14 Декабря 2018, Пятница, 2:04 Facebook ВКонтакте Twitter Instagram
Прислать новость

Базис и застройка

Базис и застройка26/02/2018 16:36

Депутаты саратовской гордумы приняли новый Генеральный план города, рассчитанный до 2030 года. Согласно документу, разработанному институтом «Гипрогор», в границы Саратова попадут поселок Тепличный и село Березина речка, где выделяются участки для многодетных семей. В Генплан включен строящийся аэропорт в Сабуровке, а территорию действующего аэропорта «Саратов Центральный» планируется отдать под общественно-деловую и жилую застройку. Кроме того, в документе говорится о реформировании транспортной системы. Приоритет будет отдан общественному транспорту, планируется развивать легкий рельсовый транспорт и скоростной трамвай. Предусмотрено строительство двух мостов через Волгу: один — в районе Казачьего острова, второй — в районе Увека. Также в городе должны появиться Дворец водных видов спорта, бассейны, физкультурно-оздоровительные залы, пожарные депо, крематорий. В саратовской мэрии отмечают, что в результате реализации нового Генплана площадь жилой застройки города вырастет в два раза, а рекреационных территорий — на 17%.
Предыдущий Генплан Саратова был принят в феврале 2008 года. Коррективы в документ вносились в 2012 году, а через три года чиновники вновь заговорили о необходимости внесения поправок. Проект нового Генплана был представлен на областном градостроительном совете в январе 2017 года. А в декабре мэрия передала проект на публичные слушания. Особое внимание жителей привлек статус лесопарка Кумысная поляна. Защитники зеленой зоны возмущались, что прописанные в Генплане границы особо охраняемой природной территории меньше реальных границ парка, что часть его отдана под застройку. Также выступавшие заметили, что в проекте не учтены оползневые зоны, и жаловались на то, что не смогли найти в открытом доступе полный комплект документов. Кроме этого, по мнению общественников и независимых наблюдателей, в новом Генплане отсутствует внятная концепция пространственного развития Саратова, а сам документ сформирован в интересах не всего населения города, а строительного бизнеса. Тем не менее большинство участников слушаний одобрили проект — по мнению активистов, это произошло потому что на публичное обсуждение документа были «делегированы» подконтрольные чиновникам и девелоперам статисты из числа бюджетников, которые молчаливо проголосовали за нововведения.
О плюсах и минусах нового Генплана, а также о горизонтах развития Саратова до 2030 года мы говорим с нашими экспертами.

Александр Глущенко, координатор объединения «Спасём родной город»
Ольга Пицунова, эколог
Виктор Марков, депутат Саратовской гордумы
Александр Башкатов, доцент географического факультета СГУ
Александр Свешников, главный редактор газеты «Богатей»
Александр Ермишин, координатор движения «Жить здесь!»


Какие основные задачи должен, по-вашему, решать новый Генеральный план Саратова? Какие направления должны быть основными в Генплане в нынешних условиях, и чем этот свод документов должен отличаться от своего «предшественника» 2008 года?

Александр Глущенко. Исходя из нашего местного колорита, сформировавшегося исторически, нужно решить сложную, но вполне выполнимую триединую задачу:
– постепенно, но настойчиво и целенаправленно избавиться от различного рода «шанхаев», пустырей, гаражных и складских зон, участков с ветхими и аварийными постройками, заменяя всё это на современные коттеджи, таунхаусы и высотные здания, обеспечивая при этом сохранение объектов культурного наследия;
– выдавить из черты города все промышленные предприятия;
– реформировать дорожную инфраструктуру (расширение дорог, строительство современных многоуровневых развязок и парковок, запуск современных видов общественного транспорта).
Мы прекрасно понимаем, что ни план 2008 года, ни сегодняшний вариант эти задачи не решали и не решат потому, что органы власти все решения принимают под давлением строительного лобби, чья основная цель — нажива. Вот и получаем микрорайоны типа Солнечного-2 без дорог и школ. Построил — продал — выручил деньги — опять построил. Отличный замкнутый цикл. Квартиру построить и продать — дело элементарное, а вот под переселение из лачуг, дороги и развязки нужно целевое государственное финансирование, которое уходит на различные шоу типа олимпиад и чемпионатов.

Ольга Пицунова. В переводе с академического Генплан — это некая пунктирная линия между точкой А и точкой Б, где А — это несколько обветшалое настоящее, а Б — видение нашего прекрасного будущего. И, соответственно, основной его задачей является определение векторов развития территории для повышения комфортности проживания на ней населения. Составляющие комфортности — чистая окружающая среда, транспортная доступность, бесперебойное обеспечение ресурсами. Отсюда вытекает, что в основе современного Генплана города должна лежать матрица экологизации урбанизированной территории. Что и происходит в развитых городах мира. И я так считаю не потому, что я эколог. Это требования выживания мегаполисов. Таким образом, в новом Генплане мы ожидали увидеть восстановление и развитие коммунальных и инженерных сетей, включая ливневую канализацию с очистными сооружениями и дренажную систему, рекультивацию полигонов ТБО и, конечно же, восстановление зеленого каркаса города, фактически уничтоженного точечной застройкой, т.е. скверы, парки, бульвары в шаговой доступности, в том числе на месте освобождаемых промышленных территорий и снесенных аварийных домов. Наш город, когда-то славящийся как «зелёный», последнее время существенно растерял былую славу, что неизбежно ведёт к снижению как качества жизни, так и комфортности проживания. Про транспорт, думаю, скажут другие эксперты.
Чем Генплан должен отличаться от предыдущего? В первую очередь — работой над ошибками. Генплан требует корректив в случае изменения входящих условий на данной территории (существенный рост или убыль населения, резкое ухудшение среды обитания) или появления новых возможностей для решения текущих задач (дополнительные финансы, новые технологии и пр.). Новые технологии, конечно, где-то в мире появились (например, в сфере обращения с отходами, управления транспортными потоками, озеленения городов и пр.), но незаметно, что их собираются использовать у нас в Саратове. Входящие условия остались примерно на том же уровне: стабильная убыль населения, стабильное ухудшение состояния окружающей среды. Но в новом Генплане не видно результатов работы над ошибками, более того, он значительно уступает своему предшественнику.

Александр Башкатов. Прежде всего надо условиться, что Генеральный план — это стратегический проектный документ. Он создаётся для развития новых частей города и реконструкции старых. Бессмысленно переносить в него проблемы уходящего времени. Авторы Генплана могут либо верно спрогнозировать сценарии развития города и предложить адекватные им мероприятия, либо задекларировать фантастические предложения — и красивая картинка будущего останется на бумаге. Как было много раз, в том числе и в Саратове.
Какие проблемы нужно решить нашему городу в перспективе?
Саратов уже полтора века не может рационально использовать ландшафт. Промышленные зоны и дорожные магистрали перегородили доступ к Волге и течение городских рек. Ярусный многоуровневый рельеф склонов котловины, обращенных на юго-восток, почти не используется для ориентации жилых и рекреационных зон. Было бы целесообразно изменить функциональную структуру в соответствии с природными факторами — парки протянуть вдоль долин городских речек, а жилые районы расположить на склонах окрестных гор и волжских террасах.
Другой проблемой является транспортная ситуация. Сейчас центр города, зажатый в котловине и связанный с периферийными районами двумя-тремя дорогами, задыхается в автомобильных пробках. Система общественного транспорта фактически разрушена, её функцию выполняют «перевозчики» в худших традициях привокзальных «бомбил». Необходимы магистральные схемы общественного электротранспорта, теоретически они продекларированы, но, очевидно, городские власти с такой перспективой не согласны. Это очень похоже на историю саратовского водопровода, когда чистую бесплатную воду из родников променяли на грязную платную из Волги.

Виктор Марков. Главная задача — не навредить, не сделать хуже, не допустить непоправимого — например, не пустить под застройку немногие оставшиеся на территории города зеленые зоны или не натыкать дешевых высоток, которые через десяток лет по своему внешнему виду будут отличаться от пресловутых хрущевок только размерами, по всему берегу Волги.

Александр Свешников. Боюсь навести на себя гнев особо озабоченных и приближенных к власть имущим «общественников», но я в принципе против такой чиновничьей страсти к периодическому принятию так называемых генеральных планов. Да еще обсуждают их без участия как специалистов-градостроителей, так и «широкой заинтересованной общественности», сведя эту процедуру к имитации — публичным слушаниям, на которые сгоняются (в полном смысле этого слова) бюджетники и студенты и которые, как известно, какой-либо юридической силы не имеют. То есть налицо чистейшей воды профанация.
И ещё я против даже не потому, что в генеральных планах, как правило, преобладает «маниловщина», а потому, что за обилием всякого рода предложений по развитию городского пространства (иногда вполне разумных) теряются актуальные задачи, если поставить во главу угла не стремление к «светлому будущему», а создание комфортной среды для проживания сегодняшних жителей города, которые ежедневно терпят неудобства от отсутствия тротуаров, от разбитых дорог, от того, что на многих улицах элементарно отсутствует нормальное освещение, нет удобных пешеходных переходов, пробки на транспортных магистралях и т.д. И это — каждодневные проблемы, которые должна решать местная власть, влияя, в частности, на строителей и других участников поддержания комфортной среды обитания.
Сравнивая генпланы 2008-го и последний, совершенно права кандидат архитектуры Лариса Тарасова, которая отмечает: «Например, в 2008 году проблема индивидуального транспорта еще не достигла такой остроты. А к 2017 году город превратился в огромную парковку, где для людей остается все меньше места, они вытеснены машинами».
Но посмотрите, как новый Генплан собирается решить эту проблему, видя причину почему-то в том, что в городе нет удобной, эффективной системы общественного транспорта, что вынуждает людей активно пользоваться личными автомобилями. Поэтому новый Генплан полагает, что требуется корректировка транспортной схемы.
Во-первых, здесь всё перевернуто с ног на голову, а причина — со следствием. Люди предпочитают автомобили не потому, что общественный транспорт плохо работает, а потому что им так удобнее для жизни, работы и отдыха. Кстати, общественный транспорт, лично по моим наблюдениям, как человека, им пользующегося, работает сегодня хорошо, по сравнению с советскими временами, если не говорить о пробках, в которых виноваты опять же городские власти, у которых не доходят руки (и деньги, которых в казне уже который год нет), чтобы расширить дороги и сделать развязки.
Во-вторых, предлагающееся восстановление трамвайных маршрутов, в том числе существовавших аж еще до Отечественной войны — величайшая глупость, поскольку это породит настоящий коллапс на дорогах. И это видно невооруженным глазом.

Александр Ермишин. Новый Генеральный план Саратова, как и положено Генеральному плану, должен определять развитие нашего города на многие годы вперед. При этом Генеральный план должен быть органической частью Стратегии развития МО «Город Саратов» до 2030 г., которую в прошлом году приняла наша городская дума. В том, что Генплан должен следовать из Стратегии развития и представлять собой реализацию градостроительными методами целей и принципов, заложенных в Стратегии развития, собственно, и должно заключаться основное идеологическое отличие нового Генплана от его «предшественника» 2008 года.
Однако реалии заключаются в том, что работы по проектированию начались раньше, чем возникла идея разработки стратегии развития Саратова. Какое-то время документы разрабатывались параллельно в лучшем случае с задачей, чтобы итоговые документы явно не противоречили друг другу. В итоге, если в Стратегии главной целью обозначен переход от функционирования к устойчивому развитию, то новый Генплан декларирует скорее количественный рост (территории города в целом, территории многоэтажной жилой застройки и т.д.). А развитие и количественный рост — это, как вы понимаете, далеко не тождественные понятия.
Всплывающая подсказка

Услышали ли власти и разработчики нового Генплана предложения общественности и экспертного сообщества через процедуру публичных слушаний? Соответствует ли новый Генплан текущим потребностям города в части застройки, транспорта, озеленения, коммунальной инфраструктуры и иных направлений?
Всплывающая подсказка

Виктор Марков. Сложно определить соответствие благих пожеланий и намерений, которые вряд ли будут реализованы, как и большинство предыдущих «хотелок», нашим сегодняшним городским реалиям, не предусмотренным ни одним из ранее действующих генпланов,— хаотичной точечной застройке центра города «престижным» жильем без дворов и парковок, а скверов — культовыми сооружениями или нашествию «Стрелки», посланной к нам не корысти для, а только во имя святой урбанизации.

Александр Ермишин. Новый Генеральный план, и это прямо декларировалось на публичных слушаниях, во-первых, приводит в соответствие, то есть узаконивает фактическую застройку, которая велась отнюдь не по Генплану 2008 года. Например, это касается микрорайонов в северной части Ленинского и Волжского районов. Во-вторых, закладывает базу для будущего роста многоэтажного жилищного строительства. Так, площадь территории многоэтажной жилой застройки увеличивается в два раза. Довольно большие изменения запланированы в транспортной инфраструктуре, начиная со строительства нового моста через Волгу и заканчивая многочисленными транспортными развязками в черте города.
Что касается опасений и предложений общественности, высказанных на процедуре публичных слушаний, в частности, по ситуации с озеленением и экологией вообще, то они услышаны не были, и Генплан оказался принят в том виде, в котором был вынесен на публичные слушания. Наиболее остро стоял вопрос по функциональному зонированию участков, непосредственно примыкающих к ООПТ «Кумысная поляна». Каким образом разработчики провели функциональное зонирование и по каким границам, если площадь ООПТ и ее конфигурация не совпадают с участками, поставленными на кадастровый учет, что открывает огромное поле возможностей для разнообразных злоупотреблений на «спорных территориях»?!

Александр Глущенко. Судя по мнению экспертов и общественников, много лет плодотворно работающих в сфере урбанистики и экологии, план половинчатый. Основная проблема — отсутствие финансирования. Напомню, что как ни странно, но Саратовская область является регионом-донором, в ней остается только 18 процентов от совокупных региональных доходов. Как бы ни креативили все вместе — чиновники, депутаты, архитекторы, общественники, из воздуха дороги и школы не получаются.

Ольга Пицунова. Имеющий уши да услышит… Увы, чем ниже уровень чиновника, тем хуже он слышит глас народный. Вот и наши городские чиновники в очередной раз продемонстрировали, как они относятся к предложениям и интересам жителей. Заказчиками Генплана (они же — организаторы слушаний) сделано максимум возможного, чтобы избежать хоть сколько-нибудь серьёзного обсуждения, как в период подготовки, так и в ходе публичных слушаний: ограничение времени выступления, искажение предложений, отказ ставить их на голосование и прочее… Очевидно, что никто и не собирался учитывать предложения общественности и экспертов. Не для того два (!!!) года этот Генплан разрабатывался (между прочим, за немалые миллионы из городского бюджета). В результате мы получили документ, в котором практически нет конкретики (кроме дорог); красочные зарисовки в презентации о том, как что-то будет улучшено, увеличено и т.п., не нашли своего подтверждения в документальной части. Обещания увеличения площади озеленения рассыпаются о цифры планируемого увеличения застройки. Заложенный рост озеленения многократно «съедается» новым строительством, и, по сути, можно даже сказать о запланированном снижении. А многие и вообще просто выглядят как фантастика, как, например, трамвай по Бабушкиному взвозу. По большому счету (и по Градостроительному кодексу), представленный жителям на слушаниях документ Генпланом не является, в нем отсутствуют существенные составляющие (определение всех функциональных зон, расположение линейных объектов, например, дренажных систем, и пр.). Думаю, что без кадровых изменений город не получит реального, отвечающего потребностям жителей Генплана. И удивительно, как это документ вообще одобрен и принят.

Александр Свешников. Власти, как всегда, не хотят слушать никого — ни специалистов-градостроителей, ни общественников. Это в очередной раз показали декабрьские слушания прошлого года по Генплану. Более того, как выяснилось, проект Генплана оказался недоступным для ознакомления и изучения. В принципе, по этой причине он не мог быть вынесен на слушания, хотя они никакого влияния на решение по нему не имеют.
Чиновники в очередной раз поступили по-своему: народ ничего не должен знать и мнения своего не иметь. За него мы решим сами. Так и получилось на самом деле.
Предложения, конечно, были — и немало. Но всё решало голосование, то есть простая формальность, а лучше сказать — обман.

Александр Башкатов. Может ли предложенный Генплан помочь в решении указанных проблем? Не думаю. Указанные на нем «зоны рекреационно-ландшафтных территорий» (не совсем понятный термин), «зоны зелёных насаждений общего пользования» и «зоны городских лесов, лесопарков и питомников» не формируют экологический каркас города, поскольку их экологические функции не оценены и не связаны с населением. Представьте проектирование дороги без оценки транспортного потока и вообще указания — откуда и куда она ведёт. Немыслимо? А с элементом ландшафтно-экологического каркаса запросто — просто назначим таковым зелёный участок на карте.
Схема транспортных магистралей также не отвечает реалиям будущего. Неизбежно уйдет время личных автомашин, как ушло время гужевого транспорта. Зачем нам ещё два автомобильных моста через Волгу? Чтобы окончательно утратить городскую акваторию? Помнится, строительство моста в Пристанном оправдывали необходимостью пустить в обход транзитный автотранспорт. Сейчас проектируется мост на международной трассе Пекин-Гамбург через волжские нерестилища, заповедные Змеевы горы... А то, что действительно нужно саратовцам — система (именно система) городского электротранспорта, пока выглядит эскизным наброском.

Чьи интересы в новом Генплане его составители учли наиболее полно — чиновников-коррупционеров, застройщиков, экологов, архитекторов, всего населения (или хотя бы значительной его части) или кого-то ещё?
Всплывающая подсказка

Александр Ермишин. Исходя из этого списка, вынужден предположить, что наиболее полно в новом Генплане учтены интересы застройщиков, специализирующихся на строительстве многоэтажного жилья, и чиновников-коррупционеров, получивших поле для деятельности, например, при выделении участков по границам и внутри ООПТ «Кумысная поляна». Интересы экологов я бы не стал выделять в отдельную группу, поскольку они выражают интересы, по сути, всех горожан, даже если горожане подчас не отдают себе отчет в прямой взаимосвязи экологии и их собственного здоровья и комфорта проживания в городе. С этим в Генплане очевидные проблемы.

Александр Свешников. Если выбирать из этого ряда, то, в первую очередь, решающую роль играет самое мощное в Саратове лобби — строительное в связке с чиновниками. Мнение архитекторов, как дала понять кандидат архитектуры Лариса Тарасова, вообще постарались не учитывать. Тем более — экологов. А про население и говорить не приходится. С ним все просто: основная часть ничего не ведает, да и, по большому счету, не хочет, а потому не участвует. «Буйных» же, подобно Пицуновой, Родину, Виненко и другим, совсем мало.

Ольга Пицунова. Все исполнители учитывают в первую очередь интересы заказчиков. Заказчиком выступала администрация города, техзадание разрабатывал комитет архитектуры, возил Генплан на согласование в Минстрой бывший зам мэра г-н Гнусин, оплачивалась его разработка из казны города с одобрения депутатов гордумы. А если принять во внимание всем известную аксиому о влиятельности строительного лобби в наших саратовских представительных и иных органах власти, то все очевидно. О реальных интересах горожан у нас думать не очень-то принято, а уж вопросы экологии города нашу власть заботят менее всего.

Виктор Марков. Я думаю, такой задачи не ставилось, каждый исполнял свой раздел по мере собственного разумения. Предыдущий опыт с исполнением генпланов показывает, что извратить можно самые хорошие начинания, впрочем, как и исправить ошибки и перекосы. Московские события 2-3-летней давности со сносом узаконенных вроде бы ларьков показали, что при наличии воли возможно и такое — насильное восстановление справедливости.

Александр Глущенко. Логика в этом вопросе простая — да отсохнет рука, себя обделившая. Кто план разрабатывает, тот свои интересы и учитывает. Органы власти (и законодательной, и исполнительной) перенасыщены людьми, представляющими интересы крупных застройщиков. Более того, сама система формирования этих органов (например, сфальсифицированные выборы) неизбежно приводит к минимизации представительства в них основной части населения. Безусловно, план составлен в интересах крупного капитала и сросшегося с ним чиновничества. Цель — максимальное освоение средств граждан на жилищном строительстве, отжим под это строительство новых территорий, а в случае появления государственных денег на крупные проекты — их неумолимый распил.

Будет ли новый Генплан руководством к действию в деле изменения городской среды и инфраструктуры, или же это всего лишь набор малореализуемых в условиях бюджетного дефицита «благих намерений»?
Всплывающая подсказка

Александр Свешников. В условиях бюджетного дефицита это, несомненно,— лишь «благие намерения». Поскольку, по пословице — «без денег я бездельник». А чиновник-бездельник, как известно, лишь имитирует свою кипучую деятельность, чтобы сохранить свою власть и те блага, которые она ему приносит. Не будет средств еще неопределенное время, пока существует в России нынешний режим, то есть феодализм, а не настоящая демократия с местным самоуправлением и другими институтами, прописанными в Конституции РФ.

Виктор Марков. Прискорбно, но, по-моему,— «или»...

Ольга Пицунова. Очевидно, что новый Генплан разрабатывался не для решения задач, которые определены для этого документа Градостроительным кодексом, например, таких, как повышение уровня комфортности среды проживания. Это больше похоже на подгонку старого кафтана (читай, Генплана) под новые размеры (запросы), скажем так, заинтересованных лиц. Причем подогнать требуется так, чтобы и дыры были прикрыты, и выглядело красиво. Для красоты накидали «вкусностей», типа трамвая по Набережной, развязки на Стрелке, очередного мифического парка в Сосенках и невнятной агломерации, чтобы создать видимость, что кто-то где-то якобы думает о будущем города. И совершенно очевидно, что реализовывать их вряд ли предполагается. Тем более что все эти вкусности, в отличие от старого Генплана, перенесены из т.н. «утверждаемой» части, которая имеет силу закона и обязательна к исполнению (по крайней мере, за это можно с кого спросить), в часть необязательную — приложения. А необязательные части не требуют запланированных бюджетных статей. Их можно, при желании, реализовать через очередной «стрелочный» проект. Зато успешно выполнена истинная задача нового Генплана: узаконены возведенные — в нарушение действовавших Правил землепользования и застройки и Генплана — многоэтажки, деловые и торговые центры, легализовано отчуждение участков на землях общего пользования, в зеленых зонах, на охраняемых природных территориях, в береговой полосе и т.п. Более того, заложены основы для будущего освоения новых лакомых кусочков городской территории. Например, уже практически предрешена печальная судьба лесных участков на Кумысной поляне, расположенных меж двух (!!!) границ природного парка. Сколько экологи и жители ни протестуют, а намерение городской власти освоить, передать в чье-то личное пользование попавшие в их распоряжение кусочки общенародного достояния остается неизменным. Оно и понятно, ведь кусочки эти уже, скорее всего, распределены. А тот факт, что в перспективе это может привести к существенному ущербу охраняемой территории и, как следствие, к деградации уникального природного объекта, распорядителей не интересовал. И, увы, это не единственный спорный вопрос.

Александр Глущенко. Понятие «план» в российской действительности — это профанация. Посмотрите, сколько уже было несбыточных планов. Точнее мечтаний, а может быть — и грез. То же самое с различного рода урбанистическими проектами. Скажите, пожалуйста, в каком плане были предусмотрены строительство пешеходной зоны на Волжской, так называемое благоустройство Привокзальной площади или издевательство над бульваром Рахова? Просто у чиновника зачесалась левая пятка или зазвенело в правом ухе — и вот вам новый бесполезный и бестолковый объект урбанистики. Остро нужны кольцевые, а лучше многоуровневые развязки на Стрелке и в Соколовогорском поселке, дополнительные проезды через Глебучев овраг, расширение ряда дорог на магистральных направлениях, да и на новый мост через Волгу пора замахнуться. И все это стоит в плане, но план не выполняется. Нет. Лучше подарим друзьям — строительным олигархам — под жилую застройку кусок особо охраняемой природной территории на Кумысной поляне. Вне плана. Или сверх плана, как было модно выражаться в совке.

Александр Ермишин. Генплан, безусловно, является руководством к действию, однако ни один Генплан не выполняется на 100% от корки до корки. Но малореализуемость нового Генплана обусловливается еще и тем, что самые скромные прикидки по затратам на его реализацию по сравнению с нынешними бюджетными реалиями дают цифры, просто несопоставимые по масштабам. Это как планировать полет в соседнюю галактику. В результате есть серьезная опасность, что в соответствии с Генеральным планом будет развиваться только жилищное и коммерческое строительство, которое более-менее финансируется самими горожанами. А та же транспортная инфраструктура, объекты социальной сферы или общественные территории, которые требуют бюджетного финансирования, будут в аутсайдерах, и никакого устойчивого развития, как это записано в документе под названием «Стратегия», ожидать не приходится.
Всплывающая подсказка

Является ли механизм общественного обсуждения на примере нового Генплана и других вопросов землепользования и застройки в Саратове эффективным? Иными словами, публичные слушания — это элемент прямой демократии или ее имитация?

Александр Башкатов. К сожалению, надо констатировать: общественные слушания не стали инструментом демократического самоуправления. Я пару раз сходил и не увидел возможности быть полезным для города. Никто никого не слушает, пришедшие граждане в большинстве своём нацелены на борьбу. Состав участников не оставляет шансов на дискуссию. Нагнанные для массовости строители, бюджетники, администраторы, профессиональные скандалисты, «общественники», непонятно какую общественность представляющие... В итоге очень много шума, но совсем нет толка. Пытаться таким образом выработать критерии Генплана равносильно строительству самолёта на колхозном субботнике.

Ольга Пицунова. Когда-то давно, на заре демократии, инструмент публичных слушаний вводился в основополагающие документы государства именно как один из механизмов прямой демократии, т.е. волеизъявления народа. Но впоследствии в эти документы были внесены изменения, несколько урезавшие возможности народонаселения влиять на решения власть имущих. Провести референдум уже практически невозможно даже на местном уровне, а мнение жителей, выраженное на публичных слушаниях, носит рекомендательный характер, т.е. необязательно для учета народными избранниками — и мэром, и депутатами. Но, как оказалось, с точки зрения чиновников и этого недостаточно. Потому на местном уровне публичные слушания организовываются чиновниками таким образом, чтобы свести к минимуму возможность участия жителей города в обсуждении актуальных вопросов развития городской территории и в продвижении своей позиции на уровень принятия решения. Уже ни для кого не секрет использование сотрудников бюджетных учреждений в качестве наполнителей зала и «голосовальщиков» за нужные решения, т.н. «административный ресурс».
Сейчас у нас в городе, и полагаю, что не только у нас, публичные слушания — это уже не механизм прямой демократии и даже не его имитация, это инструмент для манипуляций недобросовестных чиновников и застройщиков. Это стало настолько очевидным, что там, «наверху», госдепы (депутаты ГД) решили перенести публичные слушания в виртуальную плоскость, увы, уничтожая тем самым даже возможность учета общественного мнения. Которая пока, при честном, порядочном подходе властей, еще остается. А вдруг такие объявятся…

Александр Ермишин. В своем нынешнем формате публичные слушания — это, разумеется, имитация демократии и учета мнения горожан. Об этом уже столько говорилось, что повторяться смысла нет. Это очевидно всем, кто хоть раз принимал участие в этой процедуре. И не только по вопросам Генерального плана, а вообще по любым более-менее значимым вопросам землепользования и застройки. То, что это устраивает власть и застройщиков, это понятно, но почему это до сих пор устраивает горожан, я лично понять не могу.

Александр Глущенко. Публичные слушания — это эрзац-демократия, ее имитация, причем крайне примитивная. Зато хорошо управляемая. Сам много раз бывал на этих дешевых шоу. Лицо, заинтересованное в принятии необходимого решения, собирает в аудитории максимальное количество своих сторонников — и вот вам вердикт. Если за свой интерес стоит чиновник администрации, то сгоняют тщательно проинструктированных муниципальных бюджетников — учителей, врачей, работников ЖКХ. Если в тему слушаний влез крупный застройщик, в зале сидят работяги с его стройки прямо в строительных робах и касках — сняли с объекта на пару часов. Помню, как разрешения на строительство коттеджа добивался представитель одной многочисленной кавказской диаспоры. Так в тот день из коренного саратовского населения на плебисците были только замглавы города, пара чиновников и пяток журналистов. И решение было соответствующее. Кстати, если чиновники и строительные олигархи все-таки пролетают с «нужным» решением слушаний, они абсолютно без всякого стеснения, вполне нагло и цинично заявляют: «Проголосовать-то вы проголосовали, но вся эта ерунда носит исключительно рекомендательный характер, и вряд ли мы будем к ней прислушиваться. Как скажем — так и будет!». Вот и все слушания.
Считаю, что принимать решения в подобных ситуациях должны исключительно жители спорных микрорайонов тайным голосованием. Например, решили построить здание (неважно какого назначения и типа). Предлагаемый механизм: в выходной день на мероприятие с паспортами собираются только строго жители прилегающих к будущей стройке улиц и дворов, проводятся обсуждение и тайное голосование. Тут же из числа граждан избирается счетная комиссия (а жители небольших микрорайонов, как правило, друг друга знают), вскрывает урну и объявляет результат. И характер решения должен быть обязательным и окончательным. То же самое с дорогами, парками, школами и т.д. Иного варианта не вижу.

Александр Свешников. Никакого эффекта от ныне существующего механизма общественного обсуждения нет и никогда не было, пока существует этот документ — Положение об общественных слушаниях — в том виде, в котором он существует. Поэтому и к прямой демократии это отношения не имеет.
Остается одно: публичные слушания — это площадка, на которой имеют возможность высказаться те, кого действительно волнует, что происходит с нашим городом. Но поскольку дальше ничего не происходит, то и для настоящих общественников слушания — выпуск пара. Правда, иногда, но очень редко, бывают исключения, когда общественникам удается убедить публику. Как это было в прошлом году по поводу парка «Кумысная поляна».

Виктор Марков. В большинстве случаев — имитация, формальность, но иногда, когда граждан задевает за живое, строительством какого-то объекта реально ущемляются их права — публичные слушания становятся эффективным способом привлечения внимания и отстаивания интересов горожан.
Всплывающая подсказка

Лариса Тарасова, доцент кафедры «Архитектура» СГТУ им. Ю.А. Гагарина
(из ответов блогеру Денису Жабкину):
По Генплану целый ряд развязок предлагается построить, например, на пр. 50 лет Октября. Я не говорю о деньгах, но каким образом это можно сделать на крайне перегруженной магистрали, не имеющей дублеров, на которые можно было бы переключить транспортный поток в процессе возведения сложных инженерных сооружений? Кроме того, доказано, что строительство транспортной развязки передвигает пробку к следующему перекрестку, но не решает проблему системно. А вот более простое решение — продлить ул. Лунную и вывести её на ул. Тракторную, минуя транспортный узел на Стрелке, проектировщиками почему-то не рассматривался, хотя такая возможность там пока еще есть. Сейчас улица активно застраивается многоэтажками, и все новоселы будут выезжать на пр. 50 лет Октября, усложняя и без того не простую транспортную ситуацию. В Заводском районе проектировщики умудрились «потерять» запланированный ранее выход транспортного потока с улицы Астраханской на улицу Чернышевского, с которой автомобили должны попадать на новый мост через Волгу.
Другая проблема, решение которой горожане очень ждут,— это улучшение экологической ситуации в городе, появление новых рекреационных зон и увеличение комфортной доступности существующих (акватория Волги, лесопарк Кумысная поляна, парк Победы). Сравните две цифры из рассматриваемого документа: количество многоэтажных жилых домов к расчетному сроку должно увеличиться в два раза, а площадь зеленых насаждений на 17% (от того мизера, который есть сейчас).
Сверхплотная многоэтажная застройка территорий двух аэропортов (не менее 9 этажей и до 16 и выше) не подразумевает никаких вольностей в виде парков. Такая же этажность предлагается и для застройки территории между берегом Волги и ул. Чернышевского. Так что свежие волжские бризы через неё в город не проникнут!
Не увидите вы в Генплане и предложений по пробивке зеленых коридоров в направлении Лесопарк – Волга, которые всегда планировались в предыдущих генпланах, прежде всего в Заводском районе. Не предусмотрено благоустроенных подходов к лесопарку — так и будем пробираться между гаражей, через частный сектор, а теперь еще и через дворы новых многоэтажек (жилой комплекс «Лесная республика»).
Одна из проблем территориальной организации Саратова — неэффективное использование территории, наличие рыхлых, хаотично застроенных участков в центральной и срединной частях города, в прибрежной зоне (гаражи, коммунально-складские объекты, нефункционирующие здания промпредприятий, ветхая малоэтажная застройка). Это невидимые для городских властей зоны, которыми десятилетиями никто не занимается. А ведь они мешают нормальной циркуляции процессов функционирования города, как бляшки в кровеносных сосудах живого организма.
Остро стоит проблема комплексной реконструкции районов массовой жилой застройки второй половины ХХ века, без чего они постепенно превратятся в гетто. Решается эта проблема не на уровне благоустройства отдельных дворов. Необходима разработка и реализация комплексной программы, которая включает в себя реконструкцию, снос, строительство новых жилых зданий, объектов социального обслуживания; планомерную замену инженерных сетей, обновление зеленых насаждений, создание общественных пространств в границах квартала или микрорайона. Но у города нет таких программ, нет соответствующего задания проектировщикам, поэтому в Генеральном плане вышеназванные территории вообще не рассматриваются.
Всплывающая подсказка

Наталья Рапопорот, архитектор:
Любой проект, будь то проект частного жилого дома, общественного здания или Генерального плана поселения должен создаваться для определенной цели. Эта цель должна быть выражена в задании заказчика, создаваемом вместе со специалистами, а также соответствовать всем законодательным и нормативным документам, действующим для конкретного проекта. В случае частного дома — это пожелания частного лица, в случае общественного здания — требования инвестора, в случае Генерального плана поселения — комплекс мероприятий, направленных на создание так называемого устойчивого развития. В него входят несколько основных направлений — обеспечение благоприятной среды для нынешнего и следующих поколений; улучшение существующей природной среды — количество и качество зеленых зон, состояние воздушной среды и т.п.; уверенность — участие общества в принятии решений по самоуправлению и справедливые возможности равного доступа всех членов общества к общим ресурсам. Каждый новый вариант Генерального плана, создаваемый на базе предыдущего, должен улучшать показатели устойчивого развития территории.
Для того чтобы получить проект, обладающий такими качествами, необходимо четкое понимание целей заказчиком, в данном случае, муниципальной властью. Прежде чем поставить задачу перед проектировщиками, необходимо проводить исследования по всем основным направлениям — экологии, транспорту, социальным условиям, экономике и т.п. Были ли проведены эти исследования и кто задавал направление работе над новым вариантом Генерального плана, совершенно не ясно. Не видно было и участия общества в этой работе.
С момента вступления в силу в 2004 году Градостроительного кодекса РФ документы по территориальному планированию были выведены из обязательного ранее прохождения экспертизы перед принятием. Обязательными стали так называемые «публичные слушания», когда проект выносится на обсуждение общественностью. Разработка регламента проведения этой процедуры возложена на местные органы власти. Естественно, что механизм проведения слушаний был удачно освоен чиновниками и превратился в инструмент протаскивания любых нужных им решений путем манипулирования общественным мнением.
Проекты выставляются на рассмотрение без заключения специалистов, на слушания приводится массовка из бюджетников, призванная голосовать как надо. Жителям города трудно самим разобраться во всех аспектах этого сложного документа, а тем более дать обоснованные возражения. Они видят только конкретные проблемы, которые им близки. Возражения же специалистов, которые они могут высказать только в интернете или на самих слушаниях, не принимаются в расчет, как, например, замечания экологов по Кумысной поляне. На самом деле, если бы к обсуждению Генплана власти отнеслись серьезно, каждый раздел необходимо было отдать на рассмотрение профильных специалистов и обеспечить работу авторов проекта с их замечаниями.
Но самое интересное происходит в период между принятием очередного варианта Генплана. На рассмотрение на публичных слушаниях выставляются проекты, которые не соответствуют утвержденной схеме функционального зонирования, ухудшают нормативные показатели по плотности, высотности, количеству озеленения и т.п., и таким образом, якобы получив согласие жителей, изменяют этот самый Генплан до полной неузнаваемости. Вот, например, склон под смотровой площадкой перед аэропортом. Начиналось его освоение с размещения коттеджного жилья, а затем, путем разработки нескольких проектов и прохождения ряда слушаний, этажность поднялась до 25-ти этажей, что полностью уничтожало смотровую панораму. Или пресловутый сквер Маяковского, который застроили гостиницей и перевели его из зоны общественной зелени в зону общественно-деловой застройки. Таких примеров множество. Слушания превращены в инструмент протаскивания интересов застройщиков, и никто не обращает внимания на тот факт, что нельзя никакими голосованиями ухудшать те минимальные нормативы, которые записаны в нормативных документах по градостроительству. Мне кажется, что новые варианты Генплана по большей части делаются для того, чтобы узаконить подобные решения.
Всплывающая подсказка

Арина Кузьмина, ландшафтный дизайнер:
У каждого сообщества, города, страны своя специфика, свой уровень развития. Есть города, адаптированные к современной жизни, и есть города, демонстрирующие растерянность и хаос.
Жизнеспособность Саратова зависит от совместной работы исполнительной власти и общества. Именно работы, диалога. Градостроительная политика перестраивается, и прогресс будет, когда исполнительная власть откажется от родительской опеки, а общество — от детских капризов, хотелок, обид, криков и пр. Только взаимодействие взрослых может обеспечить развитие города.
Исполнительная власть и горожане — важные составляющие организма «город», конфликт этих составляющих ведёт к летальному исходу, договорная способность составляющих — к жизни. Только в этом случае будут работать современные тенденции в градостроительной деятельности — направленность на экологию и качество среды.
Феномен появления «Стрелки», спешного благоустройства вызвал необычайную активизацию гражданского общества. В январе силами общественников был проведён круглый стол, посвящённый проблеме будущего благоустройства сквера Борцов революции 1905 года, с чётко сформулированной повесткой «об участии граждан в сохранении и развитии общественных пространств». Его организаторы обозначили намерения граждан участвовать и контролировать процесс благоустройства, продемонстрировали решимость проделанной коллективной работой по инвентаризации зелёных насаждений сквера.
Феномен принятия Генплана активизировал процессы погружения горожан в правовое обеспечение, процессы обмена информации, продемонстрировал сплочение, стремление к конструктивной работе. Это эволюционные ростки, движение вперёд в противовес устойчивому настроению обречённости в обществе.
Всплывающая подсказка

Лариса Тарасова, доцент кафедры «Архитектура» СГТУ им. Ю.А. Гагарина
(из ответов блогеру Денису Жабкину):
Проблема и Генплана 2008 года, и его нынешней корректуры, на мой взгляд, прежде всего в том, что они не имеют под собой внятной концепции пространственного развития Саратова. Поэтому надо бы говорить не о Генплане такого-то или такого-то года, а о единой продуманной концепции развития города, в которую регулярно вносятся дополнения и уточнения, отражающие меняющуюся социально-экономическую, экологическую, демографическую и даже психологическую ситуацию в конкретном городе и обществе в целом. В этих коррекциях должна быть преемственность, обеспечивающая достижение сформулированных ранее целей. Требуется и формулировка новых целей, потребность достижения которых возникла в последнее время, не могла быть сформулирована ранее.
Сама суть этого документа заключается в разработке стратегических вопросов городского развития, в выборе его правильных направлений, реализация которых могла бы сделать город более связным, здоровым, зеленым, комфортным, красивым.
То есть Генеральный план — это результат той работы, которая проводится или не проводится в городе. Это ответ на те задачи, которые заказчиком (городскими властями) ставится. Чтобы задачи формулировались профессионально, чтобы были достаточные исходные материалы для проектирования, чтобы функционировал механизм обратной связи, городу необходимо иметь свое научно-проектное подразделение, которое бы на постоянной основе занималось территориальными проблемами города, привлекая при необходимости специалистов различных областей из специализированных институтов.
Пока же в процессе разработки корректуры Генплана он ни разу не был рассмотрен на городском Градостроительном совете, ни одному специалисту в области градостроительства не поручили его рецензирование. Все решения принимали городские власти, областной Градостроительный совет, в котором значительную долю членов представляют наши крупные застройщики.
Поэтому мы получили то, что получили.



Теги:

Оцените материал:12345Проголосовали: 248Итоговая оценка: 3.02Прислать новость
Сейчас проспект Кирова освещается красивыми фонарями под старину.а на фото фонари совсем не подходят по стилистике
26/02/2018 17:40
ну хоть кто то обратился в правоохранительные органы?
26/02/2018 19:13
Явашдруг
Смешно читать этих "не от мира сего". Только и умеют у себя в пэйсбуке квакать. Это все мы и без вас знаем-дальше то что? А по сути - при самом благоприятном развитии ситуации г.Саратов по совокупности условий (ланшафт, ресурсы, бюджет и т.д.) может дать комфортные условия жизни максимум 500-600 тыс. талантливого, не ленивого, законопослушного населения. А сейчас в этой клоаке даже не живет, а скорее существует реально не меньше 1 млн. человек (будем откровенны - в н.в. здесь проходной двор со всей области и половины СНГ, контролировать который нет никакой возможности). Отсюда выводы...А застройщики - это не просто дядя Леня, а мощная структура международного масштаба, которая может продавить что угодно, даже на самом верху, примеры чего мы можем наблюдать постоянно. Так что уповать можно только на санкции и дешевеющую нефть, увы
27/02/2018 00:56
Ворчун
Провижу, что в случае сохранения настоящей тенденции развития, Саратов ждёт превращение в Зону, непригодную для жизни. Причём для всех, не только для быдла, но и для элиты. Даже и для могучего строительного лобби. Помешать этому могло бы только понимание элиты, что ехать ей отсюда некуда. Или страх взрыва. Но пока перспектив взрыва не видно. Нас прессуют и прессуют. А мы сжимаемся и сжимаемся. Скорее, коллапсируем, чем взорвёмся.
01/03/2018 01:16
дмитрий
Саратов все-таки весьма уютный для жизни город. Основные проблемы у него заключаются в отсутствии нормально продуманной и просчитанной транспортной системы.Отсюда и засилье легковушек, пробки и тд. Посмотрите сами: сколько надо сделать пересадок, чтобы только на трамвае доехать от 3-дачной до Азина? А окончание движения в 20.00? Какие кафе, библиотеки,кино и театр - вечером ни туда, ни оттуда. Хоть на помеле лети...В Москве, Питере, Самаре наконец в 19-22 часа жизнь вовсю кипит и бьет ключом... На такси с нашими доходами не наездишься..А у нас вечером город будто вымирает. Получается для горожан просто замкнутый круг - работа,дом, работа... Для кого тогда в генплане эти самые скверы и парки? Кто туда пойдет, если из того же парка придется ехать на такси? Это одна из главных проблем города (на мой взгляд), а ветхие водопроводы, дороги и тому подобное проблемы и пробелы имеются с лихвой в любом городе не только Руси, но и всей планеты в целом.Вы думаете, что в Нью-Иорке дороги идеальны? Отнюдь... В последнее время я часто слышу, что метро Саратову не нужно.Ладно, я понимаю, что строительство метро дорого и на это деньги выделят к 3000 году.Но скорейшее строительство того же скоростного трамвая более реальная цель. В инете прошла информация несколько лет назад, что в 18 году запустят этот вид транспорта. Где он -АУ!!! Ну по генплану построят еще несколько десятков высоток (причем зачастую далеко не в центре, обеспеченном транспортом по завязку), заселят туда несколько тысяч человек - и вот вам еще одна готовенькая проблема...С коттеджным строительством та же самая проблема.Или покупай машину (а потом стой в пробках,паркуйся где хочешь и тд), или в срочном порядке осваивай технику телепортации...
01/03/2018 03:45
Имя:
Сообщение:*
 
*Поля обязательны для заполнения!
«Общественное мнение» / Общество / Базис и застройка
Загрузка...
Кого из некогда высокопоставленных чиновников вы бы вернули во власть?
Оставить комментарий
благотворительный спектакль

Новости

Частное мнение

13/12/2018 16:24
Госпитализированную Елену Никитину объявили в розыск
Госпитализированную Елену Никитину объявили в розыск | Отзывов: 17Несмотря на тяжелое состояние, судья Дюжаков пообещал ее взять под стражу
11/12/2018 14:18
Судья не увидела леса на чардымских землях
Судья не увидела леса на чардымских землях | Отзывов: 2Татьяна Мидошина фактически согласилась, что два участка были выведены из лесного фонда законно
11/12/2018 11:12
Стать оценщиком - значит, вложиться в свое будущее
Стать оценщиком - значит, вложиться в свое будущееЧто в наше время может быть более востребованным, чем знания?
10/12/2018 11:10
Конкурсу перевозчиков в мэрии приказали долго жить
Конкурсу перевозчиков в мэрии приказали долго жить | Отзывов: 2Администрация Саратова перенесла сроки проведения тендера, желая, видимо, сохранить статус-кво
07/12/2018 11:34
Собиратель земель колоярских
Собиратель земель колоярских | Отзывов: 2Глава муниципалитета через суд забирает земли умерших пайщиков в обход наследников
Дендрарий НИИСХ Юго-Востока

Блоги



Полезные советы

Поиск по дате
« 14 Декабря 2018 »
ПнВтСрЧтПтСбВС
262728293012
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31123456
,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,
Яндекс.Метрика


«Общественное мнение» сегодня. Новости Саратова и области. Аналитика, комментарии, блоги, радио- и телепередачи.


Главный редактор сайта: Мурзов Алексей Валериевич
OM-redactor@yandex.ru

Адрес редакции:
410600, Саратов, проспект Кирова, 34, офис 6
тел.: 23-79-65, тел./факс: 23-79-67

При перепечатке материалов ссылка на «Общественное мнение» обязательна.

Сетевое издание «Общественное мнение» зарегистрировано в качестве средства массовой информации 14 августа 2012 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Эл № ФС77-50818.
Учредитель ООО «Медиа-группа ОМ»

16+ Федеральный закон Российской Федерации от 29 декабря 2010 г. N 436-ФЗ
0.043889999389648