23 Октября 2019, Среда, 11:20 Facebook ВКонтакте Twitter Instagram
Прислать новость

Что-то с памятью у них стало…

Номер журнала: №8(197), август 2016 г.
Что-то с памятью у них стало…13/09/2016 18:36

(начало: «ОМ», 2016, №1-4, 7)

Герой не нашего времени
Летом нынешнего года исполнилось десять лет со дня смерти Михаила Григорьевича Галицкого, подлинного героя Великой Отечественной войны, кавалера пяти военных орденов. В 2017 году — 100-летие со дня рождения этого удивительного человека и нашего земляка. Стоит уточнить, что Михаил Григорьевич никогда не был Героем Советского Союза, не носил медали «Золотая Звезда». Но зато на его парадном пиджаке два «полководческих» ордена Александра Невского — свидетельство безусловного личного мужества и командирского мастерства. По статуту орден Александра Невского считался низшим из полководческих орденов. Им в войну награждали преимущественно командиров взводов, рот и батальонов пехоты и адекватных им подразделений иных родов войск. То есть орден Александра Невского вручался в основном командирам непосредственно с передовой. Тем, кто вместе с бойцами сражался, рискуя жизнью, и благодаря воинскому мастерству победил.
Подлинную ценность этого ордена и степень доблести человека, награжденного им, характеризуют следующие цифры: за подвиги, совершенные в годы Великой Отечественной войны более 11 600 солдат, офицеров и генералов советской армии, партизан и подпольщиков были удостоены звания Героя Советского Союза. А орденом Александра Невского в годы войны были награждены более 42 тысяч советских военнослужащих и около 70 иностранных офицеров и генералов. При этом за весь период существования СССР дважды Героями Советского Союза стали 154 человека. Это примерно в полтора раза больше, чем число людей, получивших в годы Великой Отечественной войны два ордена Александра Невского. Таковых всего 114 человек. И один из этих 114-ти — наш земляк Михаил Галицкий.
Гражданский подвиг, совершенный Михаилом Григорьевичем в мирное время, на мой взгляд, не уступает его доблести, проявленной в годы войны. Почти полвека, с 1947 по 1987 годы, Михаил Галицкий отдал педагогическому труду; с момента создания 76-й средней школы Саратова в 1960 году и до своего выхода на пенсию он был бессменным директором этого учебного заведения. Он заслуженный учитель России и отличник народного образования. Стоит признать приоритет и заслуги коллектива 76-й средней школы Саратова и ее первого директора во всесоюзном масштабе. Ведь именно это учебное заведение еще в 60-е годы стало одним из «полигонов», на котором отрабатывались совершенно новые для советской школы методики патриотического воспитания. Первый в Саратовской области (а, может быть, и в Советском Союзе) школьный музей боевой славы был здесь торжественно открыт в мае 1965 года. Напомню, в Советском Союзе именно в мае 1965 года День Победы стал официальным праздником. В церемонии открытия музея принимал участие маршал Советского Союза Филипп Иванович Голиков. Чтобы подготовить достойную экспозицию, собрать и оформить экспонаты, требуется немало времени. Впрочем, одним музеем дело не ограничивалось. В школе активно развивалось поисковое и следопытское движение: целые классы во время каникул регулярно ездили по местам боевой славы, в том числе и за рубеж. Все это было. Было!
Но идут годы. А с ними меняются нравы. Многое из созданного и накопленного десятилетиями, то, что хранилось в школьном музее боевой славы при Михаиле Галицком и два десятилетия спустя, порушено и уничтожено вследствие так называемой чистки руководящих педагогических кадров 2006-2007 годов, а попросту — кампании по расстановке на руководящих постах в саратовских школах своих «управляемых руководящих кадров».
Из коллективного письма 15 бывших учителей и выпускников 76-й средней школы в редакцию газеты «Саратовская панорама»:
«Пришли новые времена, пришли горе-руководители школы №76… Разгромили музей истории школы, выбрасывая «на мусорку» его экспонаты; кое-что успели спасти увидевшие это безобразие бывшие выпускники и родители учащихся. Там, на свалке, оказались материалы школьного архива, как, например, кассеты с записями интервью родственников молодогвардейцев, настоящих членов «Молодой Гвардии» из Краснодона, собранными в поездках; книги, подаренные Фрумой Ефимовной Щорс, вдовой легендарного начдива, участницей всесоюзных слетов, проходивших в нашей школе; книги зарубежных гостей, книги саратовского писателя А.Я. Вольфа…
Зато директор-домохозяйка Клочкова Т.Г. («авторы» этого назначения г.г. Гордополов, Снаркович, Луконкина), пришедшая вместо выпускницы школы Терпуговой Т.Н., открыла там компьютерный класс. Компьютерный класс вместо музея, открытие которого благословил Михаил Григорьевич… Добавьте сюда умершие разнообразные формы работы учащихся при музее боевой славы, открытом в мае 1965 года маршалом Советского Союза Голиковым Ф.И. и комсоргом школы Таней Широкой, ставшей спустя 30 лет директором этой школы по настоянию Михаила Григорьевича.
Тем более велико наше возмущение, когда сегодня одна за другой следуют попытки пиариться на имени этого Педагога и Учителя с большой буквы!».

Возмущение педагогов-ветеранов и выпускников школы понять можно. Ведь сегодня имя и подвиги Михаила Галицкого превращают в «местный патриотический бренд» практически те же самые люди, которые все последние годы занимались нивелированием, а иногда и просто уничтожением плодов труда Михаила Григорьевича и созданного им коллектива. Но патриотизм стал новой национальной идеей, приближалось 70-летие Победы в Великой Отечественной войне, и в апреле 2015 года на здании 76-й школы г. Саратова в память о Михаиле Григорьевиче Галицком была открыта мемориальная доска. Сделано это было весьма необычно, поскольку занимались вопросом те же самые «устроители компьютерного класса».
Всплывающая подсказка
Из коллективного письма 15 бывших учителей и выпускников 76-й средней школы в редакцию газеты «Саратовская панорама»:
«Никто из внуков, правнуков М.Г. Галицкого, его коллег, работающих и находящихся на пенсии, никто из его любимых учеников не были приглашены на это открытие. Так, вероятно, легче скрыть своё незнание об этом легендарном человеке, объявив его и участником парада на Красной площади 7 ноября 1941 года, чего никогда в действительности не было. Небрежность? Равнодушие? Наглость? Видимо, все вместе взятое, но присовокупленное к собственному пиару. Разве можно это печатать? Как и якобы сочинение ученика школы №76 Никиты Ниталаева, опубликованное во вверенном вам печатном издании 30.03.2016 г., представляющее из себя текст, переписанный из… «Книги памяти».
Где учительская совесть педагогов этой школы, обязанных быть знакомыми с жанром ученического сочинения?! Чему учим? Плагиату, подделке, пиару?».

К 70-летию Победы администрация Ленинского района издала праздничный альбом-буклет с краткими биографиями всех еще здравствующих участников войны, проживающих в районе. Среди прочих материалов я обнаружил в этом издании две фотографии с открытия мемориальной доски в честь Михаила Галицкого. На школьном крыльце (в данной ситуации оно использовалось в качестве праздничной трибуны) депутат Саратовской областной думы, лидер местного отделения партии «Патриоты России» Александр Сидоренко — именно он был главным спонсором мероприятия. По бокам от доски — почетный караул из школьников. Рядом с депутатом две-три чиновные дамы и глава районной администрации.
На этом пока остановимся. Ведь наша основная задача — рассказать о жизни и подвигах Михаила Григорьевича Галицкого.

Ровесник Октября
Михаил Григорьевич Галицкий родился в июне 1917 года на территории нынешней республики Казахстан — в селе Джанибек Западно-Казахстанской области в семье фармацевта. Вскоре вся семья переехала в Саратов. Здесь он получил среднее образование и поступил на исторический факультет Саратовского педагогического института. Учился хорошо — в справке, приложенной к диплому об окончании вуза, лишь одна четверка. Все остальные оценки — «отлично». Активно занимался комсомольской работой. Как указано в трудовой книжке, с октября 1939 года был принят на работу секретарем Октябрьского райкома комсомола Саратова. В 1940 году, в возрасте 23 лет, вступил в ряды ВКП(б). 1 апреля 1940 года был избран секретарем Саратовского обкома ВЛКСМ. И это параллельно с обучением в вузе. Но получить диплом до войны Михаилу Григорьевичу не удалось: 1 октября 1940 года он был призван в ряды Красной армии.
К сожалению, для современных саратовских «патриотов» факт планового призыва в армию накануне войны стал отправной точкой фальсификации биографии этого человека.
Из статьи Никиты Ниталаева «Навсегда первый», газета «Саратовская панорама» №12 (1042) от 30.03.2016 г.: «Вскоре талантливого организатора (Михаила Галицкого.— Авт.) перевели в областной комитет ВЛКСМ, где он был избран вторым секретарем. Но недолго он проработал на высокой должности. В 1939 году началась война с Финляндией, и Михаил добровольно встал в строй рядовым бойцом. Его зачислили в учебно-курсовую батарею артиллерийской части ПВО, что формировалась на территории Латвии. Батарея располагалась на окраине Риги. Артиллерия считалась родом войск, требующим качественных специалистов, товарищами Галицкого по полку были ребята, имевшие специальное образование. С ними он прошел курс молодого артиллериста.
22 июня 1941 года Галицкий встретил на карауле по охране батареи. Его должны были сменить на рассвете. Но смена не пришла. От начальника караула он узнал, что началась война. Вскоре батарея подверглась бомбардировке немецкой авиацией. Необходимо было вывести батарею из Риги, но местные националисты, ведя огонь из окон домов, перебили лошадей»
.
Итак, в ряды Красной армии Михаил Галицкий был призван 1 октября 1940 года. Война Советского Союза с Финляндией занимает отрезок времени с 30 ноября 1939 года по 12 марта 1940 года. Так что в армию он попал спустя полгода после ее окончания. Далее: у Галицкого были неоконченное высшее образование и практический опыт комсомольской работы. Это готовый политработник! И вдруг — рядовой боец учебно-курсовой батареи! Ведь артиллерия действительно «считалась родом войск, требующим качественных специалистов». Так зачем потенциального политработника переучивать на артиллериста?
А никакого переучивания и не было. По крайней мере — перед войной. Как свидетельствуют документы, начало Великой Отечественной войны Михаил Григорьевич встретил в звании младшего политрука. Это не командный, а политический состав, хотя и офицерское звание: младшие политруки носили в петлицах два кубаря, как и лейтенанты. В карауле в роковое утро 22 июня он мог оказаться: все военнослужащие время от времени ходят в караул. Однако утверждение, что начальству было известно о начале войны, и поэтому караул не сменили,— по меньшей мере, странно: ведь караулы выставляются у особо важных объектов воинских частей, к охраняемым объектам обращено повышенное внимание. И должны быть приняты меры, чтобы охраняемые техника и имущество как можно быстрее оказались в поднятых по тревоге войсках.
Не менее странно выглядит замечание о националистах, стреляющих из окон. И не только потому, что перед войной весь «сомнительный» контингент был выселен из прибалтийских республик. Лично меня удивило сообщение о перевозке на лошадях зенитных орудий. Спрашивается, откуда автор статьи-сочинения, ученик 11-го класса 76-й средней школы Никита Ниталаев мог узнать подобные сведения? Михаил Григорьевич умер в 2006 году, когда Никита пошел в первый класс.
Впрочем, дальнейшее повествование еще более абсурдно. Правда, теперь нам удается установить первоисточник данного абсурда — это областная «Книга памяти».

Сказки дедушки Фролова и его «духовного внука»
Свой первый боевой орден — Красной Звезды — Михаил Григорьевич Галицкий получил в январе 1942 года за воинскую доблесть, проявленную при обороне Москвы. В 2005 году в Саратове вышел 18-й том региональной «Книги памяти», посвященный нашим землякам — участникам решающих битв начального периода Великой Отечественной войны. Есть в этом томе специальная глава об участниках обороны Москвы. Среди биографий прочих фронтовиков здесь и небольшая заметка о Михаиле Григорьевиче Галицком. Приведу её начало:
«Галицкий Михаил Григорьевич. Подполковник. Война застала Галицкого на территории Латвии в составе учебно-курсовой артиллерийской батареи. 22 июня 1941 года он заступил в караул по охране батареи и только в полдень узнал, что началась война. Через час расположение батареи подверглось бомбардировке. Под Новгородом, сдерживая в составе 225-го стрелкового полка наступление гитлеровцев, Галицкий получил первое ранение.
Осенью 1941 года получил назначение в артдивизион под Рогачевым на должность комиссара батареи. На подступах к Москве часть попала в окружение. В критический момент командир батареи сбежал, оставив орудия и 60 человек личного состава. Галицкий взял на себя командование батареей.
— Пушки не станем взрывать,— заявил он товарищам.— Либо прорвемся с боем, либо погибнем в бою.
Удачно обойдя вражеские посты, в последний момент наткнулись на танковую засаду. Артиллеристы оказались проворнее. В считанные секунды орудия привели в боевую готовность и, пока немецкие танкисты разбегались по машинам, почти в упор расстреляли их. Батарея снова влилась в состав действующей армии. Галицкого вызвали в Москву. К члену Военного совета Московской зоны обороны К. Телегину пригласили всех, кто отличился в последних боях. Галицкому был вручен орден Красной Звезды»
.
(Книга памяти. Т.18. Саратов, 2005. с.70)
Михаил Галицкий никогда не был подполковником. Два ордена Александра Невского он получил, имея воинское звание «майор». Войну Галицкий окончил и был демобилизован также в звании майора. Этот факт однозначно подтверждают послевоенная фотография Михаила Григорьевича и подлинники его документов. Известно, правда, что в 2000 году, в канун 55-летия Победы, издавался приказ главкома сухопутных войск России №2, согласно которому все ветераны Великой Отечественной войны, дожившие до этой даты, на ступеньку повышались в воинском звании. Нельзя, конечно, исключать, что военкоматовские бюрократы могли выполнить этот приказ и сделать Михаила Галицкого подполковником без его ведома.


Всплывающая подсказка
27 ноября 1941 в бою у подмосковной деревни Вороново расчет "сорокапятки" под командованием младшего политрука Галицкого подбил два немецких танка, за что Михаил Григорьевич был награжден орденом Красной Звезды

А теперь о ранении. Свое единственное за всю войну ранение Михаил Галицкий получил 16 сентября 1941 года. Но было это не «под Новгородом», захваченным немцами 20 августа 1941 года. Легкое осколочное ранение в ногу Михаил Григорьевич получил в окрестностях городка Демянска Новгородской области. Демянск находится на расстоянии примерно 100-120 километров от Новгорода. Как свидетельствует краткий исторический справочник «Великая Отечественная война. 1941-1945 гг.», именно 16 сентября 1941 года «закончились оборонительные бои войск Северо-Западного фронта на демянском направлении против войск группы армий «Север». Советские войска отошли на рубеж Росстань, Лычково, Сухая Нива, Большое Замошье, озеро Селигер».
Далее в «Книге памяти» анонимный автор информирует читателей, что Михаил Галицкий «осенью 1941 года получил назначение в артдивизион под Рогачевым». Областной город Рогачев Белорусской ССР был оставлен советскими войсками в конце июля 1941 года. Получается, что Михаил Григорьевич получил назначение в воинскую часть, находящуюся на оккупированной территории. Весьма странно выглядит и ситуация с «танковой засадой». Танковые засады предполагают нахождение боеготовных танков в скрытом от посторонних глаз месте в ожидании появления противника, чтобы, используя фактор неожиданности, в упор расстрелять приближающегося врага. А здесь немецкие танкисты находятся вне боевых машин, занимаются посторонними вещами и становятся жертвами отступающих и лишившихся своего командира советских артиллеристов.
Хотелось бы обратить внимание читателей, что в 2005 году, когда готовился 18-й том «Книги памяти», Михаил Галицкий был еще жив. Казалось бы, он лично мог дать все необходимые пояснения относительно своей фронтовой биографии. Однако этого почему-то не произошло.
С момента выхода 18-го тома прошло 11 лет. За это время была создана электронная база документов «Подвиг народа». Любой человек при желании может в нее заглянуть. Но нет, «сказки дедушки Фролова» творчески перерабатываются и обрастают новыми подробностями. Вот как подвиг Михаила Галицкого, за который он был удостоен ордена Красной Звезды, выглядит в интерпретации юного автора «Саратовской панорамы»:
«После госпиталя, осенью, Галицкий получил назначение в артдивизион комиссаром батареи. Из-под Рогачева отступали в сторону Москвы. Ведя тяжелые бои, они попали в окружение. Многие бойцы были убиты, ранены, были и сбежавшие. По инструкции, при невозможности спасти материальную часть, орудия необходимо было уничтожить. Но Галицкий, приняв на себя командование, решил: «Пушки не взрывать. Либо прорвемся с боем, либо погибнем!». Через лесные тропы, таща на себе орудия, продвигались артиллеристы на восток. Вскоре наткнулись на немецкие танки. Но не растерялись, а наоборот, привели орудия в боевую готовность и почти в упор расстреляли врагов. От неожиданности немцы отступили. А артиллеристы, используя замешательство, двинулись дальше.
Вскоре Михаила Григорьевича вызвали в Москву, к члену Военного совета Московской зоны обороны Телегину. Галицкому был вручен орден Красной Звезды. Сметливый офицер продолжил службу в 4-й особой бригаде под командованием генерала Щербакова»
. (Из статьи «Навсегда первый», газета «Саратовская панорама» №12 (1042) от 30.03.2016 г.)
Итак, в среднем в дивизионе «сорокапяток» могло быть от 20 до 30 пушек. Сделаем допущение, что половина орудий дивизиона была уничтожена в предыдущих боях. Значит, остается 10-15 орудий, которые артиллеристы на себе тащили «по лесным тропам» от Белоруссии до Москвы. Да еще и с полным боезапасом. Реально ли такое?
А встреча «окруженцев» под командованием Галицкого на «лесных тропах» с немецкими танками? Фашисты перебрасывали танки к передовой либо по железной дороге, либо танки двигались своим ходом по шоссе. На лесных тропах немецким танкам делать было нечего.
И, наконец, весьма неправдоподобно выглядит эпизод с награждением Михаила Григорьевича орденом. В годы войны все, вышедшие из окружения бойцы и командиры сразу же помещались в специальные фильтрационные лагеря, где проходили тщательнейшую проверку. Из фильтрационного лагеря было два пути — либо под трибунал, либо снова на передовую. А Михаила Галицкого почему-то орденом Красной Звезды награждают. За что? За то, что нарушил боевой приказ — попав в окружение, не уничтожил орудия? И тем самым создал угрозу попадания вверенной ему материальной части дивизиона в руки врага. Уверен, если бы все эти события произошли в действительности, не миновать Михаилу Григорьевичу суда военного трибунала.

В битве за Москву
Единственная правда — это то, что Михаил Григорьевич Галицкий отличился при обороне Москвы, за что и был награжден орденом Красной Звезды.
В базе данных «Подвиг народа» имеется скан наградного листа. Из этого документа однозначно следует, что после ранения в ногу под Демянском 16 сентября 1941 года Михаил Галицкий лечился в госпитале чуть более двух месяцев, затем получил назначение на должность комиссара батареи противотанковых орудий. Данная батарея являлась частью отдельного особого батальона Военного совета Московского военного округа. Данный батальон, по сути, был экспериментальным воинским подразделением, созданным исключительно для борьбы с рвущейся к советской столице бронетехникой немцев. Противотанковых орудий осенью и зимой 1941 года Красной армии катастрофически не хватало. Поэтому батальон перебрасывался с места на место и использовался на наиболее танкоопасных направлениях. Фактически этот батальон отработал тактику, которая была положена в основу боевой деятельности легендарных ИПТАПов — истребительных противотанковых артиллерийских полков.
А пока батальон действовал во многом на свой страх и риск. Согласно документам, на фронт он прибыл 22 ноября 1941 года, с 26 по 30 ноября вел бои с немцами в районе деревни Рогачево. Затем 2 декабря 1941 года участвовал в бое за Малоярославец. Вот здесь и кроется разгадка ребуса с Рогачевым. Как видим, Михаил Галицкий в ноябре 1941 года воевал у села Рогачево Дмитровского района Московской области. К белорусскому городу Рогачеву подмосковное село Рогачево не имеет никакого отношения. Кроме, конечно, созвучия названий.
А вот как в наградном листе описывается подвиг, совершенный Михаилом Григорьевичем при обороне Москвы:
«Тов. Галицкий принимал непосредственное участие в боях с германским фашизмом в р-не деревень Демьяновка, Рогачево, Воробьи, Вороново и в боях за Малоярославец.
27 ноября 1941 г. орудием было занято ОП в дер. Вороново. Большой атаки со стороны противника не ожидалось, вдруг слева со стороны леса, расположенного в 200 м от деревни, появились 4 немецких танка. До батальона финских лыжников. Младший политрук Галицкий быстро сам выкатил орудие на открытую ОП и в упор стал расстреливать немецкие танки и лыжников. В результате чего было подбито 2 немецких танка и несколько десятков пехоты противника.
В это время деревня противником была обойдена, и выход для орудия оставался только по шоссе, интенсивно простреливавшемуся орудийным и пулеметным огнем и частично занятому противником. Младший политрук нацелил расчет на выполнение задачи: вывезти орудие. Лично сел с расчетом и повел машину, развив максимальную скорость. На машину немцы обрушились орудийным и пулеметным огнем, пробили ее в 16 местах, но остановить не смогли. Орудие было вывезено, а с ним и весь расчет и два раненых.
За проявленный героизм и отвагу ходатайствую о награждении младшего политрука Галицкого орденом «Красная Звезда».
Командир батальона, майор Эппельград
5 января 1942 года»
.
Как видим, никакого окружения не было. Младший политрук Галицкий никогда не принимал на себя командование дивизионом и не тащил по лесным тропам вверенные ему пушки. Его подвиг заключался совершенно в ином. Батарея «сорокапяток» обычно имела от 6 до 8 пушек. И вот одну из них командир батареи отдал под командование своему комиссару и оставил на наименее (как казалось) танкоопасном направлении. По-видимому, присутствия здесь советского орудия не ожидали и немцы. И просчитались: Михаил Григорьевич, не будучи профессиональным артиллеристом, всего с одним орудием выиграл дуэль с четырьмя немецкими танками. При этом два танка было подбито. И попутно рассеян батальон финских лыжников. Кстати, лично я впервые встречаю упоминание в историческом документе, что финны в период Великой Отечественной войны принимали участие в боевых действиях еще и под Москвой, то есть не ограничивались Карелией и севером Ленинградской области.
Благодаря Михаилу Григорьевичу ни он, ни его люди не попали в окружение. Галицкий сам сел за руль автомобиля и по простреливаемому противником шоссе прорвался к своим, не потеряв ни одного бойца (включая двух раненых) и полностью сохранив материальную часть.

В боях на Карельском перешейке
Свой первый орден Александра Невского Михаил Галицкий получил за бои на Карельском перешейке и освобождение города Выборга. В истории боевые действия на Карельском перешейке занимают очень небольшой отрезок времени — с 9 по 20 июня 1944 года. Всего одиннадцать дней — и 20 июня Выборг пал. Успех данной операции Ленинградского фронта свидетельствует, насколько за годы войны возросло боевое мастерство советских воинов. Если во время советско-финской войны 1939-1940 годов потребовалось более трех месяцев, чтобы взломать линию Маннергейма и дойти до Выборга, то спустя четыре года на то же самое ушло всего одиннадцать дней.
А что же Михаил Галицкий? К началу Выборгской наступательной операции он уже носит погоны майора и имеет должность командира дивизиона 1326-го легкого артиллерийского полка 71-й легкой артиллерийской бригады. Чтобы получить эти должность и звание, Михаилу Григорьевичу пришлось окончить девятимесячные курсы командиров-артиллеристов. В марте 1944 года он снова вернулся в действующую армию. «Легкий артиллерийский полк» — это хорошо известные Галицкому еще с начала войны «сорокапятки». Правда, если в 1941 году «сорокапятки» считались идеальными противотанковыми орудиями, то за три военных года характер использования этих орудий изменился коренным образом. С появлением у немцев тяжелых танков типа «Тигр», «Пантера», самоходных орудий «Фердинанд» роль «сорокапяток» как эффективного средства борьбы с танками резко снизилась. Советским конструкторам пришлось создавать новую, более мощную противотанковую пушку — 76-миллиметровое орудие ЗИС-3. Именно ею в основном были вооружены ИПТАПы.
В грандиозной советской эпопее «Освобождение» в заключительных сериях есть такой эпизод. Среди бойцов ведущего уличные бои в Берлине стрелкового батальона вдруг появляется сержант-артиллерист с «сорокапяткой». Пехотинцы и их командир удивляются, ведь они считали, что эти небольшие пушечки уже сняты с вооружения и канули в Лету. Сержант поясняет что-то невнятно, как отступал с этой пушкой от самой границы до Москвы. А затем с боями наступал на запад. Потому-де уговорил своего командира сохранить это орудие в строю до Победы.
Дальше следует эпизод, демонстрирующий, насколько эффективна эта чудом сохранившаяся «сорокапятка» в уличном бою. Но это только половина правды. А вся правда в том, что к 1944 году в советской армии повсеместно были созданы так называемые легкие артиллерийские полки (ЛАПы). Основное их назначение — находиться в первых рядах атакующей пехоты и поддерживать ее продвижение «огнем и колесами», то есть перекатывать орудия на новые позиции по мере развития общевойскового боя. Сколь широко были распространены ЛАПы, можно судить по их порядковым номерам. Михаил Григорьевич Галицкий, например, служил в 1326-м ЛАП РГК. Аббревиатура РГК показывает, что данный полк входил в резерв главного командования: при необходимости он перебрасывался на тот участок фронта и придавался тому подразделению, где в нем была наибольшая необходимость. Происходило это там и тогда, когда наши войска затевали крупное наступление или подвергались серьезным контратакам противника.

Всплывающая подсказка
Дивизионом таких орудий командовал майор Михаил Галицкий

По штату на вооружении у ЛАПа должно было быть 20 орудий. Правда, с течением времени традиционные «сорокапятки» и здесь заменялись 76-мм дивизионными пушками. В итоге к концу войны ЗИС-3 стал едва ли не самым распространенным орудием советской армии. Перекатывать ЗИС-3 следом за наступающей пехотой было сложней, чем «сорокапятку». Но зато для борьбы с танками преимущества ЗИС-3 по сравнению с предшественницей были несомненны. Относительно небольшие габариты и вес этих орудий делали их очень мобильными и предоставляли уникальную возможность использования в ходе общевойскового наступательного боя. Как воевал Михаил Григорьевич на посту командира дивизиона 1326-го ЛАПа, лучше прочего рассказывает его наградной лист:
«Тов. Галицкий, находясь на фронтах Отечественной войны, проявил себя смелым инициативным командиром, умело организующим бой и отлично управляющим огнем вверенного ему д-на.
Дивизион тов. Галицкого, участвуя в частной операции 9.6.44 г. в р-не рощи Круглой (южн. 2,5 км ст. Белоостров), проделал: 8 проходов в проволочном заграждении, уничтожил 12 огневых точек и в ночь с 9.6.44 г. на 10.6.44 г. отразил своим огнем контратаку финнов, уничтожив до б-на пехоты врага, что дало возможность нашей пехоте удержать захваченную у врага 1-ю траншею.
10 июня 1944 года, в момент прорыва финской обороны, д-н, ведя огонь с дистанции 70-100 метров, прямой наводкой, проделал огнем 8 проходов в проволоке, уничтожил 4 НП, 8 огневых точек в ДЗОТах и уничтожил до батальона пехоты врага.
Весь дивизион сопровождал пехоту огнем и колесами до 4-й траншеи, что дало возможность пехоте почти без потерь выполнить ближайшую задачу. После чего орудия были подтащены к шоссе и сопровождали пехоту уже на машинах. В бою за деревню Яппиля д-н с хода развернулся впереди своей пехоты и огнем прямой наводкой не дал возможности финнам взорвать мост и плотину у мельницы, а также заминировать дорогу (все вражеские мины так и остались лежать не вынутыми из ящиков), что дало возможность танкам и артиллерии на мехтяге быстро продвигаться вперед.
14.6.44 года, в р-не Мятся-Кюля (2-я линия обороны финнов), тов. Галицкий, устанавливая лично каждое орудие, поставил весь дивизион на прямую наводку в 100-120 метрах от переднего края финской обороны. Своим огнем дивизион проделал 9 проходов в проволоке, уничтожил 10 огневых точек (из них 6 в бронеколпаках), 3 противотанковых орудия и до роты пехоты врага. После прорыва сопровождал пехоту огнем и колесами и с хода вместе со штурмующим батальоном ворвался 20.6.44 г. в гор. Выборг, своим огнем обеспечил пехоте ведение уличного боя.
Дивизион тов. Галицкого первым изо всей поддерживающей артиллерии вошел в город Выборг.
Во всех боях тов. Галицкий являл пример мужества и геройства, своим личным примером увлекая бойцов и офицеров, умело управляя огнем дивизиона, открывая пехоте и танкам путь вперед.
Достоин награждения орденом «Красное Знамя».

Данный наградной лист, составленный 25 июня 1945 года, благополучно прошел по инстанциям вплоть до командира 3-го Ленинградского Артиллерийского Корпуса Прорыва гвардии генерал-майора Жданова. Однако командование Ленинградского фронта приняло решение вместо ордена Красного Знамени наградить Михаила Григорьевича Галицкого орденом Александра Невского. Изучая наградной приказ, я обнаружил, что всего лишь два офицера из числа подчиненных генерала Жданова были награждены орденами Красного Знамени. Зато несколько десятков человек получили ордена Александра Невского. И в этом есть определенный символизм: ведь награжденные офицеры воевали против скандинавского неприятеля примерно в тех же местах, где Александр Невский одержал победу над шведами.
Героизм Михаила Галицкого в ходе Выборгской операции несомненен. А вот как подвиги Михаила Григорьевича отражены на страницах «Книги памяти»:
«Дивизион Галицкого славился надежностью и умением воевать. Летом 1944 года бригада принимала участие в Выборгской операции. За смелость и умелое ведение боя командира артдивизиона майора Галицкого наградили орденом Александра Невского.
К штурму Выборга были привлечены немалые силы. Дивизиону Галицкого надлежало остановить танковый прорыв. За этот бой, оставшийся в летописи соединения как образец мужества и высокого боевого мастерства, Михаил Григорьевич стал кавалером второго ордена Александра Невского»
. (Книга памяти. Т.18. Саратов, 2005. с.70)
Удивительное дело: в двух маленьких абзацах два факта вранья.
Вранье первое. Если верить «Книге памяти», оба свои ордена Александра Невского Михаил Галицкий получил за участие в Выборгской операции. Что полностью не соответствует действительности. Второй орден Александра Невского Михаил Григорьевич получил за участие в Ясско-Кишиневской операции.
Вранье второе: никакого танкового прорыва дивизион Галицкого не отражал и не останавливал. Ландшафт местности Карельского перешейка был крайне сложен для использования танков вообще, тем более масс танков. У финской армии с танками вообще было напряженно. Нет ни слова о подбитых финских танках в наградном листе Михаила Григорьевича, в тексте представления на орден.
А вот как подвиги Галицкого в ходе Выборгской операции описывает школьник Никита Ниталаев. В отличие от авторов «Книги памяти», Никите известно, что «второй орден Александра Невского Галицкий получил за предотвращение прорыва окруженной группировки немецких войск в Молдавии».
Приведу цитату из «Саратовской панорамы»:
«После курсов и до окончания войны он — командир 2-го дивизиона 1326-го артиллерийского полка 71-й легкой артбригады 5-й гвардейской артдивизии. Противотанковые орудия, тяжелые гаубицы, минометы перебрасывались на позиции уже не на конной тяге, а мощными вездеходами — «студебеккерами».
Летом 1944 года бригада участвовала в Выборгской операции. За несколько суток до ее начала Галицкий получил приказ тщательно разведать подступы к оборонительным сооружениям линии Маннергейма. Перед ними оказался самый мощный дот «Миллионер». Всю ночь накануне атаки артиллеристы на руках выкатывали шесть орудий на полкилометра в направлении к доту и замаскировали их.
Что было далее, Михаил Григорьевич рассказал своему другу Владиславу Кацу уже после окончания войны: «К утру командир полка прибыл на позиции, чтобы лично удостовериться в готовности дивизиона к операции. Увидев всего шесть орудий, он едва не задохнулся от гнева. В мой адрес посыпались ругательства и угрозы разжаловать в рядовые. А через два дня командир собственноручно написал представление на награждение меня орденом Александра Невского. Ни один снаряд, выпущенный замаскированными кустарником орудиями, не прошел мимо цели. Благодаря такой завесе, артиллеристы-дальнобойщики разделались с дотом в считанные минуты. К штурму Выборга были привлечены немалые силы: стрелковые соединения, танковые бригады, авиационные части, моряки. В оставленный противником город артиллеристы вошли в числе первых»
. (Из статьи «Навсегда первый», газета «Саратовская панорама» №12 (1042) от 30.03.2016 г.)
То, что в 1944 году артиллерийские орудия в советской армии перевозились на машинах,— это неоспоримый факт. Однако никакой особой заслуги в этом Михаила Галицкого нет. Как мы помним, даже осенью 1941 года Михаил Григорьевич активно использовал автомобиль для перевозки вверенного ему орудия. А вот участие Галицкого в штурме «линии Маннергейма» и уничтожении «дота «Миллионер» лично я подвергаю большому сомнению. Ведь, согласно сведениям из наградного листа, участие нашего героя в Выборгской операции началось в районе станции Белоостров. В первый день боев — 9 июня 1944 года — дивизион майора Галицкого своим метким огнем уничтожал проволочные заграждения финнов и их огневые точки, находящиеся в первой траншее финской обороны. После чего помогал нашей пехоте удерживать 1-ю захваченную траншею, разгромив в ночном бою брошенный в контратаку финский батальон.
На следующий день, 10 июня, дивизион продолжал наступать вместе с пехотой, прямой наводкой поражая живую силу и огневые точки врага. За день было уничтожено 8 огневых точек в ДЗОТах, констатирует наградной лист. ДЗОТ — это долговременная забетонированная огневая точка. Чтобы уничтожить ее из дивизионной пушки ЗИС-3, надо попасть точно в амбразуру. А для такой снайперской стрельбы требовалось выкатить орудие на прямую наводку. Дистанция для стрельбы в этом случае составляла 70-100 метров. Таким образом, артиллеристы выполняли свою задачу, находясь в непосредственной близости от противника, под губительным ружейно-пулеметным огнем. Тем не менее, с задачей поддержки нашей пехоты артиллеристы майора Галицкого справились безупречно. А когда все четыре линии вражеских окопов были пройдены, дивизион подтащил орудия к шоссе, подцепил их к автомобилям и покатил по вражеской территории, порою даже опережая пехоту, в результате чего удачно получилось с захватом моста.
С 14 июня дивизион Галицкого участвует во взламывании второй линии финской обороны. И опять используется та же смертельно опасная тактика: орудия подкатываются на прямую наводку, на дистанцию до переднего края противника — 100-120 метров. В этой связи непонятно утверждение автора «Саратовской панорамы», что подчиненные Галицкого «выкатывали шесть орудий на полкилометра в направлении к доту». Всю ночь катили орудия на руках полкилометра? Или подкатили пушки так, что они находились в полкилометре от ДЗОТа?
Не менее странно и то, что Михаил Григорьевич якобы рассказал Владиславу Кацу о своем участии в Выборгской операции. В конце войны в легких артиллерийских полках советской армии по штату полагалось иметь 20 пушек. При этом структурно полк состоял из двух дивизионов: 12 орудий в первом дивизионе и 8 — во втором. Михаил Григорьевич Галицкий, согласно утверждению «Саратовской панорамы», был командиром 2-го дивизиона 1326-го легкого артиллерийского полка. Стало быть, под его началом находилось 8 орудий. И 6 из них он вполне добросовестно подготовил к началу наступательной операции, выдвинув их на прямую наводку. А две пушки вполне предусмотрительно оставил в резерве. Из-за чего же тогда было задыхаться от гнева командиру полка? Не соответствует действительности и утверждение, что тот же самый командир полка через два дня после начала Выборгской операции «собственноручно написал представление на награждение орденом Александра Невского».
Во-первых, изначально командир 1326-го ЛАП гвардии подполковник Казак подписал представление на награждение Михаила Галицкого орденом Красного Знамени. Вышестоящее командование с такой оценкой заслуг Михаила Григорьевича согласилось. Однако на уровне командования Ленинградского фронта было принято решение наградить Галицкого орденом Александра Невского.
Во-вторых, документ датирован 25 июня 1944 года. Именно тогда он был подписан командиром и начальником штаба ЛАП. То есть наградной лист был подготовлен спустя пять дней после завершения Выборгской операции, а не через два дня после ее начала.
И, наконец, третье: сам наградной лист подготовлен в штабе полка и отпечатан на пишущей машинке. Так что ни о каком собственноручно написанном представлении речи быть не может. Все это не более чем выдумка. Только непонятно, чья? Недавнего саратовского школьника Никиты Ниталаева или нашего бывшего земляка Владислава Иосифовича Каца, ныне проживающего в Израиле, куда он переехал в начале «нулевых». В то время Никита был еще совсем мал.

В Румынии и Трансильвании. Два новых ордена
Не так давно мне пришлось вступить в полемику с еврейскими националистами, пытающимися пропагандировать тезис о существовании в Советском Союзе так называемого «государственного антисемитизма». Его апологеты пускаются во все тяжкие. Например, публикуют сведения о якобы введенной в СССР в начале 1943 года некой ограничительной процентной норме специально для награждения евреев, отличившихся в боях с фашизмом. Даже называется имя инициатора — начальника ГлавПУ РККА Александра Щербакова.
Хотелось бы отметить, что фронтовая судьба и боевые награды Михаила Григорьевича Галицкого — реальное доказательство лживости и порочности идеологических построений современных пропагандистов данной теории. Особенно хорошо это видно на завершающем этапе войны. В октябре 1944 года майор Михаил Галицкий был награжден сразу двумя боевыми орденами. 28 октября 1944 года приказом командующего артиллерией 53-й армии — орденом Отечественной войны 2-й степени. А два дня спустя, 30 октября 1944 года, вышел приказ командующего артиллерией 2-го Украинского фронта, согласно которому Галицкий получил второй орден Александра Невского. В течение одного календарного месяца! Конечно, нам могут возразить, что ко второму ордену Александра Невского Галицкий был представлен в конце августа 1944 года, а к «Отечественной войне» — в начале сентября. Но факт остается фактом: обе наградные реляции командованием были удовлетворены, а ордена — получены.
Я уже упоминал, что второй орден Александра Невского Михаил Григорьевич получил за высокое воинское мастерство, мужество и героизм, проявленные в ходе Ясско-Кишиневской наступательной операции (длилась с 20 по 29 августа 1944 года). Текст личных заслуг в этой операции майора Галицкого, как они сформулированы в наградном листе, довольно краток:
«Майор Галицкий в боях при прорыве обороны противника в районе С-Зап. Яссы в августе 1944 года проявил исключительное умение в руководстве огнем и всей боевой деятельности дивизиона. Высокой боевой выучкой личного состава дивизиона и личным примером отваги и мужества добился упорства личного состава в бою с проявлением массового героизма в рукопашных схватках.
В период с 20 по 30.08.44 года огнем дивизиона с закрытых ОП, прямой наводкой и в рукопашных схватках уничтожил станковых пулеметов — 14, минометных батарей — 1, орудий — 6, автомашин — 15 и до полка пехоты противника.
29.08.44 года при ликвидации окруженной группировки противника в районе Пошта Елань в упор расстреливал атакующую пехоту противника, атаковавшую дивизион на марше, уничтожил 300 немецких солдат и офицеров. Когда был выведен орудийный расчет, сам стал к орудию и вел огонь до последнего снаряда, затем поднял личный состав в контратаку и добил наседавшего на орудия врага, захватив 150 пленных.
За образцовое руководство дивизионом в любых видах боя, за личную отвагу и мужество достоин правительственной награды — ордена Александра Невского».


Всплывающая подсказка
Спустя всего месяц после завершения Ясско-Кишиневской стратегической наступательной операции 53-я армия 2-го Украинского фронта приступила к Бухарестско-Арадской операции. Упорные бои развернулись в окрестностях города Тимишоара, в Трансильвании. Данная местность была ближайшим приграничьем, фактически воротами в Венгрию. После потери Румынии Венгрия оставалась последним источником нефтяного сырья для гитлеровской Германии. Поэтому вполне понятно упорство, с которым противник стремился не допустить продвижения наших войск. В конце сентября 1944 года личному составу 1326-го ЛАП пришлось вести тяжелые бои в окрестностях села Песак (северо-западнее Тимишоары). Вот как описывалось участие майора Галицкого в этих боях в очередном наградном листе:
«В боях за опорный пункт противника Песак 29.09.44 года дивизион тов. Галицкого находился на прямой наводке, выполняя ответственную задачу, поставленную командованием полку. В этом бою вверенный ему дивизион показал образцы стойкости, мужества и героизма вместе со своим командиром. В подготовительный период он на отлично организовал разведку и лично сам вел ее с боевых порядков пехоты под ружейно-пулеметным и минометно-артиллерийским огнем противника, при этом лично обнаружил 2 станковых пулемета, скопление пехоты и танков противника и НП, которые были уничтожены огнем дивизиона.
Во время артнаступления и весь период боя майор Галицкий находился непосредственно у орудий прямой наводки на удалении от противника 200 мт. В результате умелого управления огнем дивизиона — дивизионом уничтожено: НП один, станковых пулеметов — 7, крупно-калиберный пулемет, подавлен огонь 2-х минометных батарей противника.
Личным примером — геройством и мужеством добился упорства личного состава в бою с проявлением массового героизма в рукопашных схватках. В период яростной контратаки автоматчиков в количестве 4 рот в сопровождении танков, самоходных орудий и бронетранспортеров на дивизион, личный состав со своим командиром геройски принял неравный жестокий бой. Противник бросался 5 раз в контратаку, но, несмотря на явное превосходство и угрозу окружения, личный состав со своим командиром проявлял исключительные образцы мужества и героизма, продолжая вести сокрушительный огонь по наседавшему противнику.
В результате умелого руководства дивизионом в бою было подбито танков — 5, самоходных орудий — 2, бронетранспортеров — 7, уничтожен НП, подавлен огонь 3-х станковых пулеметов, рассеяно и частично уничтожено до 4-х рот противника, что дало возможность отбить контратакующего противника с большими для него потерями и удержать занятый рубеж. Во всех боях своим личным примером увлекал бойцов и офицеров, умело управлял огнем дивизиона, открывая пехоте и танкам путь вперед».

В ходе лишь одного боя дивизион из 8 орудий вчистую выиграл артиллерийскую дуэль против 14 бронированных чудовищ гитлеровцев. Да еще и основательно «потрепал» вражескую пехоту. Все это зафиксировано в официальных документах, было бы желание их изучать.

Героизм на правах рекламы
К сожалению, начав статью «Навсегда первый» с домыслов и фантазий, автор и завершает ее двумя серьезными неточностями: «после войны кавалер орденов Красной Звезды, Красного Знамени, двух орденов Александра Невского и 19 медалей М.Г. Галицкий вернулся в Саратов».
Михаил Григорьевич не имел ордена Красного Знамени. Зато, как уже было сказано выше, он был награжден орденом Отечественной войны 2-й степени за подвиги в ходе Бухарестско-Арадской операции. И уже после войны, в 1985 году, Михаилу Григорьевичу был вручен еще и 5-й «юбилейный» орден Отечественной войны 1-й степени. Что касается 19 медалей — это уже просто фантастика. Если исходить из боевых путей-дорог, которыми довелось прошагать, в Саратов он мог вернуться, максимум, с 5 медалями: «За оборону Москвы», «За Победу над Германией», «За взятие Будапешта», «За взятие Вены» и «За освобождение Праги». Но меня больше волнует, как такой материал вообще мог появиться в газете.

Всплывающая подсказка
Первый директор средней школы №76 Михаил Галицкий и его преемница Татьяна Терпугова

Я позвонил главному редактору «Саратовской панорамы» Виктории Темниковой и услышал историю появления сочинения-статьи школьника Никиты Ниталаева на газетных страницах.
Если верить Виктории, инициатором этой затеи было руководство комитета по образованию Саратова. В головы чиновников пришла идея провести среди старшеклассников Саратова патриотическую акцию к 80-летию Саратовской области. На деле акция вылилась в конкурс сочинений под лозунгом «Саратов в веках глазами школьников». Лучшие из сочинений руководство школ переслало в городской комитет по образованию. Но руководство комитета по образованию решило распропагандировать акцию среди населения. Редакция «Саратовской панорамы» начала публиковать по одному сочинению в неделю под лозунгом «80 лет — история побед!». А ответственность за достоверность сведений, опубликованных в рекламных материалах (пусть даже и социальной рекламы), как пояснила мне Виктория Темникова, несет рекламодатель, то есть комитет по образованию города Саратова. При этом реплика из письма бывшего директора 76-й средней школы Татьяны Терпуговой, обращенного к пришедшим ей на смену нынешним «педагогам-новаторам» — «Где учительская совесть педагогов этой школы, обязанных быть знакомыми с жанром ученического сочинения?! Чему учим? Плагиату, подделке, пиару?», повисает без ответа.
Правда, у взрослых участников в истории с публикацией сочинения Никиты Ниталаева есть одно смягчающее обстоятельство. В их действиях нет корыстного мотива. Некомпетентность, желание угодить начальству и отметиться в «патриотической акции» присутствуют, а корысти нет. А вот про «творческий коллектив» региональной «Книги памяти» во главе с господином Фроловым я этого сказать не могу. Сегодня сложно посчитать, во сколько в 2005 году обошлось областному бюджету издание 18-го тома «Книги памяти», в котором были опубликованы небылицы о Михаиле Григорьевиче Галицком. Однако мне удалось достать цифры финансовых расходов на «Книгу памяти» за последние три года. Итак, во что издание «Книги памяти» обходится саратовским налогоплательщикам.
Осведомленные источники в аппарате Саратовской областной думы подсказали, что финансирование «Книги памяти» предусмотрено в областном бюджете в расходах на государственную программу Саратовской области под названием «Информационное общество на 2014-2017 годы». Эти расходы проходят по позиции 5.13 в категории «основных мероприятий» данной государственной программы.
Следует отметить, что за два с лишним года существования данной областной государственной программы расходы на реализацию ее мероприятий постоянно сокращались. В частности, в целом на мероприятия государственной областной программы «Информационное общество на 2014-2017 годы» в 2014 году было потрачено 152,8 млн рублей; в 2015 году — 119,6 млн. Перед новым годом в областной думе планировали выделить на эту программу на 2016 год 101,6 млн рублей. Нетрудно посчитать, что за два последних года финансирование «информационного общества» в Саратовской области сократилось примерно на треть. В то же время финансирование расходов на нашу региональную «Книгу памяти» в рамках той же самой программы примерно оставалось постоянным. В 2014 году по графе 5.13 было выделено 1,131 млн рублей, в 2015 году — 1,125 млн рублей. И в текущем 2016 году, в условиях всемерного сокращения бюджетных расходов, планируется потратить еще 1,405 млн рублей.
Не пора ли остановиться и внимательно посмотреть, что в этой книге пишется? И, главное, проанализировать степень достоверности опубликованного.
Уверен, что после подобной ревизии желание и дальше финансировать «сказки дедушки Фролова» резко поубавится.


Теги: Саратов, образование, времена, школы, город, назначение, должность, награждение, книга, войска, комитет по образованию, директор, книги, СССР, финансирование, приказ, города, газета, ранение, музей, открытие, глава, там, панорама, представление, общество, артиллерия, орден, расходы, операции, солдат, 22 июня, награды, время, Саратовская панорама, готовность, комитет, решение, война, дедушки, батареи, немцы, экспонаты, звезды, издание, ВЛКСМ, огонь, лагеря, состав, путь

Оцените материал:12345Проголосовали: 815Итоговая оценка: 3Прислать новость
Имя:
Сообщение:*
 
*Поля обязательны для заполнения!
«Общественное мнение» / Публикации / Что-то с памятью у них стало…
Загрузка...
Что в ближайшее время будут делать на проспекте Кирова после реконструкции?
Оставить комментарий
Россельхозбанк вклад Инвестиционный

Новости

Частное мнение

07/10/2019 13:18
Методы Станислава Невейницына: уволить, осудить, посадить
Методы Станислава Невейницына: уволить, осудить, посадить | Отзывов: 3"ОМ" намерен посвятить серию материалов бывшим работникам бизнес-империи Невейницына, вставшим на пути своего патрона
26/09/2019 10:00
Много детей – много радости, удачи и побед?
Много детей – много радости, удачи и побед?"Я влюбилась в эту семью! Они замечательные!"
18/09/2019 13:55
Тернистый путь Саратовской гармоники
Тернистый путь Саратовской гармоники20 сентября отмечает юбилей Сергей Шалимов - один из главных пропагандистов Саратовской гармоники, символа региона
17/09/2019 13:33
"Трубное дело": хронология поднадзорного беззакония | Отзывов: 6Итоги журналистского расследования о деятельности Станислава Невейницына и расследовании уголовного дела, возбужденного по его заявлению
12/09/2019 16:00
Дело
Дело "ТОРЭКСа" пытаются убрать из СМИ | Отзывов: 5Интернет-издания подали апелляционные жалобы на решения районных судов

Блоги



Полезные советы

Поиск по дате
« 23 Октября 2019 »
ПнВтСрЧтПтСбВС
30123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031123
,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,
Яндекс.Метрика


«Общественное мнение» сегодня. Новости Саратова и области. Аналитика, комментарии, блоги, радио- и телепередачи.


Главный редактор сайта: Мурзов Алексей Валериевич
OM-redactor@yandex.ru

Адрес редакции:
410600, Саратов, проспект Кирова, 34, офис 6
тел.: 23-79-65, тел./факс: 23-79-67

При перепечатке материалов ссылка на «Общественное мнение» обязательна.

Сетевое издание «Общественное мнение» зарегистрировано в качестве средства массовой информации 14 августа 2012 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Эл № ФС77-50818.
Учредитель ООО «Медиа-группа ОМ»

18+ Федеральный закон Российской Федерации от 29 декабря 2010 г. N 436-ФЗ