7 Июня 2020, Воскресенье, 10:11 Facebook ВКонтакте Twitter Instagram
Прислать новость

Несмотря на коронавирус, комитет по туризму запланировал рекордное количество мероприятий

Несмотря на коронавирус, комитет по туризму запланировал рекордное количество мероприятий27/04/2020 12:43

Несмотря на эпидемию коронавируса, в 2020 году в Саратовской области запланировано 53 событийных мероприятия. Об этом 27 апреля на брифинге заявила председатель регионального комитета по туризму Виктория Бородянская.

"Никогда такого не было. Часть мероприятий, уже понятно, не состоится. 13 пролетят мимо нас. Они должны были состояться в мае, например, фестиваль тюльпанов", - сказала Бородянская.

По ее словам, многие туристические продукты будут переделаны и адаптированы под внутренний туризм.

"Будут продукты без заграницы. Будем концентрироваться на внутренний рынок. На продукты, которые предлагает Саратовская область", - сказала докладчик.

Виктория Бородянская сделала прогноз на развитие туристического рынка.

"Туроператоры утверждают, что с августа турпоток начнет развиваться. С середины июля люди начнут перемещаться по региону как минимум, если не будет ограничивающих обстоятельств. Когда началась эпидемия, у нас была первая волна звонков - спрашивали, как заморозить туры и вернуть деньги. Сейчас пошла вторая волна - звонят, как свой отдых реализовать, когда поедем за границу, что посмотреть в регионе. Сейчас у нас переломный момент, ситуация уже не та", - сказала Бородянская.

На апрель 2020 года в Саратовской области работают 19 туроператоров, один открылся в период эпидемии. Трудятся 116 турагентов, 255 гостиницы, 99 туристических баз, из которых 71 на Волге.

Подпишись на наш Telegram-канал. В нем мы публикуем главное из жизни Саратова и области с комментариями


Теги: Виктория Бородянская, туризм, комитет по туризму

Оцените материал:12345Проголосовали: 71Итоговая оценка: 2.99Прислать новость
Чичикова-Бородянская
Журнал «Нью Таймс», 27.04.2020: «КАРАНТИН ПО-ШВЕДСКИ: ПОЧТИ БЕЗ ОГРАНИЧЕНИЙ». Керен Климовски. г. Мальме. «Сам заголовок — стандартный для этой рубрики — невольно получился ироничным. Просто потому что никакого карантина в Швеции нет. На карантине мы — наша семья — и еще несколько друзей и знакомых в нашем южном регионе Сконэ, а страна живет почти обычной жизнью. ОТМЕНА ВАЛЬПУРГИЕВОЙ НОЧИ. Конечно, ключевое слово — почти. Запрещено собираться группами более 50 человек, отменены все мероприя-тия, в том числе празднование в конце апреля Вальпургиевой ночи (один из любимых мной шведских праздников: шествие толпы по улицам с факелами, поджигание огромного костра из сухих прошлогодних веток, песни и хороводы). Закрыты театры. Студенты и ученики старших классов перешли на домашнее обучение. Люди по возможности работают из дома, остальные ездят на работу «по сменам». Каждая организация сама решает, какие меры предпринять, правительство не запрещает, а дает рекомендации. Но этим рекомендациям в основном все следуют, проявляя гражданскую ответственность. Это все очень в духе Швеции. И не только потому, что шведы — народ законопослушный. Просто здесь прави-тельству доверяют — верят, что оно на стороне народа. Есть даже специальное слово, обозначающее это понятие: folkhem, буквально — «дом народа». Эта метафора обозначает гражданское общество, политически структурированное таким образом, чтобы оно могло заботиться о всех гражданах и удовлетворять все базовые потребности, в том числе в безопасности. Изначально понятие пришло из немецкой культуры, а в шведском ментали-тете его прочно укрепила в 1930-е годы правящая тогда (как и сейчас) партия социал-демократов. Поэтому, как правило, решения властей критикуют некоторые оппозиционные политики и журналисты, реже — врачи. Обычные люди — нет, даже пожилые, даже те, кто в группе риска. Пожимают плечами: «Ну, они, наверно, знают, что делают. Так советовали эксперты». ДОБРОВОЛЬНЫЙ КАРАНТИН. То, что Швеция в своей тактике, в этом рискован-ном и немного безумном эксперименте совершенно обособлена от мира, никого не смущает. Кроме нас — тех, кто прожил часть жизни в Советском Союзе, или чьи родители родились и выросли там (как в моем случае), тех, кто помнит Чернобыль и то, как скрывали правду. У нас недоверие к решениям властей — в крови. И на всякий случай еще в середине марта мы забрали детей из садика и школы, рискуя скандалом, так как в Швеции посещение школы — обязательное, и к пропускам уроков относятся строго. Так же поступили почти все наши русскоязычные друзья и знакомые. А вот шведские друзья и соседи удивились, узнав об этом: мол, так тоже можно, но раз не было приказа «партии и правительства», то и надоб-ности в этом нет. Но при этом те же самые шведские соседи организовали помощь в покупке и доставке еды для всех пожилых людей нашего района. В последние недели они собирают деньги для бесплатной доставки еды прямо в больницу — для медперсонала, так что в черствости и равнодушии их не обвинишь. Все это — та же гражданская ответственность, которая воспитывается в шведах, начиная с младших классов (посещение школы так строго контролируется именно поэтому: знания — на втором месте, а главная функция школьной системы — воспитывать будущих граждан страны, желательно с одинаковым мышлением и одинаковыми нравственными установками). В Швеции по-прежнему работают детские сады, школы, транспорт. В Стокгольме, самом пострадавшем от эпидемии городе, только на прошлой неделе закрыли кафе и рестораны, а у нас, на юге Швеции, они открыты. Мы про-езжаем на машине по городу в поисках удаленного и безлюдного места для прогулки и видим, как на лужайках загорают, устраивают пикники, разжигают гриль, как на открытых террасах кафе и ресторанов сидят люди, блаженно подставляющие лица солнцу. Это можно было предугадать: когда наконец-то появляется солнце, никакая сила не удержит шведов дома… Маски и перчатки не носит почти никто. Не только на улице, но и в помещениях. Когда я однажды зашла в маске в магазин, остальные покупатели довольно косо на меня смотрели — вероятно, решили, что я болею… Отсюда странное ощущение. В других странах — опустевшие улицы, как будто вымершие города-призраки. А здесь призраки — мы, добровольно севшие на карантин, выпавшие из привычной жизни. «ЧТО КУРИТ НАШЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО?» В эти последние недели наше отношение к действиям властей меняется несколько раз на дню. От возмущенного: «Что курит наше правительство?!» — до осто-рожно-оптимистичного: «Ну, может, у них есть своя логика…». Скорее всего, в других странах — густо населенных темпераментными людьми — это бы не сработало. Но если проводить такой эксперимент, так это в Швеции, где от силы один большой город, еще пара средних, а остальное — городки и деревушки. В Швеции, где люди и без всякой эпидемии соблюдают «социальную дистанцию», не садятся рядом с незнакомцами в автобусе (и вообще предпочитают автобусу велосипед!), а со знакомыми не лобызаются при встрече, как жители более южных стран. Если что-то и вселяет в меня робкую надежду, что «пронесет» и без жесткого карантина и не закончится тотальной катастрофой и коллапсом медицинской системы, так это недавно прочитанный вместных соцсетях анекдот. — Соблюдайте дистанцию в два метра! — рекомендовала ВОЗ. — Два метра? — переспро-сили шведы, — Как-то это маловато… В какой-то степени это работает. Как ни странно, даже в Стокгольме, в котором подавляющее большинство зараженных, критически больных и смертельных случаев, больницы пока справляются, и вроде пик уже позади — цифры в последние полторы недели выровнялись, вверх не идут. «Экспоненты» не было, и по «пути Италии» мы не пошли. Да, в процентном отношении к населению смертность высокая, уже в два раза выше, чем в соседней Дании, где уже месяц жесткий карантин, но до Англии, Бель-гии и Нидерландов нам пока далеко. Конечно, иногда спрашиваешь себя: можно ведь было многих смертей избежать? Шведский главный эксперт-эпидемиолог Андерс Тегнелл утвер-ждает, что в тех странах, где сейчас карантин, в итоге умрет такое же количество людей, как и у нас — тогда, когда начнут потихоньку отпускать, просто эти смерти будут постепен-ные, растянутые во времени. А в Швеции, по сценарию Тегнелла, все произойдет бурно и быстро, но в итоге у населения выработается коллективный иммунитет, и если будет осенняя вспышка, страна сможет нормально функционировать (мнение швейцарского специалиста о коллективном иммунитете здесь). Тегнелл и минздрав также подчеркивают, что экономический кризис, который повлечет за собой жесткий карантин, может намного хуже сказаться на здоровье нации, чем пандемия: кризис влияет на все, в том числе на бюджеты больниц и на закупку лекарств, и в случае обвала экономики от других болезней может умереть намного больше народу, чем сейчас умирает от коронавируса. Вариант карантина Тегнелл и премьер Швеции Стефан Ловен будут рассматривать только в том случае, если система перестанет справляться и больницы будут переполнены. На данный момент, по их словам, больницы справляются. Хотя рядом со Стокгольмом разбили военные госпитали, а также приспособили под больницу здание стадиона — очевидно, эти меры входят в их определение слова «справляться». Надо, конечно, упомянуть, что в больницу здесь попасть сложно. Так было и раньше, до всякого коронавируса, а сейчас — тем более. В больницу забирают только тех, кто задыхается, или с длительной температурой выше 39. Остальным говорят оставаться дома, отдыхать и пить парацетамол. Тестируют только тех, кто уже попал в больницу или тех, кто в группе риска. Здоровых людей моложе 70 не тестируют. Даже если они были за границей. Даже врачей. На прошлой неделе в местной прессе разразился скандал: когда, наконец, протестировали врачей одной гётеборгской больницы, оказалось, что половина больна ковидом-19 — болели все бессимптомно… КАКОЙ ЭКСПЕРИМЕНТ ЛУЧШЕ? Шведские эпидемиологи признаются, что нынешнее реше-ние — эксперимент. Но жесткий карантин, согласно их утверждению, такой же эксперимент. И только по завершении будет понятно, кто был прав, а кто — нет. Если бы в шведском была поговорка «цыплят по осени считают» — уверена, что кто-то из официальных лиц ее бы уже процитировал… Конечно, шведская тактика построена еще и на том, что предполо-жительно возможен как индивидуальный, так и коллективный иммунитет от коронавируса. Хотя обоснованность такой теории еще не доказана, и уж точно не доказана долгосрочность такого иммунитета. Так что эксперимент весьма рискованный и опасный — ценой челове-ческих жизней. Как человеку, выросшему в традициях иудаизма, для которого жизнь — наивысшая и абсолютная ценность, мне это претит. Однако выбора нет, и для того чтобы сохранить вменяемость, лучше мыслить позитивно. Пару недель назад мы с мужем полу-шутя договорились, что если «пронесет» и эксперимент оправдает себя, будем на следую-щих выборах голосовать за [нынешнего премьера] Ловена и социал-демократов. И все время повторяли, что очень на это надеемся, и хоть бы правыми оказались наши соседи — доверяющие, а не мы — ужасающиеся. ЗВОНОК ИЗ ШКОЛЫ. Пока я писала это эссе, произо-шло событие, после которого поняла, что за Ловена точно голосовать не буду. Нам позво-нили из школы — напомнить, что согласно шведскому закону все здоровые ученики обяза-ны приходить в школу, а Йося отсутствует уже почти 4 недели. (И он такой один — все его друзья и одноклассники регулярно посещают школу!). Я объяснила, что в некоторой степени принадлежу к группе риска, так как у меня регулярные бронхиты астматического характера, а мужу уже за 50, он не типичный папа семилетки, и что для ребенка все же важней иметь обоих родителей, чем «регулярную школьную рутину». Учительница согласилась и сказала, что передаст информацию дальше, но по закону обязана была позвонить и сообщить. Я, со своей стороны, обещала, что если все так и продолжится и цифры будут и дальше падать, мы пошлем Йосю в школу в мае. В Сконэ все же ситуация изначально несравнимо лучше, чем в Стокгольме — поскольку соседняя Дания рано закрылась на карантин, а еще благо-даря тому, что февральские каникулы у нас на неделю раньше, и «наши» поехали кататься на лыжах в Италию до того, как там случился всплеск эпидемии. Но суть (и абсурд) в том, что — согласно шведским законам — мы нарушаем право ребенка на обучение (а здесь государство яростно защищает права детей и на этом основании вмешивается в дела семьи в очень многих вопросах), и если мое объяснение не покажется муниципалитету Мальме убедительным, к нам могут нагрянуть социальные службы. Скорее всего нет, но сама ситуа-ция в контексте жесткого мирового карантина как-то озадачивает (если мягко выразиться). Везде свой «Кафка». Швеция идет своим путем, это точно. Согласно распоряжению властей, в школу обязаны ходить здоровые ученики, даже если в их семье коронавирус. Наверно, чтобы легче было ребенку, который болеет без симптомов, перезаразить одноклассников, чтобы они, в свою очередь, заразили свои семьи. В школу обязаны идти и здоровые учени-ки, у которых в семье есть кто-то из группы риска. Присоединившись к фейсбучной группе «бунтующих» шведских родителей, оставляющих детей дома, я прочитала немало таких историй. У одной женщины шестилетний ребенок рыдает, так как знает, что мама в группе риска и боится ее заразить, а ректор отказывается освободить ребенка от занятий и угро-жает сообщить о «нарушении» в коммуну. Другая мать переживает за своих девочек-астма-тиков, которые уже три недели занимаются дома, а ректор пишет, что мать лишает их общения с друзьями и сообщает в официальном письме, что перестанет высылать домаш-ние задания, и опять же грозит настучать на нее… Мало того, даже если кто-то в школе (из учеников или учителей) болеет коронавирусом, об этом запрещено сообщать родителям — якобы так защищают право на частную жизнь. Однако на моей памяти о других болезнях, включая вшей, всегда сообщали. Да и директриса садика уже третью неделю пишет о том, что несколько воспитательниц болеют с симптомами, похожими на коронавирус. После таких историй думаешь, что социализм «с человеческим лицом» иногда все-таки перерас-тает во что-то очень неприятное… Автор — писатель, драматург, спектакли по ее пьесам идут в России (в т.ч. в театре «Сатирикон»), Украине, Израиле, Швеции, Литве и Белоруссии.
27/04/2020 13:34
Имя*:
Сообщение:*
 
 
*Поля обязательны для заполнения!
«Общественное мнение» / Общество / Несмотря на коронавирус, комитет по туризму запланировал рекордное количество мероприятий
Загрузка...
На какой фильм похожа жизнь в Саратовской области?
Оставить комментарий

Новости

Частное мнение

06/06/2020 10:30
Субботнее чтиво: итоги уходящей недели
Субботнее чтиво: итоги уходящей неделиИтальянская забастовка, латынь и коронавирус
05/06/2020 17:30
Режем look. Иван Дзюбан
Режем look. Иван Дзюбан | Отзывов: 5Иван Дзюбан мужчина разносторонний: поминтинговали, можно и диссертацию защитить
05/06/2020 16:30
Серийные разборки. 5 российских сериалов
Серийные разборки. 5 российских сериаловПричины поверить в российский кинематограф
04/06/2020 14:36
Беспредел, Шинчук и рынок
Беспредел, Шинчук и рынок "Комсомольский" | Отзывов: 5Хроника силового захвата
01/06/2020 10:00
Парад временщиков, или
Парад временщиков, или "Каждый мнит себя стратегом…" | Отзывов: 5Очередным выборам нового главы Энгельсского района посвящается

Блоги



Полезные советы

Поиск по дате
« 07 Июня 2020 »
ПнВтСрЧтПтСбВС
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293012345
,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,
Яндекс.Метрика


«Общественное мнение» сегодня. Новости Саратова и области. Аналитика, комментарии, блоги, радио- и телепередачи.


Главный редактор сайта: Мурзов Алексей Валериевич
OM-redactor@yandex.ru

Адрес редакции:
410600, Саратов, проспект Кирова, 34, офис 6
тел.: 23-79-65, тел./факс: 23-79-67

При перепечатке материалов ссылка на «Общественное мнение» обязательна.

Сетевое издание «Общественное мнение» зарегистрировано в качестве средства массовой информации 14 августа 2012 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Эл № ФС77-50818.
Учредитель ООО «Медиа-группа ОМ»

18+ Федеральный закон Российской Федерации от 29 декабря 2010 г. N 436-ФЗ