16 Сентября 2019, Понедельник, 20:07 Facebook ВКонтакте Twitter Instagram
Прислать новость

Дмитрий Гудков: «У нас нет антенны, но у нас есть контент»

Дмитрий Гудков: «У нас нет антенны, но у нас есть контент»21/06/2013 13:15

Депутат Госдумы Дмитрий Гудков – из тех, кто за последние полтора года часто заявлял о себе в качестве ньюсмейкера, неважно, где он находился: в стенах парламента, на Болотной площади, в здании сената США, в студии российского федерального канала. С ним встретился наш корреспондент Алексей Голяков.

– Скажите, а почему всё-таки после окончания средней школы вы выбрали журфак?
– Во-первых, по складу я больше гуманитарий, во-вторых, повлияло на мой профессиональный выбор одно немаловажное обстоятельство. Буквально за год до того, как я подал документы на факультет журналистики МГУ, наша семья познакомилась с сотрудниками ВГТРК; среди них были Николай Сванидзе, Олег Абакумов и Николай Мамулашвили, который, как известно, попал в плен к чеченским боевикам. И компания, которую на тот момент возглавлял мой отец Геннадий Гудков, содействовала в освобождении пленных.
В общем, тогда я напрямую, что называется, соприкоснулся со всеми сложностями журналистского ремесла, понял, что оно – если к нему подходить серьёзно – требует полной самоотдачи, по-настоящему мужского характера. И уж не помню, кто посоветовал, но адрес, куда я собрался поступать, я знал точно. И других вариантов, по сути, и не было… Тем более ещё школьником я публиковался в «Советском спорте», «Вечерней Москве». Первый мой репортаж, – с учётом, что я в юношеские годы был профессиональным спортсменом, – рассказывал о турнире спортивно-бальных танцев в Лужниках.

– Что дало вам как журналисту участие в выпуске газеты Security, в период, когда вы были студентом?
– Дало многое, достаточно только сказать, что я в ней был и автор текстов, и фотограф, и верстальщик. Предприятие «ОскордЪ», специализирующееся на частной охранной деятельности, учредило это издание. Несмотря на его узкую, казалось бы, тематику, о работе в нём сейчас есть что вспомнить. Сталкивался с интересными людьми, с самыми разными судьбами.
А вскоре отец решил участвовать в выборах в Госдуму по одномандатному округу, и единственным журналистом, которого он знал, был я, поэтому основной груз по информационному обеспечению его предвыборной кампании лёг на меня. Тогда же мы создали один из популярных в Подмосковье еженедельников «Региональные вести». Позже уже вплотную пришлось осваивать навыки не только собственно журналистики, но и PR, – до своего избрания в думу я прошёл через десятки подобных кампаний.

– Как был создан «Фонд поддержки независимой прессы», одним из руководителей которого вы являетесь? От кого исходила инициатива, от самих журналистов, от политиков, из финансовых кругов?
– Это – моя давняя идея, я нахожу много единомышленников среди оппозиционного движения. Пока о каких-то серьёзных итогах работы фонда – даже самых предварительных – говорить рано, он только начал свою деятельность. Но здесь важно понимать, в чём наша стратегия и тактика. Ещё лет несколько лет назад у многих моих единомышленников были иллюзии, что в России существуют неплохие перспективы для общественного телевидения. Не того общественного, что в срочном порядке организовано по указу президента. Вообще, ничто общественное сверху не создаётся, насколько известно. Так вот, за полтора десятка лет в России произошло то, что сделало неактуальным подобный телеканал. Достаточно вникнуть в статистику, почему доли ведущих федеральных каналов за 10-12 лет неуклонно сокращаются. Ещё в 2006-2007 годах и «Первый канал», и «Россия-1», и НТВ стабильно имели доли более 20%, то теперь эти показатели не поднимаются выше 13-14-ти. Причина проста – зритель, особенно молодой (да и люди среднего и даже старшего возраста, особенно те, кого достало официальное враньё), уходят в интернет. В Сети – уже настоящая конкуренция, и там не нужны ни лицензии, ни Останкинская башня…
К тому же, чтобы канал стал популярным и смотрибельным, требуются огромные деньги не только на свободные новости и аналитику, но и на «развлекаловку»: сериалы, фильмы, различные креативные программы. Мировой опыт показывает, что без этого в медиа-индустрии, в медиа-бизнесе нельзя. А всё это требует весьма и весьма значительных вложений. Поэтому наш фонд изначально ориентирован на то, чего нет на федеральных каналах – независимую аналитику, свободные дебаты и новости без стоп-листов. Тем более, на данном этапе это в разы экономнее.

– Какие проекты вы бы назвали «лицом» фонда?
– Ну, прежде всего, это авторская программа Леонида Парфёнова, – её с точки зрения концепции и стиля можно считать возрождением программы «Намедни», которую в 2004 году закрыли на НТВ. Но это – очень дорогой по сегодняшним меркам продукт. Мы его вместе с телеканалом «Дождь» в равных долях финансируем. В чём здесь «фишка»? Премьера выходит на «Дожде», а дальше фонд в буквальном смысле бесплатно раздаёт её телекомпаниям в регионах. И уже в 16-ти субъектах федерации программу Парфёнова показывают, – насколько мне известно, без особых препирательств со стороны местных начальников.
У нас нет антенны, зато есть качественный контент. По приблизительным подсчётам, порядка миллиона человек наш тележурнал регулярно смотрят, а это показатель уже федерального телеканала. Да, это пока не 2, не 3 миллиона, но, я уверен, – всё впереди. Уже сегодня мы фактически сумели организовать региональную сетку вещания, и канал принадлежит не чиновникам и не каким-то медиа-магнатам, а гражданам. При этом никто из нас, имеющим непосредственное отношение к руководству фонда, никак не вмешивается в информационную политику программы.

– Но могли бы…
– Нет, не могли бы. Я лично – просто не тот человек, который бы этим начал заниматься. В программе «Парфёнов» был сюжет, который противоречил интересам одного из учредителей, но – несмотря на это – никто никаких претензий не предъявлял. Я полагаю, что подобный подход и закладывает основы независимой журналистики.
Второе. Мы не самоуспокаиваемся и не занимаемся самолюбованием, – дескать, посмотрите, какие мы умные, красивые и т.д. Моё мнение – на федеральном телевидении не хватает качественной аналитики. Нет пока полноценных политических дебатов – того формата, без каких-либо стоп-листов, того мощного накала, чем запомнилось всем телевидение 90-х и начала «нулевых».
Кроме того, мы планируем создать службу новостей, материалы которой были бы доступны телекомпаниям в регионах. Примечательно, что там появление медийных лиц мгновенно «прописывает» известного журналиста или репортера. Так, в Красноярске один канал постоянно показывает Парфёнова, и вдобавок весь город заклеен баннерами, рекламирующими нашу программу. Рейтинг местного канала за два месяца значительно вырос. И многие в Красноярске уверены, что Леонид Парфенов живёт и работает в их городе.
Ещё важный момент – мы разрешаем телекомпаниям, получающим нашу программу, зарабатывать на рекламе. Мы же не получаем от этих денег ничего. Это, как видите, по содержанию – наша гражданская позиция, а по форме – в чистом виде благотворительность.

– В Сети много кривотолков про Яндекс-кошелёк, который открыл Леонид Парфёнов для неравнодушных граждан, способных материально поддержать программу...
– Парфёнов никаких кошельков не открывал. Схема абсолютно прозрачная. Все деньги собираются на счета нашего фонда и все – до копейки – перечисляются на производство программы. Сейчас ищем деньги на второй сезон. В интернете удалось собрать всего 2 миллиона рублей – только на одну программу. Обязательства перед нашими телезрителями выполняем – сезон завершаем до середины июня 2013 года, а с сентября – выйдет или не выйдет, предсказывать не берусь. В любом случае, «Фонд поддержки независимых СМИ» уже заявил о себе. Весь вопрос в том, в каких форматах он будет существовать дальше.

– Вы ещё до прихода в Госдуму, как помощник депутата и общественный деятель инициировали ряд громких расследований. Неудивительно, что в официальном информационном пространстве вскрытые факты если не замалчивались, то сообщались скороговоркой – и прорыв топлива под Новосибирском в 2008 году, и обращение военнослужащих к президенту в мае 2011 года по поводу систематического игнорирования их жилищных прав. В чём состоят, на ваш взгляд, главные преграды на пути расследователя, будь он депутатом или журналистом?
– Во-первых, даже у парламента нет элементарных инструментов. Нет ни механизма парламентского контроля, не работает закон о парламентском расследовании, нет простейшей нормативной базы. В то же время общеизвестно, что в цивилизованных государствах расследования проводят не только – и не столько – следователи и полиция, но и депутаты. Или под контролем депутатов. И там это в порядке вещей. Если говорить о случае под Новосибирском, я тогда ещё не был избран в Государственную думу, и в тот момент мы с коллегами проводили частное расследование.
Сейчас в думе рассматривается закон о парламентском контроле, но он абсолютно пустой и выхолощенный. Это совсем не то, что предлагали мы. У журналистов те же трудности – они сталкиваются либо с цензурой, либо с безденежьем. В принципе, свобода слова есть – пожалуйста, иди и пиши на какой-нибудь сайт, но тебя мало кто услышит. На госканалах тебя отфильтруют по полной программе, а с частными независимыми СМИ разбираются «экономическими» методами. Свежее подтверждение тому – грянувшая после скандала между думой и «Московским комсомольцем» кампания, затеянная единороссами, по отмене льгот по НДС для средств массовой информации. Или в один «прекрасный» момент от тебя уйдут все рекламодатели.

– Вы – активный блогер. Нередко выступаете на сайтах «Эха Москвы» и в других СМИ, в своём ЖЖ. Насколько, по вашему ощущению, блогосфера продвигается от упоения коммуникационной свободой к гражданской зрелости?
– Конечно, определённое взросление аудитории происходит, но этот тренд пока слабый; даже если взять телезрителей, то новости смотрит процентов 5-10, а такие передачи, как «Дом-2» – процентов 20-30. Столько же смотрит кино, сериалы, Comedy club др. И пока мало что меняется. В Сети – примерно то же самое. Народ скачивает фильмы, сидит на сайтах знакомств или порносайтах. Принято считать, то активных пользователей, которым интересна политика, новости, расследования, около 2 миллионов, между тем интернетом ежедневно пользуются 50 миллионов россиян.

– Вас много критикуют, как в стенах Госдумы, так и вне её, после выступления в сенате США.
– Эти критики выполняют команду сверху. Они цепляются за любую возможность дискредитировать оппозицию. Главная цель той поездки – встретиться с детьми-сиротами, усыновленными американцами, и посмотреть, как они живут. А в сенате я лишь предложил создать совместный международный механизм по борьбе с коррупцией и отмыванием денег. Тем более, я официально вхожу в межпарламентскую группу «Россия-США». Но нашей власти всюду мерещатся агенты Госдепа, хотя буквально за две недели до меня в Америку летал влиятельный единоросс Владимир Плигин, а в новогодние праздники в «логове империализма» неплохо проводил время его однопартиец Александр Сидякин. Тот самый, который на трибуне Госдумы демонстративно топтал белую ленту. Я уж не говорю о незадекларированных квартирах в Майами всяких пехтиных.
Но их враньё ко мне не липнет. Даже в программе Владимира Соловьёва «Поединок» (от 14.03.13. – ОМ) на канале Россия-1, где один за другим шли заказные сюжеты, рассказывающие про агентов США, я набрал в дебатах с Алексеем Пушковым 43 процента. Потом у Соловьева же в прямом эфире на радио прошел проверку на детекторе лжи. Она показала, что никакой я не агент Запада, денег ни у кого не просил и не получал. Замечу, что госпожа Яровая уклонилась от проверки на полиграфе, когда Соловьёв предложил ей это сделать, интересуясь законностью приобретения ею московской квартиры за 3 миллиона долларов, как утверждают блогеры.

– Каковы ваши собственные медиа-предпочтения? Что вы читаете, если не брать художественную литературу? Какие общественно-политические программы смотрите и слушаете?
– Вот сейчас у меня тот период, когда я больше стараюсь читать именно литературу. Книги интереснее. Перечитал «Великого Гэтсби» Фицджеральда и «Милого друга» Мопассана, «Чёрный город» Акунина. Ну, а газеты читаю в интернете, даже, скорее, статьи. «Ведомости», «КоммерсантЪ», «The New Times», newsru.com – обязательная программа. В бумажной версии уже практически ничего не читаю из прессы. «Ящик» почти не смотрю, – ну разве только новости РЕН, Марианну Максимовскую и, конечно же, «Дождь», CNN, BBC.

Алексей Голяков, редактор отдела «СМИ и общество» журнала «Журналист» (Москва) – специально для «ОМ»


Теги:

Оцените материал:12345Проголосовали: 1540Итоговая оценка: 2.92Прислать новость
Имя:
Сообщение:*
 
*Поля обязательны для заполнения!
«Общественное мнение» / Частное мнение / Дмитрий Гудков: «У нас нет антенны, но у нас есть контент»
Загрузка...
Перелетов в какие страны из Саратова вам не хватает?
Оставить комментарий
Россельхозбанк вклад Инвестиционный

Новости

Частное мнение

12/09/2019 16:00
Дело
Дело "ТОРЭКСа" пытаются убрать из СМИ | Отзывов: 4Интернет-издания подали апелляционные жалобы на решения районных судов
06/09/2019 13:00
Минздрав
Минздрав "приказал не лечить" | Отзывов: 5На протяжении почти двух месяцев пустует четвертый этаж городской клинической больницы №12
04/09/2019 13:33
История одного назначения... не про Толстого
История одного назначения... не про Толстого | Отзывов: 5Действительно ли теперь каждый новый глава Энгельсского района будет хуже предыдущего?
29/08/2019 12:28
Лицейские амбиции Энгельса, или Все средства хороши?
Лицейские амбиции Энгельса, или Все средства хороши? Накануне учебного года энгельсским чиновникам грозят судом
29/08/2019 10:50
Утраченная история одной болезни
Утраченная история одной болезни | Отзывов: 1Пациентка клиники "Сова" считает, что от лечения врачей чуть не умерла

Блоги



Полезные советы

Поиск по дате
« 16 Сентября 2019 »
ПнВтСрЧтПтСбВС
2627282930311
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30123456
,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,
Яндекс.Метрика


«Общественное мнение» сегодня. Новости Саратова и области. Аналитика, комментарии, блоги, радио- и телепередачи.


Главный редактор сайта: Мурзов Алексей Валериевич
OM-redactor@yandex.ru

Адрес редакции:
410600, Саратов, проспект Кирова, 34, офис 6
тел.: 23-79-65, тел./факс: 23-79-67

При перепечатке материалов ссылка на «Общественное мнение» обязательна.

Сетевое издание «Общественное мнение» зарегистрировано в качестве средства массовой информации 14 августа 2012 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Эл № ФС77-50818.
Учредитель ООО «Медиа-группа ОМ»

18+ Федеральный закон Российской Федерации от 29 декабря 2010 г. N 436-ФЗ