30 Мая 2024, Четверг, 17:11 ВКонтакте Twitter

Пандемия коронавируса. Признания саратовских врачей

23/11/2020 15:55

17 ноября мир отметил годовщину - в этот день в 2019 году выявили первого заболевшего коронавирусной инфекцией. Совсем скоро наступит еще одна - 11 марта ВОЗ объявила о начале пандемии. Тогда наступила первая волна, пережитая Саратовской областью с переменным успехом. Но что мы имеем сейчас, спустя несколько месяцев героического противостояния инфекции?

Похвастаться нечем. После летнего спада заболеваемости духоподъемная риторика сменилась упаднической. Саратовская область вновь развернула ковидные госпитали. Очереди из машин скорой помощи снова выстроились на подъезде к больницам. Регион почти ежедневно бьет собственные рекорды по суточному приросту заболевших COVID-19. Каждый день - больше 200, и, учитывая заданную тенденцию, совсем скоро психологическая отметка в 250 также будет пройдена. В этих пугающих цифрах региональные чиновники видят собственную заслугу: они продолжают убеждать, что столь высокое число подтвержденных случаев - результат их кропотливой работы и наращивания мощностей ПЦР-тестирования. Собственную неработоспособность отрицают. Тем не менее складывается ощущение, что они, как говорил Пьер Бомарше, честны ровно настолько, чтобы не быть повешенными.

Конечно, вторая волна началась внезапно, как снег зимой. В министерстве здравоохранения Саратовской области ее явно не ожидали. Кто же виноват? Да народ конечно, кто же еще, считают чиновники. Причем сразу во всех грехах. Об этом они напоминают с завидной периодичностью: например, на брифингах, объясняя пропажу лекарств из аптек. Устроили, значит, ажиотажный спрос в аптечном сегменте. "Эти лекарства будут лежать у вас в холодильнике или темном месте до окончания срока, а потом вы их выбросите в мусорку", - твердил замминистра здравоохранения области Денис Грайфер. Почему же никто не прислушался к авторитетному мнению столь уважаемого чиновника? Наверное, сработала коллективная память: тот самый виноватый народ прекрасно помнит, как стоял в бесконечных очередях за медицинскими масками, постоянно слыша "Извините, закончились". Или за пропусками, которые так и не довелось использовать по назначению. Но всё течет, всё меняется. Со временем эта проблема отошла на второй план. И вовсе не потому, что решилась - просто граждане отчаялись найти нужные препараты.

Зато другая проблема - госпитализации пациентов с COVID-19 - лишь обострилась. В Instagram-аккаунтах губернатора Валерия Радаева, главы облминздрава Олега Костина и председателя регионального правительства Романа Бусаргина ежедневно появляются мольбы о помощи граждан, чьих пожилых родственников ставят в очередь. Облминздрав такое положение дел отрицает. "Подтвердить информацию, что в очереди на госпитализацию по коронавирусу находится тысяча человек, минздрав ни в коем случае не может", - заверял Грайфер, сохраняя величественное достоинство, но с выражением глубокого страдания, застывшего на его лице. Но есть и другая тема для печали: пациентов госпитализируют выборочно, будто сортируя. Впрочем, как и тестируют. Чиновники облминздрава намекают, что для получения помощи необходимо состариться или забеременеть. Больные, не способные этого сделать, обречены лечиться дома. Также, как заявлял заболевший коронавирусом первый замминистра здравоохранения региона Станислав Шувалов, чья судьба долго оставалась неизвестной, медики должны госпитализировать пациентов с низким показателем сатурации. Однако, по мнению Грайфера, наличие пульсоксиметра в чемоданчике каждого врача вовсе не обязательно. Следуя его логике, врачи должны измерять сатурацию приблизительно. Возможно, как и определять показания для госпитализации.

Журналисты не раз отмечали, что чиновники не готовы делиться информацией. Игнорирование вопросов стало, как и брифинги, традиционным. Поэтому "ОМ" поговорил с медиками Саратовской области о том, что изменилось в коронавирусных больницах во вторую волну, в каких условиях они сейчас работают — а их пациенты лечатся от COVID-19.

Евгений (имя изменено), врач ковидного госпиталя:

— Ситуация, конечно, тяжелая. Больных много, койки в отделениях госпиталей редко пустуют больше одного дня. Но в городе открыли достаточно учреждений, плюс - несколько в районах области. Поэтому мест для больных, особенно тяжелых, у нас всегда хватает. В сутки мы принимаем около 30 пациентов. Самые частые симптомы - это общая слабость, температура до 39, отдышка, кашель. Тромбозы и отёк лёгких случаются только у очень тяжёлых больных с множеством сопутствующих патологий, но у нас функционирует реанимационное отделение, куда мы сразу же и отправляем таких пациентов.

Кислорода хватает всем. Если и случаются перебои, то очень редко. Проблему быстро решают - всегда есть дежурная бригада, ответственная за подачу. Есть и запас необходимых лекарств на несколько месяцев вперед. Мы выписываем пациента, если у нас имеются: два отрицательных мазка на COVID-19, положительная динамика на рентгенограмме лёгких, хорошие показатели анализов крови и, конечно, удовлетворительное состояние больного. Полностью здоровым после перенесённой пневмонии он станет минимум через два месяца, но это время он уже может лечиться дома, без нашей помощи.

Я переболел коронавирусом, но в легкой форме и до работы в госпитале. Нам ежедневно выдают новые сизы. Всё, что мы вносим в красную зону - одноразовое и каждый день утилизируется. В нашем госпитале также оборудована система из нескольких шлюзов, которые разграничивают зелёную и красную зоны. Сейчас риск заразиться, если соблюдать технику безопасности, практически равен нулю. Мы работаем по 8 часов без перерывов, затем идём домой отдыхать. Но в некоторых госпиталях работают по 4 часа, затем 4 часа отдыхают. И так в течение суток. Везде разные графики. Иногда бывают конфликты с пациентами. Но редко. Атмосфера в госпитале не самая радужная, она может давить на людей со слабой психикой. Мы уже привыкли.

В настоящий момент мы получаем выплаты, но их сумма меньше, чем в первую волну на 10-15%. Ходят слухи, что уменьшат еще. Многие мои знакомые - врачи - уволились из поликлинического звена. Это связано с непомерно большими нагрузками и тем, что выплаты в поликлиниках гораздо меньше, чем в госпиталях, а риск заболеть присутствует.

Официальную статистику заболеваемости занижают, естественно. Оно и понятно: люди и так в панике, в городе ни одного антибиотика не найдешь - всё скупили. Смертность тоже занижают. Умирают многие, перед этим очень серьезно болеют. Но это, в основном, возрастные пациенты с сопутствующими заболеваниями.

Артем (имя изменено), медицинский брат ковидного госпиталя:

— Ситуация в Саратове не сильно отличается от общероссийской - очень сложная. Есть очередь на госпитализацию, многие ждут скорую по несколько дней. Мест хватает не всем. В мою больницу ежедневно госпитализируют примерно 20 человек с признаками вирусной пневмонии разной степени тяжести. Иногда зачем-то привозят бессимптомных. Сейчас у нас следующие критерии для выписки: один отрицательный мазок и, конечно же, положительная динамика на рентгене или КТ. В моем госпитале недолеченных не выписывают.

Очень сильно занижена смертность. Основные причины - дыхательная недостаточность, проявившаяся из-за некачественной оксигенотерапии либо ее отсутствия, и тромбоэмболия легочной артерии. Не всем пациентам хватает кислорода, а его качество оставляет желать лучшего. Аппараты ИВЛ часто сообщают о низком давлении. Но всем плевать. У нас с аппарата ИВЛ еще никто не слез, хотя в других госпиталях удается снять пациентов и вылечить. Кислородных коек и концентратов не хватает. Часто приходится заниматься так называемой медицинской сортировкой, то есть выбирать, кому достанется кислород, а кому нет. Обычно его отдают наиболее социально значимому пациенту. Препаратов хватает практически всем. Временами, конечно, бывают перебои с антибиотиками, но в целом ситуация хорошая: есть импортные антибактериальные резервного ряда, например, цефалоспорин V поколения "Зинфоро" стоимостью около 6 тысяч рублей за инъекцию, карбапенемы, генно-инженерные препараты (рекомбинантные гуманизированные моноклональные антитела "Актемра", "Артлегиа"). Их получают тяжелые и наиболее социально значимые больные. Для вторых, кстати, есть специальные палаты - люксовые.

Я не болел COVID-19, но многие коллеги переболели. Большая часть - в апреле и мае, когда все упорно отрицали эпидемию и сизов не было. Теперь, когда появились сизы, заболеваемость среди персонала стала крайне низкой. Те, кто заболели сейчас, скорее всего подхватили вирус не на работе. Либо они просто пренебрежительно относились к мерам безопасности в красной зоне. Заболевшим сотрудникам положена выплата - 68 тысяч рублей из Фонда социального страхования. Получить ее крайне трудно. Процедура размыта, и никто не хочет разъяснять детали. Среди моих коллег и знакомых нет ни одного человека, получившего выплату за подтвержденный диагноз COVID-19.

Времени для отдыха у нас нет. Персонала не хватает, особенно санитаров. Сотрудников не нанимают, потому что нет денег платить зарплаты. Часто приходится таскать на себе тяжелых пациентов, хотя врачи и средний медицинский персонал не должны этим заниматься. Мы получаем выплаты, но иногда с задержками. С ноября переходим на новую систему оплаты: она будет зависеть от количества отработанных смен. Раньше младший, средний и старший медицинский персонал получали по 25, 50, 80 тысяч рублей соответственно хотя бы за одну отработанную смену в красной зоне, даже за обыкновенную 20-минутную консультацию.

Граждане, конечно, паникуют. В панике они покупают антибиотики и колют их при отсутствии признаков пневмонии. Как известно, вирус антибиотиками не лечится. Также вызывают скорую при бессимптомном течении болезни. Иногда их привозят к нам, хотя они могли бы вылечиться дома.

Полина (имя изменено), врач-терапевт в поликлинике:

— У меня есть антитела к COVID-19. Скорее всего, я переболела бессимптомно. Был период, когда у нас в поликлинике не контролировали ПЦР-мазки. Он длился около 2-3 недель. Возможно, я заболела в этот период. Сейчас в нашей поликлинике есть сизы: одноразовые костюмы, халаты, маски, перчатки. Если ты хочешь себя защитить, ты это сделаешь.

Ситуация с госпитализацией начала налаживаться из-за того, что больных стали выписывать даже с одним отрицательным мазком. За последние 2 недели стало проще положить пациента в стационар. Раньше скорая помощь ехала по 2-3 суток, врачи не могли госпитализировать пациентов - не было мест. Брали на очередь, звонили, когда освобождались места. Одних брали через несколько дней, других - нет. Даже не перезванивали. Статистику заболеваемости занижают примерно на 30-40%. Многих пациентов с ковидной симптоматикой не учитывают: им не делают тесты из-за отсутствия предписания. В группу тестируемых входят пенсионеры с признаками ОРВИ, беременные женщины, медработники. Раньше в ней были контактные. Сейчас их тестируют только при наличии признаков ОРВИ. В любом случае, контактные соблюдают карантин в течение 14 дней. Сейчас следующие критерии для выписки: наличие отрицательного мазка, разрешенной пневмонии по рентгену или КТ и отсутствие клинических проявлений болезни.

Болеют очень много врачей. Медработников катастрофически не хватает. Последние 2 недели я работала одна минимум по 14 часов в день. Единственный отдых - прийти домой, сбросить одежду и лечь спать. Очень много времени отнимают агрессивные пациенты. Конечно, много конфликтов происходит на фоне паники. Люди сходят с ума из-за СМИ и сарафанного радио. Например, начинают пить антибиотики при легкой форме болезни из-за того, что у их знакомых была пневмония. Это очень мешает лечебной деятельности, постановке правильного диагноза.

Я знаю, что многие врачи уволились из поликлинического звена. Они не выдержали нагрузок, переживали за семьи. Наша поликлиника получила все обещанные выплаты, но так везет не всем.

Подпишись на наш Telegram-канал. В нем мы публикуем главное из жизни Саратова и области с комментариями


Теги: Станислав Шувалов, денис грайфер, министерство здравоохранения Саратовской области, коронавирус, ковидные госпитали, брифинг, заболевшие, умершие

Оцените материал:12345Проголосовали: 57Итоговая оценка: 3.02
Чего вам не хватает во дворах?
Оставить комментарий

Новости

Частное мнение

28/05/2024 10:00
Кредиторы остаются крайними. Почему в деле НВКбанка всё больше странной аффилированности?
Кредиторы остаются крайними. Почему в деле НВКбанка всё больше странной аффилированности? Вопрос лишь в том, почему инициаторы банкротства упорно закрывают на это глаза
27/05/2024 17:16
Беседа с инсайдером: говорят, карьера Лады Михайловны скоро закончится
Беседа с инсайдером: говорят, карьера Лады Михайловны скоро закончитсяСлухи у нас
27/05/2024 15:45
Две разные реальности: как отличаются версии Матвея Суслова и стороны обвинения в деле
Две разные реальности: как отличаются версии Матвея Суслова и стороны обвинения в деле "Экономбанка"Подробный разбор уголовного дела по эпизодам
26/05/2024 12:00
Культурный Саратов: афиша мероприятий на 27 мая - 2 июня
Культурный Саратов: афиша мероприятий на 27 мая - 2 июняКонцерты, спектакли, выставки и другие интересности
25/05/2024 10:00
Субботнее чтиво: итоги уходящей недели
Субботнее чтиво: итоги уходящей неделиСаратов парламентский, все на съемках и споры вокруг консерватории

Блоги



Поиск по дате
« 30 Мая 2024 »
ПнВтСрЧтПтСбВС
293012345
6789101112
13141516171819
20212223242526
272829303112
,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,
Яндекс.Метрика


«Общественное мнение» сегодня. Новости Саратова и области. Аналитика, комментарии, блоги, радио- и телепередачи.


Генеральный директор Чесакова Ольга Юрьевна
Главный редактор Сячинова Светлана Васильевна
OM-redactor@yandex.ru

Адрес редакции:
410012, г. Саратов, Проспект им. Кирова С.М., д.34, оф.28
тел.: 23-79-65

При перепечатке материалов ссылка на «Общественное мнение» обязательна.

Сетевое издание «Общественное мнение» зарегистрировано в качестве средства массовой информации, регистрация СМИ №04-36647 от 09.06.2021. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Эл № ФС77-81186 от 08 июня 2021 г.
Учредитель ООО «Медиа Холдинг ОМ»

18+ Федеральный закон Российской Федерации от 29 декабря 2010 г. N 436-ФЗ