интереснее… В том же иске говорится, что по решению владельца, то есть Невейницына, от 29 сентября 2015 года полномочия директора с Ковыряева были сняты со 2 ноября 2015 года и возложены на Волкова А.Н. - с 3 ноября. Как такое возможно – уволен с должности Ковыряев был в декабре, а полномочия с него сняты месяцем ранее?
Читаем далее. Оказывается, что 22 ноября Невейницын в связи с уклонением Ковыряева от проведения инвентаризации (формулировка самого Невейницына. - "ОМ".) выносит решение и издает приказ, по которому дата прекращения полномочий директора Ковыряева переносится. Число при этом не указывается. Этим же приказом отменяется распоряжение Ковыряева от 29 сентября о назначении инвентаризации товарно-материальных ценностей, передаче документов и печатей новому директору Александру Волкову. Казалось бы, все ясно – "нехороший" директор занимается волокитой, мешает владельцу компании разобраться в делах и препятствует назначению нового руководителя. Как быть Невейницыну, нажившему все непосильным трудом и желающему спасти свое имущество? Конечно же, он пытается защитить свои интересы.
Только как он это делает? В исковом заявлении это не указывается, но если ознакомиться со всеми внутренними распоряжениями, указаниями, деловой перепиской, уведомлениями и т.д., рисуется совсем иная картина.

Уклончивый больной

Итак, 29 сентября Невейницын решает прекратить полномочия Ковыряева со 2 ноября и назначить инвентаризацию. Тот, в свою очередь, подчиняясь указанию собственника, тем же днем издает приказ о создании комиссии, которая должна в срок до 28 октября провести инвентаризацию. Однако 30 сентября, видимо, переживая увольнение, Ковыряев оказывается на больничном (он уже длительное время является гипертоником). Однозначно это становится известно не только подчиненным Ковыряева, но и самому Невейницыну. Это видно и из текста иска.
Ковыряев был на больничном до 14 октября и должен был выйти на работу 15 октября. 14 числа издается приказ, что с Ковыряева требуется получить объяснение по поводу исчезновения документов за период с 1 января 2011 года по 31 декабря 2013 года. Как утверждает Невейницын, требование осталось без ответа. Но в нашем распоряжении имеется письмо Ковыряева в адрес Невейницына, в котором он дает подробные объяснения, что не уклонялся от исполнения приказа владельца, и даже о том, что в связи с исчезновением документов написал заявление в полицию. Ковыряев уточняет также, что находится на больничном. Это письмо датировано 21 октября. Соответствующие пометки о получении Невейницыным ответа имеются. При этом Ковыряев знакомился со всеми приказами и решениями владельца компании, на каждое из которых отвечал письменно. Единственным документом, которое Ковыряев не получал под роспись, было требование о даче объяснений. Причина все та же - Ковыярев был на больничном. Он узнал о нем после того, как ему на почту 21 октября пришло очередное письмо от начальства.
Между тем, 16 октября Ковыряев вновь оказывается на больничном, из которого вышел только 24 ноября – через два дня после издания очередного приказа о переносе даты снятия с него полномочий директора. Тогда же, 16 октября, владелец компании назначает проведение финансово-хозяйственной деятельности "ЭПК" за все время руководства Ковыряева. Это подтверждается и нотариально заверенными пояснениями по арбитражному делу нового директора "ЭПК" Александра Волкова. Он же подтверждает и то, что о больничном Ковыряева было известно.
Проведение ревизии-инвентаризации было поручено вновь сформированной комиссии, в состав которой вошли представители от "Олеонафты" (должности не указываются) – Лариса Гольева, Александр Волков, Ирина Царева и Александр Шпак. От "ЭПК" в комиссию вошли – глабух Вера Итяксова и замдиректора по защите экономических интересов Михаил Щеглов. Ковыряев в нее не вошел. Тремя днями ранее была сформирована еще одна комиссия по передаче документов от Ковыряева – Волкову. В нее вошли – Гольева, Царева, Гераськина, Дружинина, Ковыряев, Итяксова, Коровин и Волков. Еще через день – 14 октября - появилась комиссия по проведению кадрового аудита.
Таким образом, с 16 октября без участия Ковыряева, находившегося на больничном, начала работать ревизионная комиссия. Она должна была закончить работу 28 октября, однако из-за болезни завскладом Клейменовой проверка продолжалась до 18 ноября. Отметим, что на этот момент приказ самого Ковыряева о проведении аналогичной инвентаризации никем не отменялся. Он, как говорилось выше, был отменен Невейницыным лишь 22 ноября, когда комиссия уже сделала свои выводы.
Интересен и тот факт, что 20 октября Невейницын назначил служебную проверку по факту исчезновения документов. Это при том, что почти неделей ранее Ковыряев написал по этому поводу заявление в полицию – невейницынская команда не могла не знать об этом, и уж тем более "безопасник" Щеглов, который в рамках служебной проверки до 26 октября должен был установить – кто мог быть причастен к исчезновению документов. И Щеглов это "установил". Несложно догадаться, что виновным назначили опять Ковыряева. Итоги проверки за подписью Щеглова появились лишь 26 ноября.
Стоит обратить внимание и на то, что в утверждениях об уклонении Ковыряева от проведения ревизии имеется доля лукавства – работодателю было известно о больничном и он получал от Ковыряева все объяснительные. По сути, мы имеем дело с хорошо спланированной акцией, в результате которой неугодный Ковыряев был выдавлен из компании, причем изначально были созданы условия, позволившие в дальнейшем обратиться в Арбитражный суд и инициировать возбуждение уголовного дела.
А что с увольнением? Если обратиться к переписке Ковыряева и Невейницына, можно понять, что еще 2 декабря было ясно, что директор уволен. Работодатель сообщает ему, что готов выдать все необходимые документы, но он не является за ними. Не исключено, что в трудовой книжке запись об увольнении сделана ранее указанной в иске даты – 10 декабря 2015 года. Установить это до сих пор не представляется возможным, поскольку трудовую книжку Ковыряев не получил до сих пор. Проверка Гострудинспекции якобы ничего не установила.

"Куртка замшевая… Три куртки"

В итоге Невейницын, имея на руках заключение полностью подконтрольной ему комиссии, выходит с иском в суд. К слову сказать, нюансы, о которых мы рассказали выше, звучали в суде, но были полностью отметены Мамяшевой. Но самое удивительное произошло, когда на процессе огласили заключение экспертизы, которая была назначена по ходатайству не кого-нибудь, а самого истца. Во-первых, эксперты не нашли данные за период с января 2011 по январь 2012 года. Судья Мамяшева это не приняла во внимание. Во-вторых, эксперты были вынуждены выйти за рамки заданных в суде вопросов. В частности, они подсчитали затраченные "ЭПК" материалы при строительстве объектов ТК "Лидер" (это там, где сейчас располагаются "Лента" и "Стройландия" на Химиков,1). Выяснилось, что весь объем материалов, указанных в иске и внесенных в сличительную ведомость невейницынской комиссией, был потрачен при возведении объектов. В-третьих, было установлено, что учет товарно-материальных ценностей велся абы как – завскладом Клейменова передавала в бухгалтерию все данные прихода и расхода материалов, написанные от руки. Что в дальнейшем вносилось бухгалтерией и на какие счета бухучета – неизвестно. Не исключено, что большая часть материалов просто не приходовалась как основные средства. Откуда и из-под какого сукна комиссия достала документы, которые она сличила с данными бухгалтерии, – неизвестно также. Мамяшева не стала это выяснять, а на результаты невыгодной для истца экспертизы решила не обращать внимание.
Таким же образом она не приняла во внимание и тот факт, что истец неожиданно решил уменьшить исковые требования, снизив сумму почти на 1 млн рублей. Представитель Невейницына объяснила это тем, что списание долга получилось за счет учета излишков. На вопрос - откуда они появились во время арбитражного процесса - также никем не был дан ответ. Мамяшева заметила, что у истца есть право снижать размера требований. Ну как с этим поспоришь!?
Не стала она удовлетворять и ходатайство об истребовании всех договоров подряда, которые бы объяснили – на какие цели потратили материалы. Вот и получается, что Мамяшева прислушалась к чаяниям истца, который, как известный дантист Шпак в комедии "Иван Васильевич меняет профессию", жалуется служебной собаке: "Все, все, что нажил непосильным трудом. Все погибло – три магнитолы, три кинокамеры заграничные, три портсигара отечественные, куртка замшевая… три куртки".
Как вы помните, в нашем материале, по странному стечению обстоятельств, тоже фигурирует человек по фамилии Шпак – он входил в комиссию как представитель от "Олеонафты". В арбитражном процессе Ковыряев и его адвокат Наталья Игнатова заявили ходатайство, чтобы суд запросил в облминздраве данные – находился ли Шпак во время проведения ревизии на больничном, а именно - в стационаре одной из саратовских больниц. Мамяшева отказала в ходатайстве, а на следующее заседание представитель истца принесла справку с места работы Шпака, который якобы не был на больничном. К делу даже приобщили объяснительную - за его подписью. Ответчик возражал против приобщения его пояснений, поскольку невозможность задать ему вопросы поставила его в неравное положение с истцом. Кроме того, нотариус заверил только подпись Шпака, но не сам текст. Шпак об уголовной ответственности нотариусом не предупреждался, как если бы это произошло в суде при даче показаний в качестве свидетеля. Кстати, такой метод предоставления различных доказательств в виде справок и документов, нотариально заверенных, истец при согласии Мамяшевой в процессе использовал не один раз.
В суде удалось допросить еще одного из членов комиссии – Цареву, которая призналась, что фактически ревизию проводили она и Гольева. Между тем, по правилам, комиссия не должна таким образом разделяться. К тому же, у Царевой, по итогам ревизии, недостача не обнаружилась. И вновь судья не обратила на это никакого внимания. После такой откровенности Цареву уволили из компании Невейницына, не вернули трудовую (на момент подготовки материала) и стали оказывать давление. В частности, давление оказывал один из представителей службы безопасности Невейницына – А.А. Ананьев, о чем она сообщила в полицию. Ответа на ее заявлению в полицию до сих пор нет.
Почему эти два факта были так важны и ответчик указывал судье на них? Дело в том, что комиссия проводила инвентаризацию на основании приказа Минфина РФ №49 от 13.06.95 г., в котором они являются основополагающими при отмене результатов работы такой комиссии. То есть в случае отсутствия во время работы комиссии хотя бы одного из ее членов результаты ревизии могут быть признаны недействительными.
Судебное разбирательство шло два года, и Мамяшева вынесла решение, по которому Ковыряев должен выплатить "Олеонафте" 11 с лишним млн рублей. Почему именно эта сумма и вообще нанес ли Ковыряев "ЭПК" ущерб – теперь будет выяснять апелляционная инстанция.

Крыша держится на экспертизе

Другой джокер пока не позволяет Невейницыну выиграть в Арбитражном суде еще один иск против Ковыряева. Как и первое дело, иск "ЭПК" на 7,5 млн (в процессе сумма также была уточнена и снижена на 1 млн рублей) рассматривается судьей Ариной Михайловой уже больше двух лет. Компания считает, что при демонтаже и возведении крыши одного из объектов Ковыряев допустил перерасход материалов, чем нанес ущерб "ЭПК" на сумму 7,5 млн рублей. Фактически истец уверен, что часть материалов была списана бывшим директором и присвоена. Истец опирается на формальные данные – был проведен расчет согласно СНиПам, по которым при подобных работах требуется определенный объем материалов, однако подрядчику была выплачена большая сумма. Судья не стала обращать внимание на тот факт, что подрядчик – компания "Стимул" - провела работы в срок, и "ЭПК" расплатилась с ней. То есть речь о возможном сговоре с подрядчиком не может идти вообще. Казалось бы, чего проще – провести экспертизу и установить – сколько на самом деле и почему было потрачено материалов больше, чем предусмотрено по СНиПам. Однако оказалось не все так просто. Экспертиза вновь была поручена фирме по ходатайству истца. В отличие от первого дела фирма была другая, но эксперт оказался тот же. Он вместе с заинтересованными сторонами побывал на этой крыше уже 13 раз. Были неоднократно взяты пробы материалов, но результат экспертизы уже больше года остается неизвестен. Каков он будет – стоит только догадываться. Ковыряев считает, что сделал работу на совесть.
Он также уверен, что суд должен был еще в самом начале отказать в иске в связи с истечением сроков исковой давности.
В отзыве на иск, в частности, говорится: "Согласно п. 10 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 62 от 30 июля 2013 г. "О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица" в случаях, когда соответствующее требование о возмещении убытков предъявлено самим юридическим лицом, срок исковой давности исчисляется не с момента нарушения, а с момента, когда юридическое лицо, например, в лице нового директора, получило реальную возможность узнать о нарушении, либо когда о нарушении узнал или должен был узнать контролирующий участник, имевший возможность прекратить полномочия директора, за исключением случая, когда он был аффилирован с указанным директором.
Фактически якобы перерасход материалов по договору подряда № 7 от 26.04.2012 г. отражен в Акте ревизионно-инвентаризационной проверки ООО "ЭПК" от 28.10.2015 г., инициированной единственным участником ООО "ЭПК" - ООО "ОЛЕОНАФТА" (т. 1 л.д. 93-94), а также в заключении от 09.11.2015 г. члена ревизионно-инвентаризационной комиссии, представителя ООО «ОЛЕОНАФТА» Гольевой Л.И. по итогам служебного расследования по факту передачи ООО "ЭПК" материалов ООО "Стимул" по договору подряда № 7 от 26.04.2012 г. (т. 1 л.д. 97-98).
Таким образом, якобы перерасход материалов по договору подряда № 7 от 26.04.2012 г. установлен не директором Волковым А.Н., а самим контролирующим участником общества до назначения 10.12.2015 г. нового директора ООО "ЭПК" Волкова А.Н.
В соответствии со ст. 34 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" общее собрание участников общества должно проводиться не ранее чем через два месяца и не позднее чем через четыре месяца после окончания финансового года. Согласно ст. 39 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" в обществе, состоящем из одного участника, решения по вопросам, относящимся к компетенции общего собрания участников общества, принимаются единственным участником общества единолично и оформляются письменно. Следовательно, контролирующий участник, действуя разумно и добросовестно, о совершенной сделке должен был узнать не позднее, чем через четыре месяца после окончания финансового года, а, именно, не позднее 30 апреля 2013 г.
Таким образом, срок исковой давности по предъявленному требованию исчисляется с 30.04.2013 г. и заканчивается 30.04.2016 г. На момент подачи искового заявления 22.12.2016 г. срок исковой давности по предъявленному требованию истек".

Стоит обратить внимание и еще на один факт, который имеет отношение и к первому делу. В 2012 году "ЭПК" продала "Олеонафте" комплекс объектов ТК "Лидер". Иными словами, в момент передачи имущества наверняка готовились документы, акты приема-передачи, и тогда Невейницына все устраивало – никакой недостачи и нарушений он не обнаружил. Кроме того, истец основывается на неких данных комиссии, однако нельзя забывать о таком факте, как исчезновение важных документов. На это ссылаются обе стороны. Вполне вероятно, что исчезновение документов выгоднее владельцу компании, поскольку Ковыряев, если и желал уничтожить документы, то скорее всего начал бы это делать заранее. Как мы уже писали ранее, Ковыряев был уверен в скорой своей отставке еще за год до всех этих событий.

Дар предвидения

Третье арбитражное дело касается убытков, которые компания "ЭПК" понесла в результате неполучения почти 2 млн рублей по НДС (3 квартал 2012 года). В иске говорится, что между "ЭПК" и ООО "СМУ СаратовСпецСтрой" был заключен договор подряда. Компания выполнила все работы, заказчик их оплатил. Однако позднее налоговая инспекция отказала "ЭПК" доначислить часть НДС. Компания судилась с налоговым органом и проиграла. Суд посчитал, что не все документы могут пойти в зачет "ЭПК", так как подпись директора "СМУ СаратовСпецСтрой" стоит в договоре и далеко не во всех актах выполненных работ. На части актов стоит подпись другого человека. Руководство "ЭПК" пришло к выводу, что во всем виноват Ковыряев, который недосмотрел за подрядчиком и потерял 2 млн рублей. Свои доводы истец подкрепил ранее принятым решением суда по иску к налоговой инспекции №7.
Заметим, все решения выносились, когда Ковыряев не был директором. По одному из дел решение было принято в отношении "ЭПК", а не Ковыряева, следовательно, его вину по настоящему делу необходимо устанавливать в порядке, определенном законом. Кроме того, уверена Игнатова, Ковыряев в момент заключения договора с подрядчиком никак не мог знать и предполагать, что в компании имеется практика подписывать документы за директора, тем более компания исправно выполняла работу, была действующей и платила налоги. Истец настаивает, что директор должен был предвидеть последствия, в том числе те, которые наступили после его увольнения, – сейчас "СМУ СаратовСпецСтрой" находится в стадии банкротства. Иными словами, Ковыряев виновен только в том, что не обладает даром предвидения.
В то же время правомерность сделки между "ЭПК" и "СМУ СаратовСпецСтрой" была подтверждена решением арбитражного суда по иску подрядчика о погашении задолженности.
Как считает Игнатова, перед судьей Натальей Павловой стоит непростая задача – вынести решение по формальному признаку, опираясь на материалы других дел, либо рассмотреть дело по сути имеющихся доказательств.
Мы продолжаем наблюдать…


Теги: Станислав Невейницын, Владимир Ковыряев, Арбитражный суд Саратовской области, Энгельсская промышленная компания, уголовное дело, увольнение, ревизия, судья, Диана Мамяшева

Оцените материал:12345Проголосовали: 42Итоговая оценка: 3Прислать новость
Стасик - страшный человек!
07/11/2018 19:30
Левон
Скажем Киракосяну Владимиру Геннадьевичу из Энгельса - Большое человеческое Спасибо !!!! Мы ждём тебя тварь гнилозубая !!!!!!!
08/11/2018 17:54
Имя:
Сообщение:*
 
*Поля обязательны для заполнения!
«Общественное мнение» / Экономика / Арбитражные джокеры Станислава Невейницына
Загрузка...
Россельхозбанк
Кого из некогда высокопоставленных чиновников вы бы вернули во власть?
Оставить комментарий
Звезды мирового балета в Саратове

Новости

Частное мнение

19/11/2018 07:40
Их дворы и наши: что такое хорошо и что такое плохо
Их дворы и наши: что такое хорошо и что такое плохо | Отзывов: 5Саратовские и иногородние опыты благоустройства, или Когда слон раздавит Моську
16/11/2018 12:30
Кто строит дома на детских площадках в Тинь-Зине
Кто строит дома на детских площадках в Тинь-Зине | Отзывов: 2И почему документы по застройке лесхоза жильем начали вдруг "теряться"?
15/11/2018 12:20
Гибель саратовского хоккея отменяется
Гибель саратовского хоккея отменяется | Отзывов: 3Необходимо развивать спортшколу, чтобы юноши играли в родных стенах за "Кристалл"
15/11/2018 10:44
Детей в охапку и к нам
Детей в охапку и к намПопавших в беду женщин приютят в "социальной гостинице"
14/11/2018 11:06
Потенциальной угрозе закрыли глаза
Потенциальной угрозе закрыли глаза | Отзывов: 5"ОМ" попросил генпрокурора Юрия Чайку обратить внимание на пожарную безопасность двух объектов Станислава Невейницына
Дендрарий НИИСХ Юго-Востока

Блоги



Полезные советы

Поиск по дате
« 19 Ноября 2018 »
ПнВтСрЧтПтСбВС
2930311234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293012
,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,
Яндекс.Метрика


«Общественное мнение» сегодня. Новости Саратова и области. Аналитика, комментарии, блоги, радио- и телепередачи.


Главный редактор сайта: Мурзов Алексей Валериевич
OM-redactor@yandex.ru

Адрес редакции:
410600, Саратов, проспект Кирова, 34, офис 6
тел.: 23-79-65, тел./факс: 23-79-67

При перепечатке материалов ссылка на «Общественное мнение» обязательна.

Сетевое издание «Общественное мнение» зарегистрировано в качестве средства массовой информации 14 августа 2012 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Эл № ФС77-50818.
Учредитель ООО «Медиа-группа ОМ»

16+ Федеральный закон Российской Федерации от 29 декабря 2010 г. N 436-ФЗ
0.025058031082153