20 Октября 2021, Среда, 15:06 Facebook ВКонтакте Twitter Instagram

Рыбак поневоле: ампутация успешного бизнеса

Рыбак поневоле: ампутация успешного бизнеса 06/04/2021 12:00

Можно ли оказаться банкротом, имея в собственности почти 10 тысяч кв. м земли и объекты недвижимости? Может показаться, что это сложно. Однако это проще простого, особенно если собственника давно окружают люди, желающие завладеть имуществом. Хотя герой нашей публикации - Василий Максимов - сейчас и банкрот, его жизнь не стала лучше, как это обещает реклама о банкротстве физлиц. Ему нужно как-то погасить долги, которые у него появились благодаря "дружеской поддержке" крупного саратовского бизнесмена Юрия Рогова.

"ОМ" решил вернуться к истории сына покойного экс-директора завода "Серп и молот", который больше семи лет пытается отстоять свое имущество. Напомним, Максимов владел крупнейшим СТО "Гранд" на Степана Разина, 58. Проблемы у него начались в 2013 году, когда некий предприниматель Роман Сгибов предложил купить СТО за 90 млн рублей. Ничего не подозревавший Максимов оказался втянут в мошенническую схему. С 2013-го по 2015 годы он успел оказаться под следствием (в его машину кто-то подкинул пистолет. – "ОМ".) и потерять всё имущество. Доказать свою невиновность ему удалось в 2015 году, когда Волжский районный суд признал Сгибова виновным в мошенничестве. Он вернул имущество только в декабре 2016 года. Пока Максимов возвращал имущество, приставы открыли сводное исполнительное производство с суммой долга более 6 млн рублей. Странным образом он оказался должен не только за текущие коммунальные платежи, но и, что самое интересное, 1 млн рублей Сгибову и более 4 млн рублей предпринимателю Александру Карпову, который ранее продал Максимову три автомобиля. Впрочем, это стало не главной проблемой для Максимова. Сгибов переуступил право требования долга в 1 млн рублей некоему Евгению Леонтьеву, который в свою очередь обратился в суд с иском о банкротстве Максимова. Но чтобы разобраться в этом, нужно вернуться в 2012 год.Всплывающая подсказка

Помощь от чистого сердца
В это время предприниматель Юрий Рогов купил у Василия Максимова здание на территории СТО - производственный корпус площадью 1 291 кв. м. С этого момента они стали общедолевыми собственниками производственного комплекса, в котором первому принадлежало лишь 1/9 доли. Всем остальным продолжал владеть Максимов. Именно Рогов в свое время одолжил Максимову 1 млн рублей, а затем этот долг вместе с правами на похищенные объекты принял на себя Сгибов.

Как мы писали выше, за то время, пока Максимов вместе с Роговым вели бизнес, Василий стал жертвой мошенников и, соответственно, накопил долги. В 2016 году Рогов предложил Максимову помощь - 10 млн рублей. На эти деньги Максимов должен был погасить исполнительные производства, а затем они совместно продали бы комплекс недвижимости и пропорционально поделили деньги. Из 10 млн рублей Рогов по договору обязался 6,15 млн рублей внести на депозит сводного исполнительного производства, 127 тысяч рублей – Октябрьского РОСП. Оставшиеся деньги должен был получить Максимов.

Вся сделка осуществлялась в счет передачи Рогову крупнейшего цеха площадью более 5 тысяч кв. м. Сложно сказать, насколько выгодна была такая сделка, ведь кадастровая стоимость
помещения и доли земли под ним оценивалось более чем в 40 млн рублей и значительно превышала размер помощи. Но деваться Максимову было некуда, так как приставы уже готовились к принудительной реализации его имущества .

Не найдя других возможностей избежать банкротства и принудительной реализации, Максимов согласился с предложением "партнера". 18 января 2017 года они заключили договор о продаже цеха за 10 млн рублей. Нюансом сделки стало то, что Максимов должен был получить от Рогова 3,723 млн рублей после государственной регистрации договора купли-продажи. Это следовало из долговой расписки, которую Максимову вручил Рогов. При этом в нотариальном договоре указывалось, что деньги получены до подписания это договора. Более того, Рогов настоял, что деньги Максимов должен был получать вместе с экс-супругой по 100 тысяч рублей в месяц на двоих. Выплаты должны были производиться до тех пор, пока сумма 3,723 млн рублей не будет выплачена полностью. Сделку заверил знакомый Рогову нотариус.
Напомним, Рогов в 2012 году уже заключал крупную сделку с Максимовым, условия которой были примерно аналогичны. То есть сначала происходила государственная регистрация договора и переход права собственности, а потом следовал полный расчёт. Отличие лишь в том, что в 2012 году всё произошло так, как было указано на бумаге.

Первый намек на нечистые намерения?
Тогда же в кабинете нотариуса была подготовлена вторая расписка о намерении дальнейшей реализации всего недвижимого имущества территории бывшего СТО "Гранд". "После этого Рогов пообещал, что будет держать меня в курсе дела об оплате исполнительных производств и государственной регистрации договора. Но этого почему-то не произошло. Примерно через неделю после визита к нотариусу он позвонил мне и потребовал безвозмездно увеличить площадь отчуждаемого земельного участка (после покупки второго цеха его доля с 1/9 увеличивалась до почти 50%. - "ОМ".). Для чего? Я сказал: "Мы же всё равно намереваемся всё продать". Но Рогов стоял на своем, а я не согласился. В ответ на это он отметил, что эта сделка ему не интересна, и бросил трубку. После данного инцидента и заявлений Рогова, что он не намерен регистрировать сделку, я даже вздохнул с облегчением, решив для себя, что Рогов, возможно, хочет меня обмануть, так как сделка фактически безденежна и по сути кабальна. При этом, конечно, мне хотелось бы верить Рогову в его благие намерения в моём отношении", - рассказывает Василий. Максимов и Рогов перестали общаться. Максимов связался с приставами, чтобы узнать стадию исполнительного производства. Ему сказали, что исполнительное производство прекращается, так как Рогов все долги погасил. Максимов тут же позвонил в Росреестр, где ему сообщили, что договор купли-продажи прошел регистрацию: новым владельцем самого крупного цеха стал Рогов. Максимов очень удивился, почему ему об этом никто не сообщил. Оказалось, что с 1 января 2017 года регистрировать нотариально заключенные договоры может любая из сторон сделки.

После этого Максимов, естественно, решил выяснить обстоятельства и поговорить с Роговым. Тот его заверил, что всё изложенное в договоре и рукописных соглашениях имеет юридическую силу. Правда выяснилось, что Максимов должен получить от Рогова не 3,723 мл рублей, а только порядка 600 тысяч рублей. Выяснилось, что в Октябрьском РОСП было еще одно производство о взыскании с Максимова долгов, и Рогов погасил эти долги в счёт денег, причитавшихся по договору лично Максимову. Свои действия "партнер" Максимова объяснил тем, что они вместе будут продавать весь производственный комплекс, а значит, все деньги вернутся.

Несмотря на погашение долгов, ситуация в лучшую сторону не изменилась. В состоянии неопределенности и безденежья Максимов прожил целый год. Некогда крупному предпринимателю пришлось перебиваться случайными заработками и довольствоваться подачками "благодетеля". За время различного рода судебных тяжб герой освоил профессию землекопа, газометаллорезчика. Чтобы выжить и прокормить детей, он стал рыбаком и продавал улов.

"Рогов неохотно выплачивал мне по 5 тысяч в неделю из оставшегося лимита порядка 600 тысяч рублей по сделке в 10 млн. К тому же, брал с меня подписи по приходным ордерам, лишь бы я не лез на баррикады, тянул время. Тем временем заявление о признании меня банкротом было принято к производству. В Арбитражном суде Саратовской области начались судебные разбирательства. Требования кредиторов в общем составили 2,5 млн рублей, 1 млн из которых взыскивали за Сгибова, полмиллиона мой бывший юрист, плюс налоги и отчисления в пенсионный фонд", - вспоминает Василий. В это время у Максимова на территории СТО в собственности оставались еще три строения и доли земли. Рогова этот процесс банкротства после такой "удачной" сделки не интересовал. По словам Максимова, он заявлял, что ему безразлично, у кого придется выкупать оставшиеся доли, которые реализуют при банкротстве. Также он озвучивал мысль, что приобрести имущество с торгов будет даже интереснее, ведь цена там может быть гораздо ниже рыночной. Логика Рогова ясна, но она никак не укладывается в его изначальные высказывания о помощи Максимову в финансовом оздоровлении.Юрий Рогов
Юрий Рогов в одном из помещений на Степана Разина, 58

Судебные перипетии
В, казалось бы, невыгодную ситуацию вмешался финансовый управляющий. Он подал иск о признании сделки по продаже цеха площадью более 5 тысяч кв. м недействительной кабальной. По словам Максимова, сразу после этого Рогов явился в суд в качестве третьего лица. Он заявил, что готов лично выплатить деньги по долгам Василия - 2,5 млн рублей. Максимов в чистосердечность инициативы не поверил. Должник просил отказать в этом Юрию Рогову, но суд решил иначе, после чего Рогов на депозит суда перечислил деньги. Дело о банкротстве Максимова было прекращено. "Я обратился с апелляционной жалобой в суд об отмене этого решения и возвращении дела о признании меня банкротом на новое разбирательство. Рогов не стал ждать вступления в законную силу определения о прекращении в моём отношении дела о банкротстве и подал на меня в гражданский суд иск о взыскании с меня денежных средств, уплаченных им за меня в деле о банкротстве. Так же он требовал арестовать оставшиеся у меня объекты. По этой причине мою апелляционную жалобу удовлетворили, дело вернули на новое рассмотрение. Тогда Рогов выбрал другую тактику, опять пытаясь расположить меня к себе. Он предложил заключить мировое соглашение, в котором всё прописать. Главное, что данное соглашение опять основывалось на дальнейшей совместной продаже всего комплекса недвижимости по цене не менее 70 млн рублей. Также по этому соглашению Рогов самостоятельно в счет дальнейшей совместной продажи погашает все мои долговые обязательства, и мы всячески стремимся прекратить это дело о банкротстве. Я же в свою очередь в лице финансового управляющего не оспариваю сделку от 18 января 2017 года", - рассказал Максимов.

Сегодня Максимов понимает, что зря согласился с предложением человека, который уже подставлял его не раз. С учетом мирового соглашения процесс о признании Василия банкротом прекратился. Но в определении арбитража указано, что задолженности перед кем бы то ни было отсутствуют, о мировом соглашении нет ни слова, хотя оно было приобщено к материалам дела. Рогов дождался вступления в силу прекращения дела о банкротстве и сделал то, что никак не укладывалось в логику прежних обещаний и мирового соглашения. Рогов просто переуступил право требования 2,5 млн рублей своему пасынку Дмитрию Карпухину якобы за 200 тысяч рублей. Хотя если бы Рогов действительно действовал в интересах Максимова, он мог бы забрать деньги после продажи имущества, а не передавать их пасынку в качестве долга. Родственник Рогова тут же обратился в Октябрьский райсуд с иском о взыскании 2,5 млн рублей и также об аресте оставшегося имущества на производственной площадке на Степана Разина, 58. В итоге всё вернулось на круги своя.

И снова в долг
Перед Максимовым возникла угроза потерять всё имущество за 2,5 млн рублей. Ему пришлось обращаться в Арбитражный суд, чтобы признать злополучную сделку от 18 января 2017 года недействительной. Параллельно он обратился в гражданский суд, чтобы взыскать с Рогова долг по договору купли-продажи недвижимости по расписке, согласно которой Максимов и его бывшая супруга должны были получать ежемесячно по 100 тысяч рублей на двоих. Максимов понимал, что если сделку признают недействительной, то Рогов потребует с него 10 млн рублей. Но этого не произошло, так как суды отказались признавать сделку недействительной и взыскать долг. В суде выяснился еще один немаловажный факт. Рогову пришлось представить на обозрение суда свой образец договора купли-продажи недвижимости на территории промышленной площадки за 10 млн рублей. В документ ручкой внесли изменения в земельной массе, благодаря чему 2,3 тысячи кв. м исчезли из собственности Максимова. Как это произошло, неизвестно. Сделку оформлял Сергей Булыгин. На момент ее заключения он временно исполнял обязанности нотариуса, а фактически просто подменял мать – Светлану Булыгину (копии документа имеются в распоряжении "ОМ"). Сначала первая инстанция арбитражного суда закрыла глаза на внесённые в одностороннем порядке изменения. Инстанция объясняла это тем, что изменения сделаны Роговым, а нотариусом. Следовательно, по иску ответчик не причём. В кассационном суде Поволжского округа Рогов вместе с адвокатами убедил суд, что это была исправлена техническая ошибка. Максимов же в Казань не попал, так у него банально на это не было денег. Вот так якобы техническая ошибка привела к пропаже 2 300 кв. м в центре Саратова.

Не добившись отмены сделок, Василий решил обратиться в суд с заявлением о собственном банкротстве. Иск приняли. На сегодняшний момент в долговой реестр входят требования на 2,5 млн рублей (долг пасынку Рогова). Однако Рогов пытается включить туда требования на 3,5 млн рублей, которые он якобы безвозмездно переплатил судебным приставам и напрямую взыскателям. Из них он требует включить в реестр 1,5 млн рублей, которые якобы заплатил безвозмездно заводу "Серп и молот" за долги за электроэнергию еще до сделки с Романом Сгибовым в 2013 году. Чуть более 2 млн рублей он якобы переплатил в Октябрьский РОСП, не рассчитавшись с Максимовым по расписке. Благодаря судебным разбирательствам выяснилось, что Рогов за своего соседа по производственной площадке заплатил межрайонным приставам не 6,15 млн рублей, как того требовал договор заключенный у нотариуса 18 января 2017 года, а только 3,36 млн рублей. Остальные деньги он как раз направил напрямую взыскателям, после чего те отозвали свои исполнительные листы у приставов, сделав возможным снятие обременений и регистрацию Роговым сделки. Это тоже потенциальный инструмент изъятия имущества у Максимова, ведь никто не мешает в рамках гражданского судопроизводства добиться возмещения средств, затраченных на якобы безвозмездное погашение долгов Василия, так как деньги ушли к взыскателям напрямую, минуя приставов.

Госчерствость
В правоохранительных органах, прокуратуре, куда Василий обращается постоянно с марта 2018 года и пытается доказать, что его обманули, его обращения остаются неуслышанными. Василий утверждает: "Уже прикладывал к заявлениям даже видеозаписи диалога с Роговым и его пасынком Карпухиным, цветную копию договора Рогова с внесенными изменениями и все другие сопутствующие документы, справки от приставов, расписки, соглашения и так далее. Но никаких конкретных действий со стороны правоохранительных органов нет. Одни отписки со ссылкой на гражданско-правовые отношения. Причём отписки глупые, просто диву даешься: то его не смогли опросить, поэтому отказано в возбуждении уголовного дела, то опросили, но он пояснил, что рассчитался". Правоохранительная система, которая, среди прочего, должна защищать интересы граждан страны, не видит ничего противоестественного в существенном изменении смысла договора, по которому Рогов отхватил лишние 2,3 тысячи кв. м. Ни о чём правоохранителям не говорит и наличие многочисленных расписок и соглашений стороны сделки. Нет ничего странного и в том, что бизнесмен должен был внести все 6,15 млн рублей на счет судебных приставов, но почему-то решил сделать иначе. Суды демонстрируют примерно то же: отказывают в принятии встречных исков, в приобщении видеозаписи или не хотят истребовать из других материалов протоколы заседания дела, в котором бизнесмен опровергает сказанное здесь. Апелляционная инстанция, когда ей демонстрируют самостоятельно взятые протоколы заседания и ходатайствуют о приобщении ещё каких-либо доказательств, указывает, что это нужно было делать во время процесса в суде нижестоящей инстанции. В результате мы имеем манеж, из которого человек не может выбраться и по которому его, его как лошадь, гоняет не только с виду добрый, но, видимо, мечтающий скупить все подешевле Рогов, но и государственные органы.

"ОМ" продолжает следить за развитием ситуации.


Подпишись на наш Telegram-канал. В нем мы публикуем главное из жизни Саратова и области с комментариями


Теги: Юрий Рогов, Серп и Молот, Василий Максимов, проблемы, долги, Арбитражный суд Саратовской области, гражданский суд, иск, заявление, долги, банкротство

Оцените материал:12345Проголосовали: 205Итоговая оценка: 2.96
Загрузка...
Кто, по вашему мнению, виноват в трагедии в ОТБ-1 УФСИН по Саратовской области?
Оставить комментарий
Россельхозбанк

Новости

Частное мнение

18/10/2021 17:30
Беседа с инсайдером: Панкова – в губернаторы
Беседа с инсайдером: Панкова – в губернаторыСлухи у нас
18/10/2021 12:45
"Неприкасаемость" по Стрелюхину, или О чем молчат следователиНикто не хотел заниматься этим уголовным делом, когда он работал в правительстве
18/10/2021 10:00
Энгельсский райсуд наконец-то увидел многочисленные нарушения в деле Владимира Ковыряева
Энгельсский райсуд наконец-то увидел многочисленные нарушения в деле Владимира КовыряеваПримечательно, что устранять нарушения будет сам же Корноваров
16/10/2021 10:00
Субботнее чтиво: итоги уходящей недели
Субботнее чтиво: итоги уходящей неделиКовид, вакцинация, перестановки и другие "приключения"
15/10/2021 14:08
Серийные разборки. Сериал
Серийные разборки. Сериал "Основание"Можно ли собрать все знания человечества, чтобы пережить глобальную войну

Блоги



Полезные советы

Поиск по дате
« 20 Октября 2021 »
ПнВтСрЧтПтСбВС
27282930123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,
Яндекс.Метрика


«Общественное мнение» сегодня. Новости Саратова и области. Аналитика, комментарии, блоги, радио- и телепередачи.


Главный редактор сайта: Мурзов Алексей Валериевич
OM-redactor@yandex.ru

Адрес редакции:
410600, Саратов, проспект Кирова, 34, офис 6
тел.: 23-79-65, тел./факс: 23-79-67

При перепечатке материалов ссылка на «Общественное мнение» обязательна.

Сетевое издание «Общественное мнение» зарегистрировано в качестве средства массовой информации, регистрация СМИ №04-36647 от 09.06.2021. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Эл № ФС77-81186 от 08 июня 2021 г.
Учредитель ООО «Медиа Холдинг ОМ»

18+ Федеральный закон Российской Федерации от 29 декабря 2010 г. N 436-ФЗ