5 Июля 2022, Вторник, 5:21 ВКонтакте Twitter

Кто такой губернатор?

26/09/2017 15:54

В современной России губернатор — это высшее должностное лицо, возглавляющее исполнительную власть на территории того или иного субъекта Российской Федерации. С 1995 по 2005 годы губернаторы избирались в рамках прямого, равного и тайного голосования. С 2005-го по 2012-й назначались законодательными органами субъектов Российской Федерации по представлению президента России. С 1 июня 2012 года вступил в силу закон Российской Федерации, возвращающий прямые выборы высших должностных лиц региона.
В Советском Союзе, как известно, губернаторов не было. О том, кого и как назначали губернаторами в дореволюционной России, какие обязанности они выполняли, рассказывает историк Евгений Ардабацкий.


Губернатор (от лат. gubernator) – правитель. В дореволюционной России начальник губернии, осуществлявший административные, полицейские и военные функции. Должность губернатора была учреждена Петром I в 1708 г. при первоначальном разделении страны на 8 губерний. В руках губернатора была сосредоточена вся полнота власти на местах – административная, полицейская, судебная, финансовая. При проведении второго этапа областной реформы в 1719 г. первоначальные пределы власти губернатора были сужены: в его руках оставались только военные и судебные дела, по которым ему подчинялись воеводы провинций. В то же время воеводы были самостоятельными по части финансовой, полицейской, хозяйственной и подчинялись здесь непосредственно коллегиям – прообразам министерств. В территориальном плане по указу 1719 г. губернатору подчинялась только провинция губернского города. Так первоначальными, но не совершенными еще областными реформами петровского периода было положено начало движению российского законодательства по вопросу о губернаторской должности. В первоначальном виде областные учреждения, в том числе и должность губернатора, существовали без изменения до 1727 г. (Советская историческая энциклопедия. В 16 тт. Т.4. М.: Советская энциклопедия, 1963. С.867; Буганов В.И. Пётр Великий и его время. М.: Наука, 1989. С.144; Павленко Н.И. Пётр Великий. М.: Мысль, 1990. С.452-453).
При преемниках Петра Великого в компетенцию губернаторов входили конкретные практические и повседневные задачи жизнедеятельности государства на местах. Губернаторы обязаны были исполнять законы и распоряжения, исходящие от верховной власти, сената и коллегий, охранять тишину и спокойствие на вверенной территории, осуществлять некоторые военные, финансовые и судебные функции через свои канцелярии. С 1763 г. каждому губернатору для содействия в исполнении законов была дана воинская команда.

* * *
Хотя деятельность местной администрации и была опутана регламентами, инструкциями и предписаниями, а центр настоятельно требовал разных ведомостей, рапортов и донесений, полное бесправие народа делало власть губернаторов и воевод неограниченной. Взяточничество, лихоимство и своеволие местных чиновников не имели границ. При вступлении своем на престол в 1762 г. императрица Екатерина II вынуждена была признать, что «в государстве нашем лихоимство возросло» и что «судящие свое место в торжище превращают» (Ерошкин Н.П. История государственных учреждений дореволюционной России. 2-е изд., испр. и доп. М.: Высшая школа, 1968. С.121-122). Поэтому целой серией мер, вылившихся в двадцатилетнюю программу реформ местного управления, императрица стремилась поправить дела на местах, унифицировать систему губернской государственной власти.
21 апреля 1764 г. последовало Екатерининское Наставление Губернаторам /№127137/. В нём императрица отмечала как «неоспоримую истину», что «всё целое не может быть отнюдь совершенно, если части его в непорядке и неустройстве пребудут. Главныя же части, составляющая целое отечество наше, суть губернии, и оне самыя те, которыя более всего поправления требуют...». Первоначальным шагом исправления дел на местах императрица считала необходимым чётко определить «...прямое существо губернаторския должности» в статьях Наставления, которое давалось ей «в прибавок к прежним узаконениям». Первая статья Наставления определяла статус губернатора: «Губернатор, как поверенная от нас особа и как глава и хозяин всей вручённой в смотрение его губернии, состоять имеет под собственным нашим и сената ведением; почему и указы только от нас и сената нашего приемлет». Четвертая и другие главы определяли функции губернатора надёжной местной структуры правительственной власти: «Губернатор недремлющим оком в губернии своей взирает на то, чтобы все и каждый по званию своему исполнял с возможным радением свою должность, содержа в нерушимом сохранении указы и узаконения наши, чтоб правосудие и истина во всех судебных, подчинённых ему местах обитали, и чтоб ни знатность вельмож, ни сила богатых совести и правды помрачать, а бедность вдов и сирот, тщетно проливая слёзы, в делах справедливых утеснена не была». Губернатор должен был хорошо знать состояние дел в своей губернии, лично контролировать все структуры местного аппарата государственной власти. «Всю вверенную его попечению губернию объезжает губернатор каждые три года, примечая и выведывая, все ли начальники в провинциальных, воеводских и приписных канцеляриях, тако ж и при прочих правлениях, в исполнении своих должностей исправны и о благе общем радетельны, все ли наблюдают законы и правосудие и не утесняют ли невинных разными дел проволочками, привязками и нападками...», «ибо чему подвержены подчинённые, не избавлен от того и начальник,впадающий в преступление, и вина его, по мере к нему простирающейся поверенности, вящею против подчинённого ему почитаема бывает».
Следует отметить и настойчивое стремление Екатерины II к оздоровлению нравов администрации вообще и местной в частности, причём её подход в этой области отличался от петровского, для которого характерна была форма воздействия преимущественно в виде наказаний. Борясь с весьма распространённым в тогдашней России злом – «лакомством», «бездельной корыстью», «акциденцией» – разными названиями, под которыми подразумевалось одно – взятка, Екатерина опиралась как на карающие статьи закона, так и на меры улучшения материального положения государственных служащих всех рангов, обеспечив их жалованием, т.е. стабильными денежными окладами, причём в масштабе губернии эти меры входили в перечень должностных обязанностей губернатора: «Хотя о душевредном лихоимстве и гнусных взятках многими строжайшими указами обнародовано, и мы особливо ныне надеемся, что все наши верноподданные, чувствуя материнское наше, определением достаточного им жалования, милосердие, не прикоснутся к столь мерзкому лакомству, прелестному только для однех подлых и ненасытных сребролюбием помрачённых душ. Однако, если б в которой губернии, противу чаяния нашего, таковой враг отечества и явился, то, по прямом изобличении в малом или в великом лихоимстве, может его губернатор не только немедленно лишить места, но и при своём доношении отослать к должному осуждению в юстицию».
Надо отдать справедливость стараниям Екатерины II и её сотрудников в 60-е гг. XVIII в.: они старались возвысить моральный уровень администрации, вселить в государственных чиновников на местах более возвышенное представление о самих себе, об их задачах и обязанностях как непосредственных носителей государственной власти разных рангов. В целом же Наставление губернаторам 1764 г. стало государственным актом, определившем новую эру в воззрениях верховной власти на высший орган власти областной (Полное Собрание Законов Российской Империи, с 1649 года. Т.XVI. С 28 июня 1762 по 1765 гг. Печатано в Типографии II Отделения Собственной Его Императорского Величества Канцелярии. 1830. № 12137.С.716-720; Готье Ю.A. История областного управления в России от Петра I до Екатерины II. В 2 тт. Т.2. М.-Л., Изд-во АН СССР,1941. С.184-185).
Пристальное внимание Екатерины II к местному управлению, его структурам и должностям особенно усилилось под влиянием крестьянской воины под предводительством Е.И. Пугачёва. Ядром екатерининской административной реформы стало издание первого в истории русского права столь крупного акта, специально посвящённого местному управлению,– Учреждений для управления губерний Всероссийской Империи от 7 ноября 1775 г. /№ 14.392/, которым императрица очень гордилась (Российское Законодательство Х-ХХ веков, в 9 томах. Т.5. Законодательство периода расцвета абсолютизма. М.: Юрид. лит., 1987. С.167-169). В учреждениях была дана подробная регламентация всей системы местных органов управления и суда, их компетенции и деятельности. Здесь, в примерном штате губерний, было определено и местное руководящее звено: «2. Для управления же губернии или наместничества полагается государев наместник, или генерал-губернатор. З. В губернии или наместничестве учреждается правитель наместничества, или губернатор». В главе II «О чинах» было и определено место губернского руководства на служебной лестнице чинов, согласно петровской Табели о рангах: «Правитель, или губернатор, буде чина выше того не имеет, считается въ 4-м классе за уряд, пока в должности пребывает». Чину губернатора по штатской службе соответствовал президент коллегии, тайный советник, а по воинской службе – генерал-майор сухопутных войск или полковник гвардии, в придворных чинах – обер-гофмейстер и обер-камергер (Полное Собрание Законов Российской Империи. Т.ХХ. С 1775 по 1780 гг. Санкт-Петербург. Печатано в Типографии II Отделения Собственной Его Императорского Величества Канцелярии. 1830. №14392. С.229-233; Российское Законодательство Х-ХХ веков. Т.4. Законодательство периода становления абсолютизма. М.: Юрид. лит.,1986. С.56-57).
Лица на высшие должности в губернии, следуя петровской традиции, определялись лично монархом: «государев наместник, или генерал-губернатор, правитель или губернатор, поручик правителя, или вице-губернатор определяются от Императорскаго Величества».
В главе V «О должности губернского или наместническаго правления» статья 102 кратко говорит о губернаторе, но специальной главы, посвящённой ему, нет: «Во время отлучки из наместничества государева наместника правитель, или губернатор отправляет свою должность по данным губернаторам наказам и отправляет переписку с прилежащими к его губернии соседними внутренними и внешними провинциями. О пограничных же переписках губернатор, как и генерал-губернатор, уведомляет коллегию иностранных дел» (ПСЗРИ. Т.ХХ. №14392. С.229-284; Российское Законодательство X-XX вв. Т.5. С.186).
Генерал-губернаторы с петровских времён назначались в местностях, находившихся на военном положении. Обыкновенно они занимали и какой-то важный пост в вооруженных силах, но по объёму прав не отличались от губернаторов. На практике наместники, или генерал-губернаторы стояли не во главе одной губернии, а во главе группы этих административных единиц.
Особенностью екатерининских Учреждений о губерниях стало то, что было проведено разграничение функций местного управления (Большая энциклопедия. Словарь общедоступных сведений по всем отраслям знаний. В 22 тт. Т.7. Санкт-Петербург, 1902. С.688-690).
Такое положение о губернаторе утвердилось во второй половине ХVIII в., таким оно было и при учреждении и открытии Саратовской губернии в 1780-1781 гг.

* * *
Дальнейшее преобразование должности губернатора по российскому законодательству относится к XIX- началу XX вв.
В 1826 г. существовавшая ранее повсеместно должность генерал-губернатора была упразднена для большей части губерний; она была сохранена только в Санкт-Петербурге, Москве и пограничных губерниях.
3 июня 1837 г. в Общем наказе гражданским губернаторам был провозглашён принцип соединения в руках губернатора двух различных функций – надзора и активного управления с преимуществом функции надзора. Дальнейшие изменения, вносившиеся в течение XIX в. в губернские учреждения /часть российского законодательства, относившаяся к местной администрации/, имели одну общую и несомненную тенденцию: усилить функции губернаторского надзора и сократить функции губернаторского управления. На преобразование должности губернатора именно в этом направлении огромное влияние оказали Великие реформы, проводившиеся в царствование императора Александра II. Реформы крестьянская, земская и городская, введение всеобщей воинской повинности освободили губернатора от прежнего множества судебных и административных обязанностей, лежавших на нём; крестьянская, земская и городская реформы, кроме того, расширили сферу губернаторского надзора, увеличили необходимость в местной беспристрастной и надзирающей власти.
Вышедший 12 июня 1889 г. закон о создании института земских начальников /представителей административно-судебной власти в сельской местности/, при всех своих негативных сторонах, осуществил относительную децентрализацию местного управления, способствовал отделению от должности губернатора некоторых административных функций. Таким образом, в российском законодательстве XIX в. прослеживалась определённая тенденция освобождения губернаторской должности и от функции активного управления и постепенного превращения её в высший орган местного надзора.
По действовавшему до 1917 г. российскому законодательству должность губернатора имела двойственный характер. Во-первых, губернатор был представителем верховной власти в губернии, являясь в этом значении высшим органом местного надзора. Во-вторых, губернатор был местным органом почти всех министерств и в первую очередь – министерства внутренних дел. Именно в этом своем значении он являлся начальником, или правителем губернии (Там же).
Российское законодательство ХIХ-ХХ вв., имевшее в основе своей ещё екатерининские начала, так выдвигало на первый план значение губернатора как органа верховной или высшей правительственной власти в губернии: «Начальники губерний суть правители оных, определяемые с титулом губернаторов, по высочайшему благоусмотрению». «Губернаторы, как и главные начальники губерний / генерал-губернаторы/... определяются по непосредственному избранию и особому личному к ним доверию Его Императорского Величества».
Генерал-губернатор по отношению к губернатору был властью высшей, промежуточной между губернатором и верховной /царской/ властью, что определялось следующими положениями российского законодательства: «Губернатор и все прочия места и лица, составляющие губернское управление, действуя на основании уставов и учреждений, исполняют все законные требования, предложения и предписания генерал-губернатора» (Свод законов Российской Империи, дополненный по Продолжениям 1906,1908,1909 и 1910 гг. и позднейшим Узаконениям 1911 и 1912 гг./ Под ред.А.А. Добровольского. Сост. Н.Е. Озерецковский и П.С. Цыпкин. Кн.I. T.I-IV. Издание 2-е. СПб., 1913. С.618-626).
В своей должности губернатор определялся и увольнялся именными высочайшими указами и высочайшими приказами. Свои отчёты губернатор представлял непосредственно Государю Императору. Как представитель верховной власти, губернатор был поставлен выше всех должностных лиц губернии, хотя бы и не подчинённых ему в служебном отношении, несмотря на их сравнительное по классу должности или чину старшинство. Губернатор получал указы и повеления только от Императорского Величества и правительствующего сената; только им он представлял свои рапорты и донесения.
Вопросы временного или полного увольнения губернатора от должности, о назначении над ним следствия или предания его суду были невозможны без предварительного на то испрошения высочайшего разрешения через комитет министров.
В перечне общих обязанностей губернатора, как представителя высшей правительственной власти в губернии, в российском законодательстве XIX- нач. XX вв. превалировали функции надзора: «Губернаторы, как непосредственные начальники вверенных им Высочайшею Государя Императора волею губерний, суть первые в оных блюстители неприкосновенности верховных прав самодержавия, польз государства и повсеместнаго, точнаго исполнения законов, уставов, высочайших повелений, указов правительствующего сената и предписаний начальства».
Губернатор должен был иметь постоянное и тщательное попечение о благе жителей всех состояний управляемого им края, вникать в истинное положение и нужды губернии. Губернаторы был обязаны, действием данной им власти, охранять повсюду общественное спокойствие, безопасность всех и каждого, следить за соблюдением установленных правил и порядка. Губернатору поручались принятие необходимых мер для «сохранения народного здравия», обеспечения продовольствия в губернии, забота о «страждущих и беспомощных». Губернатору же предписывался и высший надзор за скорым исполнением всех законных постановлений и требований.

* * *
Губернаторский надзор проявлялся в двояком направлении: как надзор за должностными лицами – правительственными и общественными и как надзор за деятельностью учреждений – правительственных и общественных: «Губернатору, как представителю высшей правительственной в губернии власти, в лице котораго, по закону, сосредотачивается местный надзор за всеми находящимися в губернии гражданскаго ведомства административными учреждениями и должностными лицами, предоставлено право производить во всякое время общую и внезапную ревизию во всех помянутых установлениях».
Губернаторский надзор за должностными лицами выражался в том, что губернатор назначал или контролировал назначение чиновников до VII класса /надворный советник, равный подполковнику в армии или капитану 3-го ранга во флоте/ включительно. При этом губернаторы должны были «стараться в особенности, чтобы все места и должности по их ведомству были занимаемы достойными общего уважения и вполне благонадёжными чиновниками». Для этого по указанию губернатора собирались достоверные сведения о способностях, нравственных качествах и образе жизни как тех, которые ищут определения к местам от короны, так и поступающих в должности по выборам. Эти меры предписывались ещё законодательством от 3 июня 1837 г. и действовали вплоть до 1917 г. Губернатору предписывались надзор и забота за молодым поколением чиновников, при этом губернатор должен был печься о них не только как начальник, но «как отец семейства, коему поручаются дети благовоспитанныя для первых шагов на поприще службы», что регламентировалось рядом законов 1837-1890 гг. (СЗРИ, Доп. по Прод. С.628-690).
Все представления местного административного начальства, за исключением кадров контрольной палаты, шли через губернатора. При этом особое внимание уделялось занятию должностей по выборам дворянства. Губернатор, руководствуясь собранными «вернейшими сведениями о лице», мог поручить занятие вакантной должности по своему усмотрению надёжному чиновнику, предпочтительно из потомственного или личного дворянства, проживавшему в этой губернии.
При определении чиновников на должности губернатор должен был со строгой разборчивостью руководствоваться формулярными /послужными/ списками чиновников «или же особенными свидетельствами и представлениями, так и другими, хотя частным образом полученными, но достоверными сведениями о нравственных качествах сих кандидатов, об их способностях, более или менее испытанных, и общем о них мнении». Губернатор должен был наблюдать за тем, чтобы назначение чиновника на должность производилось только по закону. При этом речь шла не только о чиновниках классных должностей /ХIV-VII классов/, но и о низшей, вспомогательной части аппарата /канцелярские служители и др./. Управленческие кадры от высшего до низшего звена должны были быть людьми способными и благонадёжными. В законодательстве подчёркивалось, чтобы «к сим должностям не были допускаемы люди совершенно неспособные или же опороченные судом и коим воспрещена гражданская служба» (Законы 1837-1866 гг.).
В то же время губернатору предоставлялось право поощрения по службе достойных чиновников и канцелярских служителей, которые «исправляли свои должности с особенным усердием и с постоянной деятельностью и точностью». Губернатор при этом должен был сделать необходимые распоряжения о соразмерных с их трудами и заслугами наградах, выражавшихся в чинах, знаках отличия и денежных выдачах. Характерно, что всё чиновничество губернии, в том числе и вышедшие в отставку, должно было постоянно находиться в поле зрения губернатора, вплоть до персональных справок о заслугах, поведении, состоянии и семействах чиновников коронной или общественной службы.
Надзор за учреждениями со стороны губернатора производился в различных формах в зависимости от их ведомственной принадлежности, а также от того, имели ли они административный или общественный характер. В прямой зависимости от губернатора находились губернское правление, казённая палата, управление государственных имуществ, акцизное управление. Надзор над этими учреждениями выражался в том, что в случае каких-либо действий, не согласных с законом или распоряжениями начальства, губернатор немедленно прекращал эти действия, давал делу надлежащее направление и подвергал виновных взысканию (СЗРИ, Доп. по Прод. С.662-680).

* * *
Губернское правление было высшим после губернатора административным органом в губернии, управлявшее ей в силу законов, именем Императорского Величества. Надзор губернатора над учреждениями, не входившими в круг губернской администрации /сельскохозяйственные учреждения, почта, телеграф и пр./, был гораздо слабее. Губернатор мог только «поставить на вид» учреждению допущенное им нарушение, в важных случаях донести о том ближайшему или высшему начальству.
Надзор над общественными учреждениями выражался в праве губернатора утверждать обязательные для местных жителей общие постановления и некоторые, указанные в законе, частные распоряжения. Губернатор был вправе останавливать исполнение распоряжений в случае несогласия их с законом или общегосударственными интересами, или в случаях явного нарушения интересов местного населения. Губернатор также имел право ревизии исполнительных органов общественного управления, земских и городских управ и восстановления нарушенного ими порядка.
Кроме функции надзора в руках губернатора находилась функция активного управления губерний. Это управление осуществлялось через губернское правление (Большая энциклопедия. Т.7. С.889), которое имело по законодательству широкие задачи и функции. Оно должно было управлять делами общего благоустройства, охранять права личности и собственности, общую тишину, безопасность и спокойствие, заниматься вопросами здравоохранения и ветеринарии, продовольствия, хозяйства и промышленности, содействовать всем другим учреждениям в исполнении законов и понуждать подчиненные губернскому правлению органы и отдельных лиц к исполнению их служебных обязанностей.
Исходя из этих задач, в губернском правлении производились следующие дела:
1. По общему управлению губернией;
2. По охранению безопасности и общего спокойствия;
З. Дела по охранению народного здравия;
4. Дела по полиции хозяйственной;
5. Дела строительные и дорожные;
6. Дела по части казённого управления /финансы/;
7. Дела по межевой части и судебному управлению.
Губернское правление было подчинено непосредственно правительствующему сенату и состояло в ведомстве министерства внутренних дел.
Губернское правление состояло из общего присутствия и канцелярии. Общее присутствие губернского правления, под председательством губернатора, обычно составляли: вице-губернатор, советники, губернский врачебный инспектор, губернский инженер и в помощь ему губернский архитектор /с правом совещательного голоса/, губернский землемер и асессор. Все они именовались членами общего присутствия губернского правления. При этом вице-губернатор, советники и асессор участвовали в заседаниях по всем делам губернского правления, а прочие члены только по делам, касавшимся строительной, межевой или врачебной части, по принадлежности.
Канцелярия губернского правления подразделялась на отделения, каждое из которых находилось под руководством одного из советников /по назначению губернатора/ или других членов общего присутствия. Все они подчинялись в порядке делопроизводства и хозяйства вице-губернатору. Состав канцелярии общего присутствия, состоявшей под управлением секретаря, был следующим: помощник секретаря, чиновник по счётной и экзекуторской /хозяйственной/ части, редактор /он же начальник газетного стола/, бухгалтер, регистратор и архивариус с помощниками. Распорядительными отделениями канцелярии губернского правления заведывали советники. В строительном отделении, кроме губернских инженера и архитектора, по штату полагались также и младший инженер и архитектор, дополнительные техники и другие чины. Врачебное отделение, находившееся под управлением губернского врачебного инспектора, состояло из его помощника и фармацевта. В губернской чертёжной, находившейся под началом губернского землемера, служили его помощники и уездные землемеры. Число делопроизводителей, их помощников и вообще классных чиновников отделения канцелярии губернского правления определялось расписаниями, издававшимися министерством внутренних дел.
Один из числа советников, по представлению губернатора, утверждался министром внутренних дел в звании старшего.
Чиновники канцелярии губернского правления назначались в должности губернатором, по избранию их членами, каждый по своей части, и по представлению вице-губернатора.
При губернском правлении находились типография, архив и регистратура, а также специальный чиновник по счётной и экзекуторской частям. Губернскому правлению предоставлялось также право употреблять, с разрешения губернатора, состоявших при губернаторе чиновников особых поручений. Чиновники для особых поручений при губернаторе определялись самим губернатором. Но при этом губернатор ни в коем случае не мог назначать их из своих однофамильцев, а тем более из родственников по восходящей и нисходящей линии во всех степенях, а в боковых – до четвёртой степени включительно, или из свойственников также до четвёртой степени включительно. Все служебные перемены этих чиновников /перевод, отпуск, увольнение, удаление от должности и проч./ зависели от губернатора с соблюдением установленных правил.
Содержание штатных чиновников ни под каким предлогом не должно было быть уменьшаемо, если они были утверждены в должностях. Остатки от сумм, ассигнованных на содержание личного состава и канцелярские принадлежности, губернатор мог выдавать в награды и пособия наиболее достойным чиновникам правления при соблюдении общих сметных правил.
Власть губернского правления ограничивалась географическими пределами губернии, предметами управления и правами, предоставленными правлению.
Власть губернского правления, по законодательству, была «полицейская, в высшем значении, то есть судебно-полицейская, распорядительная, исполнительная и понудительная».
Губернское правление имело гербовый штемпель и печать с изображением герба губернии и с надписью кругом: печать такого-то губернского правления.

* * *
Права и обязанности членов губернского правления:
Председательское кресло в губернском правлении мог занимать только управляющий губернией. Вице-губернатор занимал первое после губернатора место, затем следовал старший советник, а потом прочие члены, по старшинству чинов, и асессор.
По законодательству прямое назначение вице-губернатора определялось следующим: 1. быть непосредственным помощником и сотрудником начальника губернии по всем частям её управления; 2. иметь ближайший и ответственный надзор по всем частям губернского правления, наблюдая вообще за делопроизводством, благоустройством и порядком в целом по губернии и в особенности в канцелярии присутствия; 3. заступать временно место /замещать/ губернатора в его отсутствие или выезд из губернии. В первом случае вице-губернатор подписывался: «Исправляющий должность», а во втором – «За губернатора».
Статус вице-губернатора состоял в следующем: 1. вице-губернатор непосредственно подчинён губернатору и должен по своему званию и для общего блага и пользы службы всемерно стараться быть истинным ему помощником; 3. вице-губернатор был старшим в губернии после губернатора лицом и во всех собраниях или заседаниях при присутствии губернатора занимал первое после него место, уступая старшинство, если не замещал губернатора, только одному губернскому предводителю дворянства.
Дабы во всякое время знать ход и положение дел, вице-губернатор должен был присутствовать, по мере возможности и не отвлекаясь от своих главнейших обязанностей по губернскому правлению, во всех губернских комитетах, комиссиях и учреждениях, состоявших под председательством губернатора.
Губернатор мог поручить вице-губернатору, в случае необходимости, вместо себя частное обозрение городских и уездных управлений, донося каждый раз о командировке вице-губернатора министру внутренних дел.
В отсутствие губернатора в губернском правлении вице-губернатор заменял председателя; но в решении дел, подлежавших рассмотрению в коллегиальном порядке, он имел только один голос наравне с прочими членами.
Наблюдая по губернскому правлению за порядком по всем его частям, вице-губернатор должен был исправлять всякую замеченную им неисправность или упущение в форме наставлений и взысканий, а в более значительных случаях доводить о происшедшем до сведения губернатора. При этом, в зависимости от степени вины, наказание могло быть усилено вплоть до ареста на недельный срок.
Особенное назначение старшего советника состояло в исправлении им должности вице-губернатора В случае его временного отсутствия. Тогда старший советник подписывался «За вице-губернатора», принимал на себя все его права и обязанности по губернскому правлению, а своё отделение на это время передавал асессору.
Не управляя отдельной частью, асессор заседал в присутствии с правами члена, но главная его обязанность состояла в замещении временно выбывшего по какому-либо случаю советника, а в остальное время он исполнял другие поручения.
Подведомственные губернскому правлению дела производились в его отделениях под ведением членов, а В канцелярии общего присутствия – под ведением секретаря, а вообще же по всему правлению – под наблюдением вице-губернатора.
Властью губернатора разрешались следующие дела по губернскому правлению: 1. дела, касавшиеся службы чиновников и лиц, служащих по выборам /определение на службу и увольнение, представление к чинам, наградам, знакам отличия, пенсиям, пособиям и тому подобное; 2. распоряжения по охране народного здравия, мерах по пресечению заразных и повальных болезней на людях и скоте; о производстве переписи населения; по взысканию недоимок; о допущении иностранцев к присяге на подданство России; разрешение на устройство фабрик, заводов, хозяйственных и промышленных заведений; открытие частных типографий, литографий и металлографий; по надзору за тюрьмами; по устройству в городах и селениях торговых площадей, рынков и т.п.; 3. по врачебному отделению: освидетельствование больных для определения имущественных прав, по службе и др.; открытие аптек, определение и увольнение городовых и уездных врачей и фармацевтов.
Дела по губернскому правлению, решавшиеся вице-губернатором, были следующие: 1. переписка, касавшаяся самого губернского правления и его аппарата /по хозяйственной части, о выдаче жалованья, по составлению отчётности по делопроизводству, выдача чиновникам свидетельств о вступлении в брак и т.д.; 2. исполнение законных предписаний и требований разных инстанций и должностных лиц /обнародование вновь изданных законов, указов и других высочайших повелений в официозе губернского правления /губернские ведомости/; распоряжения об исполнении судебных приговоров; о водворении возвращённых из Сибири людей; выдача копий с актов, документов и состоявшихся постановлений.
Вошедшее в законную силу постановление губернского правления ни им самим, ни другим каким-либо лицом или местом /учреждением/, кроме Императорского Величества и правительствующего сената, изменено или отменено быть не могло (СЗРИ, Доп. по Прод. С.662-694).
Деятельность губернского правления дополнялась различными совещательными учреждениями губернии, которых могло насчитываться до полутора десятков. Ими были присутствия, комитеты, комиссии, составленные из чиновников губернии, иногда с привлечением представителей городского и земского самоуправления. В ряде присутствий соответствующими министерствами назначались непременные члены – представители соответствующего министерства. С помощью некоторых из этих учреждений губернатор осуществлял надзор за новыми пореформенными учреждениями. Так, с помощью губернского по крестьянским делам присутствия /1861-1889 гг./ и губернского присутствия /1889-1917/ губернатор осуществлял надзор за крестьянскими сословными органами. С помощью губернского по городским делам присутствия /1870-1892/ и губернского по земским и городским делам присутствия /1892-1917/ губернатор осуществлял надзор за городскими и земскими органами самоуправления. С помощью губернского по фабричным делам присутствия /1886-1917/ – за фабрично-заводской промышленностью и рабочим движением. Другие присутствия и комитеты помогали губернатору осуществлять надзор за различными важными сторонами жизни губернии: губернское по воинской повинности присутствие /1874-1917/, губернское по питейным делам присутствие/1885-1917/, губернский распорядительный комитет /1876-1917/, губернский лесоохранительный комитет /1888-1917/, губернский статистический комитет, ежегодно издававший губернские памятные книжки и адрес-календари – статистические и справочные сведения о губернии.
Жизнь вносила коррективы в двустороннюю деятельность губернатора, опиравшегося на подведомственные ему структуры. Революционное и общественные движения и общественный подъем 60-70-х гг. ХIХ в. толкали правительство на усиление власти губернатора. В 1866 г. губернаторы получили право ревизии всех гражданских учреждений губернии независимо от ведомственной принадлежности, а положение комитета министров от 13 июля 1876 г. давало губернаторам право для «правильного исполнения узаконений о благочинии и безопасности» издавать «обязательные постановления» о запрете собрании, органов печати и пр.

* * *
С 80-х гг. значение губернатора возрастает. Он получил право влияния на судебные органы /просмотр списков лиц, имеющих право быть избранными в мировые судьи, списков присяжных заседателей/; с 1889 г. губернатор делается председателем губернского присутствия – административно-судебного учреждения для крестьянских сословных учреждений и органов надзора за ними /земских начальников/. С 1904 г. губернатор стал председателем губернского «особого совещания», в состав которого входили начальник губернского жандармского управления и прокурор окружного суда. Это совещание руководило производством дознаний по государственным преступлениям (Ерошкин Н.П. Указ. соч. С.229-231).
Таким образом, по мере развития в стране революционного движения, по законодательству определявшегося как государственные преступления, усиливалась и административно-надзорная, с креном в полицейскую, сторона деятельности губернатора. В начале ХХ в. усилился элемент личного участия губернатора в подвластной губернии: надзор и непосредственная администрация все более стали сосредотачиваться в одних руках. Однако это не означало, что превалирующей стороной деятельности губернатора обязательно должны были быть ужесточение администрирования и полицейская всеохватность надзора.
Вопрос о реформе должности губернатора был предметом деятельности множества правительственных комиссий, начиная с 20-х гг. XIX столетия. И если вековая законодательная работа не привела тогда к положительным результатам, то во всяком случае она выяснила принцип будущей, настоятельно необходимой, реформы. В проектах статс-секретаря и сенатора Михаила Андреевича Балугьянского, знатока юридических наук, и статс-секретаря Михаила Михайловича Сперанского /они вместе работали в комиссии по составлению законов/, в трудах комиссии 1826 г., в проектах комиссии 1861 и 1862 гг., в отзывах начальников губерний, в записках сенаторов, обозревавших губернии в 1880 г., в проектах кахановской комиссии 1881 г. по cocтавлению проектов местного управления выдвигались одни и те же начала местной административной реформы. Эти начала сводились к следующему:
1. Важнейшие административные дела по активному управлению губернией должны решаться независимым коллегиальным учреждением, в действительном смысле этого слова, под председательством губернатора;
2. Губернатор должен быть освобожден от ФУНКЦИЙ активного управления; он должен быть выведен из зависимости от министерства внутренних дел и обратиться в орган общеправительственной власти в губернии;
3. Губернаторский надзор должен быть общеправительственным надзором; он должен распространяться на все местные учреждения, кроме контрольных и судебных, всех центральных ведомств (Большая энциклопедия. Т.7. С.688-690).

* * *
Должность губернатора прекратила свое существование в связи с февральской революций 1917 г. Временное правительство заменило губернаторов губернскими комиссарами, однако сохранило всю систему губернских учреждений. Параллельно складывалась система Советов. Окончательно весь старый губернский административно-управленческий аппарат был ликвидирован октябрьской революцией 1917 г.

Подпишись на наш Telegram-канал. В нем мы публикуем главное из жизни Саратова и области с комментариями


Теги:

Оцените материал:12345Проголосовали: 782Итоговая оценка: 2.99
Загрузка...
Пригодилось ли вам высшее образование?
Оставить комментарий

Новости

Частное мнение

04/07/2022 17:12
Беседа с инсайдером: человека с судимостью взяли в правительство
Беседа с инсайдером: человека с судимостью взяли в правительствоСлухи у нас
04/07/2022 11:38
Правило хорошего тона: рассказываем о традиции чаевых
Правило хорошего тона: рассказываем о традиции чаевых"ОМ" поговорил с известными горожанами об этой культуре
02/07/2022 10:00
Субботнее чтиво. Итоги уходящей недели
Субботнее чтиво. Итоги уходящей недели Многие события оказались очень символичны
01/07/2022 16:00
Серийные разборки. Сериал
Серийные разборки. Сериал "Садоводы"Лаконичная мелодрама для визионеров и настоящих эстетов
01/07/2022 14:00
"Каждый приговор должен быть законным и справедливым": интервью с судьей Саратовского областного суда"ОМ" продолжает цикл о людях самых разных профессий

Блоги



Полезные советы

Поиск по дате
« 05 Июля 2022 »
ПнВтСрЧтПтСбВС
27282930123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,
Яндекс.Метрика


«Общественное мнение» сегодня. Новости Саратова и области. Аналитика, комментарии, блоги, радио- и телепередачи.


Генеральный директор Чесакова Ольга Юрьевна
Главный редактор Сячинова Светлана Васильевна
OM-redactor@yandex.ru

Адрес редакции:
410600, Саратов, проспект Столыпина, 34, офис 28
тел.: 23-79-65, тел./факс: 23-79-67

При перепечатке материалов ссылка на «Общественное мнение» обязательна.

Сетевое издание «Общественное мнение» зарегистрировано в качестве средства массовой информации, регистрация СМИ №04-36647 от 09.06.2021. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Эл № ФС77-81186 от 08 июня 2021 г.
Учредитель ООО «Медиа Холдинг ОМ»

18+ Федеральный закон Российской Федерации от 29 декабря 2010 г. N 436-ФЗ