19 Декабря 2018, Среда, 13:12 Facebook ВКонтакте Twitter Instagram
Прислать новость

Журналистам рассказали, почему Игоря Качева уволили, а Андрея Куликова - нет

Журналистам рассказали, почему Игоря Качева уволили, а Андрея Куликова - нет07/12/2018 14:56

На сегодняшнем брифинге, посвященном борьбе с коррупцией в Саратовской области, заместитель руководителя отдела регионального СУ СКР по особо важным делам Станислав Лазарев рассказал о судьбе уголовного дела, возбужденного в отношении министра промышленности и энергетики региона Андрей Куликов. Напомним, сегодня Куликов уволился по собственному желанию.
"Дело возбуждено в отношении бывшего главы Энгельсского района, ставшего министром области, который подозревается в злоупотреблении должностными полномочиями и подделке официальных документов, связанных с земельным участком и муниципальной собственностью района. По делу проводятся следственные действия, направленные на сбор и закрепление доказательной базы, дающей основание для предъявления ему законного и обоснованного обвинения", - рассказал Лазарев.
Куликова допросили, присвоив ему статус подозреваемого. Он вину не признает.
Журналисты спросили, почему при фактически одинаковых обвинениях Куликов до последнего не был уволен с должности министра, тогда как глава регионального ГУ МЧС Игорь Качев лишился своего поста.
Лазарев пояснил, что Куликов на момент его допроса уже не занимал должность в энгельсской райадминистрации, и оставшиеся там работники ему уже не подчиняются. Поэтому было принято решение сохранить за ним министерское кресло. Качев же мог повлиять на расследование. Ему тоже готовят обвинение.
Лазарев также добавил, что "рассматривается мера пресечения в отношении Куликова, она избрана с учетом установленных обстоятельств уголовного дела".

Журналистам рассказали, почему Игоря Качева уволили, а Андрея Куликова - нетЖурналистам рассказали, почему Игоря Качева уволили, а Андрея Куликова - нет

Теги: Игорь Качев, Андрей Куликов, обвинение, СУ СК, увольнение, коррупция

Оцените материал:12345Проголосовали: 115Итоговая оценка: 3.04Прислать новость
ИА портал "Богатей" 15.11.2018: История и Современность Указ 1400 – причины и следствия Петр ФИЛИППОВ Для тех, кому сегодня лет сорок, события 1993 года, роспуск Советов и принятие новой Конституции России – нечто древнее и малопонятное. В тот год они были молоды, у них были другие интересы. Между тем, знать новейшую историю своей страны, ошибки и промахи ее лидеров – полезно. Ведь не зря говорят: на ошибках учатся! конституция российской федерации книга После подавления путча ГКЧП в августе 1991 года исполнительная власть в России перешла в руки реформаторов. Были сделаны первые радикальные шаги по переходу к рыночной экономике. 2 января 1992 г. освободили цены, в феврале того же года по предложению ленинградцев приняли Указ о свободной торговле, позволивший россиянам распродавать на площадях запасы дефицитной туалетной бумаги, бритв и прочего дефицита. Утвердили программу приватизации и начали передавать в частные руки магазины, кафе, мастерские. Сокращение военных расходов привело к закрытию многих оборонных предприятий и сделало безработными сотни тысяч людей. Инфляция съедала сбережения и снижала реальные доходы. В обществе произошло размежевание. На одном фланге оказались малочисленные демократы – сторонники европейского пути развития, либеральная интеллигенция, небольшое число «продвинутых» директоров предприятий и чиновников. Они выступали за продолжение «шоковой терапии» с целью ускорения преобразований, вхождение России в мировой рынок, привлечение в экономику иностранного капитала и скорейшего доведения отечественной промышленности до мирового уровня. На другом фланге были неокоммунистические и ура-патриотических партии и движения вроде партии Анпилова, бывшая партноменклатура и назначенные еще обкомами КПСС «красные директора», т.е. партийные функционеры, не обладавшие навыками предпринимательства и не имевшие перспектив в условиях конкуренции. Оппозицию правительству поддерживала значительная часть населения, жаждущая возврата к привычным порядкам эпохи застоя. Лидеры оппозиции предсказывали экономическую катастрофу, требовали отставки президента и правительства, твердили об «особом пути» России, для которой не подходит западная демократия, а рыночные отношения убийственны. Оппозиция ратовала за возврат к фиксированным государственным ценам, восстановление в полном объеме государственных субсидий предприятиям, увеличение социальных выплат населению. Где взять для этого средства не обсуждалось – рассчитывали на печатный станок. Для «наведения порядка» оппозиции нужна была власть, которая «метлой» репрессий вымела бы всех этих «бизнесменов, кооператоров и спекулянтов». Между этими флангами располагалось «болото», желавшее соединить несоединимое. Сохранить рыночные цены для предприятий, но так, чтобы сырье и топливо им поставлялись по фиксированным государственным ценам. Обуздать инфляцию – но предоставлять льготные кредиты предприятиям. Обеспечить изобилие продуктов – но высокими таможенными барьерами отгородиться от импорта. К середине 1992 года в стране оформились два центра власти: президент-правительство и Верховный Совет. Это не было классическое разделение властей, когда каждая ветвь власти обладает своими полномочиями, а вместе они создают систему сдержек и противовесов. Между Верховным Советом и президентом-правительством шла борьба за всю полноту власти в стране, за тот вариант реформ, который они считали приемлемым. Двоевластие было порождено тем, что множество поправок, принятых в 1990-1992 годах, сделали действовавшую Конституцию 1978 года противоречивой. При СССР эта Конституция служила лишь ширмой для аппарата КПСС. Там полномочия президента и Верховного Совета не были четко прописаны. Съезд народных депутатов (в перерывах между съездами – Верховный Совет) мог рассматривать и решать любые вопросы, фактически подменяя исполнительную власть. Он имел право блокировать решения президента и правительства, мог принять неисполнимый государственный бюджет. Ему подчинялся Центральный банк. Фактически Верховный Совет мог определять все аспекты экономической политики. Но избранный на всеобщих выборах 12 июня 1991 года президент также имел мандат от избирателей на проведение экономической политики. Более того, на V съезде народных депутатов Ельцин даже получил право издавать указы, которые становились законами, если в течение недели не оспаривались Верховным Советом. Но если президент и правительство были нацелены на быстрое проведение рыночных реформ, преодоление трудностей переходного периода, то Верховный Совет, в котором преобладали сторонники оппозиции и «болото», к лету 1992 года фактически стал тормозом рыночных реформ. В этом противостоянии и президент, и Верховный Совет стремились заручиться поддержкой региональных элит (знаменитые слова Ельцина: «Берите суверенитета столько, сколько сможете»), что усиливало их сепаратистские настроения. В условиях тяжелейшего экономического кризиса, когда многие жители регионов видели выход в самостоятельном решении накопившихся проблем, такая политика была чревата распадом государства. Пользуясь ситуацией, руководство Верховного Совета присваивало себе все больше полномочий исполнительной власти. Принцип контроля парламента за государственными финансами был подменен неограниченным вмешательством в исполнение бюджета. Депутаты пересматривали его показатели даже на стадии исполнения, нередко принимая поправки «с голоса», без необходимых расчетов и анализа. Так, в июне 1992 года Верховный Совет в течение нескольких минут проголосовал за удвоение расходов федерального бюджета, не указав источников доходов для покрытия неизбежного дефицита. Председатель Верховного Совета и президент принимали разные решения по одним и тем же вопросам экономической политики. Особенно пагубным было то, что Центральному банку давались противоречивые указания о политике учетных ставок, денежной эмиссии, номинации денежных знаков, а также относительно отношений со странами СНГ. Президент, анализируя ход экономической реформы, предупреждал депутатов: «Реформа еще не стала необратимой, ее нетрудно сорвать. Но если мы потеряем несколько месяцев, то только усилим испытания нашего многострадального народа. И все равно рано или поздно вернемся на тот путь, которым идем сегодня». Депутаты не вняли предупреждению. В начале апреля 1992 года на VI Съезде народных депутатов они предложили увеличить зарплату, компенсировать обесценившиеся вклады, сократить налоги, поддержать субсидиями предприятия, не находившие сбыта своей продукции. Правительству пришлось пойти на компромиссы, смягчить денежную политику. Оно стало оказывать финансовую поддержку предприятиям, которые испытывали трудности. С мая по август 1992 года было принято около 20 законов, указов президента и постановлений правительства о дополнительном финансировании, которые увеличили расходы годового бюджета на 2,5% ВВП. Центральный банк под давлением Верховного Совета начал выдавать предприятиям льготные кредиты на пополнение оборотных средств и на инвестиции по низким ставкам. В конце весны он выделил огромные суммы сельхозпредприятиям и компаниям, которые завозили товары на Крайний Север. Выданные в июле-сентябре 1992 года льготные кредиты отраслям превысили 8% ВВП. В условиях высокой инфляции банки, через которые эти деньги проходили, многократно их «прокручивали», прежде чем они поступали к получателям. Кампания по взаимному погашению долгов предприятий потребовала колоссальных кредитов Центробанка, значительная часть которых, по существу, представляла собой бюджетные дотации. Поскольку денег на реализацию этих решений не было, пришлось вновь запускать печатный станок, подстегивая инфляцию. То есть парламентарии фактически блокировали жесткую финансовую и бюджетную политику. Накачка экономики деньгами принесла лишь временное облегчение. Прекратился спад промышленного производства, снизилась взаимная задолженность предприятий, уменьшились ставшие к тому времени массовыми задержки зарплаты. Но вскоре все вернулось на прежний уровень. Более того, ситуация ухудшилась, потому что увеличение дефицита бюджета привело к всплеску инфляции. Если в I квартале 1992 года федеральный бюджет был бездефицитным, то в июле дефицит достиг 8,2%, за восемь месяцев – 10,8% ВВП. К тому же в июле парламент принял закон «О бюджетной системе РФ на 1992 год», в котором по сравнению с представленным правительством вариантом доходы бюджета были увеличены на 4%, а расходы – на 10%. Это еще больше подстегнуло инфляцию. Добиться финансовой стабилизации правительству мешало и то, что директора российских предприятий отреагировали на либерализацию цен не так, как прогнозировали реформаторы. Предприятия поднимали отпускные цены, потребители отказывались от их продукции, началось затоваривание. По советской традиции производители продолжали отгружать продукцию, не заботясь о том, оплатят ли ее потребители. Ведь государственные предприятия могли стать убыточными, но банкротство им не грозило. Возникла проблема неплатежей, которая несколько лет терзала российскую экономику. Фактически в 1992-1993 годах в России параллельно проводились две социально-экономические политики: реформаторская политика президента и правительства и популистская политика Верховного Совета. Нести ответственность должны были и исполнительная, и законодательная власть. Но последняя, будучи вполне реальной, действовавшей властью, называла себя «оппозицией» и всю ответственность за происходившее сваливала на президента и правительство. А ведь депутаты утверждали бюджет и законы, по которым работало правительство и жила страна. Для сравнения: восточно-европейские постсоциалистические страны, которым удалось сразу после либерализации цен провести политику жесткой финансовой стабилизации, в 2-3 года преодолели спад и обеспечили рост экономики. В России для этого не хватило ни политической воли, ни понимания последствий безответственной популистской финансовой политики. Выход из кризиса наметился только после дефолта1998 года. Кризис власти и его разрешение Политическая борьба между президентом и большинством депутатов обострялась. В декабре 1992 года на VII Съезде народных депутатов парламентарии возложили на президента вину за спад производства и обнищание народа. Были приняты поправки к Конституции, согласно которым правительство должно было подчиняться прежде всего парламенту, а затем уже президенту. Ельцин выступил против. Для разрешения конфликта президент предложил провести референдум, который определил бы, быть России президентской или советской республикой. Если Россия останется советской республикой, то Конституцию 1978 года достаточно обновить, если она станет президентской, необходимо принять новую Конституцию. Конфликт еще более обострился, когда VII Съезд не утвердил на пост председателя правительства Егора Гайдара, исполнявшего обязанности премьера. При посредничестве председателя Конституционного суда Валерия Зорькина было подписано соглашение о конституционной стабилизации, которое позволяло решить проблему мирным путем. В результате Верховный Совет добился отставки неугодного Гайдара. Новым премьером был назначен Виктор Черномырдин. Президент и Верховный Совет до 31 марта 1993 года должны были выработать совместный или два варианта новой Конституции с вынесением их на всенародный референдум. Но в марте 1993 года на VIII Съезде народных депутатов председатель Верховного Совета Руслан Хасбулатов заявил, что его «бес попутал». Съезд приостановил действие соглашения, запретил проведение референдума и включил в действовавшую Конституцию поправки, серьезно ограничившие права президента. В итоге все ветви власти фактически оказались подчинены Съезду и Верховному Совету. Ситуация обострилась до предела. 20 марта 1993 года в телевизионном обращении к гражданам России Ельцин заявил о неконституционном характере действий Верховного Совета и Съезда народных депутатов, квалифицировал их как попытку политического реванша партийной номенклатуры. Он объявил о референдуме по вопросу о доверии президенту. «Меня избирал не съезд, не Верховный Совет, а народ, ему и решать: должен ли я дальше выполнять свои обязанности и кому руководить страной – президенту и вице-президенту или съезду народных депутатов». В ответ на это 26 марта собрался IX (внеочередной) Съезд народных депутатов, на котором была предпринята попытка отрешить Ельцина от власти. По итогам голосования это не удалось. Съезд принял решение о проведении всенародного референдума 25 апреля 1993 года. Результат референдума оказался неожиданным для всех, антиреформаторские силы потерпели поражение. Большинство участвовавшего в голосовании населения высказало доверие президенту (58,7%), одобрило социально-экономическую политику президента и правительства (53,0%) и посчитало необходимым провести досрочные выборы депутатов (67,2%). Верховный Совет не признал победы Бориса Ельцина на том основании, что 38 миллионов человек не участвовали в референдуме. Перед президентом встал выбор: или продолжить поиски компромисса, или распустить Съезд и Верховный Совет и объявить новые выборы. Людям, близко не знавшим Ельцина, трудно поверить, что в трудных ситуациях он сначала всегда искал компромиссное решение. «Буйствовать» он начинал только тогда, когда заходил в полный тупик. И летом 1993 года, вместо того чтобы распустить Съезд как дезавуировавший результаты референдума и идущий против воли народа, президент не отказался от поиска компромисса. 20 мая было созвано Конституционное совещание для выработки окончательного варианта Конституции. Но оппозиция отказывалась признать его. Конституционная комиссия Верховного Совета разработала свой проект Конституции. Экономическая ситуация в стране была сложной. В последнюю декаду декабря 1992 года цены выросли более чем на 10% – это почти соответствовало тому уровню, за которым начинается разрушительная гиперинфляция. Инфляцию подстегивала сохранявшаяся после распада СССР в бывших союзных республиках единая валюта (советский рубль). Республиканские центральные банки выпускали в обращение безналичные рубли, в огромных количествах перетекавшие в Россию. За эти «нарисованные» деньги в России покупалась нефть, лес и прочие товары. Такая эмиссия приносила республикам очевидную выгоду, а Россия импортировала инфляцию. Раздел рублевой зоны произошел лишь к осени 1993 года. Несмотря на конфронтацию между правительством и парламентом, которому был подчинен Центральный банк, в марте 1993 года удалось принять совместное заявление Центрального банка и правительства о согласованной деятельности в сфере денежной политики. В нем были предусмотрены стабилизационные меры, ограничившие размер бюджетного дефицита, темпы роста денежной массы, объемы кредитования банком народного хозяйства и расходов правительства. Но цены продолжали неумолимо расти (на 840% за 1993 год). Получая зарплату, граждане стремились как можно скорее избавиться от рублей, пока они еще не обесценились. Главные расхождения между позициями Верховного Совета и правительства, а также между консервативным и реформаторским крылом правительства касались соотношения приоритетов финансовой стабилизации и необходимости поддержки отечественной промышленности, сельского хозяйства и других секторов экономики за счет эмиссионного финансирования. Верховный Совет отклонил предложения правительства о введении новых налоговых платежей, в результате доходы бюджета сократились. Но план по расходам депутаты увеличили еще на 5% ВВП. В конфликте между законодательной и исполнительной властью столкнулись люди, ставившие перед собой противоположные цели. Политики, отстаивавшие интересы номенклатуры, стремились любой ценой сохранить государственные дотации предприятиям, преференции и прочие льготы «влиятельным директорам». Реформаторы пытались заставить предприятия жить по средствам, рационализировать производство, менять ассортимент продукции в соответствии с запросами потребителей. Они стремились закрыть «бюджетные кормушки» для тех, кто не хотел приспосабливаться к требованиям рынка, понимая, что только снижение инфляции может способствовать возобновлению экономического роста. 24 июля 1993 года Центральный банк неожиданно объявил, что все советские и российские банкноты образца 1961-1992 годов с 26 июля (с понедельника) изымаются из обращения, до 27 июля их можно обменять на новые образца 1993 года. Лимит обмена был установлен в 35 тыс. неденоминированных рублей (в то время примерно 35 долларов) на человека. Официально это делалось для того, чтобы избавить российский денежный рынок от наличности, в избытке и неконтролируемо поступавшей из бывших союзных республик. Но то, как это было обставлено, свидетельствовало, что Верховный Совет, который формально не участвовал в этой акции, хотел подорвать политические позиции президента и правительства. Сообщение было сделано в субботу (в воскресенье все банки закрыты), и обменять разрешалось лишь ограниченную сумму – то есть реформа носила явно конфискационный характер. Естественно, в стране немедленно началась паника. Люди прекрасно помнили денежную реформу, проведенную тем же Виктором Геращенко в 1991 году в СССР. В магазинах выстроились гигантские очереди, сметавшие с полок всё подряд. Нарастало социальное напряжение. Борис Ельцин в понедельник, 26 июля, издал указ, которым конфискационный характер валютной реформы был сведен к минимуму: срок обмена был продлен до конца августа 1993 года, лимит обмена повышен до 100 тыс. рублей на человека. при этом тысячные купюры было разрешено менять без ограничений. Паника прекратилась. Аналитики назвали действия председателя Центрального банка Геращенко началом консервативного реванша. Противостояние дошло до логического конца в августе 1993 года, когда председатель Верховного Совета Руслан Хасбулатов открыто призвал руководителей субъектов Федерации прекратить перечислять налоги «антинародному правительству». По сути это был призыв к свержению исполнительной власти, к революции. Конституционный компромисс провалился. 21 сентября Ельцин подписал указ № 1400 «О поэтапной конституционной реформе в РФ», которым распустил Съезд народных депутатов и Верховный Совет. Указ предписывал завершить работу над проектом новой Конституции, провести выборы в Государственную думу 11-12 декабря 1993 года. В своем телевизионном обращении президент сказал: «До сих пор не отменены решения Верховного Совета и съезда, которые противоречат результатам апрельского референдума. И сегодня можно уверенно сказать – не будут отменены. Наоборот, за последние месяцы подготовлены и приняты десятки новых антинародных решений. Многие из них целенаправленно спланированы на ухудшение ситуации в России. Наиболее вопиющей является так называемая экономическая политика Верховного Совета по бюджету, приватизации, многие другие усугубляют кризис, наносят огромный вред стране. Все усилия правительства хоть как-то облегчить экономическую ситуацию наталкиваются на глухую стену непонимания. Не наберется и нескольких дней, когда Совет Министров не дергали, не выкручивали руки. И это в условиях острейшего экономического кризиса. Верховный Совет перестал считаться с указами президента, с его поправками к законопроектам, даже с конституционным правом вето. При этом непрерывно клянутся в верности Конституции и законности». Два десятилетия не стихают споры о законности Указа президента РФ № 1400. Формально решения президента, как и решения Верховного Совета выходили за рамки противоречивой Конституции 1978 года. Но необходимо учитывать, что в условиях двоевластия никакие законы уже не соблюдались. Однако действия президента были легитимными, так как опирались на ясно выраженную на апрельском референдуме волю народа. Верховный Совет расценил действия Ельцина как противоречащие действовавшей Конституции и квалифицировал их как государственный переворот. Президиум Верховного Совета принял постановление о назначении президентом вице-президента Александра Руцкого. В ответ на это в ночь на 22 сентября в здании Белого дома была прервана правительственная связь, заблокирован транспорт, отключено электричество. Но исполнительная власть не хотела применять силу, не желала втягивать в конфликт регионы страны, старалась «не замечать Верховный Совет» и демонстрировала свою уверенность в правоте действий, ссылаясь на результаты референдума. Продолжение следует...
07/12/2018 15:22
Имя:
Сообщение:*
 
*Поля обязательны для заполнения!
«Общественное мнение» / Криминал / Журналистам рассказали, почему Игоря Качева уволили, а Андрея Куликова - нет
Загрузка...
Кого из некогда высокопоставленных чиновников вы бы вернули во власть?
Оставить комментарий
благотворительный спектакль

Новости

Частное мнение

18/12/2018 13:32
"Первый миллион" Станислава Невейницына | Отзывов: 5Воссоздание экономической биографии саратовского магната Станислава Витальевича Невейницына
18/12/2018 12:10
"Трубное дело" Станислава Невейницына. В суде рассмотрели жалобу на прокурора Энгельса Владимира Климова Установлены многочисленные нарушения сроков рассмотрения жалоб на имя прокурора
17/12/2018 14:39
Александр Гороховский:
Александр Гороховский: "Наука должна быть не только академической, но и прикладной" | Отзывов: 2С ним говорили о науке в вузе, в том числе и в рамках программы "Опорного университета", и перспективах ее развития
14/12/2018 13:07
Неприкасаемые перевозчики
Неприкасаемые перевозчики | Отзывов: 2Госпредприятие "Межгородтранс" судится с собственным владельцем, прикрываясь непонятно откуда взявшимися убытками
13/12/2018 16:24
Госпитализированную Елену Никитину объявили в розыск
Госпитализированную Елену Никитину объявили в розыск | Отзывов: 32Несмотря на тяжелое состояние, судья Дюжаков пообещал ее взять под стражу
Дендрарий НИИСХ Юго-Востока

Блоги



Полезные советы

Поиск по дате
« 19 Декабря 2018 »
ПнВтСрЧтПтСбВС
262728293012
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31123456
,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,
Яндекс.Метрика


«Общественное мнение» сегодня. Новости Саратова и области. Аналитика, комментарии, блоги, радио- и телепередачи.


Главный редактор сайта: Мурзов Алексей Валериевич
OM-redactor@yandex.ru

Адрес редакции:
410600, Саратов, проспект Кирова, 34, офис 6
тел.: 23-79-65, тел./факс: 23-79-67

При перепечатке материалов ссылка на «Общественное мнение» обязательна.

Сетевое издание «Общественное мнение» зарегистрировано в качестве средства массовой информации 14 августа 2012 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Эл № ФС77-50818.
Учредитель ООО «Медиа-группа ОМ»

16+ Федеральный закон Российской Федерации от 29 декабря 2010 г. N 436-ФЗ
0.019740104675293