18 Сентября 2018, Вторник, 23:06 Facebook ВКонтакте Twitter Instagram
Прислать новость

Промышленность региона начала переходить на молоко из Пензы и Чувашии

Промышленность региона начала переходить на молоко из Пензы и Чувашии18/08/2018 15:18

На очередном ПДС в администрации Вольского района докладчиком выступала директор ОАО "Гормолзавод Вольский" Людмила Лоскутова. Как сообщает "Вольск. ру", глава Вольска Вячеслав Гуменюк поинтересовался у нее, поставляет ли предприятие свою продукцию в школы.
"Что касается аукционов, всех аукционов, то за три года мы выиграли единственный аукцион. Школа - это аутсорсинг, и придуман он был не для нас, и эти аукционы мы просто не можем выиграть. Там учитывается только цена, а качество там не берется в расчет. Что касается площадки "Саратов-агро", мы там присутствуем, с нами напрямую заключают договоры, мы кормим все детские сады, Перинатальный центр, дом-интернат в Белогорном, "Волжские зори" и так далее. Там всё в порядке, там люди имеют право выбирать поставщика добровольно", - заявила Лоскутова.
В свою очередь главу Вольского района Виталия Матвеева интересовало, почему завод не закупает сырье у местных производителей – "Вы молоко закупаете и в Базарном Карабулаке, и в Пензенской области, и даже из Чувашии везете. У нас в районе не хватает молока?".
"Конечно же, не хватает! – ответила Лоскутова. - Если мы перерабатываем 32 тонны молока в сутки, из них только 12 тонн мы принимаем от Вольского района, и это летом. К примеру, Чернавка нам сейчас дает 5 тонн, а зимой 500 килограммов. О чем вообще можно говорить?! Сейчас у нас идет закладка масла на весь год. Поэтому мы берем молоко у трейдеров - это Чувашия и Татария, по 60 тонн молока два раза в неделю".


Теги: Вольский район, молокозавод, молоко, Виталий Матвеев, Вячеслав Гуменюк

Оцените материал:12345Проголосовали: 20Итоговая оценка: 3Прислать новость
Lewon
Джуликян Армен Айкович никого не когда не предавал !!!!!!!! Это Киракосян Владимир Геннадьевич из Энгельса сдал всех своих друзей и компаньонов в обмен на освобождение от уголовного преследования. Если в двух словах сначала пригрелась как собака а потом укусила как змея !!!!!!
18/08/2018 18:29
Журнал "Сноб": В России демократия или нет? Отрывок из книги Владислава Иноземцева «Несовременная страна» Meduza10:58, 19 августа 2018 Владислав Иноземцев — экономист, политолог, директор Центра исследований постиндустриального общества, один из постоянных авторов колонок в РБК и «Ведомостях». В сентябре в издательстве «Альпина» выходит его книга «Несовременная страна», в которой автор анализирует устройство российской власти и экономики. «Медуза» с разрешения издательства публикует отрывок из главы «Свободное общество и жесткая власть», посвященный особенностям российской «демократии». Сложность признания России недемократической страной состоит и в том, что она представляет собой разительный контраст со странами, которые в прошлом или даже сегодня привычно ассоциируются с диктаторскими (или авторитарными) режимами. В стране разрешен свободный выезд граждан; практически отменены ограничения на трансграничное движение капиталов; не существует действенного контроля за информационными потоками и интернетом; люди могут заниматься бизнесом и приобретать собственность; власти практически не вмешиваются в частную жизнь, количество табу в которой уверенно стремится к нулю. Оказываясь в России, представитель западного мира не обнаруживает тех отличий от поведения людей в собственных странах, которые могли бы подтолкнуть его к мысли, что личностное самовыражение здесь существенным образом ограничено, — отчасти, наверное, и поэтому к концу 2000-х годов в России (хотя в основном в крупных городах) постоянно жили и работали около 300 тысяч граждан стран Европейского союза и Северной Америки. Более того; сталкиваясь с российскими реалиями, сложно отказаться от мысли, что россияне намного более инвидуалистичны, чем европейцы, готовы в большей степени рассчитывать только на собственные силы, более предприимчивы и изобретательны. Они вовсе не выглядят теми, кто в советские времена постепенно поднимался по служебной лестнице, привычно засиживаясь по нескольку лет на каждой карьерной «ступеньке», и ждал тех или иных «милостей» от государства. Столкнувшись с экономическими и политическими пертурбациями последних десятилетий, россияне сегодня рассчитывают прежде всего сами на себя, а власть воспринимают как нечто относительно чуждое, а порой даже враждебное. В большинстве своем законопослушные люди, они привыкли жить, как бы накладывая на нормы закона собственные понятия о допустимом и правильном и находя уникальный компромисс между требованиями тех и других. В итоге оказывается сложно не согласиться с известным российским историком Алексеем Миллером, говорящим, что «живя в заведомо несоответствующей демократическим стандартам России, чувствуешь себя лично свободным». Когда многие западные авторы называют Россию нормальной страной, они, видимо, принимают этот факт во внимание. Между тем российская свобода распространяется практически исключительно на частную жизнь, а люди могут располагать ею только до тех пор, пока они не входят в конфликт с интересами «государства». В XXI столетии Россия отказалась лишь от одного принципа большинства авторитарных обществ — от мелочной регламентации частной жизни, закрытых границ и насаждения лукавого имущественного равенства, но не пересмотрела принципы отношения между властью и народом, государством и обществом. Между тем современность, о которой мы ведем речь, является скорее социальным понятием, чем характеристикой личности; значительная часть людей даже в тоталитарных обществах по разделяемым ценностям, доминирующим интересам и основным стремлениям является вполне современной — но это не делает современными соответствующие общества. Современность общества задается не уровнем развития составляющих его членов, а системностью и эффективностью обратной связи между индивидом и государством, а именно с этим в России пока не заметно особого прогресса. В то же время расширение пространства индивидуальной свободы, которое произошло в нашей стране за последние десятилетия, обусловило две огромные перемены, которые определяют сегодня впечатляющую устойчивость новой авторитарной модели. С одной стороны, быстро выяснилось, что невозможность самореализации в политике и засилье бюрократии смущают довольно незначительную часть общества. Ощущая сопротивление со стороны власти, большинство людей довольно легко «интернализируют» свои протестные потребности в общение (в том числе и виртуальное), в повышение личного жизненного уровня, самореализацию в бизнесе, неполитизированных общественных организациях или группах по интересам, в более разнообразное проведение досуга. Потребности в общественной деятельности, столь естественно входящие в список базовых приоритетов граждан основных развитых стран, далеко не доминируют в системе человеческих ценностей россиян, которых достаточно всего лишь не ограничивать излишне жестко в повседневной жизни, чтобы устранить основные причины для серьезного недовольства. Это, на мой взгляд, проявление исторически сложившегося понимания того, что государство не является слугой граждан, и потому лучшее, чего следует от него ждать, — невмешательство в частное пространство. Если оно обеспечивается, то лояльность населения власти может приниматься в России за некую данность. Отличие России от посткоммунистических стран Центральной Европы состоит в том, что если в последних политические свободы были жестким образом отняты после Второй мировой войны, то в России граждане их никогда и не имели — и поэтому, повторю, расширение свободы в частной жизни выглядит для них скорее не естественным возвращением чего-то исконно имевшегося, а значительным социальным достижением. С другой стороны, для того чтобы общество могло серьезно воздействовать на власть, оно должно быть консолидировано — если не каким-то одним требованием, то по крайней мере широко разделяемым недовольством. Массовая оппозиция советской власти, на мой взгляд, была порождена не столько неприятием однопартийной системы, сколько тем, что слишком большое число людей не могло из-за проводимой государством политики удовлетворить свои личные запросы (религиозные, культурные, экономические или иные). Все эти люди — от православных активистов до желавших эмигрировать в Израиль евреев, от подпольных цеховиков до деятелей искусства — оказались объединены идеей разрушения прежней власти и добились своего с крахом коммунизма, устранением господствующей идеологии и распадом Советского Союза. Однако именно тот факт, что большинство людей объективно стремились не к созданию чего-то нового (представления о том, как надо жить, были в период становления независимой России чрезвычайно условными), а к разрушению опостылевшего старого, хорошо объясняет, что, как только эта цель была достигнута, интересы практически каждого из ранее активных граждан сконцентрировались на собственных проблемах, а государство, на которое общество быстро перестало оказывать сколь-либо серьезное давление, смогло начать восстанавливать утраченные позиции. Кроме того, не следует сбрасывать со счета и открытость границ: те, кто сегодня не считает себя последовательными противниками режима, имеют выбор: либо бороться с ним, либо уехать — и они зачастую выбирают второе. Зигмунт Бауман когда-то назвал жизнь современного человека «процессом индивидуального решения системных противоречий», и секрет устойчивости российской модели состоит в резком расширении того пространства, в рамках которого гражданам позволено «индивидуально решать системные противоречия», — пространства, которое от этого, увы, так и не становится социальным. Именно обозначенные выше принципы обусловливают три важнейших тренда постсоветской России. Во-первых, это серьезная разорванность политических и экономических интересов, являющаяся характерной чертой всех постсоветских обществ. В сознании россиян (и не только) политическая активность не связывается с экономическими возможностями и материальным благосостоянием. Если в советские времена такая связь еще как-то прослеживалась (прежде всего потому, что экономика была целиком государственной) и уже поэтому было логично как требовать от «государства» определенные экономические блага, так и возлагать на него ответственность за большинство экономических проблем, то позднее она полностью исчезла. Это касается не только периода Владимира Путина (со знаменитым «разменом благосостояния на лояльность»), но и эпохи Бориса Ельцина (какой бы тяжелой ни была экономическая ситуация в стране, хозяйственные трудности практически никогда не вызывали массового общественного протеста — в отличие от политических решений, которые провоцировали их достаточно часто); то же самое относится, например, и к постсоветской Украине. «Отделив» (по крайней мере в сознании людей) политику от экономики, российские лидеры добились огромного преимущества: они эффективно выключили из общественного диалога практически все основные темы, которые в нормальных демократиях доминируют в электоральной повестке. Допустив экономическую и финансовую открытость, власти страны, как это ни парадоксально, еще больше обезопасили себя от возможности консолидации протеста на экономической основе: все проблемы стало легко объяснить или возникшими за рубежом кризисами (как в 2008 году), или не зависящими от правительства изменениями глобальной конъюнктуры (как в 2014-м). В результате оказывается, что власти ответственны только за успехи (прежде всего потому, что они о них отчитываются), а во всех хозяйственных и финансовых трудностях обвиняются либо предприниматели, либо внешние силы, либо «объективные обстоятельства». Достаточно обратить внимание на последний отчет правительства, чтобы вообще не обнаружить там даже упоминания о тех сферах, в которых премьеру нечем похвастаться, — и такой подход сегодня в стране доминирует на любом уровне властной иерархии. Это, в свою очередь, значительно расширяет возможности элит пополнять список фиктивных достижений, которые успешно предъявляются населению, открывая возможности для популизма и демагогии. Во-вторых, это стремительное обесценивание коллективных действий, которые в любом обществе являются базой для демократического процесса. Механизм этого в России прост: важным элементом господства государства над людьми в стране во все времена было создание огромного количества законов и правил, делавших нормальную жизнь при следовании им невозможной. Отсюда и знаменитая фраза о том, что «в России от дурных мер, принимаемых правительством, есть спасение: дурное исполнение». Действия российской власти во все времена диктовались понятной логикой: неисполнение (или обход) законов и правил могли допускаться, их организованное изменение — нет. Это предполагало и предполагает индивидуальные договоренности (местничество, блат, коррупцию, как бы их ни называть) и тем самым цементирует систему, основанную не на правилах, а на исключениях. Однако намного важнее другое: существующие сегодня и существовавшие в России ранее практики показывают, что договориться с властью «полюбовно» можно практически обо всем, но добиться от нее давлением и требованиями нельзя почти ничего. Это радикально изменяет — по сути, переворачивает с ног на голову — основную установку демократии о силе и возможности масс. Любой коллективный акт становится не столько опасным, сколько контрпродуктивным: вы можете решить свою проблему или добиться своей цели только в случае, если будете действовать в одиночку и контактировать с властью tête-à-tête. Проблема тут даже не в том, что подобная ситуация делает коррупцию и личные связи самым эффективным способом решения проблем и тем самым закрепляет вороватую сущность власти, а в том, что и без того довольно индивидуалистичное российское общество атомизируется еще больше. Именно поэтому в стране практически нет активных профсоюзов; крайне редко случаются (и не имеют практически никаких последствий) организованные протестные акции; членство в разного рода ассоциациях стремится к нулю; политические партии избегают постановки реальных проблем и не обладают значимым влиянием. Страну населяют поевропейски образованные люди, сегодня уже не слишком бедные, обладающие доступом к информации — но при этом желающие есть и спать, зарабатывать деньги и свободно действовать в ограниченном пространстве; видеть реалии другого мира, но удовлетворяться своим; осознавать недостатки системы, но адаптироваться к ней. Власть может спать спокойно. Внизу — абсолютно деструктурированное общество, «текучая постмодернити», неспособная к самоорганизации и не имеющая общих задач и единых целей. В-третьих, это сохранение шанса «индивидуального выхода» из сложившегося порядка. В течение многих столетий тоталитарные вожди полагали, что важнейшим элементом их диктатуры является закрытость общества и способность власти покарать любого отступника. С одной стороны, такая ситуация порождала рабскую покорность, но с другой — могла спровоцировать и отчаянное сопротивление. Сегодня российский политический класс считает правильным снизить градус возможного конфликта. Ему не нужно уничтожать своих политических оппонентов (хотя имеются и исключения), а достаточно просто «выдавить» их из общества и из страны. Этого можно добиться либо за счет ухода людей во «внутреннюю эмиграцию» (которая вполне допускается современными коммуникациями, легко создающими группы единомышленников, принимающих слова за действия и ими и ограничивающихся), либо просто за счет отъезда из страны. Мне кажется, что это самая значимая социальная технология, предложенная во времена Владимира Путина: открытые границы сегодня приводят не столько к проникновению в российское общество информации или практик, которые могут оказаться потенциально опасными для режима, сколько к оттоку тех, кто такие практики воспринял и потому стал враждебным нынешней власти. Если бы Советский Союз сумел научиться существовать в подобной среде, он практически наверняка дожил бы до наших дней — тем более что практика показывает: эмиграция сегодня не ведет к образованию «оппозиции в изгнании». В отличие от рубежа XIX и ХХ веков, люди, покинувшие страну, не воспринимаются внутри России как борцы за свободу и с ними не связываются никакие надежды — да и сами они довольно быстро переключаются на решение личных проблем или теряют влияние даже среди единомышленников. Таким образом, не тратя значительных дополнительных сил и ресурсов, политическая система делает широкое народное сопротивление ей во многом бессмысленным. В итоге мы получаем свободное общество с авторитарной властью — симбиоз, всегда считавшийся невозможным с точки зрения современной западной социологической теории, но при этом, судя по всему, удивительно прочный и устойчивый, который может выживать не только в экономически благоприятные, но и в довольно сложные времена; в периоды не только масштабных успехов, но и существенных неудач.
19/08/2018 15:19
АЛЕКСАНДР НИКОЛАЕВИЧ СУКМАНОВ
...КОШМАР...МОЛОКО ВОЗЯТ ЗА ТРИ ДЕВЯТЬ ЗЕМЕЛЬ...ЗАСРАТОВСКОЕ МОЛОЧНОЕ ЖИВОТНОВОДСТВО ВО ВСЕЙ КРАСЕ И СИЛЕ...
19/08/2018 18:02
гость
р-в крепкий хозяйственник ? фуфло, а не хозяин.
20/08/2018 22:08
Имя:
Сообщение:*
 
*Поля обязательны для заполнения!
«Общественное мнение» / Общество / Промышленность региона начала переходить на молоко из Пензы и Чувашии
Загрузка...
№5-6(209), май-июнь 2018 г.№5-6(209), май-июнь 2018 г.
Журнал "Общественное мнение" в ваших телефонах
Скачать приложение для андроида Скачать приложения для iPhone
Какие у вас долги?
Оставить комментарий

Новости

Частное мнение

18/09/2018 13:48
Аварийное мышление
Аварийное мышление | Отзывов: 3Как не согласиться с местом переселения и не остаться с пустыми карманами
15/09/2018 11:37
О чем судья по делу Никитиной жалуется президенту адвокатской палаты
О чем судья по делу Никитиной жалуется президенту адвокатской палаты | Отзывов: 37И причем тут начальник УФССП по Саратовской области?
12/09/2018 13:52
Дело Миненкова. Три этапа изощренных махинаций
Дело Миненкова. Три этапа изощренных махинаций | Отзывов: 7В ближайшее время суд огласит приговор в отношении конкурсного управляющего Дмитрия Миненкова
11/09/2018 10:02
Медийные нострадамусы, или Алиби от клеветы
Медийные нострадамусы, или Алиби от клеветы | Отзывов: 52Ради спасения журналистов из пула Сергея Курихина полиция упорно пытается найти уголовную статью для Веры Шульковой
10/09/2018 10:00
Право чиновника из Фрунзенского района
Право чиновника из Фрунзенского района "оказаться" на Луне | Отзывов: 46О чем следователь Якушев рассказал подсудимой Никитиной
Дендрарий НИИСХ Юго-Востока

Блоги



Полезные советы

Поиск по дате
« 18 Сентября 2018 »
ПнВтСрЧтПтСбВС
272829303112
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,
Яндекс.Метрика


«Общественное мнение» сегодня. Новости Саратова и области. Аналитика, комментарии, блоги, радио- и телепередачи.


Главный редактор сайта: Мурзов Алексей Валериевич
OM-redactor@yandex.ru

Адрес редакции:
410600, Саратов, проспект Кирова, 34, офис 6
тел.: 23-79-65, тел./факс: 23-79-67

При перепечатке материалов ссылка на «Общественное мнение» обязательна.

Сетевое издание «Общественное мнение» зарегистрировано в качестве средства массовой информации 14 августа 2012 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Эл № ФС77-50818.
Учредитель ООО «Медиа-группа ОМ»

16+ Федеральный закон Российской Федерации от 29 декабря 2010 г. N 436-ФЗ
0.017827033996582