25 Июня 2024, Вторник, 15:18 ВКонтакте Twitter

"Читай свободно на русском языке"

05/06/2024 11:00

Очередной гуманитарный груз в зону СВО от Федерации бокса, саратовского отделения "Справедливой России – За Правду" и штаба Захара Прилепина отправился поздно вечером пятницы 17 мая.


Первый вывод о себе я сделала в такси к газельке — трусиха. Ноги ватные, пульс в висках, хочется выскочить из машины и убежать домой. Страшно представить, что чувствуют те, кому нужно провести на Донбассе больше двух дней.

Выезжали из центра, с Московской. В газельке отпустило. Четверо моих попутчиков были возбуждены и веселы. Я даже подумала, что бравировали от мандража. Тем не менее мой испуг всё равно прошёл.

И спрашивают, ну что нас туда так тянет? — Смеются.
Всплывающая подсказка

— У моего папы день рождения. Должны были сегодня на концерт пойти. Мама даже билеты на работе достала! Но я ж не я, поехала, — рассказывает Елена. Она с сыном — 18-летним Витей — едет к мужу. Он служит под Луганском. У них такие поездки не редкость.

А я должна была пойти на день рождения к подруге. Но тоже поехала. И ещё один наш попутчик — к другу. В общем, так себе мы товарищи. С днём рождения тебя ещё раз, Полина, извини!

На 3-й Дачной остановились забрать ещё пару коробок. Меня попросили снять видео — как бы подразумевалось, что роль журналиста такова.

Мимо пролетел, крича в телефон, низенький мужчинка перегарной внешности. Потёртая синяя олимпийка, щетина. Бежал он, наверное, от холода. Одет был легко. Может, оттого ругался матом.

— Мне *безразлична* эта война, эти бои. Меня интересуют только бабки, — кто-то нервно усмехнулся, кто-то просто проводил его задумчивым взглядом.

Все курили. Я уже вроде бы и бросила, но что-то дёрнуло, купила перед выездом пачку. Открыла, присоединилась к остальным. Позже я сознаюсь, что уже и не курю на самом деле, но делать это продолжу всё равно.

— Съездишь с нами, Дарья, затянет точно также.

Может быть.

— И чего только нас туда так тянет? — Время от времени мои попутчики будут задаваться этим вопросом.

"Сказка"
Перед выездом мне сообщили забавную деталь: мирное назначение нашей газельки — столовая для бомжей. Это обстоятельство никакого дискомфорта не доставило. Больше мешал сквозняк — машина не раз попадала под обстрелы. Особенно досталось двери. После нескольких ремонтов она с трудом выполняла основную функцию. Но всё же выполняла — за ночь я всего два раза выбила её головой.

Закутавшись в свитер и шарф, дрыхла до рассвета, совершенно не обращая внимания на такие мелочи, как вылетающие двери, — от падения в кювет меня спасали попутчики. Двое из них, водители — мундеп Артем и партиец Дамир — всю ночь менялись местами, отдыхали по очереди. Время от времени вместо них на заднее сидение падал Витя. Елена, кажется, не спала вовсе.

К утру мы были на Юге. Здесь уже почти лето: сходит весенний цвет, в воздухе тянет скорой жарой. И какие-то белые деревья — у нас таких мало. Чем дальше, тем больше. С мясистыми гроздьями мелких цветов, тяжело свисающими к пыльной траве.

— Что это за деревья? Белые.

— Акации.


Воронежская, Ростовская. Чем дальше, тем больше. Казалось, был слышен тонкий, сладковатый запах. Но только казалось — акации тут уже отцветают. Чем сильнее набухая, тем больше напоминая о вечности.

От нечего делать, пока ещё есть интернет, лезу читать, что ещё значат беленькие деревья. Десятки сайтов с конца нулевых (удивительно, но до сих пор) тиражируют: "Акация — цветок сожаления и признания своих ошибок. Дарящий акацию говорит: „Ты лучшее, что было в моей жизни“, „Почему сейчас мы не вместе?“, „Давай начнем всё с начала!“". И всё же это дерево, хоть и с цветами. Источник информации не нашла. Полагаю, началось всё с чьих-то давно канувших в Лету соцсетей.

К 9 утра мы были у "Сказки" — придорожного кафе, одного из последних перед границей. Деревянная избушка, незатейливые, но милые клумбы из крашенных жёлтым покрышек. Здесь останавливаются многие, кто едет в ту сторону. Раньше это были преимущественно дальнобойщики, теперь — военнослужащие.
Всплывающая подсказка

Четыре массивных деревянных стола, у каждого — по четыре-пять стульев. Деревянная же стойка, на углу которой настроенный на "Рен ТВ" старенький телевизор. На одной из стен — плакат. На цветном А1 боец с позывным Каспер обещает скорую победу. Рядом — благодарность коллективу кафе от участников СВО: как положено — в рамочке, под стеклом.

— Даш, только бери полную порцию, — загадочно посмеиваются мужчины.

— Не слушай их. Полная — это будет кастрюля. Бери детскую, — объясняет мне местные обычаи Елена.
Всплывающая подсказка

Меню вполне обычное: несколько видов супов и второго из ассортимента столовой, чай, кофе "три в одном", компот. А вот цены сказочные. Все объелись, отдав рублей по 200. Я взяла огромную — увы, вариант размера блюда был только один — тарелку жирнющего лагмана с крупными кусками мяса и картошки. Щедро сдобренный подсолнечным маслом овощной салат оставила почти нетронутым, супа осилила только половину. Но и того хватило до вечера. В газельке поймала себя на мысли: в следующий раз надо взять салат без заправки.

Граница
Последняя заправка перед границей. Все звонят близким — дальше связи не будет.

— Да ты не бойся так, — говорит почему-то, проходя мимо, Дамир. — Если дрон или граната, смерть будет мгновенной, даже не успеешь ничего понять.

Сели в газельку. Через несколько минут, как отъехали от заправки, связь пропала — дальше работают только донбасские симки. Для современного человека "несколько дней без интернета" звучит страшно, но на самом деле чувствуешь облегчение. Связи нет — никто тебя тут не достанет.

Впереди сетка границы между ростовским Чертково и луганским Меловым. На КПП два флага: российский и Всевеликого войска донского — сине-жёлто-красный. Один из пограничников играет с овчаркой. Та радостно тянет его за сине-белый рукав камуфляжной куртки. Жалко, что нельзя было снимать.

— Достань паспорт. И можешь не убирать пока, сунь в карман. По дороге будет много КПП.

— Вряд ли пригодится, но запомни: едем в луганскую библиотеку, детдом, военный госпиталь и часть. Номер не сообщаем из соображений безопасности.


Обычная очередь на границе. Дно машин осматривают клюшкой с зеркальцем на головке* (* Головка — ударная часть клюшки для гольфа), изучают содержимое багажников, заглядывают под капот. Впереди нас — низенькая, сухая старушка в больших очках. Забрала паспорт и бодро потянула тележку с парой сумок в Луганскую народную республику (ЛНР).

— Мы как-то раз так же, — вспомнилось Елене, — на Новый год. Поездом, автобусом, такси, пешком через границу, там потом... С пакетами. Зима.

Очередь продвигалась быстро. У меня так ничего и не спросили. Всю необходимую информацию о группе пограничникам озвучил Артем — он прошел первым. Минут 20 – и уже едем.

По ту сторону много брошенных домов. Некоторые разрушены, но дворы кажутся всё ещё достаточно ухоженными. У одного — жилого — дома сидят на лавке две бабушки. Двое мальчишек играют возле них с футбольным мячом. Дорога хорошая.

Что бросается в глаза: пустые поля — сейчас тут некому особо вести работы — и деревья. Много деревьев разных видов. Акации, сосны, дубы, осины, берёзы, тополи, ясени и такие, какие у нас не встретишь. То ли в густых посадках, то ли в остатках некогда леса даже из машины часто можно увидеть диких животных: зайцев, лис, небольших парнокопытных и даже волков с кабанами.

"Ленточка"
Возле одиноко стоящего дома пожилой мужчина заготовил несколько стогов сена. Ещё один луганец поливает из шланга грядки во дворе. Обветшалая постройка на редкой траве: за ней лежат две коровы. Неподалёку охранник — спящий под солнцем пёс. Мимо проезжает на электровелосипеде грузная женщина лет 60. С другой стороны, навстречу, крутит педали пожилой селянин. Небольшое наблюдение, которое подтвердится к концу поездки: велосипед — очень популярный вид транспорта в ЛНР.

Проехали оставшиеся окопы.

— Здесь линия обороны была.

Магазины в местных селах работают в основном до 3-4 часов дня, сетевые — до 7-8. В оставленных домах иногда селятся российские бойцы.

— Восточная Украина — самая густонаселенная часть страны. Поселок на поселке, из города в город. Не как у нас, нет больших промежутков. Из-за этого сложно идти на Харьков — много жилой зоны, — объясняют мне попутчики.

Проезжаем очередной КПП. Видимо, о нас уже сообщили — не останавливают. Притормаживаем, показываем в окошко паспорта, едем. Дальше уже не потребуется и доставать документы.

— Чем ближе к ленточке, тем больше постов.

"Ленточкой" называют линию соприкосновения. На протяжении всей поездки мы будем далеко от неё. Но и тут, даже будучи внешне спокойными, все постоянно напряжены. О боях напоминают разрушения и пулевые отверстия. Да и дроны летают везде и всегда, несмотря на удаленность от фронта.

Притормозили возле поворота на посёлок Казачий. Большой, яркий жёлтый знак с копытом прострелен в нескольких местах. Фотографируемся на его фоне.

Возле стелы "Луганск — Город-герой" к третьей декаде мая уже завяли почти все розы. Их и изначально было не очень много.

— Донецк называют "городом роз", — будто немного извиняясь за впечатление от местного благоустройства заметил кто-то из попутчиков.

В 60-е так решили озеленить общественные пространства. На тот момент первый секретарь Донецкого обкома Владимир Дегтярев побывал во Франции. Розарии Версаля произвели на него большое впечатление — на Родине он решил повторить что-то похожее. Надеюсь, удастся когда-нибудь увидеть.

Луганск
Застройка Луганска радует глаз и успокаивает нервы. Дома выше пяти этажей попадаются редко, выше девяти — почти нет. Заметны отличия здешних зданий-памятников от привычных в центральной России. Кажется, южные мастера предпочитали чуть более изящные формы, нежели наши. Но "Квартал 50 лет Октября" — на месте.
Всплывающая подсказка

Первую выкрашенную в российский триколор остановку мы проехали ещё у границы. В ЛНР таких достаточно много, в самом Луганске тоже. Возле них останавливаются по виду почти новые бирюзовые автобусы с надписями "Луганский транспорт" по бокам. Современные машины на городских маршрутах тут появились задолго до присоединения.

— В День России весь Луганск в флагах. Так красиво! Тебе обязательно надо посмотреть!

Хотелось бы.

Жилье здесь дорогое. Как купить, так и в аренду. Женам, планирующим поездку к бойцам, часто приходится бронировать местные гостиницы и квартиры за несколько месяцев, и всё равно местами выходит даже дороже, чем в Москве. В магазинах цены сейчас кусаются. Литр сока — 250 рублей, детское питание — 600. Из сопоставимых цен: почему-то макароны Barilla и чипсы Lay's. Пониже цены в частных магазинах — не сетевых. Несколько лет назад было в полтора-два раза дешевле. Местные жители надеются, что со стабилизацией ситуации придут в себя и ценники.
Всплывающая подсказка

— В Луганске много детей олигархов. Приезжают получать образование. Мы приезжали в 2020 году — а тут полно джипов. Оказалось, они.

Может быть, дело в образовании. Или в богатой природе, близости к морю и донецким розариям. А может быть и в не до конца понятном, ещё пока сером правовом режиме. Как здесь узнаешь, что за гильза попалась под ногами?

***
В разговоре о жизни Луганска до СВО выяснилось, что было чище. Побелку на бордюрах сейчас обновляют далеко не везде. Несмотря на маячащие всюду рыжие спецовки, состояние дорог значительно ухудшилось. Засорившиеся фонтанчики, местами разбитые ступеньки и голые клумбы. Даже голуби кажутся здесь какими-то костлявыми и больными. Но что может спустя два года боевых действий выглядеть лучше, чем до?
Одно точно — подзаброшенное благоустройство Луганска дало бы фору многим российским городам. Сделать из машины снимок здания напротив тут практически невозможно — деревья закрывают. Чего только нет: клёны, вязы, дубы, ели и сосны, тополи, берёзы… Большое впечатление производят огромные фигурные кустарники посередине широкой дороги. Местами у них торчат веточки.

Библиотека
Возле Центральной библиотеки для взрослых — впечатляющих размеров постройка. Невысокая, в несколько этажей, но раскинувшаяся в разные стороны настолько широко, что, находясь на месте, сложно понять, где её концы. Рядом какие-то детские, спортивные площадки, подростки бродят.
Всплывающая подсказка

— Это школа, что ли?

— Ага. Её объединили с детским садиком.


Светлая коробочка библиотеки выглядит свежо, но всё равно почему-то наводит уныние. На окнах плакаты "Читай свободно на русском языке" — за решётками.

Мы везли книги и несколько настольных игр: неизвестные мне "Такси" и "Dream Team"; "Звёздный Манчкин" — уверена, он будет пользоваться наибольшей популярностью; и классика — шахматы. Книги: букварь — зелёный, с очкастым мальчишкой в красном свитере (я тоже по такому училась); "Марсианские хроники" Брэдбери, Хрестоматия школьника. Большей частью детское.
Всплывающая подсказка

У входа — стеллаж с буккроссингом, чуть дальше — несколько столов, где разложили, что привезли. На стене — стенд "Символы России": большой портрет президента посередине; флаг, герб, гимн — по краям.

Попутчики выгружались, фотографировались и общались — образовалось немного времени. Над открытой дверью следующего зала — зеленая табличка "Вихід". Доносятся отрывки разговора библиотекаря со знакомым.

— Если бы стоял выбор, где покупать землю, тут бы я не стала...

Стеллажи в два ряда. В начале зала немного детской литературы, подшивки журналов. Всё на русском языке. Дальше книги. Судя по обилию скотча, чаще всего здесь берут детективы и фантастику. Особенно любимы читателем книги про спецназ. Глаз цепляется за чёрную обложку "Архипелага Гулаг". Есть почти все части. Пятую в последний раз брали в 2020 году.
Хотелось бы получше изучить местные книги. Мне кажется, по библиотечным формулярам можно сделать кое-какие антропологические выводы. Но на это нужно чуть больше времени — мы торопились. Может быть, в следующий раз.

Стахановцы
Часть, в которую направлялся экипаж с передачками для бойцов, располагалась по направлению к позициям ВСУ. Коробки с салом и консервами, спичками, сигаретами, подушками, постельным и нижним бельём. Пакет с полутора тысячами пар носков очень порадовал адресатов. Конфеты, печенье, вафли — долго не испортятся, занимают мало места. Приносят радость, в конце концов. Всё собрали родственники, общественники, партия, ТСЖ и УК, коллективы организаций. С миру по нитке — коробками заполнили газельку.

***
Между Луганском и Первомайском — Стаханов. Местность становится немного холмистой. Это терриконы — горы пустой породы, оставшейся возле заброшенных шахт после добычи угля. Со временем они обрастают лесом. Корни, углубляясь в насыпь, укрепляют её и формируют небольшую гору. Неудивительно, что в СССР вокруг Луганска высадили "Зелёное кольцо". Это жизненно необходимо. Подобные отвалы — источник угарного газа, сероводорода, мышьяка, диоксидов серы и других опасных веществ.
Всплывающая подсказка

Но человек — существо бесстрашное. Подвиги заносят в книги рекордов, в память о них называют города и выпускают купюры. Недавно в обороте появились "юбилейные" 100-рублёвые купюры — с Алексеем Стахановым. Ночью с 30 на 31 августа 1935 года, за одну смену, он с двумя крепильщиками добыл 14 норм — 102 т угля.

"Герои нашего времени" обходятся без почёта и признания. В конце нулевых газа не было, и топиться можно было только углём. Местные жители стали разрабатывать заброшенные шахты. Через "дырки" они погружались вглубь терриконов, добирались до недобитых участков. Забои — шахтёрские коридоры — на несколько километров расходились в разные стороны.

— Люди стаскивали лес, делали подпорки, отбойниками долбили шахты. Запасных выходов не делали, вентиляцию тоже, не следили за загазованностью.

Кто-то добывал уголь для себя. Чаще за опасное дело брались "предприниматели" — продавали. В глухих лабиринтах терриконов погибло много людей. Но и сегодня некоторые продолжают рисковать жизнью ради топлива.

— День шахтера на Донбассе вроде национального праздника.

Сегодня здесь образуются новые терриконы. Газ ещё появился не везде, и уголь пока нужен. Свежие насыпи отличаются от обросших неустойчивостью к ветру. Зимой снег быстро чернеет — почти сразу, как выпадет.

Первомайск
Пятиэтажки, большими голубыми буквами — "С Т О М А Т О Л О Г И Я". Кусочек частного сектора, ещё пятиэтажка — с окнами, заклеенными чёрными пакетами. Двухэтажка, пяти-. Остановка в профлисте: на ней ларёк с квадратным окошком за решёткой. Кажется, уже давно не работающий. Вряд ли он когда-нибудь откроется вновь. Витрина пустая, не осталось даже заклеенных пакетиков, имитировавших сухарики. Какой-то стерильно закрытый ларёк.

Административные здания с российскими флагами, добротно законсервированные (и, возможно, оттого неплохо сохранившиеся) здания-памятники — окна плотно заложены кирпичом, крыши целы. Некоторые дома "покусали" атаки дронов — "рваные раны" есть и на жилых постройках, и на офисных, на магазинах. Где-то зданиям "вырвали", кажется, целую конечность.
Всплывающая подсказка

Спальный район. В подъезде одного дома не хватает пяти из девяти этажей. В соседних квартирах продолжают жить люди. Всё буднично, никто не бегает вокруг, нигде не видно никакого мемориала (может быть, он во дворе?). Ко всему привыкаешь.

После Первомайска: Калиново-Борщеватое, Новоалександровка, Попасная, Новозвановка, Дружба. Потом начинается ДНР: Бахмут, Николаевка, Веселая Долина. Туда — вглубь — к местам, успевшим стать легендарными, может быть, удастся съездить в следующий раз.
Всплывающая подсказка

Бойцы
В сельской местности есть проблемы с водой. Особенно бывает сложно бойцам, часто занимающим не самое комфортное расположение. Мы остановились там же, где муж Елены — военнослужащий с позывным Юрист. Нас встретила батарея пятилитровых бутылок. Насос работает не всегда. Приводить себя в порядок часто приходится "из стакана". Мыть посуду родниковой водой было почти больно. И жалко, и неудобно.

До расположения мы добрались сильно за полдень. Солнце было уже низко, и в тени надевали куртки. Пожарили мясо. Здесь оно жутко дорогое. Килограмм свинины на кости — 800 рублей. Готовили на десяток голодных мужчин. Картошка, салат из простых овощей.

— Они тут не едят, — Елена была возмущена. — Мы привозим, а они всё отдают "на передок", а себе ничего не оставляют!

В подтверждение своих слов она продемонстрировала действительно почти пустой холодильник. Одинокая бутылка закрытого соевого соуса напоминала о приезде чьей-то жены. До соевого соуса так и не дошло. Я порывалась добавить его в салат, но меня не поняли.

— Конечно, страшнее, чем Великая Отечественная. Здесь дроны. Они найдут, где бы ты ни был, куда бы ни спрятался. Что в Луганске, что в Первомайске. Что в Саратове.

После дня пути, работы и плотного ужина хотелось только спать. Хоть и на полу, зато в тепле. Самое главное — можно вытянуть ноги. Такое это на самом деле наслаждение: уснуть, растянувшись в полный рост.

***
С рядовыми встретиться не удалось. Юрист смог провести нас только в расположение командования. Но и эти люди начинали со штурмовиков. Сейчас они тоже выполняют боевые задачи, только реже и сложнее.

Это очень спокойные люди. Мне показалось, что они отнеслись к нам с лёгкой иронией. Я бы на их месте поступила точно так же.

Условия бойцы создают себе сами. В ход идут балки и арматура из разрушенных зданий, бетонные плиты, палеты, доски, покрышки, железные обручи — что попадётся. Конечный результат — не Зимний дворец, но выглядит надёжно, где нужно — даже уютно.

Несколько собак — мохнатых дворняг по колено, увидев Юриста, радостно бросились на него, пытаясь лизнуть в лицо. Он отбился, присел на корточки и стал наглаживать их, успокаивая.

— Только не кормите их. Тут есть кому. А так вообще опасно тут с собаками. Как-то они наших чуют, что ли. Местных не трогают, а на наших кидаются. Ехал один на велосипеде.

— В обмундировании?
— Уточняю, вспомнив, как мне дали взвесить неподъёмный бронежилет.

— В обмундировании, — усмехнулся Юрист. — Бросилась на него стая, еле отбился. А с собой только нож был.

***
В местной кухне: холодильник, микроволновка и даже кофемашина. Я с удивлением отмечаю последнее.

— Ну не пещерные же мы люди. Пойдём, познакомлю с командиром.

Штаб и пункт связи умещаются в небольшом помещении — метров 20. У стен стоят стеллажи с синими папками. Рыжие столы: на них карты, телефоны. В бумагах — непонятные непосвящённым аббревиатуры и сокращения. Какие-то графики, отчёты и планы. Если убрать флаги и камуфляжные сетки — офис офисом.

Балтика — грузный мужчина за 50. За столом в углу комнаты он что-то обсуждает с бухгалтером Совой — единственной женщиной на полсотни обитающих тут мужчин. Тонкие прямоугольные очки сползли на кончик носа, из-под них она вопросительно смотрит на меня и Юриста. Аккуратный макияж, причёска. Сова успевает следить за собой, и это не может не радовать.

Оказывается, что спросить мне и нечего. Кажется, и так всё понятно. Задаю дежурный вопрос про преодоление страха на поле боя.

— Это работа. Есть задача – выполняешь задачу. Потом можно сесть поплакать. Шучу. Есть штатный психолог. Если нужно, обращаются.

Бывшие там люди вряд ли обращаются к психологу. Возможно, он понадобится им по возвращении. Но сейчас они предельно спокойны, собраны и готовы, наверное, ко всему.

Домой
К сиротам заехать не успели, но оставили гумпомощь Юристу. Потом он отвёз игрушки и сладости детям. Оставался один пункт — госпиталь. Найти дорогу к нему было непросто: местные говорили с нами неохотно, попадающиеся по дороге бойцы — с подозрением. Нужное направление указала полиция. Дальше разобрались.

Невысокое, но длинное здание скрыто забором из бетонных блоков. Зачем-то — колючая проволока. Перебраться через неё не представляется сложным, зазоры позволяют. Наверное, таков порядок — нужная проволока.

Охранник на КПП звонит в госпиталь, и к нам выходит один из саратовских бойцов. Передаём ему несколько коробок, одна из них — от матери. Курим. Лысый лоб военнослужащего испещрён морщинами, но безэмоционален. Он также спокоен, как и бойцы в части. Собран и готов. Скоро его выпишут, и он вернётся обратно. Может, там даже безопаснее — с меньшей вероятностью найдёт дрон.

Обратно всегда едешь быстрее. На трассе: достаточно свободно и нет камер. В Луганске: погожий день, пасмурный вечер и взгляды. Изучающие, оценивающие и провожающие.
Всплывающая подсказка

***
В Саратов вернулись в шесть утра. Через несколько часов по Луганску ударили.
И чего туда тянет? Наверное, отчасти дело в том, что там все цели сводятся к простому: выжить, выполнить задачу. Понятно и важно. Вопрос важности — индивидуален. Как и ответ, почему куда-то тянет.
Всплывающая подсказка


Подпишись на наш Telegram-канал. В нем мы публикуем главное из жизни Саратова и области с комментариями


Теги: волонтеры, Луганская народная республика, Справедливая Россия - За Правду

Оцените материал:12345Проголосовали: 42Итоговая оценка: 3.24
Будет ли эффект от целевого обучения?
Оставить комментарий

Новости

Частное мнение

24/06/2024 17:00
Беседа с инсайдером: профессионал уровня Костина всегда будет востребован
Беседа с инсайдером: профессионал уровня Костина всегда будет востребованСлухи у нас
23/06/2024 12:00
Культурный Саратов: афиша мероприятий на 24-30 июня
Культурный Саратов: афиша мероприятий на 24-30 июняКонцерты, спектакли, выставки и другие интересности
22/06/2024 10:00
Субботнее чтиво: итоги уходящей недели
Субботнее чтиво: итоги уходящей неделиДела думские, уход министра и трамвай продвинулся
21/06/2024 16:00
Серийные разборки. Сериал
Серийные разборки. Сериал "Последнее, что он сказал мне"Триллер-мелодрама об исчезновении, странных записках и сумке с деньгами
20/06/2024 18:30
Контрастный Северодонецк. Репортаж Всеволода Колобродова из зоны СВО. Часть 4
Контрастный Северодонецк. Репортаж Всеволода Колобродова из зоны СВО. Часть 4Город до сих пор в непосредственной близости от линии соприкосновения

Блоги



Поиск по дате
« 25 Июня 2024 »
ПнВтСрЧтПтСбВС
272829303112
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,
Яндекс.Метрика


«Общественное мнение» сегодня. Новости Саратова и области. Аналитика, комментарии, блоги, радио- и телепередачи.


Генеральный директор Чесакова Ольга Юрьевна
Главный редактор Сячинова Светлана Васильевна
OM-redactor@yandex.ru

Адрес редакции:
410012, г. Саратов, Проспект им. Кирова С.М., д.34, оф.28
тел.: 23-79-65

При перепечатке материалов ссылка на «Общественное мнение» обязательна.

Сетевое издание «Общественное мнение» зарегистрировано в качестве средства массовой информации. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Эл № ФС77-81186 от 08 июня 2021 г.
Учредитель ООО «Медиа Холдинг ОМ»

18+ Федеральный закон Российской Федерации от 29 декабря 2010 г. N 436-ФЗ