16 Августа 2018, Четверг, 22:21 Facebook ВКонтакте Twitter Instagram
Прислать новость

Ректориада 2005-2013

Номер журнала: №9(179), сентябрь 2014 г.
Рубрика: Школа
Ректориада 2005-201310/10/2014 12:08

Положение дел в СГУ за последнее десятилетие, как многим известно, стало поводом для массы критических публикаций. «ОМ», как и другие издания, многократно рассказывал о форменном произволе ректората классического университета: разгроме истфака, гонениях против учёных, несогласных с мнением Леонида Коссовича и его свиты, манипуляциях со студенческими массами, низких зарплатах сотрудников, коррупционных схемах, противозаконном предоставлении вузовских площадей «Единой России» и т.д. Собственно, специфической фактуры накопилось столько, что про ситуацию в вузе стало принято издавать книги. Доцент университета Владимир Глейзер дважды выпускал хронику деятельности ректората — «Коссовица». В ноябре 2009 года вышла увесистая «Ректориада» — сборник публикаций о самоуправстве руководства СГУ. Недавно появилось второе издание «Ректориады» — уже два тома по 300 с лишним страниц каждый…
В юбилейном номере «ОМ» мы не могли не вспомнить о наших постоянных «героях» из ректората СГУ и их критиках, вынужденно покинувших alma mater. Представляем нарезку материалов, вышедших в журнале в разные годы.


Ну ладно, допустим, ошибся Леонид Коссович в людях, пойманных на взятке. Одного перетащил из другого учебного заведения и, говорят, обещал ему проректорский чин, а он вдруг взялся за 75 тысяч рублей устраивать некое чадо в университет. Другого активного бойца «антитрубецковского» фронта жаловал сперва проректорским креслом, а потом что-то у них не пошло. И ушел опальный проректор Виктор Долгов на факультет социально-гуманитарных профессий. Выбрали его деканом, несмотря на активное противодействие людей Коссовича, но очень быстро декану Долгову дали понять, что в покое его не оставят. Промежуточной боевой операцией против непокорного стал летний скандал вокруг соцгума, когда студентам якобы отказывались выдавать дипломы. То есть интрига оказалась превыше всего, а укрощение строптивого — важнее репутации вуза. А потом — взятка. Говорят, пал корыстолюбец Долгов жертвой хитрой «разводки», потому что деньги брал у лица, хорошо знакомого. Не зря едят хлеб проректоры, смахивающие на секьюрити?
Наталья Маус. «По направлению к Кафке». Сентябрь 2005 г.

Татьяна Мосолкина, профессор кафедры истории нового и новейшего времени и международных отношений: «Руководство университета пытается сломать существующую систему избрания деканов. На последнем ученом совете было принято «Положение о выборах заведующих кафедрами и деканов». В этом документе появился любопытный пункт: «В отдельных случаях ректор университета может перенести выборы декана на большой ученый совет». В старом варианте «Положения» говорилось, что выборы выносятся не в неких непонятных «отдельных случаях», а «в случае отсутствия на факультете ученого совета». Существенная разница! Спрашиваю на ученом совете: что же это за случаи теперь будут? Ответ не получаю. Создается впечатление, что любой вопрос ректорат воспринимает как личную обиду. А ведь это важно! Фактически, создаются условия, когда мнение факультетов можно будет игнорировать».
Наталья Левенец. «Стабильный фронт». Март 2006 г.

Случай в СГУ показал, что не всякий университетский работник, избранный ректором или деканом, то есть превратившийся в администратора, считает для себя главным правилом служение демократии; что некоторым оказывается привычней и выгодней (именно так!) пресловутая закрытая модель управления, все та же административная вертикаль. Видимость «прозрачности» траты денег или принятия решений, а не истинная целесообразность и безупречность их расходования; «друзья» и «враги», а не коллеги с разными позициями, равно достойными уважения; игра на конъюнктурных моментах и использование «административного ресурса», а не следование традиции и твердой, отвечающей современным потребностям, коллективно выработанной стратегии, концепции, программе.
В Саратовском университете именно таким оказался ныне действующий ректор. Судя по трем с лишним годам пребывания нынешнего ректора на высоком посту, он твердо убежден, что не администрация существует для академических ученых и тех, кого они учат, а ученые и все зарабатываемые университетом деньги — для стремительно растущих нужд администрации. Она — вершитель судеб, она одна знает, какая дорога ведет к Храму, который называется Университет, как ее обустроить, кому по ней шагать, а кого согнать на обочину, а то и вовсе убрать с глаз долой как раздражающий знак.
Ректор, глава университетской администрации, явно отказывается понимать, что система — не «властелин умов» и мозги ученых найдут себе применение — через гранты, в другом вузе или стране. А вот университет с каждым уходом или отстранением от должности успешного ученого будет терять и терять.
Нина Девятайкина, профессор, доктор исторических наук. «Год противостояния». Декабрь 2006 г.

Не избежал гонений уже в наше время профессор истфака Николай Троицкий. В мае-июне 2002 года высокие должностные лица из правительства Саратовской области оказывали серьезное административное давление на тогдашнего ректора СГУ Дмитрия Трубецкова с целью вынудить его уволить профессора Троицкого. Причиной начальственного гнева стала статья Троицкого в ряде прокоммунистических изданий, в которой ставилась под сомнение позитивная и прогрессивная историческая роль Петра Столыпина — по сути, основной идеологический догмат периода правления губернатора Аяцкова. Равно как и доказывалась полная профессиональная несостоятельность самого Дмитрия Федоровича, умудрившегося всего за два года получить ученую степень доктора исторических наук. Когда торжество по случаю юбилея исторического факультета было в самом разгаре, я услышал за своей спиной мерное посапывание. Обернувшись, обнаружил, что сзади заснул в своем кресле Александр Романов — бывший студент исторического факультета, один из шестерых осужденных в 1970 году по делу «Группы революционного коммунизма». Приговор был довольно суров — шесть лет лагерей за углубленное изучение и обсуждение с друзьями трудов классиков марксизма-ленинизма. А с теми, кого пощадила карательная машина, расправилось университетское руководство. Проходивший по делу «Группы революционного коммунизма» как свидетель, студент-историк Владимир Горбачев был исключен из университета и впоследствии лишь заочно сумел получить высшее образование. В сентябре 1972 года КГБ арестовал первокурсника-заочника исторического факультета СГУ Валерия Белохова, который через два года после дела «Группы научного коммунизма» осмелился основать подпольный кружок. На этом терпение всесильного ЦК КПСС иссякло, и высший орган «руководящей и направляющей» разродился грозным постановлением «Об усилении идеологической работы в Саратовском университете имени Чернышевского и Московском высшем техническом училище имени Баумана».
В ходе юбилейного мероприятия ни словом, ни намеком не упоминалось ни об этих случаях, ни о той непростой борьбе, которую последние полтора года вынужден вести коллектив исторического факультета. События последних полутора лет, происходившие вокруг исторического факультета и привлекшие к нему повышенное общественное внимание, подтверждают одну очевидную истину: истфак СГУ по-прежнему является для партийных чиновников факультетом «повышенной социальной опасности».
Александр Крутов. «Факультет повышенной опасности». Октябрь 2007 г.

Лишение Мирзеханова заведования кафедрой, диссертационного совета, попытки уволить с должности научного директора МИОН, дискредитирующие заказные публикации на деле оказались лишь полумерами — деморализовать, а тем более выдворить из стен вуза декана истфака так и не удалось. Не получилось и скомпрометировать ученого в глазах коллег, студентов и сочувствующих. Осталось одно — отобрать выборную должность и вывести из игры ключевые фигуры, активно поддерживающие Мирзеханова на факультете. Что и было реализовано 18 декабря прошлого года на заседании ученого совета. Ректор выступил с инициативой реорганизации двух гуманитарных факультетов в учебно-научные институты в структуре СГУ. Правда, сия идея не нова. В несколько иной интерпретации она принадлежит самому Мирзеханову. В 2004 году на заседании ученого совета он предложил создать институт истории, права и международных отношений на правах факультета. Идея была тут же отвергнута без мотивации, в том числе и ректором. Хотя декан истфака преследовал чисто образовательные цели — в рамках новой структуры сформировать экспериментальные междисциплинарные программы, включая европейские. Когда некоторое время назад ректорскими усилиями у факультета было отобрано отделение юриспруденции, смысл возвращаться к этой идее пропал окончательно.
Анна Невская. «Исторический разрез». Март 2008 г.

Сразу два гражданских иска на промежуточном этапе проиграно Мирзехановым и сотрудниками кафедры «Истории нового, новейшего времени и международных отношений». 10 апреля мировым судьей Сорокиной было отказано во всех 14-ти исковых требованиях. А 11 апреля Кировский районный суд в лице Сивочко отменил решение все той же Сорокиной, вынесенное в пользу части коллектива кафедры. Хотя на протяжении многих месяцев, пока параллельно шли судебные слушания по двум гражданским делам, историки были уверены в абсолютной обоснованности своих претензий к работодателю и в неоспоримости собственных аргументов.
В основе иска семи преподавателей кафедры — нарушение ректором Коссовичем и исполняющей обязанности завкафедрой «Истории нового, новейшего времени и международных отношений» Креленко их трудовых прав, четко прописанных в Коллективном договоре СГУ. Один из пунктов этого договора ректором и назначенной им и.о. был нарушен. А именно, пункт об установлении учебной нагрузки на новый учебный год. В своем коллективном исковом заявлении доценты и профессора кафедры указали, что работодатель до их ухода в отпуск «не издал распоряжения по вопросу распределения учебной нагрузки», не обязал Креленко к соответствующим действиям согласно ее должностным обязанностям, «чем нарушил их трудовые права». На этом основании истцы обратились к суду с просьбой признать незаконным бездействие как ректора, так и руководителя кафедры. Согласно представленным доказательствам (служебная записка, направленная ректору, в которой преподаватели просили принять меры, протокол заседания кафедры), мировой судья Сорокина удовлетворила исковые требования. Сторона ответчика подала апелляционную жалобу, и федеральный судья Сивочко отменила предыдущее решение, а за основу своего определения взяла (почти что дословно) текст жалобы представителя СГУ адвоката Сергун. Видимо, поэтому в апелляционном решении присутствуют фразы, перекочевавшие из уголовного юридического лексикона: «Злоупотребляя правом и недобросовестно ссылаясь на п. 2.3. коллективного договора, … истцы, действуя по предварительному сговору, преднамеренно создали сложившуюся ситуацию». Судья, не мудрствуя лукаво, позаимствовала убойные формулировки, отхлестав ученых-гуманитариев, чтоб не повадно им было затевать трудовые споры и загружать лишней работой судейский корпус.
Иск Мирзеханова и нескольких его коллег проигран днем раньше. Видимо, понимая, куда клонится чаша весов в руках коллеги Сивочко, мировой судья Сорокина на этот раз не стала рисковать своей карьерой. И вынесла решение «против» без мотивации — судья взяла неделю, чтобы расписать резолютивную часть определения. В своем иске Велихан Мирзеханов и все те же преподаватели кафедры «Истории нового, новейшего времени и международных отношений» опротестовывают ректорские приказы, связанные с изменением процедуры выборов завкафедрой, а также итоги этих противоречащих российскому законодательству выборов.
Анна Невская. «Закона мерность». Апрель 2008 г.

А вот Чернышевский-историк. Точнее, семейный историк. «Я, как и мой предок, считаю, что революция — это бессмысленный и беспощадный взрыв, а прогресс человечества достигается только путем медленной и кропотливой культурной работы. И вообще, в мире нет справедливости».
Я же, не будучи историком и политологом, со своей стороны напомню: сразу после «воли», освобождения крепостных крестьян в 1861 году, появляется прокламация Н.Г. Чернышевского «К барским крестьянам», в 1862 году — прокламация «К молодой России», в которых был сформулирован стиль и дух именно нового революционного движения. Николай Гаврилович открыто объяснял свою антипатию к реформе 1861 г. тем, что, несколько улучшив положение крестьян, она может отвратить их от революционного пути.
Такой вот самый известный выпускник СГУ за всю его вековую историю. Однако, думаю, эта оплеуха всему ученому сообществу Саратова была ненамеренной. Тут просто тот случай, когда своя рука владыка дурной голове покоя не дает. И все же, дружеский совет, Дмитрий Викторович… После такого звездного самопиара — прямая дорога в те места, где на манию величия не смотрят косо. Только там уже нет ни больших бюджетов на «развитие общественных отношений», ни откатов с них…
Алексей Колобродов. «Эхо одной оплеухи». Июнь 2008 г.

Очевидно, в какой-то момент руководство университета наконец-то осознало, что националистические причитания их «лучшего выпускника» Дмитрия Чернышевского чести СГУ не делают, и пошло другим путем, наверное, более интеллигентным, на их взгляд. Так, в сентябре в «Комсомолке» и «Земском обозрении» появилась одна и та же статья: «Король оказался голым», даже рубрика в обеих газетах называлась одинаково «Открытая трибуна». На удивление, национальный вопрос в публикации не поднимался ни разу, зато в профессиональном плане Мирзеханов был «разоблачен» и «пристыжен», а все остальные были ознакомлены с понятием автоплагиата: «Метод автоплагиата, положенный Мирзехановым в основу своей «научной» деятельности, имеет давние сроки». Далее автор продемонстрировал начитанность и заодно пожалел СГУ: «…(Мирзеханов.— Авт.) на поверку оказывается настоящим Хлестаковым, ловко использующим беззащитность университетского сообщества, представители которого и мысли не допускали, что возможна такая «научная» деятельность», «… разлагающе действуя своим примером на аспирантов и молодых ученых истфака».
После появления публикации профессора вызвали на ковер в ректорат, где ему статью продемонстрировали и потребовали объяснений. «Выведенный на чистую воду» Мирзеханов публикацию изучил и обратился в суд с просьбой защитить свою честь, достоинство и деловую репутацию. Защищала «Комсомольскую правду» и «Земское обозрение» госпожа Сергун — адвокат СГУ, бесхитростно продемонстрировав всем, где находится то место, откуда растут ноги данной статьи. Вот и получилось, что де-факто Мирзеханов судился с родным университетом, вернее — с частью беззащитного его сообщества. Иск Велихана Салманхановича на суде, который состоялся 15 июля, было решено удовлетворить, и честь, достоинство и деловую репутацию его спасти.
Анна Захарченко. «В оппозиции поневоле, или Факультет-2». Июль 2008 г.

Ключевое событие предвыборной кампании — заседание аттестационной комиссии федерального министерства науки и образования, состоявшееся ранее намеченного срока,— 25 августа. И ее решение. Троих кандидатов, выдвинутых структурными подразделениями СГУ для участия в выборах — профессоров Мельникова, Казаринова и Мирзеханова,— члены комиссии не аттестовали без объяснения причин. Таким образом, участвовать в выборах будут действующий ректор Коссович и его вассалы из административного крыла — Вениг и Монахов. «Массовка» здесь нужна лишь ради соблюдения формальностей, для создания видимости свободного волеизъявления университетской конференции. Хотя всем понятно, что назначение ректора Коссовича состоялось.
Редколлегия. «Цепная реакция: чем чреваты выборы в СГУ». Сентябрь 2008 г.

Спешные приказы г-на Коссовича привели к тому, что несколько сотрудников МИОНа не получили зарплату за январь. Всё это случилось не потому, что деньги не поступили на счёт. Задержка произошла из-за неразберихи, связанной с тем, что Мирзеханов со 2 февраля не имеет права распоряжаться финансовыми вопросами института. «Деньги на счете есть, но тратить их нельзя, в связи с чем я обратился в прокуратуру с просьбой проверить обоснованность этого шага,— констатирует Велихан Салманханович.— Мы, к примеру, теперь не можем и оплатить поездку одного из наших сотрудников на международную конференцию в США. Но, самое главное, под угрозу поставлено существование самого института. Ведь что такое для наших партнёров и доноров нарушение грантового соглашения? Это повод в перспективе аннулировать это соглашение. Подобное отношение к институту, который давал колоссальные возможности для работы российским учёным, по крайней мере, недальновидно».
Благодаря МИОНу в научной библиотеке СГУ есть коллекция раритетных монографий и пособий по гуманитарным наукам на самых различных языках. Кроме того, впервые в Саратове и вообще в стране сотрудники МИОНа закупили электронные базы данных ведущих научных журналов, доступные теперь всем желающим. За последние 9 лет любой учёный, подавший заявку на участие в конкурсе, мог получать зарубежные гранты, стажироваться в американских университетах от одного до девяти месяцев. От Саратова все заявки были удовлетворены. Также благодаря МИОНу было издано 138 научных работ, проведено множество научных конференций, профинансировано немало коллективных и индивидуальных проектов, выплачивались стипендии… Первые два года работы, когда ректором СГУ был ещё Дмитрий Трубецков и ни о каких зачистках в вузе не было и речи, общий масштаб финансовых вливаний в саратовскую науку по линии МИОНа достигал порядка полумиллиона долларов. Для справки: только на покупку книг МИОН тратит до 100 тысяч долларов в год (таких возможностей нет ни у одной российской библиотеки).
Антон Морван. «Вертикалью по науке». Февраль 2009 г.

Увольнением Мирзеханова этот процесс начался. Планируемым сокращением — продолжился. Чтобы хоть как-то прояснить ситуацию и, наконец, узнать, на каких основаниях планируется сокращение штата, историки пригласили директора института истории и международных отношений Виктора Данилова и представителей администрации СГУ, однако никто из университетской бюрократии на встречу не явился. Как выяснилось из выступлений преподавателей, именно директор института на совещании заведующих кафедрами озвучил цифру планируемого сокращения — 24 штатные единицы — и назвал фамилии лиц, которых надлежит уволить. На совещании деканов с представителями ректората говорили о планируемом увольнении 93 преподавателей. Ранее в таких же масштабах уже был сокращен учебно-вспомогательный персонал. Преподаватели-историки говорили, что такой масштаб сокращения, когда должен быть уволен каждый четвертый сотрудник высококвалифицированного коллектива, не может быть определен иначе как погром. Кстати, согласно Трудовому кодексу РФ, сокращения более 10% работников квалифицируются как массовые, и работодатель обязан информировать сотрудников о таких изменениях за три месяца до их начала. Однако никаких документальных обоснований сокращений, как и самой информации, до сведения рядовых работников вуза доведено не было (кулуарные намеки и келейно озвучиваемые «претенденты на вылет» — не в счет), что лишний раз говорит о политическом характере кампании по зачистке СГУ от оппозиции нынешнему ректору Коссовичу и его ближайшему окружению, а также незаконности планируемых увольнений.
Антон Морван. «Куда свободы, туда и права». Март 2009 г.

Нетрудно предвидеть, что будет завтра. Антиклерикальный скандал начнет набирать обороты, как только станет известно о строительстве внутри университетского ансамбля центра православной культуры и возведении храма на территории Балашовского филиала пединститута (структурного подразделения СГУ). Таким образом, скоро вся инфраструктура вуза будет направлена на замаливание грехов руководства.
Изрядно подпорченный имидж, подорвавший доверие к СГУ, и недобор — вещи настолько же связанные между собой, насколько кадровый потенциал вуза связан с перспективами развития его исследовательской деятельности. Ведь, как мы помним, наличие квалифицированных кадров — одно из условий приобретения университетами нового статуса.
Анна Невская. «Подарочное настроение». Сентябрь 2009 г.

Ситуация в университете неопределенная, не очень понятная, никаких позитивных ощущений не вызывает: в этом году объявлено очередное сокращение процентов на 15, которое «подвешивает» всех преподавателей. В ближайшей перспективе позитивное будущее таких факультетов, как физический, не просматривается. На мой взгляд, люди, которые там работают, уже махнули рукой на то, что происходит наверху, и просто стараются решить задачи, которые перед ними стоят, чтобы выйти из этой ситуации с минимальными потерями, или, наоборот, что-то получить.
Светлана Сячинова. «Леонид Мельников: «Я выбрал физику». Ноябрь 2009 г.

В конце марта этого года СМИ наперебой выдавали «боевые сводки» о падающих сосульках и льдинах, убивающих и калечащих горожан. В плотном медиапотоке была и информация, как упавшая 22 марта с крыши 3-го корпуса СГУ наледь тяжело травмировала студента Даниила Забозлаева. 20-летний юноша оказался на больничной койке со страшным «букетом»: «открытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга, компрессионный перелом позвоночника». Последний диагноз стал приговором: молодой человек оказался прикованным к постели.
Вскоре после произошедшей трагедии проректор СГУ по связям с общественностью Дмитрий Чернышевский спокойно заявил одному из информагентств: «За два дня до этого происшествия мы с ректором Леонидом Коссовичем объезжали все корпуса и общежития университета на предмет сосулек. У нас есть договор с фирмой, которая отвечает за очистку кровель от снега. Все крыши очищали, но почему-то конек крыши 3-го корпуса не очистили. Это памятник архитектуры, там покатая крыша. Все, что мы могли сами сбить,— сосульки на кромке крыши — мы сбили, а фирма должна была очистить ее целиком. По каким-то причинам она этого не сделала. Сейчас мы разбираемся, почему».
«Разбираются», впрочем, и по сей день.
Недавно в «ОМ» пришла бабушка Даниила, ветеран саратовской журналистики Ольга Фёдоровна Забозлаева. Она рассказала, как себя ведут после инцидента чиновники СГУ вкупе с правоохранителями.
«Мой внучатый племянник всё это время прикован к постели и полностью обездвижен. Недавно Даниил 45 дней находился на обследовании в одном из реабилитационных центров в Подмосковье, пришлось нанимать сиделку, на что потребовалось порядка 100 тысяч рублей. Его отец — Фёдор Забозлаев — медик, профессор кафедры дополнительного образования Российской медицинской академии постдипломного образования. Он «поднял на уши», наверное, всё медсообщество, и сейчас мы изыскиваем возможность дальнейшего лечения, в том числе и за рубежом, но на это потребуются огромные деньги, которые мы, сами понимаете, будем искать и собирать всеми доступными средствами»,— говорит Ольга Фёдоровна.
Вскоре после трагедии она обратилась за помощью к проректору СГУ Игорю Малинскому, который на тот момент временно замещал находящегося в командировке ректора Леонида Коссовича. В присутствии начальника управления организации воспитательной работы со студентами Виталия Масленникова и проректора Малинского пенсионерка на имя Коссовича написала заявление с просьбой об оказании материальной помощи своему внуку в связи с произошедшим несчастным случаем на территории СГУ.
Всё это время Ольга Фёдоровна ждёт ответа от чиновников университета, но воз, что называется, и ныне там. Желая разобраться, в чём же причина волокиты, отец Даниила отправился к Игорю Малинскому, но — вот чудеса! — теперь последний стал утверждать, что никакого заявления он в глаза не видел, как, впрочем, и Ольгу Фёдоровну.
Антон Морван. «Заложники равнодушия. Кто ответит за трагедию в СГУ?». Октябрь 2010 г.

Поражают масштабы финансирования. К примеру, согласно смете расходов с июля по ноябрь 2007 года, СГУ раскошелился на 1 миллион 878 тысяч 451 рубль 30 копеек. Как нетрудно догадаться, на командных высотах в строках университетских расходов оказались вышеупомянутая «Комсомольская правда» в Саратове» и национально озабоченное «Земское обозрение», где 24 октября 2007 года была опубликована скандальная статья проректора СГУ по связям с общественностью Дмитрия Чернышевского «Разгром мирзехановщины на истфаке». Двум этим «медиалюбимцам» Коссовича и его команды, по смете, за указанный период должно было перепасть по 578 800 и 283 000 рублей соответственно. Также немало средств досталось другим изданиям: 328 613,5 рублей — «Российской газете» и 283 000 — «АиФ». Для сравнения, другим печатным СМИ вуз в это время платил гораздо меньше: «Известиям» — всего 39 940,8 рублей, «Времени» — 39 313, «Саратовской панораме» — 28 084 и т.д.
Примечательно, что в самых крупных статьях расходов указана некая фирма «Импекс-Мебель». Непонятно, какую роль играла эта структура в финансовых отношениях СГУ со СМИ, однако, по информации вузовского сайта, именно «Импекс-Мебель» являлась генеральным спонсором кругосветного путешествия, приуроченного к празднованию 100-летия СГУ. По замыслу организаторов, путь яхты «Планида» пролегал через Черное, Средиземное и Красное моря, Индийский океан, мыс Доброй Надежды, Австралию, мыс Горн, Магелланов пролив, побережье Чили и Перу, Панамский канал, Кубу, Майами, Атлантику, побережье Испании, Ла-Манш и Кильский канал.
Отправляя судно в плавание, Леонид Коссович называл проект «уникальным» и даже ссылался на самого Жюля Верна. Однако, как сообщалось на сайте «ОМ» 9 сентября 2009 года, после того как яхту помпезно отправили в далекое плавание, она скрылась в открытом море, как в прямом, так и в переносном смыслах,— кроме единственного мартовского репортажа в газете «Неделя области», где депутат и журналист Алла Лосина поведала о посиделках у костра с индонезийскими аборигенами, о «Планиде» ничего слышно не было.
Ираклий Кириселидзе, Алексей Сахаров. «Пиар специального назначения». Январь 2011 г.

Возглавляемое Еленой Сергун управление по правовому и кадровому обеспечению СГУ, кроме охоты на ведьм в угоду ректорату, в золотой свой век курировало и новую пресс-службу СГУ, сформированную после избавления от Любимова и Чернышевского, занимавшихся связями вуза с внешним миром; и Центр судебных и экономических экспертиз и оценки, и даже надолго обеспечивало безопасность университетских объектов. В этот же золотой век Елена Леандровна пыталась засудить бывшего соратника по борьбе с университетской оппозицией Дмитрия Чернышевского, который обозвал ректора «волком с пробитой бронёй» и на которого, судя по всему, хотели повесить все те миллионы бюджетных средств, разошедшиеся якобы на «информационное обеспечение деятельности СГУ». То есть начавшаяся война своих против своих же — верный признак, что прогнило что-то в королевстве господина Коссовича.
Злые университетские языки поговаривали, что ресурсы учреждения были основательно «проедены» всевозможными проектами, посему, дескать, администрация и устроила «чистку» своих рядов. Но в эту гипотезу верится с трудом: в конце 2010 года в «ОМ» участились обращения рядовых сотрудников СГУ, жалующихся на снижение с начала учебного года заработной платы. (Некоторые предполагают, что урезание зарплат, как ни странно, связано с получением СГУ статуса НИУ. Дело в том, что транши из федерального бюджета предусматривают параллельное софинансирование из внебюджетных источников. Похоже, этими источниками и стал фонд заработной платы работников вуза.)
С рядовыми сотрудниками ректорат, допустим, запросто мог расстаться и расставался «по финансовым причинам» (зачастую лишь прикрывающим истинную цель сокращений — борьбу с недовольством Коссовичем), однако с теми, кто, казалось бы, верой и правдой служил администрации,— едва ли. Как мы уже упоминали, клановые разборки внутри руководства СГУ — вполне себе будничное явление. К тому же, то, что требовалось от Елены Сергун,— атака против академической оппозиции на юридическом фронте — с успехом выполнено. Мавр сделал своё дело.
Ираклий Кириселидзе. «Все закрыли дверь, не нужна теперь…». Июль 2012 г.

Справедливости ради, «оптимизация» высшей школы — явление, практикующееся не только в СГУ. Слияние вузов, сокращение профессорско-преподавательского состава, урезание бюджетных мест за счёт увеличения коммерческих etc — всё это следствие федеральной политики по сокращению бюджетного финансирования образования. Однако в СГУ эти неолиберальные нововведения могут приобрести ещё более гротескные формы за счёт местных инициатив «дорогого ректората». Вполне возможно, что в условиях бюджетного дефицита, вызванного не только федеральными трендами, но и внутриуниверситетским «затягиванием поясов» за счёт зарплат руководства и прочих «издержек», часть библиотекарей сократят или вынудят уйти. Для этого, собственно, достаточно сохранять нынешний, более чем скромный, уровень зарплат на прежнем уровне и, как уже случилось в конце 2012 года, лишать сотрудников премий (средняя зарплата рядовых сотрудников ЗНБ СГУ составляет приблизительно 6 000 рублей).
Антон Морван. «Зубы неподаренного коня». Январь 2013 г.

_________________________________________________________________________________________________________________

Реклама

Такой проект только один в мире. Заходите на ресурс redmondclub.com и вы попадете в мир технике РЕДМОНД. Только у нас собрались все владельцы этой технике. Заходите и регистрируйтесь!


Теги:

Оцените материал:12345Проголосовали: 957Итоговая оценка: 3Прислать новость
Имя:
Сообщение:*
 
*Поля обязательны для заполнения!
Загрузка...
№5-6(209), май-июнь 2018 г.№5-6(209), май-июнь 2018 г.
Журнал "Общественное мнение" в ваших телефонах
Скачать приложение для андроида Скачать приложения для iPhone
Как изменилась ваша жизнь в связи с подорожанием бензина?
Оставить комментарий

Новости

Частное мнение

16/08/2018 11:57
"Про вымогательство мне сказали написать сотрудники полиции" | Отзывов: 24Свидетели обвинения по делу Елены Никитиной разоткровенничались в суде
10/08/2018 12:37
Одиночество в среднем профессиональном образовании
Одиночество в среднем профессиональном образовании | Отзывов: 1СПО – это не точка сборки слабых, а место, где человек получает узкие навыки и знания
09/08/2018 16:27
Видео. Ответы на главные вопросы по делу Елены Никитиной
Видео. Ответы на главные вопросы по делу Елены Никитиной | Отзывов: 54Чем в итоге может закончиться показательный процесс над экс-замглавы Фрунзенского района Саратова
01/08/2018 09:36
01, 02, 03 прикажут долго жить
01, 02, 03 прикажут долго житьЖурналисты побывали в "святая святых" новой оперативной службы 112
31/07/2018 11:33
О том, на чем основано обвинение Елены Никитиной
О том, на чем основано обвинение Елены Никитиной | Отзывов: 68"Никитина у нас человек гордый – мне ничего не надо, я сама могу купить"
Дендрарий НИИСХ Юго-Востока

Блоги



Полезные советы

Поиск по дате
« 16 Августа 2018 »
ПнВтСрЧтПтСбВС
303112345
6789101112
13141516171819
20212223242526
272829303112
,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,
Яндекс.Метрика


«Общественное мнение» сегодня. Новости Саратова и области. Аналитика, комментарии, блоги, радио- и телепередачи.


Главный редактор сайта: Мурзов Алексей Валериевич
OM-redactor@yandex.ru

Адрес редакции:
410600, Саратов, проспект Кирова, 34, офис 6
тел.: 23-79-65, тел./факс: 23-79-67

При перепечатке материалов ссылка на «Общественное мнение» обязательна.

Сетевое издание «Общественное мнение» зарегистрировано в качестве средства массовой информации 14 августа 2012 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Эл № ФС77-50818.
Учредитель ООО «Медиа-группа ОМ»

16+ Федеральный закон Российской Федерации от 29 декабря 2010 г. N 436-ФЗ