17 Июля 2019, Среда, 16:34 Facebook ВКонтакте Twitter Instagram
Прислать новость

"Трубное дело" Станислава Невейницына: а заявитель-то "ненастоящий"!

25/04/2019 15:00

"ОМ" стали известны новые обстоятельства по делу, которое по инициативе саратовского бизнесмена Станислава Невецйницына год назад было возбуждено СУ МУ МВД "Энгельсское" в отношении бывшего директора ООО "Энгельсская промышленная компания" Владимира Ковыряева. Адвокаты Ковыряева направили следователю Алине Выповой два ходатайства – о прекращении уголовного преследования Ковыряева по ч. 4 статьи 160 УК ("Присвоение или растрата") и о выделении и направлении материалов в соответствии с положениями ч. 1 ст. 155 УПК ("Выделение в отдельное производство материалов уголовного дела"). Реакция Выповой, которая, как мы не раз писали, отличается неторопливостью, пока неизвестна. Между тем, в адрес "ОМ" поступил ответ из облпрокуратуры на запрос, который мы направляли в Генпрокуратуру по нарушениям при расследовании дела. Ответ подписал начальник управления по надзору за уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельностью Д.Н. Волошенко. Надзирающий прокурор оказался глух ко всем доводам защиты и фактам, приведенным в материалах "ОМ".

В ответе за чужой трубопровод

Итак, какие доводы приводят адвокаты Ковыряева, требуя прекращения уголовного дела? По сути это те же доводы, которые мы в своих материалах неоднократно упоминали. Эти доводы, если перевести с языка юристов, относятся к классике жанра. Защитники считают, что дело должно быть прекращено в связи с отсутствием события преступления, отсутствием в деянии состава преступления и отсутствием заявления потерпевшего. Важнее всего последнее условие, поскольку уголовное дело по ст. 160 УК РФ в отношении Ковыряева может быть возбуждено не иначе как по заявлению собственника присвоенного или растраченного имущества, которым ООО "ЭПК" не является и никогда не являлось. Как мы ранее сообщали, в деле фигурирует некий трубопровод, который фигурант дела якобы похитил и продал, получив более 3 млн рублей. Этот трубопровод указан в акте приема-передачи имущества от 27 августа 2004 года к договору о приобретении фирмой "ЭПК" у ООО "Рубин-ХХI век" недвижимого имущества. При этом уголовные дела о преступлениях по статье 160 УК относятся к уголовным делам частно-публичного обвинения и возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего либо его законного представителя. В нашем случае заявление было написано нынешним директором "ЭПК" Сергеем Маганом, а также владельцем компании Станиславом Невейницыным. Правда, в деле официально фигурирует лишь заявление Магана.
Однако, как мы уже сообщали, экспертиза, назначенная и проведенная Выповой фактически под давлением суда, показала, что подпись, поставленная в акте приема-передачи имущества не принадлежит возглавлявшему тогда ООО "Рубин-ХХI век" Дадаяну В.Р. Подпись Ковыряева также была поставлена экспертом под сомнение. Что же получается – откуда появился этот акт, причем его копия, да еще с ненастоящей подписью? И самое главное, почему следователь Алина Выпова до сих пор не придает этому никакого значения – хотя этот документ был отправной точкой в деле? Примечательно, что Выпова знала об этом еще задолго до проведения экспертизы – из показаний Дадаяна.
Кстати об экспертизе, которая, как мы сказали, была назначена после длительных препирательств со следствием и прокуратурой в суде. Дело в том, что Станислав Невейницын ранее пытался обвинить Ковыряева в краже катера. Во время доследственной проверки сотрудники саратовской полиции умудрились оперативно провести аналогичную почерковедческую экспертизу. И возможно, Ковыряев и был бы привлечен к ответственности, если бы в гражданском суде ему не удалось доказать, что на самом деле катер принадлежит ему и последний раз он его видел на турбазе, принадлежащей Невейницыну. Не кажется ли странной такая избирательная активность и оперативность полиции? Причем в случае с катером у Ковыряева даже не отбирались образцы почерка.
Но вернемся к трубопроводу. Адвокаты обращают внимание на тот факт, что экспертное заключение опровергает также позицию потерпевшего и следствия, основанную на представленных в материалах уголовного дела копиях бухгалтерских документов, из которых следует, что похищенный трубопровод якобы принадлежал ООО "ЭПК". Но вот незадача – первичный учетный документ не соответствует требованиям Федерального закона №402-ФЗ "О бухгалтерском учете". Поэтому постановка на бухгалтерский учёт ООО "ЭПК" трубопровода является незаконной.
В итоге получается, что трубопровод фактически не принадлежал "ЭПК", а, значит, заявление Магана по меньшей мере выглядит странным и именно оно должно вызвать больше вопросов у Выповой, чем действия Ковыряева. Однако в нашем случае все происходит наоборот. Почему? Ответ на этот вопрос мы давали в многочисленных запросах на имя Юрия Чайки и Сергея Филипенко. Прежде всего, мы указывали на наличие признаков заказного уголовного дела, на заинтересованность представителей правоохранительных и надзорных ведомств, в том числе Энгельсской прокуратуры. На эту заинтересованность указывала некачественная проверка пожарной безопасности торговых объектов Невейницына на Химиков, 1 (ТК "Лидер") – после прокурорских рейдов нарушения не исправлялись, а наоборот, допускались новые. Вызвала недоумение и поспешность, с которой прокуратура согласилась с отказом в возбуждении уголовного дела по факту отсутствия оплаты земельного налога принадлежащей Невейницыну компанией "Олеонафта". Наше издание обжаловало это решение.

Ликбез для прокурора

Однако в полку апологетов виновности Ковыряева прибыло. Теперь с такой позицией, вслед за Выповой и энгельсским прокурором Владимиром Климовым, согласился и представитель областной прокуратуры – господин Волошенко. Стоит напомнить, что наше издание уже получало от этого прокурора формальные ответы. В частности, аналогичные ответы касались изъятия глины и грунта на сельхозземлях около села Чардым Воскресенского района, а также незаконного захвата земель лесного фонда в том же районе. В первом случае было возбуждено уголовное дело, во втором райпрокуратура, после длительной переписки, отвоевала землю в суде. Хотя за год до этого Волошенко почему-то не увидел нарушений. Вот и сейчас его ответ напоминает юридический ликбез, который прокурор решил, видимо, провести с неразумными журналистами. Так и хочется сказать господину Волошенко словами персонажа известной гайдаевской комедии "Операция Ы"…
Обратимся к самому ответу. Волошенко зачем-то сообщает известную нам информацию – когда, кем, по какой статье и за каким номером возбуждено дело в отношении Ковыряева. Но не это важно, а фраза: "В ходе расследования установлена причастность к совершению данного преступления Ковыряева". Ничего кроме удивления такое заявление не вызывает. Иными словами, прокурору уже известно, что Ковыряев имеет отношение к хищению трубопровода. Или, может быть, у Волошенко на столе лежит готовое обвинительное заключение, позволяющее ему делать такие поспешные выводы? И затем продолжает: "В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 158 УПК РФ производство предварительного следствия по уголовным делам, по которым предварительное следствие обязательно, оканчивается в порядке, установленном главами 29-31 УПК РФ, то есть прекращением уголовного дела либо его направлением в суд обвинительным заключением для рассмотрения по существу. Иных законных способов окончания предварительного следствия законодатель не предусматривает. В силу п. 3 ч. 2 ст. 38 УПК РФ следователь уполномочен самостоятельно направлять ход расследования. Доводы о невиновности Ковыряева В.В., а также иные обстоятельства, подлежат проверке в ходе следствия. При этом оценка имеющимся доказательствам с точки зрения их относимости и достаточности для рассмотрения уголовного дела будет дана после производства необходимых следственных действий и принятия по делу итогового процессуального решения". Это о чем, господин Волошенко? Разве доводы, которые приводят адвокаты, для вас ничего не значат? Ну тогда обратимся к цитируемому вами УПК. В соответствии с требованиями УПК, ни само обвинение, ни принятый на основании него обвинительный приговор не могут быть основаны на предположениях. Мы же пока, на протяжении года, имеем дело только с предположениями. Что еще должна установить Алина Выпова, чтобы убедиться в виновности либо невиновности Ковыряева? Хотя позиция прокуратуры Энгельса и Волошенко понятна – они оперируют только такими понятиями, как законность и незаконность возбуждения и обвинительное заключение. То, что прокурор не только имеет право, но и обязан надзирать за соблюдением уголовно-процессуального законодательства во время предварительного следствия, видимо, Волошенко неизвестно. Поэтому он нас убеждает, выводя бюрократические формулы: "Нарушения закона при возбуждении уголовного дела, сборе и закреплении доказательств, продлении срока следствия, а также нарушения разумного срока уголовного судопроизводства судом не выявлялись… расследование активизировано… заявителям даны мотивированные ответы… оснований для принятия мер прокурорского реагирования не имеется".
В конце своего письма Волошенко напоминает нам о праве обжаловать, видимо, действия следователя и прокуратуры вышестоящему прокурору и в суд. Отвечаем: "Обязательно обжалуем вышестоящему прокурору".

Через прокурорское колено

И напоследок о втором ходатайстве адвокатов Ковыряева. Оно целиком связано с первым и, главное, с тем фактом, по понятным причинам упорно не замечаемым следствием и прокуратурой, что "ЭПК" не являлась владельцем трубопровода, а значит, Маган не может быть заявителем. Поэтому защита и потребовала от Выповой выделить материалы о фальсификации доказательств и ложном доносе со стороны Магана в отдельное производство, после чего направить соответствующее постановление и выделенный материал руководителю следственного органа для принятия решения в соответствии со статьями 144 и 145 УПК РФ.
Однако что-то подсказывает нам, что эти ходатайства, несмотря на жесткие требования УПК, будут игнорироваться Выповой, защите придется вновь обращаться в суд. Причина таких действий следователя банальна – заказной характер уголовного дела. В дном случае открыто работает принцип административно-силового воздействия на фигуранта, закон ломается через колено и никакие юридически грамотные доводы не влияют на решения отдельных представителей надзорного ведомства.


Теги: Станислав Невейницын, трубное дело, Владимир Ковыряев, адвокат, Алина Выпова, прокуратура, Юрий Чайка

Оцените материал:12345Проголосовали: 151Итоговая оценка: 3.07Прислать новость
Имя:
Сообщение:*
 
*Поля обязательны для заполнения!
«Общественное мнение» / Общество / "Трубное дело" Станислава Невейницына: а заявитель-то "ненастоящий"!
Загрузка...
Какой из перечисленных объектов требуется восстановить в первую очередь?
Оставить комментарий
Россельхозбанк вклад Инвестиционный

Новости

Частное мнение

15/07/2019 12:45
Счета за пляж
Счета за пляж"ОМ" попытался узнать, на чьей стороне правда в ситуации вокруг СНТ "Авдеевское"
12/07/2019 10:47
Человеческий фактор и
Человеческий фактор и "миллиардное" дело "ТОРЭКСа" | Отзывов: 1Что общего между судьями саратовского арбитража и экологией в Пензе?
11/07/2019 13:10
На чьем балансе находится
На чьем балансе находится "дом Минобороны"?При сдаче объекта в эксплуатацию балансодержателю не передали документацию
05/07/2019 16:00
"Дом Минобороны": неведомая сила саратовского адвоката | Отзывов: 1"ОМ" продолжает следить за ситуацией вокруг дома на Степана Разина, 54
04/07/2019 17:28
Тайны следствия: ловушка для автоподставщиков
Тайны следствия: ловушка для автоподставщиковВ Саратове судят мошенников, занимавшихся инсценированием ДТП

Блоги



Полезные советы

Поиск по дате
« 17 Июля 2019 »
ПнВтСрЧтПтСбВС
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930311234
,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,
Яндекс.Метрика


«Общественное мнение» сегодня. Новости Саратова и области. Аналитика, комментарии, блоги, радио- и телепередачи.


Главный редактор сайта: Мурзов Алексей Валериевич
OM-redactor@yandex.ru

Адрес редакции:
410600, Саратов, проспект Кирова, 34, офис 6
тел.: 23-79-65, тел./факс: 23-79-67

При перепечатке материалов ссылка на «Общественное мнение» обязательна.

Сетевое издание «Общественное мнение» зарегистрировано в качестве средства массовой информации 14 августа 2012 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Эл № ФС77-50818.
Учредитель ООО «Медиа-группа ОМ»

18+ Федеральный закон Российской Федерации от 29 декабря 2010 г. N 436-ФЗ