2 Декабря 2021, Четверг, 11:19 Facebook ВКонтакте Twitter Instagram

Анатомия преступления. Философ-убийца из академии права

Анатомия преступления. Философ-убийца из академии права12/02/2021 17:00

"ОМ" продолжает цикл публикаций о преступниках, чьи злодеяния заставили содрогнуться Саратовскую область. По их следам шли лучшие оперативники и инспекторы. Когда они были пойманы, их ждало суровое наказание. В прошлый раз мы рассказали о маньяке из пожарной части.

Эту историю нельзя назвать преступлением: юридически человек, о котором пойдет речь, совершил общественно опасное противоправное деяние. События, случившиеся в 1996 году в Саратове, стали предметом широкого обсуждения представителей самых разных профессий: от юристов до психиатров. И по сей день многие на тот момент еще совсем юные студенты, которые сейчас являются сотрудниками правоохранительных органов, прокуратуры и судебной системы, помнят жуткое, совершенно непонятное для них убийство.

Об этих событиях нам рассказали Юрий Гладких, в 1990-е годы работавший следователем прокуратуры Октябрьского района Саратова, и психиатр Александр Паращенко. Расследование курировали прокурор области Николай Макаров, его первый заместитель Анатолий Горшков и начальник регионального ГУВД Владимир Булгаков. Гладких уехал из Саратовской области и связаться с ним представлялось возможным лишь по телефону. Впоследствии мы дополнили его рассказ подробностями, описанными саратовскими журналистами.

20 мая 1996 года 42-летний преподаватель философии академии права Илья Баев пришел на работу за положенным ему авансом. Получив деньги, он вышел на улицу, положил в портфель заранее подготовленный и спрятанный в кустарнике заточенный кухонный нож и направился обратно в корпус. Он успел проследить, что его коллега, преподавательница логики Елена Славнова вышла из аудитории и спустилась с третьего на второй этаж на кафедру философии. Баев направился за ней. В академии был перерыв между парами. На кафедре находились преподаватели, спокойно занимающиеся своими делами. В этот момент ворвался Баев. Общей занятости и замешательства оказалось достаточно, чтобы никто не успел прийти на помощь Славновой: Баев вынул нож и, согласно официальной версии уголовного дела, нанес ей 35 ножевых ранений, 14 из которых пришлись в лицо.

Славнова кричала. Баев сидел на ней верхом и наносил удар за ударом. Он перерезал ей горло с такой силой, что на позвоночнике остались глубокие следы от ножа. Потом вспорол снизу доверху живот и грудную клетку. Преподаватели делали, что могли: бежали сообщать о случившимся, сдерживали студентов, ломившихся в дверь. Совершив страшное убийство, Баев встал, выбросил нож и сел в углу кабинета на стул. В светло-бежевом костюме и галстуке в тон, он был с головы до ног в крови жертвы. Мужчина спокойно сидел и ждал сотрудников правоохранительных органов.

Чтобы разобраться в причинах случившегося, стоит вспомнить предшествующие события. Илья Баев работал в академии с 1976 года. Коллеги и студенты считали его незаурядной личностью, уважали и любили его. С Еленой Славновой он познакомился в 1994 году. Он приглянулся женщине: будущий убийца представлялся ей большим ребенком, милым и смешным. Она стала ходить на лекции Баева. И наконец, радость - настоящим началом их отношений стало приглашение на день рождения мужчины. Славнова полюбила Баева: в этом нет сомнений. Их любовь продолжалась более девяти месяцев, а потом они разбежались. О причинах история умалчивает. Некоторые очевидцы утверждали, что отношения не сложились из-за вспышек агрессии со стороны Баева. Сам он, однако, уверял, что самостоятельно расстался с преподавательницей, заявил Паращенко. Уже после разрыва, в январе 1995 года, Баев пришел в гости к бывшей возлюбленной и, не застав ее дома, разговорился с родителями, с которыми жила Славнова. Он утверждал, что ранее разведенная женщина "видит в нем мужа".

Спустя время Баев стал преследовать бывшую возлюбленную. Он выследил Славнову на улице Советская и, дождавшись, когда она зайдет в подъезд, напал на нее с газовым баллончиком. Ее доставили в больницу. Впоследствии было возбуждено уголовное дело. Однако затем женщина решила забрать заявление: она понимала, что может потерять работу, ведь в академии произошедшее восприняли как личные разборки двух бывших любовников. "Администрация академии обо всем знала. Елена Сергеевна, наверное, была очень воспитанным, образованным человеком. Очень мягким. Она не могла отрезать, пожаловаться руководству. Она старалась выйти из ситуации с наименьшими для всех потерями. У нее не получилось", - считает следователь Гладких.

Тем временем личные разборки перерастали в поистине пугающую драму. "Всё светлое, доброе, красота в искусстве, всё, что я любил, что дорого для меня, - всё стирается, блекнет, уничтожается, погружается в абсолютную тьму ауры этой чудовищной мрази. У меня уже сейчас ощущение, что я смотрю на "белый свет" со дна какого-то темного озера, я еще вижу сквозь слой темной зловонной воды этот "белый свет", я его еще помню, но меня с чудовищной силой, всё нарастающей, тянут вниз – ПОГРУЖЕНИЕ В АД", - писал Баев в дневнике в конце декабря 1995 года.

Со временем эта драма становилась всё более мистической и зловещей. Глубоко верующий Баев, судя по его дневникам, задумывался о самоубийстве: "В православную церковь (я крещен еще младенцем в 1954 году в церкви города Кушва Свердловской области). Прошу, если сочтет возможным, простить мне грех самоубийства. Не от гордыни, не от отсутствия терпения кончаю с собой, доведен до самоубийства гнусным бесом в облике человеческом, который вот уже больше года пытается подчинить меня, сломать, в последнее время просто стереть, уничтожить как личность. Господи, прости меня грешного!". Более того, вера в православного Бога не мешала мужчине увлекаться буддизмом и некоторыми оккультными практиками: так, например, он считал, что способен выходить в астрал.

Славнова также якобы читала оккультную литературу, но другого толка. Ее преследователь, однако, считал, что таким способом женщина обучается магии. "Вечером сказывается хроническое психическое переутомление, и на фоне этого видимого "освобождения" рано крепко засыпаю. Проснулся в 2 часа ночи – в новом аду. Новые изобретения этой мрази – на фоне моего "расслабления" тихое, но жесткое "стирание" моего "я", и главное – воздействие на чакрамы (чего раньше никогда не было). Читает этот бес поганый литературу по магии и т.п., которой столько развелось, и при ее-то способностях… Дикое ощущение помимо опустошения, на месте чакрамов – "дыры", сильнейшая энергетическая опустошенность. Это попытка – начать навязывать свою волю", - писал Баев.

В своих дневниках он уверял, что Славнова каким-то образом воздействует на него, зомбирует, является энергетическим вампиром и тому подобное: “Проснулся сейчас, и как всегда, как практически каждое утро без исключения – в ее аду, Славновой (обычно по ночам), внушений, новых изменений в моей ауре, единственная цель которых превратить меня в слугу, собаку, в зомби (сказать "мужа" – неверно в принципе, ей нужен абсолютно подчиняющийся субъект, марионетка, зомби!). Господи, как же плохо, как дико, как болит душа…".

Дневник Баева, как сообщали саратовские СМИ, кишил оскорблениями вроде "ведьма" и "мразь" в адрес в прошлом любимой женщины и записями о мыслях о самоубийстве. По его собственному обоснованию, ему стало легче лишь тогда, когда он убил Славнову. И не просто убил, а обезглавил и растерзал. Он снова назвал ее ведьмой в ту страшную минуту, когда всё произошло. Затем вытер пальцы от крови, замолчал и замер без движения.

Баева задержали на месте преступления. Следователь Юрий Гладких хорошо помнит ход допроса. "После совершения противоправного деяния он спрятал нож на шкаф. Преподаватель такого вуза… Он у руководства вуза был на хорошем счету. Перспективный. Когда я начал его допрашивать, возникли определенные сомнения. Дальше - больше. Тогда назначили комплексную психолого-психиатрическую экспертизу", - рассказал он. Специалисты областной психиатрической больницы выяснили, что Баев страдает психическим заболеванием в форме шизофрении. Акт саратовских медиков-психиатров подтвердили в Москве в государственном научном центре социальной и судебной психиатрии им. В.С. Сербского. Это объясняет странности в поведении Баева, его дневники и многое другое. К примеру, именно из-за этого фактора он так и не защитил кандидатскую, считает следователь, хотя подавал, говорят, большие надежды.

"Когда люди болеют шизофренией, они слышат голоса. Он о них и рассказывал. Что она посылает ему голоса. Будто бы она сексуально домогается до него таким образом. Он не мог спать, есть. Его это будто задевало. Возможно, болезнь прогрессировала", - говорил Гладких. Суд признал философа невменяемым и счел необходимым избрать для него строгий режим наблюдения в психиатрическом стационаре, в соответствии со статьей 101, часть 3 УК РФ – психиатрический стационар специализированного типа. Также суд определил: уголовное дело в отношении Ильи Баева по статье 103 УК РСФСР (Умышленное убийство) прекратить. "У него осталась дочка от первого брака. Он же был разведен. Она сейчас взрослая женщина, на тот период ей 10-11 было", - добавил следователь прокуратуры.

Председательствовавший в судебно-экспертной комиссии психиатр Александр Паращенко по-врачебному этично называет Баева "пациентом Б". По словам специалиста, в 1980 году больной обращался за помощью к заведующему кафедрой психиатрии Саратовского медицинского института, профессору Александру Гамбургу. Он жаловался на "постоянную неудовлетворенность собой, снижение трудоспособности, вялость, заторможенность". Мужчине рекомендовали стационарное лечение в городском психдиспансере, где он провел около двадцати дней. Ему поставили диагноз "Неврастения у личности с психастеническими чертами характера".

"Там он охотно беседовал с врачами. Жаловался только на снижение работоспособности. Понимаете, первое действие настоящей драмы разыгрывается за закрытым занавесом. Так и с шизофренией: обычно стройной картине бреда, галлюцинаций и расстройств мышления предшествует, например, совершенно неадекватная утомляемость от простых вещей, жалоб на которые раньше не было", - сказал Паращенко. Он подтвердил догадку следователя о том, что Баев не смог защитить кандидатскую в том числе из-за болезни. "Неплохая научная эрудиция сочеталась с неспособностью к творческой научной деятельности", - подчеркнул психиатр.

"Рассказывал, что у него была деспотичная мать, которая его била. Отец ушел из семьи. Бред у него был пышный. Во время экспертизы он высказывал бредовые идеи, будучи уверенным, что убитая Славнова обладала сверхъестественными способностями, путала мысли, заставляла вспоминать неприятные вещи, воздействовала на эмоции. Он слышал голоса и музыку, становился "зомби". По его словам, в дни перед убийством воздействие усилилось до такой степени, что это невозможно было терпеть. Он не помнил, как наносил удары ножом, и считал, что таким образом освободился от зомбированного состояния. Не раскаивался, о погибшей отзывался зло, говорил, что она исчадие ада. После совершенного якобы стал чувствовать себя лучше", - отметил Паращенко.

По словам психиатра, во время экспертизы у Баева нормализовался сон. Он не привлекал внимания персонала и достаточно ел и спал. В беседах со специалистами продолжал высказывать бредовые идеи и был абсолютно уверен в своей правоте. Он охотно рассказывал о бывшей возлюбленной, ее экстрасенсорных способностях и воздействии на него. Паращенко назвал историю болезни Баева "классическим случаем, по которому можно писать методички для студентов". Он хорошо помнит, как больной проходил тесты и исследования. К примеру, сравнивая ботинок и огурец, Баев говорил, что "эти предметы относятся к материальному миру, у них есть общие элементы в форме, цвете, а также у обоих есть кожа".

Примечательно, что преподаватель рассказывал группе психиатров и психологов, что он жаловался на сверхъестественные способности Славновой администрации академии. Возможно, это означает, что начальство жертвы и убийцы могло догадываться о происходящем, но не воспринять тревожные сигналы всерьез. Подобную мысль подтверждает и следователь Гладких: "На кафедре же тоже люди работали. Они замечали странности в его поведении. Работает человек, работает. Стеснительность наша есть: не лезть в чужие дела, отношения. Может, это сыграло какую-то роль".

В феврале 1999 года Илью Баева выписали из областной психиатрической больницы. Дальнейшая его судьба неизвестна ни Юрию Гладких, ни Александру Паращенко. По некоторым данным, преподаватель философии уехал из Саратовской области. На этом, насколько известно, в истории можно поставить точку.

Подпишись на наш Telegram-канал. В нем мы публикуем главное из жизни Саратова и области с комментариями


Теги: Академия права, Александр Паращенко, Юрий Гладких, прокуратура Октябрьского района, психиатрическая больница, психические расстройства, преподаватель

Оцените материал:12345Проголосовали: 163Итоговая оценка: 3.01
Загрузка...
Без чего вы не сможете прожить, если у вас нет QR-кода о вакцинации?
Оставить комментарий
Россельхозбанк

Новости

Частное мнение

02/12/2021 10:00
О (не)способности единороссов спасать памятники
О (не)способности единороссов спасать памятникиНиколай Васильевич не захочет, Андрей Викторович не сможет
01/12/2021 17:00
ВИЧ: страшно ли болеть в Саратовской области?
ВИЧ: страшно ли болеть в Саратовской области?"ОМ" узнал об обеспеченности региона препаратами для проведения антиретровирусной терапии
01/12/2021 14:30
Трое в лодке, или Чего боятся бывший полицейский и хозяйка СТО
Трое в лодке, или Чего боятся бывший полицейский и хозяйка СТОКак успеть спасти "Авангард-Агро" с миллиардными оборотами
01/12/2021 09:00
Что изменится в жизни россиян с 1 декабря
Что изменится в жизни россиян с 1 декабряВыросли пенсии, ввели маркировку молока и QR-коды в ряде регионов
29/11/2021 16:30
Беседа с инсайдером: Бондаренко борется не за идею, а за деньги?
Беседа с инсайдером: Бондаренко борется не за идею, а за деньги?Слухи у нас

Блоги



Полезные советы

Поиск по дате
« 02 Декабря 2021 »
ПнВтСрЧтПтСбВС
293012345
6789101112
13141516171819
20212223242526
272829303112
,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,
Яндекс.Метрика


«Общественное мнение» сегодня. Новости Саратова и области. Аналитика, комментарии, блоги, радио- и телепередачи.


Генеральный директор Чесакова Ольга Юрьевна
И.о.главного редактора Сячинова Светлана Васильевна
OM-redactor@yandex.ru

Адрес редакции:
410600, Саратов, проспект Кирова, 34, офис 28
тел.: 23-79-65, тел./факс: 23-79-67

При перепечатке материалов ссылка на «Общественное мнение» обязательна.

Сетевое издание «Общественное мнение» зарегистрировано в качестве средства массовой информации, регистрация СМИ №04-36647 от 09.06.2021. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Эл № ФС77-81186 от 08 июня 2021 г.
Учредитель ООО «Медиа Холдинг ОМ»

18+ Федеральный закон Российской Федерации от 29 декабря 2010 г. N 436-ФЗ