14 Декабря 2018, Пятница, 2:24 Facebook ВКонтакте Twitter Instagram
Прислать новость

Фигурант дела №77, или Партийная командировка в Саратов

Рубрика: Terra incognita
Фигурант дела №77, или Партийная командировка в Саратов  28/02/2018 13:59

Начав в 2016 году работу над документальной книгой о своём троюродном деде, революционере-большевике Василии Фроловиче Ефимове-Саратовце (см. «ОМ», 2017, №6), в фондах жандармского управления областного государственного архива я нашёл пухлое, в 542 страницы, уголовное дело №77 по обвинению его и ещё троих членов РСДРП в попытке организовать празднование в Саратове 1 мая 1904 года.

Большие дела всего за два месяца
Ещё свежа была в памяти отозвавшаяся по всей России саратовская демонстрация двухлетней давности, и потому не желавшие её повторения власти и карательные органы превентивными мерами старались помешать местным большевикам реализовать свою идею. Удалось, пусть и частично, изъять полученную 11 апреля репортёром «Саратовского листка» Тимофеем Белоноговым из заграничного большевистского центра революционную литературу (значительная часть была уже расклеена по заводам и в городе) и упрятать за решётку причастных к этой акции его самого, Василия Ефимова, Павла Власова и Дмитрия Егорова.
Если для Ефимова, Власова и Егорова это было первое свидание с полицией, то для прибывшего в Саратов 3 февраля 1904 года Белоногова арест и пребывание за решёткой стали делом привычным. Из всей четвёрки арестованных он, выходец из крестьянской семьи Ялуторовского уезда Тобольской губернии, учитель, позже — репортёр, был самым старшим и опытным. Окончив учительскую семинарию в Омске, преподавал в Курганском городском приходском училище Тобольской губернии, откуда корреспондировал материалы в газету «Степной Край». В 1899 году привлекался к дознанию о распространении в Омске гектографированных прокламаций. По Высочайшему повелению 28 июня 1900 года подчинён на два года надзором полиции в избранном месте жительства, кроме столиц, их губерний и университетских городов, Тобольской губернии и некоторых фабричных местностей. «Искровец», после второго съезда РСДРП принял платформу большевиков, осенью 1903 года командирован Восточным бюро ЦК (в Самаре) для партийной работы в Екатеринбург. Участвовал в создании Средне-Уральского комитета РСДРП, членом которого стал и сам. По поручению комитета бывал в Уфе. Спасаясь от ареста, вынужден был перебраться из Екатеринбурга в Пермь. В начале февраля 1904 года приехал в Саратов. За очень короткое, всего в два с половиной месяца, время проделал большую партийную работу: руководитель «Рабочего комитета» как связующего звена Саратовского комитета партии с рабочей массой, член Саратовского комитета РСДРП, организатор и пропагандист, ведал выпуском воззваний, распространял литературу. В ночь на 28 апреля арестован в связи с подготовкой первомайской демонстрации.
С начала 1904 года, когда по всей России действовала система вскрытия писем и иной почтовой корреспонденции, приходящей из-за границы, где проживали лидеры РСДРП, начальник Саратовского губернского жандармского управления приказал проверять исключительно всё поступающее на местный почтамт, даже внутрироссийскую пересылку. В департамент полиции он докладывал об изъятии агентурным путем четырёх десятков почтовых отправлений с революционными изданиями, однако не всё «опасное» удалось перехватить. Одной из таких непроверенных оказалась присланная из заграничного большевистского центра посылка на имя репортёра газеты «Саратовский листок» Тимофея Белоногова с 2 000 экземпляров воззвания «Первое Мая» и 300 экземплярами брошюры «Пролетарский праздник».
Большевистский комитет намечал план распространения этой литературы в Саратове. Однако и сыск не дремал. С помощью хорошо налаженной агентурной сети внутри комитета РСДРП и наружного наблюдения за его потенциально опасными лицами полиция была прекрасно информирована о планах комитетчиков. Она не ошиблась, навестив 27 апреля квартиры Белоногова, Власова и Ефимова. Найденная у них литература стала основанием для их задержания и заведения Саратовским губернским жандармским управлением уголовного дела №77.
В папке с пожелтевшими от времени документами собраны тотальные, круглосуточные, поражающие мельчайшими деталями и подробностями наблюдения за всей четверкой.
Сохранилось свидетельство усилий полиции и жандармов по ликвидации большевистского ядра — «Дневник (выверенный) наблюдений по г. Саратову за прикосновенными к деятельности областного комитета социал-демократической рабочей партии бывшим студентом Московского университета Иваном Петровым Борисовым, крестьянином Тимофеем Павловым Белоноговым и другими лицами за время с 19 марта по 29 апреля 1904 года». В дневнике на восемнадцати машинописных страницах вслед за фамилией каждого известного полиции упоминаемого лица, кто контактировал с Борисовым и Белоноговым, приводится данная правоохранителями кличка, например, Борисов обозначался как Шубников, а Белоногов — Бобрик. Обоих, где бы те ни появлялись, парочка, а, вероятно, и большее число сыщиков «вели» довольно основательно и фактически круглосуточно.

Документы изобличают
«Начальнику Саратовского губернского жандармского управления
10 мая 1904 г.
Арестантское. Секретно.

В первых числах февраля месяца сего года внимание наблюдательных органов было обращено на только что прибывшего из г. Екатеринбурга в г. Саратов крестьянина Тобольской губернии Ялуторовского уезда д. Бошниковой Тимофея Павлова Белоногова, по профессии репортёра. С первых же дней прибытия в Саратов Белоногов вошёл в сношения с лицами, известными по своей неблагонадёжности и привлечёнными к производящимся при управлении дознаниям, как, например, Никитою Пашацким. Белоногов в среде их получил кличку Потапыч. Дальнейшие агентурные сведения дали указание, что Белоногов принимает все меры к тому, чтобы сгруппировать вокруг себя рабочих из числа сочувствующих революционному движению и вызвать их к активной противоправительственной деятельности. 21 марта наблюдением было замечено, что Белоногов явился в дом Архангельского №117 по Соколовой улице в квартиру портного Ивана Анисимова Рамазаева, туда же прибыли несколько человек рабочих, в числе их были известны наблюдению: упомянутый выше Никита Пашацкий, Григорий Петров Калашников (был обыскан 15 февраля с.г.) и рабочий сталелитейного завода Павел Иванов Власов. По агентурным сведениям, собравшиеся обсудили вопрос об организации кружков и установлении связей с фабричными и заводскими рабочими, через которых можно было бы распространять нелегальную литературу. Ввиду приближения традиционного дня 1 Мая Белоногов задался целью произвести в городе Саратове массовую разброску первомайских воззваний, по агентурным, основанным на словах самого Белоногова, сведениям, им был получен транспорт названных воззваний. 14 апреля Белоноговым была устроена сходка, состоявшаяся за городом, в ущелье между Шушеровой дачей и кирпичным заводом. Кроме самого Белоногова, из числа участников этой сходки наблюдением были замечены упомянутый выше Павел Власов, рабочие с завода Беринга Аким Иванов Розенкевич, ученик средне-технического училища Тимофей Никитин Воронов, с сталелитейного завода Василий Фролов Ефимов и Дмитрий Степанов Егоров и с завода Чирихиной Роман Егоров Гусев. На сходке этой вопрос о массовой разброске первомайских воззваний был решён в утвердительном смысле, постановлено было разброску произвести в ночь на 30 апреля, причём каждому из разбрасывателей был отведён в городе определённый район для разброски. Для получения подлежащих разброске воззваний Белоноговым было предложено участникам сходки собраться 27 апреля на Широкой горе. Из результатов имевшегося 27 апреля за Белоноговым наблюдения усматривается, что он после 9 часов вечера явился в дом Лявданской под №4 по Александровской улице, куда ранее его пришёл один из учеников Саратовского средне-технического училища. На сходку Белоногов не пришёл, тем не менее в назначенном месте около 10 часов вечера собрались: Рамазаев, Власов, Воронов, Ефимов, Гусев, Егоров и, кроме того, соквартирант Розенкевича мещанин Демьян Ильин Шугаев. Близ полуночи наблюдающими было замечено, что к собравшимся прибыл ученик средне-технического училища, который, по агентурным сведениям, роздал им до 2 000 экземпляров воззвания «1 Мая» и до 300 экземпляров брошюры «Пролетарский праздник». Ввиду изложенного, у всех вышепоименованных лиц, за исключением Пашацкого, выбывшего в Екатеринославскую губернию, 26 апреля были произведены в порядке Положения о государственной охране, обыски, причём у Власова, Ефимова и Егорова было обнаружено весьма значительное количество экземпляров воззвания «1 Мая» и брошюры «Пролетарский праздник», а также и другие нелегальные издания, ввиду чего лица эти, а равно и Белоногов подвергнуты личному задержанию в порядке упомянутого Положения. Утром 29 и 30 апреля в разных местах на улицах г. Саратова было найдено разными лицами 65 экземпляров воззвания «1 Мая» и 4 экземпляра брошюры «Пролетарский праздник» и, кроме того, 49 экземпляров воззвания «1 Мая» было подобрано на улицах в слободе Покровской. По полученным в настоящее время агентурным сведениям и указаниям наблюдения, упомянутый выше ученик средне-технического училища, приходивший в дом Лявданской и затем явившийся к собравшимся на Широкой горе, одно и то же лицо и не кто иной, как подвергавшийся 15 февраля сего года обыску Аркадий Иванов Лебедевский. Сообщая об изложенном и препровождая при сём всю относящуюся к настоящему делу переписку с означенными к ней приложениями, предлагаю Вам приступить к производству по сему делу формального, в порядке, указанном 1 035 ст. уст. угол. суд., дознания, которое по окончании представить. О лице прокурорского надзора, которому будет поручено наблюдение за дознанием, будет сообщено Вам дополнительно.
Полковник
».
Всплывающая подсказка
«В департамент полиции
10 мая 1904 г. было обнаружено: на кушетке под подушкой, связанные в носовой платок с меткою «С.Г.», 445 экземпляров воззвания «1 Мая» и 20 экземпляров брошюры «Пролетарский праздник», в кармане пиджака — брошюры: речь Леона Гольдмана, «Извещение о втором очередном съезде социал-демократической рабочей партии», «Пролетарский праздник», воззвание «К русскому пролетариату», начало рукописного воззвания «Товарищам» по поводу празднования дня 1 Мая и запись на отдельном листке бумаги «Тимофей Павлов Белоногов»; у Василия Ефимова: 90 экземпляров воззвания «1 Мая», 8 экземпляров брошюры «Софья Перовская» и 7 экземпляров «Рабочий день»; у соквартиранта Розенкевича рязанского мещанина Николая Иванова Иванова в кармане брюк была обнаружена брошюра «Пролетарский праздник» и у Дмитрия Егорова при задержании его 30 апреля на сталелитейном заводе в выброшенном им из рукава свёртке: 48 экземпляров воззвания «1 Мая» и 4 экземпляра брошюры «Пролетарский праздник», по обыску же в квартире, в дровяном сарае, в рогожном кульке, зарытом в землю: 24 экземпляра брошюры «Пролетарский праздник», 19 экземпляров воззвания «1 Мая», 4 экземпляра воззвания «Ко всем гражданам России», 1 экземпляр «Искры» №200, 2 экземпляра брошюры «Самодержавие на скамье подсудимых», 1 мимеографированный экземпляр «Манифест Коммунистической партии» и «Андрей Кожухов» — соч. Степняка.
Власов, Ефимов, Егоров, а равно и Белоногов подвергнуты личному задержанию.
См. выше «Утром 29 и 30 апреля» и т.д.
Доводя об изложенном до сведения Д.П., докладываю, что по данному делу мною поручено помощнику моему подполковнику Шамшеву произвести формальное, в порядке указанной 1 035 ст. уст. уг. суд. дознание.
Полковник
».

«Эти книги запрещены к прочтению»

При внимательном изучении опубликованных в редактируемом П.О. Лебедевым «Саратовском листке» с 4 февраля по 29 апреля 1904 года материалов я не нашёл ни одного за подписью «Т. Белоногов». Очевидно, он, как и другие авторы этой довольно «острой» газеты, с большим количеством фельетонов на самые разнообразные темы, в том числе и по поводу русско-японской войны, печатались под псевдонимами. Встречаются подписи «М.Б.», «Михаил Букинник», «Иксъ», «Каменный гость», «Е.М.», «А. Елшинъ», «М. С-овъ», «К.Г.», «М. Карпеев», «К. Зинченко», «К.Г. Чайка», «Тотъ же», «К. Сараханов», «Л. Неманов». Предположение, что Белоногов вообще не написал для этой «политической, общественной и литературной» газеты ни строчки, а использовал её как некое официальное прикрытие для нелегальной революционной деятельности, невозможно. Редакция не могла платить за невыполненную работу, и, будучи арестован, он не имел бы никакого права просить передать ему зарплату, что, как показывают документы дела №77, письменно зафиксировано.
Всплывающая подсказка
В деле №77 хранятся рукописи нескольких прошений Белоногова в Саратовское губернское жандармское управление. Среди обычных — насчёт получения разрешений пользоваться приносимым из его квартиры обедом и письменными принадлежностями — были нестандартные: о получении из редакции жалованья (гонорара) за опубликованные в газете статьи, о получении отобранных у него при обыске подготовленных им рукописей для готовящегося в Петербурге сборника «Россия». Особое же положение занимает одно, с наставлениями полиции о необходимости соблюдать права арестованного. Были и необычные и редчайшие для подобных уголовных дел прошения о книгах, причём отнюдь не традиционные просьбы передать уже изданное для обычного чтива ради коротания свободного времени за решёткой, а исключительно для глубокого анализа содержащегося там фактурного материала, который станет основой написанной арестантом будущей книги. Случилось так, что арест Белоногова совпал с периодом его работы над статьёй о Западной Сибири для выпускаемого с 1899 по 1914 годы Русским географическим обществом научного издания «Россия. Полное географическое описание нашего Отечества. Настольная и дорожная книга для русских людей». Он создавался большим творческим коллективом ведущих географов, экономистов, путешественников, этнографов под редакцией В.П. Семёнова, под общим руководством выдающегося русского учёного, путешественника, географа П.П. Семёнова (П.П. Семёнова-Тян-Шанского) и академика В.И. Ламанского в издании А.Ф. Девриена.
В изданном в 1903 году томе опубликованы две, объёмом более чем в сто страниц каждая, мелким шрифтом написанные в соавторстве с А.Н. Сидельниковым, П.А. Бородиным и П.Н. Столпянским статьи Белоногова: глава шестая «Промыслы и занятия населения», глава девятая — «Киргизский край».
Просьбу Белоногова о доставке ему необходимых для написания «России» книг следователи сочли обоснованной, и 7 мая начальнику Саратовской губернской тюрьмы вместе с передаваемой литературой последовало распоряжение: «Препровождая при сём поименованные в прилагаемой описи книги, прошу выдать их содержащемуся во вверенной Вам тюрьме политическому арестованному Тимофею Белоногову с отобранием у него описи, которую возвратить мне». Через два дня, 9 мая, Белоногов даёт расписку о получении запрашиваемых им книг: «Алтайский сборник», «Историческое обозрение Сибири», первый том К. Маркса «Капитал», первый и второй тома «Экономического быта крестьян», шестой выпуск «Материалов экономического быта крестьян», «Сибирь и великая Сибирская железная дорога», вторая и третья части научной работы А. Больца «Новое руководство немецкого языка», «Описание Западной Сибири» Завалишина, «Материалы по землепользованию и хозяйственному быту сельского населения Ялуторовского округа Тобольской губернии» с примечанием «Книга в растрёп. виде без заголовка и конца».
Вскоре от хозяйки снимаемой им квартиры Аграфены Григорьевой Корнеевой поступают в тюрьму ещё четыре книги: две книги «Капитал» Карла Маркса, том 1, вып. 1 и 2, «Убежище Монрепю» (М.Е. Салтыкова-Щедрина.— Авт.) и «Происхождение семьи, частной собственности и государства».
19 июня Дмитрий Васильев Корнеев, «хвалынский мещанин, проживающий в городе Саратове по М. Сергиевской улице, 65, видимо, муж или сын хозяйки квартиры, приносит для передачи Белоногову ещё более двух десятков книг» — от экономики до этнографии. Однако, как свидетельствует запись на заявлении, разрешили к передаче только «Записки Западно-Сибирского отдела» (три тома), «Переселенческое дело на Алтае» С. Чудновского и брошюру «Труд производительный и труд, образующий ценность» В. Базарова.
Когда рукописи были готовы, Белоногов 10 сентября 1904 года пишет прошение в Саратовское губернское жандармское управление: «Прилагаемые при сём четыре тетради рукописи прошу управление по просмотре возвратить в контору саратовской тюрьмы, откуда они будут взяты и отправлены через редакцию «Саратовского листка» лицу, коему петербургский книгоиздатель Девриен поручил редактировать том «Западная Сибирь» издаваемого географического сборника «Россия»: прилагаемая рукопись представляет из себя часть этого тома. Ввиду истечения срока моего договора с Девриеном относительно просмотра этой рукописи — убедительнейше прошу управление не замедлить по возможности с просмотром её».
Рукопись так и не поступила в редакцию. Не получив в оговоренный срок от Белоногова заказанную работу, редакция была вынуждена задержать выпуск тома аж до весны 1907 года и поручить писать статьи другому автору — Ф.Н. Белявскому.

«Прошу соблюдать мои права заключенного»
«В Саратовское губернское жандармское управление (от) политического заключённого Саратовской губернской тюрьмы Тимофея Павлова Белоногова прошение: «При первом допросе меня подполковником Шамышевым (Шамшевым.— Авт.) в присутствии товарища прокурора Саратовского окружного суда Соколова — это было 11 или 12 мая — в помещении жандармского управления сим было объявлено, что я обвиняюсь в преступлении, предусмотренном 2 ч. 250 ст. уложения о наказ(ании). Так как в настоящее время вступило в действие новое уголовное уложение, я просил бы управление квалифицировать преступление, в котором я обвиняюсь, по этому новому уголовному уложению и объявить мне эту квалификацию. 3 августа 1904 года. Тимофей Белоногов».
К сожалению, реакция жандармского начальства на это прошение неизвестна — никаких документов в деле нет. Белоногов вынужден был через шесть дней обратиться с новым прошением к тому же адресату.
На это прошение он получает ответ: дознание находится в производстве.
Затягиваемое следствие негативно сказывалось на состоянии Белоногова, Егорова, Ефимова и Власова и вынуждало каждого из них письменно напоминать тюремному начальству об ухудшении своего здоровья. Белоногов 26 июня вынужден был обратиться к начальнику Саратовского губернского управления с просьбой изменить условия его содержания: «(От) крестьянина Тобольской губернии Тимофея Белоногова прошение. Вследствие общего упадка сил и крайне возбуждённого нервного состояния, опасаясь повторения бывшего со мной нервного расстройства, прошу жандармское управление разрешить мне обычную для политических заключённых саратовской тюрьмы прогулку увеличить с 50 минут до 2-3 часов в день».
2 июля начальник Саратовского губернского жандармского управления отписывает начальнику Саратовской губернской тюрьмы: «Прошу увеличить время прогулок содержащемуся во вверенной Вам тюрьме политическому заключённому Тимофею Белоногову, если к этому не воспрещается с Вашей стороны препятствий».
То ли время прогулок не увеличили, то ли они уже не могли остановить начавшиеся неблагоприятные процессы в организме заключённого, но Белоногов вновь напоминает о своём праве на полноценное здоровье даже в тюремных застенках: «Убедительнейше прошу перевести меня хотя бы на некоторое время в больничное одиночное помещение, так как состояние моего здоровья — как я уже не один раз имел честь заявлять Вам — с каждым днём ухудшается, внушает мне серьёзные опасения».
Через неделю Белоногова поместили в больницу, а через месяц, 20 сентября 1904 года, Белоногов, как и Василий Ефимов, выходит из тюрьмы в качестве попавшего в категорию подлежащих надзору полиции.

«Имею надобность по своим делам съездить…»

Документы показывают, что все освобождённые под гласный надзор продолжили активно заниматься революционной деятельностью. Не желая иметь ненужных столкновений с полицией, все они исправно запрашивали разрешения на свои перемещения по губернии. Совершал поездки и Белоногов. Сразу же после тюрьмы он переезжает в новую съёмную квартиру, а затем сменяет и её. Сыск продолжает вести за ним наблюдение.
«О выбытии лица, состоящего под особым надзором
Белоногов Тимофей Павлов
Выбыл 24 сентября 1904 г.
Куда: выехал в гор. Петровск
».
Вернувшись якобы из Петровска, Белоногов пишет прошение о разрешении на поездку в Вольск с 23 декабря по 3 января 1905 года. Разрешение получено. О его прибытии туда доносят в Саратов:
«3 января 1905 года. Доношу, что состоящий под особым надзором полиции крестьянин Тимофей Павлов Белоногов прибыл из Саратова в г. Вольск 26 декабря и остановился в меблированных комнатах «Волгарь». 29-го числа он утром выехал из с. Балаково, оставив номер за собой, и к ночи снова вернулся в Вольск, а 2 января выбыл отсюда с поездом в г. Саратов. Белоногов в Вольское городское полицейское управление не являлся. В номерах его посещал агент земского страхования Алексей Константинов Семёнов, приходил состоящий под наблюдением Лейба Хаимов Беркович, но не застал Белоногова».
«24 января 1905 г. На отношение от 7 сего января за №115 уведомляю Ваше Высокоблагородие, что состоящий под особым надзором полиции в Саратове крестьянин Тимофей Павлов Белоногов прибыл 12 сего января не из Вольска, а из гор. Петровска и 14-го сего же января заключён в Саратовскую губернскую тюрьму как главный зачинщик местной забастовки».
За нарушение обязательного к исполнению постановления губернатора Петра Столыпина от 11 января 1905 года о «воспрепятствовании всяких собраний и сборищ, недозволенных в установленном порядке» в дни стачки, предусматривавшее административный арест до трёх месяцев или штраф до 500 рублей, Белоногов как один из самых активно призывавших рабочих города к стачке был подвергнут месячному аресту.
Всплывающая подсказка

«В силу высочайшего указа особый надзор прекратить»

Начальник Саратовского губернского жандармского управления доносил Саратовскому полицеймейстеру 23 ноября 1905 года: «За прекращением в силу Высочайшего Указа от 24 октября сего 1905 года, производившегося при вверенном мне управлении в порядке ст. 1 035 ус. уг. суд. дознания по обвинению в числе других в государственном преступлении проживающего в гор. Саратове крестьянина Тимофея Павлова Белоногова, прошу имевшего за ним особый надзор полиции прекратить, объявить ему содержание настоящего отношения под расписку, которую препроводить мне при надписи на сём же».
Есть сведения, что после октябрьской революции Тимофей Белоногов примкнул к меньшевикам, работал в Кургане в системе потребкооперации, затем переехал в Москву и умер 6 сентября 1941 года в Реутовском районе Московской области от атеросклероза.


Время рождения: 17 декабря 1872 г.
Место рождения: д. Ботников Красногорской (в некоторых источниках — Красноярской.— Авт.) волости Ялуторовского уезда Тобольской губернии
Вероисповедание: православное
Происхождение: крестьянин
Народность: великоросс
Подданство: русское
Звание: народный учитель
Место постоянного жительства: г. Саратов
Место прописки: д. Ботников Красногорской волости Ялуторовского уезда Тобольской губернии
Занятие: сотрудник газеты «Саратовский листокъ»
Средства к жизни: личный труд
Семейное положение: холост
Родственные связи: мать Варвара (отчество невозможно прочитать.— Авт.)
Место постоянного жительства родственников: мать проживает в Ялуторовске
Экономическое положение родителей: мать живёт на средства сына
Место воспитания: окончил курс Омской учительской семинарии, куда поступил по окончании Ялуторовского уездного училища
На чей счёт воспитывался: на казённый счёт
Привлекался ли ранее к дознанию: в 1899 г. привлекался при Тобольском губернском жандармском управлении по обвинению в хранении нелегальной литературы
Основание привлечения: (по данному делу №77.— Авт.) агентурные сведения о принадлежности Белоногова к саратовской группе социал-демократов. Дополнительная справка: в 1899 г. был привлечён Тобольским губернским жандармским управлением к дознанию в качестве обвиняемого в государственном преступлении, дознание это по Высочайшему повелению 28 июня 1901 г. разрешено с тем, чтобы подчинить его гласному надзору на 2 года.

Р.S. Фото Белоногова не удалось найти ни в архивах и музеях его родного Ялуторовска и Тюменской области, ни в Госархиве РФ в Москве — где хранятся его труды по анализу краеведческой работы в СССР и личное дело персонального пенсионера.


Теги:

Оцените материал:12345Проголосовали: 130Итоговая оценка: 2.95Прислать новость
Имя:
Сообщение:*
 
*Поля обязательны для заполнения!
«Общественное мнение» / Публикации / Фигурант дела №77, или Партийная командировка в Саратов
Загрузка...
Кого из некогда высокопоставленных чиновников вы бы вернули во власть?
Оставить комментарий
благотворительный спектакль

Новости

Частное мнение

13/12/2018 16:24
Госпитализированную Елену Никитину объявили в розыск
Госпитализированную Елену Никитину объявили в розыск | Отзывов: 17Несмотря на тяжелое состояние, судья Дюжаков пообещал ее взять под стражу
11/12/2018 14:18
Судья не увидела леса на чардымских землях
Судья не увидела леса на чардымских землях | Отзывов: 2Татьяна Мидошина фактически согласилась, что два участка были выведены из лесного фонда законно
11/12/2018 11:12
Стать оценщиком - значит, вложиться в свое будущее
Стать оценщиком - значит, вложиться в свое будущееЧто в наше время может быть более востребованным, чем знания?
10/12/2018 11:10
Конкурсу перевозчиков в мэрии приказали долго жить
Конкурсу перевозчиков в мэрии приказали долго жить | Отзывов: 2Администрация Саратова перенесла сроки проведения тендера, желая, видимо, сохранить статус-кво
07/12/2018 11:34
Собиратель земель колоярских
Собиратель земель колоярских | Отзывов: 2Глава муниципалитета через суд забирает земли умерших пайщиков в обход наследников
Дендрарий НИИСХ Юго-Востока

Блоги



Полезные советы

Поиск по дате
« 14 Декабря 2018 »
ПнВтСрЧтПтСбВС
262728293012
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31123456
,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,
Яндекс.Метрика


«Общественное мнение» сегодня. Новости Саратова и области. Аналитика, комментарии, блоги, радио- и телепередачи.


Главный редактор сайта: Мурзов Алексей Валериевич
OM-redactor@yandex.ru

Адрес редакции:
410600, Саратов, проспект Кирова, 34, офис 6
тел.: 23-79-65, тел./факс: 23-79-67

При перепечатке материалов ссылка на «Общественное мнение» обязательна.

Сетевое издание «Общественное мнение» зарегистрировано в качестве средства массовой информации 14 августа 2012 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Эл № ФС77-50818.
Учредитель ООО «Медиа-группа ОМ»

16+ Федеральный закон Российской Федерации от 29 декабря 2010 г. N 436-ФЗ
0.026465892791748